Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2019, Martovsky
Главная > Перспективы

12.08.2004 Климентьев versus Булавинов, или И то, и другое я видел не раз. Кого ты хотел удивить?!

Автор: Сергей Кочеров

Рассматривая возможных участников будущих выборов губернатора Нижегородской области, трудно обойти вниманием Андрея Климентьева и Вадима Булавинова. Два этих политика, в чем-то подобные и столь несходные между собой, заметно выделяются в нижегородской элите, страдающей дефицитом оригинальных идей и ярких характеров. Имея за плечами совсем разный жизненный путь, но во многом сделавшие себя сами, Климентьев и Булавинов уверены в том, что они знают, как вести нижегородцев к светлому будущему. Не чуждые популизма, с помощью которого легче подкупить сердца избирателей, они почти одинаково хорошо выступают перед самой разной аудиторией. Однако при внешнем сходстве в искусстве обольщения демоса, каждый из них имеет свой фирменный способ привлечения электората. Если Климентьев завораживает людей как новатор, предлагающий нестандартные способы решения проблем, которые кажутся неразрешимыми, то Булавинов покоряет избирателей, эксплуатируя имидж честного человека, идущего во власть не воровать, а работать.

При таком желании показать, что они смогут сделать, обладая реальной властью, было бы просто удивительно, если бы эта пара ни разу не встретилась в качестве соперников на нижегородских выборах. На данный день они сходились на электоральном ристалище трижды. Первый раз это было осенью 1995 года, когда они оба вознамерились пройти в Госдуму по Канавинскому округу. Тогда Булавинов, являясь депутатом от этого округа, выиграл у Климентьева, проводившего свою кампанию из стен Нижегородского СИЗО (11,0 % против 9,7 %). Но эти гордые мужи настолько увлеклись тогда своим спором, что, сами того не заметив, пропустили вперед даму - Ольгу Беклемищеву, которая прошла в Думу с 18,1 % голосов. Второй раз "рок событий" свел Климентьева и Булавинова на губернаторских выборах летом 2001 года. Тогда Булавинов, выступая в роли "системного кандидата", угодного Кремлю, смог снова победить Климентьева, который был представлен всеми властями и СМИ в образе "криминала, рвущегося к власти" (19,1 % против 10,5 %). И вновь эта победа ничего не принесла Булавинову, так как по данным Облизбиркома он занял лишь третье место и не вышел во второй тур.

Третий раз им суждено было встретиться на выборах мэра Нижнего Новгорода летом-осенью 2002 года. Многим тогда казалось, что Вадим Булавинов обречен на победу, так как он изначально обладал самым высоким рейтингом и был заявлен как "кандидат Кремля", что получило подтверждение после снятия в его пользу не чужих власти Дикина и Сентюрина. После губернаторских выборов Андрея Климентьева власти чуть ли не списали со счетов и если и придавали какое-либо значение его участию, то не более как театру одного актера для разогрева публики. Как ни странно, было предано забвению, что опальный бизнесмен однажды уже побеждал на "мэрских выборах", И на этот раз Климентьев не пожелал изображать условного противника на учениях и перешел в наступление тогда, когда этого от него меньше всего ждали. О том, что тогда произошло, можно судить по данным социологических опросов "Выборы мэра Нижнего Новгорода", выполненных в рамках проекта "Открытая социология" нижегородскими сотрудниками Института социологии РАН РФ Александром. Прудником и Николаем Куревиным.

ДИНАМИКА ЭЛЕКТОРАЛЬНОГО РЕЙТИНГА ВЕДУЩИХ КАНДИДАТОВ

Опрошено 1500 человек. Выборка районированная, квотная, маршрутная.
Максимальный уровень статистического отклонения - 2,6.
Решившие принять участие в голосовании и определившиеся за кого голосовать

  13.07 28.07 04.08 11.08 18.08 25.08 01.09 08.09 15.09
соц.
прогноз
15.09
данные
комиссии
Булавинов В.Е. 26,2 19,1 20,8 19,3 18,1 21,5 27,2 25,4 24,0 30,85
Климентьев А.А. 14,3 18,6 18,6 20,3 29,9 25,5 31,8 32,2 35,0 -
Лебедев Ю.И. 21,2 15,6 13,2 15,1 16,7 20,1 24,4 25,7 26,0 31,4
Против всех 7,5 11,3 11,7 12,6 11,2 11,6 12,0 14,9 15,0 30,35

Конечно, данные социологических исследований, особенно в их прогностической части, можно поставить под сомнение. Был же задействован на этих выборах Приволжским полпредством некий г-н Кошкин, который поведал журналистам, что доля избирателей, на деле готовых голосовать за Климентьева, никогда не превышала 6 % от числа собиравшихся прийти на выборы, а большинство признававшихся в симпатиях к нему делало это "для прикола". Мораль этой побасенки сводится к тому, что у властей де не было никакого резона снимать Климентьева с выборов, а если нижегородский суд это сделал, значит, были на то веские причины. Но пусть Кошкин внушает, что хочет, доверчивым "мышкам" из медиахолдинга Сергея Кириенко, а я предпочитаю иметь дело с данными исследований наших авторитетных социологов. Они же, кстати, представили нижегородцам результаты опроса после первого тура выборов.

ЗА КОГО ВЫ ПРОГОЛОСОВАЛИ В ПЕРВОМ ТУРЕ?
Булавинов В. 28,2
Лебедев Ю. 29,4
Другой кандидат 6,3
Против всех 36,1
КАК БЫ ВЫ ПРОГОЛОСОВАЛИ, ЕСЛИ БЫ В СПИСКАХ ДЛЯ ГОЛОСОВАНИЯ БЫЛ А. КЛИМЕНТЬЕВ?
Булавинов В. 21,2
Климентьев А. 32,5
Лебедев Ю. 19,4
Другой кандидат 3,2
Против всех 23,8
КАК БЫ ВЫ ПРОГОЛОСОВАЛИ, ЕСЛИ БЫ В СПИСКАХ ДЛЯ ГОЛОСОВАНИЯ БЫЛ А. КЛИМЕНТЬЕВ?
Участвовавшие в голосовании в первом туре
Булавинов В. 24,2
Климентьев А. 31,9
Лебедев Ю. 26,0
Другой кандидат 2,3
Против всех 15,6

Поэтому власти знали, что делают, когда довели до сведения нашего самого независимого в мире суда (от которого, действительно, мало что зависит в делах, за версту отдающих политическим заказом), кто должен дойти до выборов, а кому там делать нечего.

Но зачем вновь бередить электоральные раны в душах нижегородцев, которые не понаслышке знают о том, что такое ходить на выборы, а потом узнавать из бодрых рапортов избиркомов, за кого они собственно проголосовали! Эта статья обращена к прошлому, а не к будущему, и дела давно минувших дней интересуют меня в связи с теми событиями, которые ждут нас впереди. Надо сказать, что Вадим Булавинов, узнав о снятии Андрея Климентьева, выразил ему свое сочувствие и высказал сожаление, что решение суда лишило его встречи с ним во втором туре. Впрочем, он мужественно перенес этот удар судьбы и начал готовиться к дуэли с бывшим тогда главой города Юрием Лебедевым. Видимо, находясь в сильном волнении, Булавинов "забыл" одну маленькую деталь: самое деятельное участие в получении решения суда о снятии Климентьева принимала некая Вета Владимирова, доверенное лицо Вадима Евгеньевича на тех выборах.

Поскольку эта весьма активная дама слывет ценным специалистом в делах такого рода и вполне может снова украсить своим присутствием наши выборы, посвятим ей еще несколько строк. Последний раз ее лицо мелькнуло на телеэкране осенью прошлого года на выборах губернатора Санкт-Петербурга, на которых она представляла интересы Анны Марковой, вышедшей во второй тур с Валентиной Матвиенко. Г-жа Владимирова была показана в своей родной стихии, т.е. в судебном заседании, где она добивалась снятия кандидата Матвиенко ввиду того, что она не оплатила свою рекламу, прошедшую по всем центральным телеканалам, которые показали ее встречу с президентом. Кроме того, демонстрации Матвиенко рядом с Путиным должно было предшествовать письменно заверенное согласие президента на использование его светлого образа в предвыборных целях, что просто никому не пришло тогда в голову. Угадайте с трех раз, какое решение вынес петербургский суд по этому делу. Разумеется, магия одного имени "Путин" оказалась сильнее хорошо оплаченного хитроумия Владимировой. Интересная все же работа у "ценного юриста": выигрывать фальсифицированные процессы у оппонента власти и проигрывать в совершенно правом деле ее назначенцу на выборную должность!

Но вернемся к Андрею Климентьеву и Вадиму Булавинову. После избрания мэром Нижнего Новгорода Булавинов так долго входил в суть проблем родного города, жителям которого он обещал принести реальную пользу, что ему было не до бывших соперников на выборах. Лишь несколько месяцев спустя, встретив Климентьева в коридорах городской администрации, глава города вспомнил о его существовании и снова сожалел, что им не пришлось встретиться в финале. Однако, по словам очевидцев, бизнесмен не воспринял добродушную шутку мэра и ответил ему в своем стиле, т.е. простонародно и по существу: "А ты когда-нибудь видел, что бывает при встрече лягушки с асфальтовым катком? Вот и тебя во втором туре ждало бы то же самое!". Может быть, эта пикировка всего лишь от начала до конца выдуманный анекдот, рожденный чьим-то воспаленным воображением. Но многократные попытки Булавинова пересмотреть условия аренды городской собственности в отношении принадлежащего Климентьеву магазина "Европа", породившие городские разговоры о том, что у бизнесмена отбирают магазин, можно трактовать и как своего рода месть за реальное поражение на официально выигранных выборах.

Впрочем, в настоящее время, похоже, все эти разногласия временно забыты, и между политическими соперниками установилось нечто, похожее на перемирие. Основанием для него, как ни странно, могут оказаться будущие губернаторские выборы, на которых по всем законам жанра им снова положено быть противниками. Но этого может и не случиться, если Климентьев и Булавинов придут к сознанию некоторой общности своих интересов на ближайшее будущее. Такой общий интерес появляется тогда, когда высокие стороны придут к заключению, что при всей своей привлекательности губернаторские выборы - это не их выборы, т.е. не те выборы, где им дадут или они смогут выиграть. С Андреем Климентьевым в смысле его желанности все ясно. Конечно, если бы он, подобно человеку, недавно ставшему главой Владивостока, взял бы на свое содержание региональное отделение "Единой России", имел бы общий бизнес с губернатором и находил бы понимание с полпредом, жертвовал бы на церковные и государственные нужды в обмен на право сфотографироваться рядом с патриархом или вблизи от президента, тогда совсем другое дело... Но, сколько его не учи, не понимает человек, что следует делать, чтобы стать нужным власти в данный, "чисто конкретный", период развития демократии в России! Другое дело - послушный Вадим Булавинов, который еще в 2000 году стал доверенным лицом кандидата в президенты Путина и с тех пор неоднократно был удостоен почетно-переходящего звания "системного кандидата". Он-то чем не угодил властям, что на этот раз его как будто обходят стороной при утверждении претендента, который в 2005 году должен стать главой Нижегородской области? И хотя это тайна, покрытая мраком, попытаемся все же осветить положение политика, которому хотелось быть губернатором, а его назначили мэром.

Мы неслучайно говорим о Булавинове как о назначенном "отце города". И дело не только в том, что искусственный характер его победы на мэрских выборах является логическим следствием назначения из президентской администрации, которому даже не особенно старались придать видимость всенародного волеизъявления. Булавинов, что более важно, представляет собой назначенца по сути, т.е. принадлежит к типу "руководителя по доверенности". Поднявшись из неизвестности на выборах в Госдуму в 1993-м, лишившись мандата в 1995-м и вернувшись в парламент в 1999-м, он достиг пика в депутатской карьере, за которым следует либо прочная инкорпорация во власть, либо выпадение из обоймы реальных политиков. Между тем у Вадима Булавинова нет высоких родственников, дружеских или служебных связей наверху, неизменно поддерживающих его спонсоров и солидного положения в серьезной политической партии.

Мэр Нижнего Новгорода, кажется, неплохо знаком с заместителем руководителя президентской администрации Сурковым, но тот вряд ли считает себя настолько ему обязанным, чтобы настаивать на поддержке его кандидатуры на губернаторских выборах. В прежние годы Булавинова спонсировал "Лукойл", однако достаточно Сергею Кириенко дать понять Вагиту Алекперову, что полпредство не заинтересовано в его поддержке, как он не получит средств на проведение полноценной кампании. Его попытка создать сильное отделение Народной партии в Нижнем окончилась ничем, а скорый прием в "Единую Россию" был, похоже, обставлен как предложение, от которого нельзя отказаться. Да, он является по факту главой Нижнего Новгорода и обладает серьезным административным и финансовым ресурсом, который может бросить на свои выборы. Однако для всех, кто знаком с составом городской администрации, не секрет, что многие ключевые ее работники и главы некоторых районов не являются креатурами Булавинова и были им назначены в качестве платы за его сомнительное избрание. Возглавив "третью столицу" России, Вадим Булавинов так и не стал членом новой номенклатуры, которая стремится любой ценой расставить и сохранить своих людей на всех руководящих постах в государстве. Это значит, что в случае своего возможного поражения на выборах, на которые власти заведомо не потратят такие силы и ресурсы, что были брошены в 2002 году, Булавинов может снова стать рядовым членом общества, разве что гораздо более обеспеченным. Однако нового возвращения в политику, подобного тому, что ему удалось совершить в 1999 году, на этот раз может и не произойти.

Если Вадим Булавинов за год до губернаторских выборов напоминает "раба лампы", то Андрей Климентьев являет собой вольного нижегородского купца, который гуляет сам по себе, где хочет. Правда, при этом надо иметь в виду, что его свобода имеет отношение скорее к избирательному процессу, чем к электоральному результату. Поскольку российские власти воспринимают демократию как своего рода "потемкинскую деревню", существующую исключительно для того, чтобы порождать иллюзии в умах западных наблюдателей, ничто не мешает им снимать Климентьева с выборов так часто, как хочется. В точности неизвестно, как долго самый известный нижегородский бизнесмен будет играть по правилам, согласно которым в игре побеждает всегда тот, у кого именно столько очков, сколько у его противника. Нельзя исключить, что помимо удовольствия от завоевания избирателей и надежды на неоспоримую победу, Климентьев рассматривает собственное участие в выборах как свой вклад в просвещение людей и закладывание основ гражданского общества. А, может быть, Андрей Анатольевич относится к этому, как мушкетер Портос, на которого он похож по своей фактуре и слова которого вполне мог бы сделать своим девизом: "Я дерусь просто потому, что дерусь!". В любом случае Климентьев еще нескоро перестанет поминать нижегородские власти своим острым и метким словом, поэтому неизвестно, что будет хуже для кандидатов от власти на выборах губернатора: его лобовое наступление на них или партизанские вылазки в их тылах.

Что же может быть общего у этих политиков, ставящих перед собой как будто разные цели? Как это часто бывает между подобными людьми, их сближает общая опасность и общий противник. Главной опасностью для Климентьева и Булавинова как политиков является замена всенародного характера выборов мэра Нижнего Новгорода на его выборы из числа депутатов Городской думы. Хотя по видимости эта акция направлена персонально против Климентьева, в действительности она сильно бьет и по Булавинову. Ведь для того, чтобы иметь возможность стать мэром по этому второму сценарию, он должен будет избраться депутатом, а в качестве депутата сложить с себя обязанности мэра. В результате образуется порочный круг, грозящий затянуть его в такой водоворот, из которого ему точно уже мэрской должности не видать. А кто же тот влиятельный противник, перед лицом которого Климентьев и Булавинов способны на время забыть свои прежние обиды. Думаю, что не открою никакой тайны, если скажу, что этим человеком на сегодня может быть лишь Сергей Кириенко.

О том, что у Климентьева и Кириенко "старая любовь", нижегородцам известно не понаслышке. Неслучайно первый ласково называет второго не иначе как "хунвейбином", а второй вежливо величает первого "уголовником". Но какое дело до их разборок Вадиму Булавинову, который, на первый взгляд, обязан быть до конца своих дней благодарен Кириенко за поддержку на выборах? Вместе с тем кому, как не Булавинову знать, что Сергей Кириенко, помогая ему не мытьем, так катаньем стать мэром, менее всего думал о нем самом. Ибо приволжский полпред, во-первых, выполнял установку администрации президента, и, во-вторых, всеми силами стремился не допустить избрания Климентьева или Лебедева. Вероятно, будь у него своя проходная фигура на должность мэра, он бы постарался убедить господ Волошина и Суркова в целесообразности ее поддержки, как он это сделал, кстати, не в пользу Булавинова, на выборах губернатора в 2001 году. Может быть, если бы форсировавший начало кампании Михаил Дикин продолжил успешное восхождение, полпред остановил бы свой выбор на нем. Но заместитель председателя ОЗС не выдержал накала борьбы, и пришлось им пожертвовать ради победы более рейтингового Булавинова.

Был один эпизод в той кампании, который характеризует личное отношение Кириенко к Булавинову. Летом 2002 года губернатор Ходырев с экрана телевизора поведал нижегородцам о своем разговоре с президентом, при котором присутствовал и полпред. Ходырев, желая склонить главу государства к поддержке своего кандидата Сентюрина, высказался о Булавинове в том смысле, что в хозяйственном отношении тот представляет "полный ноль", призвав в свидетели Сергея Кириенко, который, по словам губернатора, не стал этого отрицать. Когда эта история стала предметом обсуждения в ходе кампании, средства массовой информации, находящиеся под контролем Кириенко, стали дезавуировать слова губернатора, сказанные в отношении Сентюрина, но не Булавинова. Сам же полпред публично не подтвердил и не опроверг столь низкой оценки профессиональных качеств Вадима Евгеньевича. Но эта линия получила продолжение, когда Кириенко добился введения в администрацию Булавинова своих людей, включая его первого заместителя Мелешкина. Тогда неоднократно было замечено, что из полпредства исходят слухи о том, что городом управляет вовсе не Булавинов, а профессионалы во главе с Мелешкиным, которые реализуют программу "столичности Нижнего Новгорода", разработанную под патронажем полпреда. И, кто знает, может быть, еще в начале лета 2002 г., когда Булавинова активно уговаривали пойти на выборы мэра, Сергей Кириенко "просчитал ситуацию" на три года вперед, уразумев, что нахождение во главе города не столько приблизит, сколько отдалит Булавинова от желанной для него цели - кресла губернатора.

Как бы то ни было, сегодня в полпредстве особенно не скрывают, что видят в Булавинове менее предпочтительную кандидатуру на должность главы области, чем Вадим Воробьев или Евгений Люлин. Поэтому, насколько это будет зависеть только от Кириенко, мэру Нижнего Новгорода летом 2005 года отведут роль не жениха, а свидетеля со стороны города. Но если с Булавиновым готовы так поступить на выборах губернатора, кто может поручиться, что с ним обойдутся лучше на выборах мэра, которые должны состояться осенью 2006 года? Тем более что Городская дума может к тому времени принять поправки к Уставу города, которые утвердят избрание мэра из числа депутатов. Что тогда прикажете делать политику, который в 2000 году решил, что удостоверение доверенного лица кандидата в президенты В.В. Путина является для него пожизненным пропуском в "высшее общество"? Здесь и возникает нужда в сильном союзнике, который может повлиять на ситуацию "снизу", действуя не от власти, а от народа, не стесняясь в словах и средствах.

Андрей Климентьев также не может не испытывать заинтересованности в серьезном партнере, находящемся во властных структурах. Образ "нижегородского Робин Гуда" хорош для проведения избирательных кампаний, но для вхождения во власть нужны влиятельные лица, имеющие интересы, которые пересекаются с его собственными. Конечно, Вадим Булавинов - это не самая сильная фигура в нижегородских шахматах, но мэр областного центра по определению представляет собой политика, с которым нужно считаться. Даже если ты имеешь веские основания думать, что он незаслуженно занимает именно то место, которое по справедливости должно было принадлежать тебе. Может ли Климентьев, известный своей непредсказуемостью, заключить пакт о совместных действиях с Булавиновым? Это вполне возможно, если мэр Нижнего Новгорода решится начать собственную политическую игру, не полагаясь только на преходящее благоволение Кремля и лукавую поддержку полпредства. Тогда мы увидим, как Булавинов и Климентьев, действуя каждый в зоне своего политического влияния, начнут согласованную кампанию по недопущению отмены выборов мэра нижегородцами. В результате нас может ожидать проведение общегородского референдума по этому вопросу, результаты которого способны сильно огорчить депутатов Городской думы.

Конечно, какие бы отношения ни сложились между Климентьевым и Булавиновым, они остаются конкурентами на электоральном поле. Судя по всему, нам не миновать противостояния между ними на следующих выборах мэра, поскольку эти выборы могут оказаться для них решающими. Поэтому союз между ними возможен лишь на временной основе и в тактических целях, причем, каждая из сторон будет стремиться переиграть другую. Да и состоится ли этот союз, учитывая сильную зависимость Булавинова от различных центров влияния и невысокую способность Климентьева к ведению сложных и долгих переговоров? Но есть один закон в политике, который действует неукоснительно, когда политики играют по одним и тем же правилам. Он состоит в том, что легкость достижения соглашения прямо пропорциональна общности интересов партнеров и серьезности опасности, которая им угрожает. Говоря проще, любые политики могут стать союзниками, если им есть ради чего и против кого договариваться. В случае с Климентьевым и Булавиновым оба эти условия присутствуют. Но смогут ли они договориться друг с другом и тем самым подтвердить свой статус политиков - это другой вопрос.

© 2003-2019, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна