Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2019, Martovsky
Главная > Аналитика

18.12.2003 Рубикон президента Путина

Автор: Сергей Кочеров

Итоги прошедших выборов в Госдуму вызвали самые разные чувства у персонажей политической сцены России: от ликования "медведей" Грызлова, "соколов" Жириновского и Глазьева с Рогозиным до отчаяния товарищей из КПРФ и господ из "Яблока" и СПС. Можно было бы сказать, что, как обычно, победители празднуют, а неудачники плачут, если бы не одно обстоятельство. Проигравшие переживают свое поражение так серьезно, как будто они забыли о том, что в условиях "управляемой демократии" главные роли выбирают не сами актеры, а всенародно избранный сценарист и режиссер, лучше других знающий, какая Дума нужна народу. Понять эту тайну кремлевского двора дано немногим посвященным, которые признают свои ошибки и не жалуются на судьбу. Например, Анатолий Чубайс после того, как его накануне выборов пригласили к президенту и доходчиво объяснили, что "правым" избирателям не понравилась позиция СПС в "деле Ходорковского", смирился с неизбежным проигрышем и с тех пор не устает повторять: "мы сами во всем виноваты". Если и остальные обделенные электоральным счастьем также признают свои заблуждения и разоружатся перед партией власти и ее лидером, то в другой раз они непременно перейдут в стан победителей с положенной им долей голосов.

Осталось еще успокоить западную общественность, которая с детской обидой на причуды российской политики переживает то, что в новую Думу прошли грубые государственники и националисты, но не попали приятные во всех отношениях либералы. Политические аналитики из Европы и Америки выбирают разную тональность в суждениях о наших выборах, но сходятся в оценке, что они весьма далеки от западных стандартов и свидетельствуют о регрессе демократии в России. Преобладает мнение, что парламентские выборы были выиграны партией власти еще до их проведения, и что Путин получил полностью подконтрольную ему Думу, т.е. именно такую, какую он и хотел. При этом, следуя традиции политкорректности, отмечают, что на этот раз "голосование было хорошо организовано и проходило, насколько это можно судить, без фальсификации" ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия). Западным наблюдателям, которых не станут заманивать на избирательный участок мятой сторублевкой, паленой водкой, дешевой мукой или увольнением с работы, и которые не могут оказаться в ситуации, когда член комиссии скажет, что их нет в списках или они уже проголосовали, вообще очень трудно обнаружить фальсификации. Поэтому они и позволяют себе с серьезным видом поучать нас, что эти выборы в России были свободными, но не справедливыми.

Но могут ли быть свободными выборы в государстве, в котором пресловутая "вертикаль власти" держится скорее на авторитарных, чем на демократических основах? Когда политика партии власти, поддержанная всей мощью аппарата государственной пропаганды, строится на эксплуатации заключения: "А чего выбирать-то? Я - за президента, президент - за "Единую Россию". Значит, и я - за "Единую Россию""? Такая логика, может быть, и отражает подлинные симпатии населения и политические реалии современной России, только ведет она страну не в либеральное будущее, а в тоталитарное прошлое. Для того чтобы противостоять этой угрозе, сторонникам идеологии, считающей главной ценностью права и свободы человека, следовало бы применить в борьбе с массовой дезинформацией населения оружие сильных - правду. Вместо этого они объявили войну спешно снятому с чердака и отдающему нафталином с перевыборов Ельцина пугалу национал-социализма в надежде, что электорат оценит их усердие, а президент не оставит своей милостью. Однако правые избиратели поспешили вложить свои голоса в партии, обещавшие принести реальные дивиденды, а президент предпочел не вступать в борьбу с ветряными мельницами, которые к тому же дуют ему не в лицо, а в спину.

Между тем прошедшие выборы показали, что движение России в сторону демократии невозможно без развенчания мифов, которые владеют сознанием всей нашей правящей и большей частью культурной элиты. Мы признаем, что наше чиновничество является одним из самых коррумпированных в мире, но делаем вид, что коррупция не поразила избирательную систему, с помощью которой происходит отбор самых высших и влиятельных чиновников. Мы признаем, что у нас нет независимых судов, но делаем вид, что у нас есть независимые избиркомы. Наконец, мы признаем, что на выборах активно применяется административный ресурс, но делаем вид, что он мало влияет на подсчет голосов и подведение итогов выборов. Можно, конечно, и дальше утешать себя надеждой на то, что народ сам во всем разберется и в следующий раз обязательно выберет ответственных политиков, только в этом случае не стоит удивляться тому, что через четыре года "партия Путина" наберет у нас столько процентов голосов, сколько получает "партия Ниязова" в Туркмении. Поэтому мы до тех пор будем блуждать в потемках политической мифологии, пока не сможем адекватно объяснить себе самим и другим, как делаются выборы в современной России.

Возьмем, для наглядности, регионы, входящие в Приволжский федеральный округ, уделив должное внимание родной Нижегородской области. Руководство Приволжского полпредства не скрывает своей гордости за то, что именно этот федеральный округ сделал наибольший, в процентах, вклад в общую победу "Единой России". Действительно, если по стране в целом партия власти смогла набрать 37,1% голосов, то в Приволжском федеральном округе ей отдали свои симпатии 44,6% избирателей. Правда, коммунисты также смогли получить здесь большую поддержку, чем в России (13,9% против 12,7%), но это мелкое прегрешение меркнет в лучах явного успеха "Единой России". Прекрасное настроение приволжского полпреда, в прошлом лидера предвыборного списка и думской фракции СПС, не может испортить даже то, что его бывшая партия получила на подведомственной ему территории меньше процентов голосов, чем во всей России (3,5% против 4,1%). Да и кто теперь, кроме сотрудников администрации президента, помнит о том, что Сергей Кириенко был когда-то либералом и демократом?!

Кстати, есть еще один интересный показатель, по которому Приволжский федеральный округ сумел превзойти Российскую Федерацию на этих выборах. Это - явка избирателей на участки в день голосования. Если по России в целом она составила, по предварительным данным, примерно 56% избирателей, то в Приволжском округе в выборах участвовали 59,9% граждан, имеющих право голоса. Казалось бы, надо поблагодарить приволжских чиновников, которые сумели вызвать у населения повышенный интерес к выборам. Однако не спешите заполнять наградные листы, потому что здесь надо не песню петь, а сказку сказывать. При знакомстве с цифрами становится ясно, что возникает интересная закономерность: чем больше явка избирателей, тем больше голосов достается "Единой России". Причем, настолько больше, что складывается впечатление, будто все избиратели, пришедшие на выборы сверх российской "нормы", все как один голосовали за "Единую Россию". Судите сами, в Мордовской республике зафиксировали выход 88,2% (!) избирателей, из которых 76% поддержали "Единую Россию". А в соседней с ней республике Марий-Эл на выборы пришли всего 54,8% избирателей, из которых "Единую Россию" предпочли 34,6%. Спрашивается, чем же условия жизни в Мордовии так существенно отличаются от условий жизни в Марий-Эл? Воистину, там чудеса, там леший бродит...

А что же наш Нижегородский край, областной центр которого сколько лет "пиарят" как столицу Приволжского округа? Вот уж где команда полпреда должна была достигнуть полного успеха в своей агитации за повышение явки и за голосование в поддержку партии президента! Однако ничего подобного мы здесь не видим. Выход избирателей на участки для голосования в Нижегородской области едва ли не самый низкий во всем Приволжском округе (47%). "Единая Россия" собирает у нас также неплохой урожай голосов (32%), но все же надо признать, что по своей сознательности и влечению к партии власти нижегородцы недотягивают до "средних" россиян, не говоря уже о жителях сказочной Мордовии. Как говорится, есть резервы, с которыми надо работать в президентской кампании. Чиновникам полпредства следует еще низко поклониться жителям села, которые приняли на себя основное бремя выборов, в то время как горожане предпочли не выполнение гражданского долга, а удовлетворение основных инстинктов. Впрочем, команде Сергея Кириенко высокая явка в городе была не только не нужна, но и опасна.

Эта опасность заключалась главным образом в том, что выход свыше 55% избирателей в Канавинском округе практически неизбежно выводил в лидеры голосование "против всех". Срыв выборов в этом округе Нижнего Новгорода весьма больно ударил бы по самолюбию и репутации Сергея Кириенко, поскольку выявил бы как его неспособность контролировать свою "столицу", так и реальные причины снятия с выборов в этом округе Андрея Климентьева. Говорят, в ход были пущены даже такие проверенные и надежные "средства", как сообщения по радио об увеличении числа пожаров и квартирных краж, происходящих в отсутствии хозяев дома. Наряду с этим происходила вполне конкретная, но незаметная для наблюдателей ОБСЕ работа с избирателями, в принципе способными проголосовать за Любомира Тяна, кандидата от партии власти. В результате избирком присудил Тяну победу по очкам над кандидатом "против всех", но "Единая Россия" набрала в этом округе всего 25,9% голосов. Справедливости ради надо сказать, что это был, возможно, единственный случай, когда полпред пошел против интересов партии власти по партийным спискам, чтобы провести в Думу ее кандидата по одномандатному округу.

Сторонники партии президента праздновали победу в четырех из шести округов Нижегородской области. Они вполне могли бы захватить и Кстовский округ, если бы административный ресурс в нем был брошен на поддержку члена "Единой России" Юрия Щербакова, а не кандидата от СПС Алексея Лихачева. В этом случае сказалось пристрастное отношение Сергея Кириенко, который предпочел Лихачева, конечно, не как представителя СПС, а как члена своей команды. Последний сделал надлежащие выводы и, по слухам, уже готов работать в Думе во фракции "Единой России", тем более что его соратники по партии не смогли преодолеть пятипроцентный барьер. Не исключено, что в той же фракции окажется и Юрий Сентюрин, вице-губернатор Нижегородской области, который прошел в Думу по Автозаводскому округу. Он, правда, был выдвинут блоком "Родина", но кто же не знает, что наша родина - это единая Россия. Благодаря победе Сентюрина в Думу также попадет Гуля Ходырева, которая потерпела сокрушительное поражение в Дзержинском округе. Причиной такого афронта стала то, что давно уже было секретом Полишинеля. Просто губернатор Ходырев и полпред Кириенко поддерживали в этом округе разных кандидатов, в результате чего, как это нередко бывает, победу одержал третий. Удивили коммунисты, бездарно проигравшие все округа, хотя в начале предвыборной кампании они имели хорошие шансы на победу, как минимум, в трех из них. Львиную долю вины за их поражение должен нести на себе обком КПРФ, который оставил своих кандидатов без финансирования и вообще дал немало поводов для обвинений в сговоре с местной партией власти. Ну и, конечно, то, что в трех из шести округов нашей области победили москвичи, красноречиво характеризует положение, в котором пребывает нижегородская политическая элита.

В результате запредельного применения административного ресурса, временами напоминавшего административный рэкет и даже административный террор, "Единая Россия" смогла взять намеченный ей рубеж в 37%, что в сумме с победителями в одномандатных округах дает ей в новой Думе 222-225 мест. В коалиции с депутатами от лояльных блока "Родина" (37) и Народной партии (19), а также с примыкающей к ней ЛДПР (38), партия власти получает квалифицированное большинство депутатов, которое позволяет принять любой закон, отправить в отставку правительство и внести коренные изменения в Конституцию. Таким образом, Кремль получил полностью послушную Думу, которая будет слепо следовать в фарватере политики президента, по крайней мере, до тех пор, пока он сохраняет высокий рейтинг в обществе и пользуется поддержкой силовых структур. В оппозиции остаются депутаты от КПРФ (53), либералы (7) и немногие из "независимых" (65), кто по каким-либо причинам встанет на сторону не победителей, а побежденных. Разумеется, до 18 декабря, дня оглашения официальных результатов выборов, могут быть еще внесены поправки, хотя бы под воздействием альтернативного подсчета голосов, который ведут коммунисты. Но удовлетворение, высказанное Путиным по поводу итога выборов, и раздражение, проявленное Вешняковым в связи с заявлением Зюганова о массовых фальсификациях, оставляют крайне мало надежд на это.

Между тем коммунисты продолжают вести свой альтернативный подсчет, и его результаты заслуживают серьезного внимания. По их данным, на вечер 18 декабря, когда были пересчитаны голоса 44,4% российских избирателей, "Единая Россия" имела 34,2% голосов (вместо официальных 37,4%), КПРФ - 12,5% (вместо 12,65%), ЛДПР - 11,6% (вместо 11,5%), "Родина" - 10,5% (вместо 9%), "Яблоко" - 5,2% (вместо 4,3%) и СПС - 4,6% (вместо 4%). Главной причиной несовпадения официальных и альтернативных итогов голосования эксперты от КПРФ называют искусственно завышенную (как минимум, на 3,5 млн. человек) явку избирателей, которая подняла рейтинг "Единой России" и, как следствие, увеличило число избирателей, фиксирующее пятипроцентный барьер. По мнению коммунистов, от этих манипуляций при официальном подсчете бюллетеней, совершенных в интересах партии власти, пострадали главным образом либеральные партии, не прошедшие в Думу. Этот вывод, озвученный Геннадием Зюгановым, внушает независимым экспертам доверие, по крайней мере, по двум причинам. Во-первых, он объясняет путаницу с данными о числе зарегистрированных избирателей, которая происходила в ночь после выборов на официальном сайте Центризбиркома. Во-вторых, пересчет голосов пока ничего не добавляет самим коммунистам, но дает надежду на вхождение в Думу их политическим противникам - "Яблоку" и СПС. Либералы уже оценили эту возможность и готовы предоставить свои данные о фальсификациях при подсчете голосов на многих участках. Остается лишь удивляться резкости тона обычно всегда выдержанного Александра Вешнякова, который назвал альтернативный подсчет голосов "политическим шулерством" Зюганова и его сторонников. Раньше председатель ЦИКа говорил о необходимости общественного контроля над подсчетом голосов, а как ситуация дошла до претворения его слова в дело, так первым же от него и отрекся. Между тем в интересах самой власти, чтобы оппоненты довели альтернативный подсчет до конца, иначе тень сомнений в легитимности избрания омрачит не только прошедшие, думские, но и предстоящие, президентские выборы.

Вместе с тем, хотя либералы еще сохраняют, чисто теоретически, шансы на прохождение в Думу, выборы наглядно показали, что либеральное движение в России переживает кризис. Ни Явлинский с Иваненко, ни Немцов с Чубайсом по большому счету не смогли найти нужных слов, которые бы сплотили их избирателей и побудили проголосовать за них. В течение предвыборной кампании неоднократно возникало ощущение, что лидеры "правых" забывали, что они обращаются к российским гражданам, живущим не в конце прошлого, а в начале нового века. Вряд ли бы дела СПС и "Яблока" пошли лучше, если бы накануне выборов их вожди попытались директивами сверху объединить свой разнородный электорат. Но поражение либералов на этих выборах говорит, что у них все меньше сторонников, поэтому существование двух правых партий парламентского типа в России становится чрезмерной роскошью. Немногим лучше обстоят дела у коммунистов, которые хотя и будут иметь свою фракцию в Думе, но пришли туда со старым идейным багажом и с электоральными потерями. Критика режима личной власти Путина, не подкрепленная никакими конструктивными идеями, находит все меньше приверженцев даже среди "новых русских бедных", которые на этот раз предпочли ретроспективным утопиям философа Зюганова футурологические проекты экономиста Глазьева. Для КПРФ на этих выборах прозвучал, конечно, еще не похоронный звон, но уже далеко не первый звонок. Если лидеры партии не сделают выводов и не приведут свою программу в соответствие с новой реальностью, в следующую, пятую Думу коммунисты могут уже и не пройти. Что же касается ЛДПР во главе с неподражаемым Владимиром Жириновским и ярко заявившей о себе "Родины", выдвинувшей на авансцену Сергея Глазьева и Дмитрия Рогозина, то их успех во многом объясняется тем, что их речи вошли в унисон с массовыми настроениями избирателей. Но настроения преходящи, а интересы постоянны, поэтому слова о защите русского народа никогда не заменят реальных дел, направленных на повышение (или на понижение) уровня нашей жизни.

В заключение следует сказать несколько слов о главном режиссере прошедших выборов. Не подлежит сомнению, что все акты этой политической драмы проходили под контролем президента, который по завершению пьесы выразил полное удовлетворение от игры актеров. Поэтому не надо строить версии, например, о том, почему либералы не попали в Думу: вследствие "перегибов" на местах или в силу желания Путина стать в глазах Запада главным либералом страны. Важно другое: президент получил именно такую Думу, какая его вполне устраивает. Отныне все ветви власти в стране (законодательная, исполнительная и судебная) вполне послушны воле главы государства, что делает высокую вероятность его переизбрания на новый срок исторической неизбежностью. Что будет делать далее Владимир Путин, совсем не очевидно даже для его горячих сторонников. Но следует признать, что после этих выборов он может делать практически все, разумеется, в границах объективных возможностей, которые заложены в нынешнем социально-экономическом состоянии России. Опираясь на конституционное большинство в Федеральном Собрании, он может сделать глав регионов назначаемыми из центра или оставить их избираемыми населением, может продлить свой срок пребывания во главе государства или с чистой совестью сдать свои полномочия в 2008 году. Выборы показали, что в стране окончательно не стало политических, экономических и социальных сил, которые в принципе были бы способны ограничить стремление президента к самодержавию. Если, конечно, он сам не устоит перед соблазном присвоить себе всю полноту власти, которую правящая элита, с полного одобрения общества, с низким поклоном положила к его ногам. 7 декабря 2003 г. Владимир Путин, подобно Юлию Цезарю, перешел свой Рубикон, что стало началом нового периода его правления (14 марта 2004 г. лишь формально подтвердит его полномочия). Только, в отличие от римского полководца, ему не надо будет вести упорную борьбу с равным по силам противником и со строптивым сенатом, чтобы получить статус первого консула, звание пожизненного диктатора и титул императора. В сущности, у него все это уже есть...

© 2003-2019, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна