Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Обозрение

21.07.2003 Любимый город может спать спокойно. И видеть сны...

Автор: Сергей Кочеров

Политики всюду одинаковы: они охотно обещают построить мост там, где реки даже в помине нет. С некоторых пор лейтмотивом выступлений нижегородских политиков стала тема столичности Нижнего Новгорода. Этой теме посвящены передовицы в газетах и лучшее время на телевидении, по ней проводятся семинары и круглые столы. Как будто на "отцов" города и области снизошло озарение, и они вместе с чуткими к их настроениям журналистами начали видеть промысел Божий в констатации факта, что Нижний Новгород является центром Приволжского федерального округа. Поскольку коллективные галлюцинации, да еще у представителей власти, в наши дни бывают нечасто, столь интересное явление заслуживает нашего внимания.

Должно быть, это просто праздник какой-то, что мэр города, полпред президента и губернатор области, выйдя в одно прекрасное утро из Кремля и обозрев царящую повсюду мерзость запустения, в благородном порыве решили, что дальше так жить нельзя. Не будем принижать возвышенность мгновенья обычным для скептически настроенных граждан вопросом: "А куда они раньше смотрели?". На то она и власть, чтобы узреть за частностями суть проблемы и приступить к ее решению в только ей ведомый срок. Подумаем лучше о том, кто и что стоит за проектом пробуждения Нижнего из провинциального прозябания и его превращения в цветущий столичный град.

Известно, что понятие столицы соединяет в себе наличие некого центра (административного, экономического или культурного) с высоким уровнем жизни населения. Именно такое сочетание полезного с приятным всегда привлекало в столичные города недовольных своей судьбой провинциалов, прежде всего, честолюбивую и предприимчивую молодежь. Так как человеку свойственно искать, где лучше, более или менее массовый исход из провинции в столицу наблюдается по всему свету. Но в нашем отечестве, в отличие от развитых стран, столица монополизирует функции центра почти во всех областях жизни. Если в США Вашингтон является административной столицей, Нью-Йорк - центром деловой и финансовой активности, а Лос-Анджелес - столицей самого популярного из искусств, то в России Москва являет собой средоточие власти, капитала и культуры.

Конечно, мысли нижегородских начальников, грезящих сегодня столичностью Нижнего Новгорода, не заходят так далеко, чтобы сделать наш город столицей России. Если бы они лучше знали историю, я бы сказал, что они не забыли, чем кончили последние, кто пытался осуществить эту дерзкую мечту, - декабристы. Стоило президенту заметить, что столица у России может быть только одна, как местные чиновники сразу же заверили его в том, что никто из них не хочет перенести столичные функции в Нижний. Подобную уступчивость можно объяснить не только почтительным отношением "нижегородских мечтателей" к носителю верховной власти. На самом деле идея столичности Нижнего Новгорода для них, так сказать, продукт внутреннего употребления, предназначенный не для привередливых московских гурманов, а для неизбалованных деликатесами нижегородцев.

Искреннее других эту мысль высказал пока еще не слишком искушенный в политических интригах Вадим Булавинов. "Самая лучшая идея позволяющая объединить усилия всех уровней власти, - заявил он, - это сплотиться вокруг Нижнего Новгорода как административного центра и столицы Приволжского федерального округа". Раньше, по его словам, совместной работе мешал конфликт властей, но реализация программы столичности Нижнего сплотила все ветви власти вокруг решения этой задачи. Как мудро говорил в таких случаях кот Матроскин из мультфильма: "А мы больше не ссоримся. Потому что совместный труд для моей пользы объединяет!".

Мэру Нижнего Новгорода, испытывающему дефицит аргументов, которые бы подтверждали его соответствие занимаемой должности, действительно необходимо срочно изыскать нечто такое, что могло бы "дать жителям надежду, вокруг которой можно объединить людей и сплотить власти для решения единой задачи". Вот он и говорит о покраске фасадов домов в центре города, о благоустройстве дорог и освещении улиц, о грядущем строительстве детского мира и развлекательного центра, представляя повседневные обязанности главы города в виде борьбы за обретение некой столичности. Однако достаточно выйти на Большую Покровку и посмотреть, как нелепо смотрятся новые дорогие урны на потрескавшемся и продавленном асфальте, чтобы от надежды на столичную жизнь не осталось и следа.

Этот показной блеск и реальная нищета нашего города хорошо известны губернатору Ходыреву, который вроде бы и поддерживает идею столичности Нижнего, но никак не персонифицирует себя с ней. Геннадий Максимович пережил на своем веку немало кампаний, которые начинались "за здравие", а кончались "за упокой", поэтому он предпочитает стоять не во главе, а в середине движения, чтобы не отстать от него, когда оно переменит свое направление. Поэтому глава области не случайно говорит, что столичность Нижнего - мысль, конечно, хорошая, только при ее реализации надо рассчитывать лишь на местные ресурсы. Ходырев отлично понимает, что Москва на новую игру нижегородских чиновников денег не даст, поэтому он спешит заверить верховную власть, что эта местная забава ее ничем не потревожит. Но без финансирования из федерального бюджета идея столицы Приволжского федерального округа обречена на провал. Когда это случится, Ходырев и вспомнит, что данную идею впервые озвучил мэр Булавинов, который еще смеет мечтать о губернаторском кресле.

В наиболее интересном положении сейчас находится полпред президента по Приволжскому округу. Сергей Кириенко по видимости принимает идею столичности Нижнего Новгорода, идя навстречу пожеланиям Булавинова и других лучших людей города, но в действительности является умом и душой этого процесса. Все дело в том, что полпреду президента, кажется, реально обещано назначение в правительство после переизбрания Путина на второй срок. Поэтому сегодня он весьма озабочен тем, чтобы покинуть Нижний не в ореоле скандальной славы гробовщика демократии на местных выборах, а в качестве чиновника новой формации, предложившего новую перспективу развития своему городу и способного сделать нечто подобное в масштабах всей страны. Отметим, что из всех нижегородских руководителей один Кириенко вникает в вопросы финансового обеспечения нашей столичности, свободно оперируя по памяти суммами, необходимыми для реализации намеченных проектов. Вместе с тем, как только состоится долгожданное назначение, Сергей Владиленович с чистой душой и легким сердцем покинет нас и будет думать о благополучии Нижнего ничуть не более того, чем он это делал в 1997-1998 гг. во время своей работы в правительстве.

Чего же можно ждать нижегородцам от второй за последнее десятилетие попытки превращения Нижнего в столичный город? В отличие от кампании Немцова по созданию "третьей столицы" России, нынешнее действо преследует более локальные и конкретные политические и финансовые цели. Первый избранный народом губернатор Нижегородской области начинал свой проект в условиях массовой эйфории, связанной с открытием города, возвращением ему исторического названия и ожиданием быстрых и успешных реформ. Кампания Немцова строилась на том, что, создавая и продвигая на внешний рынок позитивный образ города и области, он рекламировал и себя, любимого, перед Россией и Западом. Тогда инвесторы и кредиторы всерьез поверили в то, что в деле проведения реформ Нижний Новгород впереди России всей, и начали вкладывать в регион деньги, которыми, правда, нижегородские чиновники распорядились доступным их пониманию способом, представляющим интерес для органов следствия.

Идущая ныне кампания по приданию Нижнему образа "столицы Приволжья" проводится людьми, которые не ставят перед собой задачу войти в историю Нижегородского края. Они метят в более приземленные цели - победить на очередных выборах, переизбраться на новый срок, войти в правительство, а там хоть трава не расти. Вероятно, признавая в душе, что нижегородцы не видят пользы от их существования, нынешние руководители города и области принимают свои решения, опираясь не на поддержку населения, а на верные только им кланы своих приближенных. Поэтому от новой мании столичности, которую нам пытаются внушить сегодня, кроме высоких начальников, выиграют лишь чиновники, дающие разрешения на застройку элитных домов, зданий для офисов, супермаркетов, центров развлечений и т.д. Подавляющему большинству нижегородцев придется смотреть на процесс раздачи подарков со стороны и чувствовать себя чужими на этом "празднике жизни". Вместо обещанного "пряника" им достанется "дырка от бублика", то есть, простите, чувство глубокого удовлетворения оттого, что живут они в столице Приволжского округа.

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна