Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Аналитика

19.05.2004 Гордума в отсутствии любви и смерти

Автор: Сергей Кочеров

Заседание нижегородской Городской думы, которое должно состояться на этой неделе, может стать событием, достойным вхождения в новейшую политическую историю нашего города. Депутаты намерены обсудить и принять поправки в Устав Нижнего Новгорода, которые, надо полагать, расширят состав этой Думы, а также, возможно, изменят процедуру избрания главы местного самоуправления. Если им удастся сделать последнее, мы станем очевидцами несомненного успеха городских парламентариев в процессе превращения их богоугодного учреждения в "первую власть" в городе. И движение в этом направлении нижегородские депутаты начали не вчера и не год назад, а (вы только подумайте!) еще в конце прошлого века.

Официально все изменения в Устав местного самоуправления Нижнего Новгорода, начиная с первоначального, действовавшего с 31 мая 1995 г., вносились депутатами не по собственной прихоти, а в силу государственной необходимости, чтобы привести "городскую конституцию" в соответствие с федеральным и областным законодательством. Но если сравнить права мэра Нижнего Новгорода по Уставу 1995 г. с правами главы Нижнего Новгорода по Уставу 1998 г., нельзя не заметить, как сократились властные ресурсы первого лица города. Так, согласно постановлению Городской думы от 29 января 1998 г., глава Нижнего был лишен ряда исключительных полномочий, которые отныне он был вынужден делить с депутатами. К их числу относятся право на разработку бюджета города, распоряжение кредитами, осуществление владения, пользования и распоряжения муниципальным имуществом, принятие решений о предоставлении и изъятии земельных участков, предоставлении налоговых и других льгот. Правда, избавив мэра от одних хлопот, депутаты добавили ему другие, возложив на него, например, обеспечение "согласованного функционирования и взаимодействия органов местного самоуправления города". Жаль, что нижегородские анналы не сохранили слов благодарности, которыми почтил Городскую думу Владимир Горин, исполнявший тогда обязанности мэра города.

Городским депутатам не впервой посягать и на зафиксированное в 27-й статье Устава Нижнего Новгорода положение об избрании мэра населением. Так, одна из первых попыток сделать избрание главы города прерогативой Городской думы была предпринята еще в мае 1997 г., когда мэр Нижнего Иван Скляров баллотировался в губернаторы Нижегородской области. Тогда этот вопрос, предполагавший внесение соответствующих изменений в устав, был исключен из повестки дня заседания председателем Думы. Но местные аналитики так и не пришли к однозначному мнению, что помешало его обсуждению: принципиальная позиция спикера или журналистское расследование телекомпании "Сети НН". Еще больше оснований утверждать о намерении депутатов перекроить под себя положение об избрании мэра появилось после победы Андрея Климентьева на выборах в марте 1998 г., отмены результатов этих выборов и водворения победителя за тюремную решетку. Но и тогда депутаты, что склонялись к принятию такого решения, не рискнули выступить открыто, по-видимому, опасаясь вызвать взрыв и без того накаленных страстей. Последовавшее за этим избрание главой Нижнего Юрия Лебедева, который не считал нужным отчитываться перед Гордумой, лишь укрепило мнение части депутатов, что лучшая форма контроля над мэром - это выдвижение его из своих рядов.

Но если городские депутаты имели основание не доверять избранному мэру, стоит ли удивляться тому, что сами нижегородцы имели основание не доверять избранным депутатам? Надо признать, что идея передачи местным парламентариям функций выборщиков главы города никогда не вдохновляла большинство его жителей. Об этом свидетельствовали и социологические опросы, и письма горожан в редакции газет, обсуждавших на своих страницах новости из зала заседаний Городской думы. Свое неодобрение "идее фикс" некоторых представителей депутатского корпуса неоднократно высказывали самые разные политики и общественные деятели, журналисты и политологи. В 2001-2002 гг. дело дошло даже до того, что группа активных граждан, среди которых выделялись Виктор Чумак и Валерий Повшедный, выступила с инициативой проведения общегородского референдума. На суд нижегородцев планировалось вынести вопрос: "Должен ли глава города Нижнего Новгорода избираться населением на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права?". Однако депутаты Городской думы вновь отказались от открытого обсуждения сути проблемы и предпочли отложить внесение изменений в Устав города.

Появление нового федерального закона о местном самоуправлении дало нижегородским депутатам удобную возможность вернуться к исправлению "городской конституции". Им в любом случае придется увеличивать число мест в Думе, так как закон предписывает избирать в представительные органы местного самоуправления городов с населением более чем в 500 тысяч человек не менее 35 городских депутатов. Между тем, согласно действующему Уставу Нижнего Новгорода, численный состав Городской думы не превышает 34 человек. Конечно, можно было подойти к вопросу формально и увеличить число депутатов на две-три единицы, что собственно и предлагал сделать депутатам мэр Нижнего Вадим Булавинов. Но городские парламентарии, закаленные в препирательствах с его предшественником, и на этот раз решили пойти своим, одним им ведомым путем.

Помимо вопроса об увеличении числа депутатов на свет божий был извлечен пресловутый вопрос о том, кто и как должен выбирать главу города. Кроме этого, по предложению "старших товарищей" из Областного собрания, депутаты Городской думы решили обсудить идею об избрании части депутатского корпуса по партийным спискам. Почему эта идея пришла от областных "законодателей", понять можно, если учесть, что через два года Законодательное собрание области будет наполовину формироваться по партийным спискам. Но для чего городские "представители" вознамерились обкатать ее на своих выборах в конце этого года, объяснить могут, пожалуй, только они. Добро бы еще большая часть наших депутатов состояла в различных партиях, так ведь нет, только считанные единицы могут с полным правом назвать себя партийными людьми. Возможно, этот законодательный порыв вызван не только страстным желанием наших депутатов бежать впереди паровоза реформы местного самоуправления, но также пророческим видением картины будущей Гордумы, как будто в точности повторяющей расклад сил в нынешней Госдуме. Боюсь только, как бы пришлось нашим парламентариям после декабрьских выборов найти для себя утешение в поговорке ответственных работников: "Хотели как лучше, а получилось как всегда".

Не сомневаюсь, что городские депутаты найдут компромисс с мэром города по вопросу о численном составе Думы. Вряд ли количество наших депутатов будет увеличено в 2 - 3 раза, как предлагают некоторые горячие головы, тоскующие по многоголосью Городского совета народных депутатов советских времен. Однако весьма возможно, что глава города согласится "кормить" из тощего городского бюджета еще примерно дюжину вечно голодных "детей Поволжья". Гораздо большее неудовольствие Вадима Булавинова вызовет предложение об избрании части депутатов по партийным спискам. Собственно говоря, мэр Нижнего, в одночасье ставший членом "Единой России", уже не скрывает своих опасений, что под партийным крылом в Думу может проникнуть немало "отморозков". В этом отношении Булавинов совсем не оригинален и повторяет лишь то, что на его месте сказал бы любой градоначальник или губернатор, озабоченный появлением в представительном органе неподконтрольных ему людей. Помнится, что даже такой большой демократ как Борис Немцов в бытность свою губернатором в 1993 г. начертал на документе с проектом выборов части областных депутатов по партийным спискам следующую резолюцию: "Считаю, что выборы должны проходить исключительно по мажоритарным округам, чтобы было меньше жуликов". Что же тогда требовать от Вадима Булавинова, который буквально на днях перешел к "демократам" от "народников"?

Кстати сказать, не так страшен партийный черт, как его малюют. Избрание части Гордумы по партийным спискам вряд ли внесет заметные изменения в ее стройные и славные ряды. Учитывая виртуальный характер большинства наших партий, можно почти не сомневаться в том, что во главе партийных списков на выборах окажутся не столько их местные лидеры, сколько солидные бизнесмены и менеджеры, которые легко купят себе лотерейный билет в Думу. Неожиданности на "партийных выборах" нужно ждать не от политических организаций, якобы способных выдвинуть хоть самого бен Ладена, лишь бы он хорошо заплатил, но от самих избирателей, которые в большинстве своем могут отдать симпатии партии "Против всех". Вот тогда и придется подсчитывать убытки от народного волеизъявления и подыскивать парламентские выражения в адрес областных законодателей, которые подставили своих городских коллег под пробное голосование по партийным спискам.

Но даже эти несусветные проблемы могут показаться мэру лирическими отступлениями, если депутаты посмеют замахнуться на святое - всенародные выборы главы города. А такая возможность у них есть, поскольку федеральный закон о местном самоуправлении и областной закон о выборах глав местного самоуправления, допускает разные варианты избрания мэра. Помимо выборов всем населением города он может быть избран Гордумой из числа депутатов или назначен по контракту решением большинства той же Думы. И если предвыборная кампания в городе оставляет мэру пространство для маневра, то процедура согласования в Городской думе похожа на тот коридор, который непременно закончится стенкой. Придется идти на поклон к известным людям, которые сами не имеют шансов на всенародное избрание, но обладают почти мистическим влиянием на других депутатов. Стоять, словно школьник, и оправдываться, как обвиняемый, перед судом Синедриона не понравилось даже кроткому Христу. Тем более даже самая мысль об этом должна терзать душу Вадима Булавинова, который христианской кротостью не отличается.

И чтобы оградить себя от этой напасти, глава Нижнего Новгорода, по слухам, уже предпринял некоторые превентивные действия. Так, Булавинов якобы обещал, что в случае изменения нынешней процедуры выборов мэра Думой, он обязательно наложит на это решение свое вето, преодолеть которое депутатам будет весьма сложно, ибо потребуется 26 депутатских голосов из 28 имеющихся сегодня. А если городские депутаты обратятся за помощью к Законодательному собранию, то глава города намерен просить губернатора Ходырева, чтобы он наложил свое вето на решение областных депутатов. В общем, не желает мэр отказываться от своего права быть избранным народом, и граждане недовольные депутаты могут расходиться по домам. Разумеется, все это пока слухи, но с учетом открытости наших властей слухи заменяют нам новости о происшествиях в коридорах власти. Да и разве сам Булавинов не заявлял, что намерен в 2006 г. пойти на новый мэрский срок, надеясь на поддержку жителей Нижнего Новгорода, а не исключительно депутатов?! Поэтому со стороны Городской думы было бы крайне невежливо лишить его возможности узнать, что нижегородцы думают о его руководстве городом.

Однако следует понять, что побуждает Думу время от времени почти с маниакальным упорством выставлять идею отмены всенародной выборности главы города. Ибо вполне возможно, что и в этот раз все окончится "пшиком", и предложение по изменению статьи Устава города о выборах мэра даже не будет озвучено на ближайшем заседании. В отличие от самих депутатов, которые склонны объяснять, что это "действие без завершения" совершается только в воображении неосведомленных политологов и злонамеренных журналистов, я полагаю, что оно является важным моментом, характеризующим деятельность Городской думы в ее нынешнем виде. Важным потому, что попытка депутатов поставить избрание главы города под свой полный контроль есть не что иное, как сублимация комплекса неполноценности этого института муниципальной власти.

Все дело в том, что Городская дума Нижнего Новгорода напоминает морскую свинку, которая, как известно, не морская и не свинка. Так же и представительная власть, которой обладают городские депутаты, на деле не является ни представительной, ни властью. Она не может быть представительной, поскольку при отсутствии современных технологий взаимодействия наших депутатов с избирателями для выражения своих повседневных интересов нижегородцам требуется столько же депутатов, сколько их было в советские времена (200 человек), на что в целях экономии бюджета никто не пойдет. И, кстати, приход депутатов, избранных по партийным спискам, не решает эту проблему, потому что их уровень ответственности перед жителями городских районов есть величина неопределенная. Но Дума не является и властью, так как из 35 человек списочного состава на профессиональной основе работают не более 4-6 депутатов, что не может не сказаться на качестве принимаемых решений.

Депутаты за полгода до выборов могут сколько угодно доказывать нам, что они играют ключевую роль в защите социальных статей бюджета. Однако главное, чем запомнилась нынешняя Гордума, это внутренняя готовность одобрить повышение тарифов на услуги первой необходимости, если только мэрии их удавалось сколько-нибудь внятно обосновать. О создании же открытых и честных правил во взаимодействии между властью и бизнесом, о привлечении в Нижний Новгород инвестиций, о поддержке нижегородских, а не только московских предпринимателей, т.е. о том, что может реально наполнить скудеющий бюджет города, речь вообще не идет. Если задаться вопросом о том, какая Дума нужна нашему городу сегодня, и взглянуть на это с учетом исторической перспективы, то мои симпатии будут скорее на стороне Городской думы начала прошлого века. Хотя в нее входили только "лучшие люди" города, т.е. по преимуществу "денежные мешки", они в отличие от своих нынешних эпигонов честно выполняли свои депутатские обязанности перед Нижним Новгородом и его жителями. Когда градоначальник собирал их для решения неотложных городских проблем, эти купцы в первом и втором поколениях нередко соглашались оплатить немалые расходы из своих средств, причем не из страха, что на них напустят налоговую службу, пожарную команду или полицию, а потому что они были прежде всего патриотами родного города.

Критически оценивая потенциал нынешней Городской думы, я отношу свою оценку не столько к ее конкретным представителем, сколько к этому институту местного самоуправления в его нынешнем виде. Что касается самих депутатов, то в нашей Думе можно встретить такое же многообразие человеческих натур, как и в любом другом депутатском собрании. Одни "слуги народа" ведут политические игры, другие откровенно лоббируют свой бизнес, третьи сочетают в своей деятельности рекомендации спонсоров с наказами избирателей, а четвертые просто "ловят рыбку" в мутной воде. Понятно, что при столь разных числительных общим знаменателем для всех депутатов является повышение их влияния в городе, что предполагает увеличение реальных полномочий Городской думы. При этом известная часть депутатского корпуса обольщает себя и других надеждой, что, получив возможность избрания мэра из числа или, по крайней мере, по решению депутатов, Дума заставит нижегородцев воспринимать себя как "первую власть". Однако городским обывателям привычнее думать, что, как и в каждом деле, во главе города должен стоять один хозяин, на которого и возложена вся полнота ответственности. А если уж у семи нянек дитя остается без глазу, то что говорить о последствиях, когда число нянек кратно возрастет?

В сущности, депутаты Городской думы решили воспользоваться возможностями, открывающимися для них в новом федеральном законе о местном самоуправлении в Российской Федерации, для того, чтобы добиться хотя бы видимого равноправия между представительной и исполнительной властью в городе. Смысл большинства поправок в Устав Нижнего Новгорода, предлагаемых депутатами, сводится к тому, чтобы глава города и муниципальные чиновники руководствовались правилами, которые станут устанавливать для них "представители народа". При этом заслуживает внимание то, что депутаты стремятся решить свои проблемы исключительно в плоскости взаимоотношений двух ветвей власти, не обращая особого внимания на тот самый народ, который пока еще отправляет их в Думу, хотя в душе, вероятно, посылает их уже по другому адресу. Не с этим ли связана паническая боязнь проведения общегородского референдума, которая приводит к тому, что нижегородские парламентарии согласны положить под сукно любые свои поправки, лишь бы дело не дошло до прямого народного волеизъявления? А если эти предположения не беспочвенны, то не говорят ли они о том, что, независимо от того, кто одержит верх: мэр или депутаты, - власть в городе останется в руках "немногих"? Тех, кто, прикрываясь демократическими словесами и процедурами, по своей политической сути являются олигархами, пусть и не российского, а городского масштаба.

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна