Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2019, Martovsky
Главная > Персоны

25.11.2003 Сергей Кириенко (часть первая)

Автор: Сергей Кочеров

Сергей Кириенко Сергей Кириенко взлетел на вершину российской власти, как ракета, которая устремляется в небо, чтобы продолжить свой полет или сгореть и упасть на землю. Не успели старожилы большой политики прийти в себя от изумления после очередной "загогулины" дряхлеющего Ельцина, как новая звезда погасла в сумраке дефолта, напугавшего до истерики уже привыкших к достатку москвичей и представителей среднего класса в России. В странах, где власть приучили отвечать за свои действия перед обществом, премьер-министру, объявившему об отказе от уплаты долгов, пришлось бы давать исчерпывающие объяснения на заседаниях всевозможных комиссий, после чего путь назад был бы для него весьма затруднителен. Но в России положение чиновника всецело зависит от мнения не общества, а его начальника, перед которым он отчитывается не результатами своей работы, а проявлениями личного усердия и преданности. Поэтому событие, которое у них означало бы конец политического деятеля, привело у нас к рождению нового публичного политика.

В 1998 г. высокомерная Москва считала Кириенко "человеком ниоткуда", несмотря на то, что он год как прибыл из Нижнего Новгорода и состоял в должности министра топлива и энергетики. Ко времени своего отъезда в столицу он был хотя и не очень видной, но все же довольно известной фигурой в Нижнем. Многие в городе знали его если не как Сергея Кириенко, то как сына Владилена Израителя, игравшего заметную роль в жизни интеллектуальной элиты города в конце 80-х - начале 90-х годов. Имея степень доктора философских наук, профессор Израитель по роду своих интересов и занятий был скорее политологом, чем философом. Он одним из первых в России создал две фирмы политического консалтинга - "Прагма" и "Дело", которые должны были воплощать в жизнь две созданные им стратегии "проведения выборов в стране переходного периода". Хотя после развода родителей Сергей Кириенко остался с матерью, Владилен Израитель сохранял очень близкие отношения с сыном и оказывал на него сильное влияние. Поэтому нельзя не сказать нескольких слов об этом своеобразном человеке.

По отзывам знавших его людей, профессор Израитель относился к тем интеллектуалам, которые прекрасно видели недостатки советского строя, но жили в полном соответствии с его нехитрыми правилами. Выступая с лекциями по линии общества "Знание" он говорил, как партийный работник, перед студентами представал мудрым наставником, а в кругу близких ему людей являл собой разумного критика системы, не склонного, впрочем, впадать в диссидентство. Двоемыслие, когда думаешь одно, а говоришь другое, было свойственно многим советским интеллигентам, особенно представителям общественных наук, но немногие развили его в себе до степени мастерства. Судя по тому, что разные слушатели запомнили профессора Израителя таким разным человеком, он смог стать в этом деле настоящим виртуозом. И передал свой талант сыну, который, наверное, мог бы объявить строгий выговор комсомольцу, крестившему своего ребенка в церкви, и в то же время сам зайти в храм, чтобы поставить свечку за здравие близкого родственника.

Очевидно, именно заботливый отец посоветовал юному Сергею после окончания Горьковского института инженеров водного транспорта, где профессор заведовал кафедрой философии и был секретарем парткома, не поступать в аспирантуру, а пойти на завод "Красное Сормово" и постигать там сложную науку управления. Кириенко быстро перешел с производства атомных подводных лодок на кипучую комсомольскую работу, в которой скоро достиг заметных высот. В середине 80-х гг. он смог вырасти до поста второго секретаря Горьковского обкома ВЛКСМ. При этом ему пришлось преодолеть сопротивление первого секретаря Евгения Люлина, который желал видеть своим заместителем совсем другого товарища. Неизвестно, "подсидел" тогда Кириенко своего начальника или тот сам решил сменить место работы, но вскоре вожаком горьковской коммунистической молодежи стал Вадим Воробьев, с которым будущий премьер легко нашел общий язык. Сам Сергей Кириенко оставался в кресле второго секретаря, откуда руководил стройотрядами и прочими видами коммерческой деятельности молодежи.

Этот опыт помог молодому комсомольскому функционеру заняться активной финансовой деятельностью, когда в стране были сняты все запреты с развития частной инициативы. Деловые люди по-разному зарабатывали свои первые большие деньги в период первоначального накопления капитала в России. Сергей Кириенко, например, создал фирму с претенциозным названием "Акционерный молодежный концерн" ("АМК"), занимавшуюся перепродажей разного ширпотреба. Кроме того, она делала деньги на проведении мгновенных лотерей "Вовремя остановись", устройство которых дальновидный Кириенко придумал еще в 1988 году. Любопытно, что директором ЗАО "АМК" по организации и проведению лотерей, метко прозванных тогда "лохотронами", была Любовь Глебова, верная соратница Кириенко по комсомольской, коммерческой, политической и чиновничьей деятельности. Так в поту и в муках от непосильных трудов рождался капитал, который затем лег в уставный фонд созданного Кириенко банка "Гарантия".

Свой банк, наверное, принес комсомольцу-бизнесмену чувство глубокого удовлетворения, но его ресурсов было явно недостаточно, чтобы выйти с ними в большой бизнес. Требовались очень большие вложения, которые могли быть сделаны только по позволению очень влиятельного лица. Таким лицом в Нижегородской области был губернатор Борис Немцов, на которого Сергей Кириенко прямых выходов тогда не имел. Частично ему мог содействовать в налаживании связей отец, который оказал Немцову некоторые услуги на выборах в Госдуму в 1993 году. Однако помощь пришла оттуда, откуда ее не ждали. Андрей Климентьев, борясь за влияние на Немцова с банкиром Борисом Бревновым, по просьбе ходивших в то время к нему на поклон комсомольцев посоветовал своему другу поместить пенсионные деньги не в "НБД" Бревнова, а в "Гарантию" Кириенко. В результате через банк "Гарантия" к середине 90-х гг. прошли почти 2 триллиона пенсионных рублей, а Климентьев позднее смог убедиться в правоте поговорки, что ни одно добро не остается безнаказанным.

Осенью 1994 г. умер Владилен Израитель, что стало большой потерей для Сергея Кириенко не только как любящего сына, но и как начинающего политика. Можно не сомневаться в том, что если бы отец был жив, он не только испытал бы чувство гордости от крутой карьеры Сергея, но и предостерег его от некоторых ошибок, производных от его характера. Так, по словам сведущих людей, профессора Израителя очень беспокоила плохая способность его сына к эмпатии, т.е. к переживанию эмоционального состояния других людей как своего собственного. Рассудочный и логичный Кириенко в самом деле похож на того комсомольского функционера, который, увидев плачущую девушку, участливо спросил у нее: "Вы по какому вопросу плачете?". Этот дефицит сочувствия представляет серьезный недостаток для публичного политика, особенно для политика, живущего в России. Порой создается впечатление, что Кириенко искренне не понимает, как можно не признавать его превосходства там, где он диктует свои правила игры, даже не подозревая, что другим этого не позволяет сделать чувство достоинства или собственная гордость. В результате он делает из своих политических оппонентов личных врагов, которые начинают жаждать его крови. Когда их масса превысит критическую, Кириенко можно будет только посочувствовать.

Знаковый для своей карьеры 1997 г. Сергей Кириенко встретил во главе нефтяной кампании "Норси-ойл", главное достояние которой составлял Кстовский нефтеперерабатывающий завод. Здесь будущий "младореформатор" изучал основы нефтяного дела, что затем помогло ему освоиться в должности министра топлива и энергетики России. Опыт прокручивания пенсионных денег через банк "Гарантия" был творчески перенесен на новое место работы, и "Норси-ойл" стал получать немалые поставки нефти в счет уплаты пенсий жителям Нижегородской области. Применялись и другие нетрадиционные технологии, в частности, экстрасенсорные способы воздействия "в целях повышения эффективности производства", что, по мнению скептиков, было всего лишь прикрытием для легализации неучтенных нефтепродуктов. К тому времени Сергей Кириенко одержал свои первые победы на политическом поприще, например, сумел технично переиграть кстовского мэра В. Боляка в борьбе за влияние на градообразующий завод. Некоторые даже приписывали Кириенко роль тайного организатора интриги по удалению Климентьева от Немцова, которая привела нижегородского бизнесмена на скамью подсудимых. Однако верить во всемогущество Кириенко - значит демонизировать его образ, что искажает адекватное восприятие его места и роли в политике.

О степени влияния главы "Норси-ойла" на Немцова в то время говорит тот факт, что нижегородский губернатор, когда его назначили вице-премьером российского правительства, первоначально не собирался брать Кириенко с собой в Москву. Немцов, конечно, ценил Кириенко за его интеллект и умение реализовать их совместные проекты, но как бывший герой неформальной молодежи он не мог питать симпатии к бывшему функционеру комсомола. Будущее показало, что Кириенко отвечал ему взаимностью, и поэтому он покинул Немцова, как только нашел себе нового покровителя в Москве. В те два месяца, что было неясно, поедет ли Кириенко в столицу или там обойдутся без него, Сергей Владиленович решил попытать счастья на губернаторских выборах. Тогда, по некоторым сведениям, и случился один интересный эпизод, который проливает свет на характер Кириенко. Его пригласили к мэру Нижнего Ивану Склярову, чтобы убедить не участвовать в выборах. В кабинете при разговоре присутствовал еще один человек, который раньше работал вместе с профессором Израителем в фирме "Дело". Когда Кириенко не поддался уговорам, этот человек сказал ему: "Тогда на каждом столбе появится листовка, где будет сказано, что ты сменил фамилию и отказался от собственного отца". "Ну и подлец же ты!", - заявил ему тогда Кириенко, на что последовал ответ: "А это к делу не относится". Сергей Кириенко хорошо усвоил урок "грязного пиара" и сегодня сам нередко предпочитает такие формы убеждения, которые "к делу не относятся".

Массовый отъезд "птенцов гнезда Немцова" в столицу вызвал коллективный плач нижегородских "ярославен" о потере лучших представителей нашей правящей элиты. Между тем интеллигентные сотрудники правительства России до сих пор с содроганием вспоминают, как нижегородская "братва" вела себя в храме государства российского. Один тратил валюту РАО "ЕЭС" на оплату авиационной доставки мебели своей американской теще, другой устроил пьяную драку с водителем в гараже правительства, третий громко обсуждал с приятелем физиологические процессы, происходящие в его организме при прохождении мимо секретарш в мини-юбках. На этом убогом фоне Сергей Кириенко выгодно выделялся высокой работоспособностью и обучаемостью, в чем он превзошел даже Бориса Немцова, который курировал его министерство. Помимо чисто деловых качеств Кириенко проявил способность к ведению важных переговоров, что он показал во время поездки в мятежную Чечню и в Приморский край, когда Чубайс предпринял безуспешную попытку снять Наздратенко. Кто знает, каких высот - в государстве или в бизнесе - достиг бы Сергей Кириенко, оставаясь на посту министра топлива и энергетики, если бы прихоть Ельцина не вознесла его в кресло премьер-министра.

Сейчас все еще можно только гадать, почему "отец российской демократии" остановил свой выбор на ничем не примечательном, по российским меркам, молодом человеке из Нижнего. Всезнающий Борис Березовский в недавнем интервью сообщил нам о том, что более серьезными кандидатами в преемники Черномырдина тогда считались Николай Аксёненко и Андрей Николаев, но кремлевские звезды сошлись на Кириенко. Возможно, Ельцин начал настолько утрачивать связи с реальной жизнью страны, что ему понадобился толковый переводчик, который бы на хорошем русском языке объяснил ему, что же это происходит с экономикой, понимаешь. Во всяком случае, ничто не указывало на долгую дружбу оригинала-деда с отличником-внуком, и Кириенко вошел в новейшую историю России как первый "технический премьер", или такой председатель правительства, в котором никто не видит будущего президента страны. Сам же Сергей Владиленович, похоже, принял назначение на новую должность, как молодой актер провинциального театра принимает предложение сыграть роль Гамлета во МХАТе, т.е. сначала изумился, потом испугался, а затем подумал: "Кто же, если не я?!". Так, назло надменному Немцову, Сергей Кириенко достиг пика своей карьеры.

Не успел новый премьер прийти в себя и постичь суть своих обязанностей, как его с головой накрыла тень дефолта. В памяти о четырех месяцах работы на высоком посту остались только прохождение с третьей попытки через утверждение в Думе и краткий альянс с Лужковым на базе недопущения банкротства ЗИЛа или АЗЛК. Август 1998 г. кабинет министров Кириенко встретил без четкой экономической программы и без ясного представления о противодействии финансовому кризису. Собственно говоря, первые признаки наступления кризиса выявили неготовность Кириенко к продуманной борьбе с ним. Он лихорадочно созывает Экспертный совет, в котором задают тон не входящие в правительство Гайдар и Чубайс, а сам с доверчивостью школьника ждет от старших товарищей подсказки в решении задачи. Все последующие разговоры о том, что Кириенко сознательно пошел на дефолт, чтобы снять с государства бремя долгов, по которым оно было уже не в силах платить, и нанести смертельный удар по олигархам, хороши только для бедных во время выборов. В действительности, как это нередко бывает, масштаб личности, поставленной у кормила государственной власти, оказался несоизмерим с масштабом исторического вызова.

Народная мудрость гласит: "Не место красит человека, а человек - место". Сергей Кириенко являет видимое опровержение этой поговорки, поскольку не окажись он на посту премьер-министра, Россия скорее всего никогда бы не узнала его как политика. Его короткое пребывание на высокой должности не прошло бесследно ни для страны, ни для него. В то время как Россия с трудом поднималась из экономической разрухи, усугубленной финансовым кризисом, Кириенко поднимался из политического небытия, в котором он оказался после отставки правительства. Вопреки правилу "Где был счастлив, туда не возвращайся" он решил доказать всем и себе, что выбор Ельцина пал на него не случайно. Слишком раннее и, честно говоря, незаслуженное вознесение Сергея Владиленовича на вершину власти, по всей видимости, стало для него той незаживающей раной, которая будет отравлять сладостной болью его душу всю жизнь. Он ничего не сделал для того, чтобы возглавить правительство, и готов сделать все, чтобы снова туда вернуться.

© 2003-2019, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна