Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Экспертиза

14.10.2004 Надо ли нам в развитии политической системы в России держаться за действующую Конституцию или следует готовиться к принятию новой?

Андрей Макарычев, политолог:

Андрей Макарычев, политологПарадокс состоит в том, что вопрос об изменении Конституции не имеет принципиального значения для оценки нынешнего режима, основные характеристики которого уже оформились. Пока на уровне политической элиты сопротивления президенту нет, менять Конституцию ему особой нужды нет. Впрочем, не было и особой необходимости избавляться от выборов губернаторов, но президент всё же сделал это. Поэтому исключать ничего нельзя, особенно в том случае, если "головокружение от успехов" примет необратимые формы и президентская команда захочет с помощью сильного символического жеста подчеркнуть свой разрыв с тем режимом, который её и породил.

Впрочем, вероятно, что в будущем могут сложиться и другие причины, по которым пересмотр Основного закона может встать в кремлёвскую повестку дня: например, если без этого нельзя будет трудоустроить В. Путина после 2008 года. Можно осторожно предположить, что атака на Конституцию, под каким бы предлогом она ни предпринималась, обнажит не только противоречия между "ранним Путиным" и "Путиным второго срока", но и значительно обострит политическую обстановку в верхах. Не факт, что такая политизация входит в планы главы государства.


Владимир Ионов, журналист:

Гимн Свободе мнений

Владимир Ионов, журналистИнтересная постановка вопроса... Ведь если речь идет о развитии, то как же при этом не готовиться к изменению? Без изменения не может быть развития. Но коль скоро мы говорим о Конституции, то процесс развития политической системы вовсе не означает принятия нового Основного Закона. Изменяться можно в его рамках. Для этого в цивилизованном мире принята система поправок. И я не исключаю возможности обсуждения их в ближайшей перспективе. А в дальней - и тем более, хотя Президент и упреждает: "стоит только начать..."

Понятно и даже хорошо, что сегодня высказываются опасения, что, мол, последние законодательные инициативы Путина по реформированию политической системы в стране находятся на грани или выходят за пределы Конституции. Так и должно быть, ибо "где два юриста, там три толкования". А политологи - чем они хуже юристов? Не мной и не сегодня сказано: "У кого чего болит, тот о том и говорит". И пусть говорят! Это куда лучше, если бы поголовно соглашались или вовсе молчали. Тогда за что боролись?

Но при всей разности мнений одно должно быть окончательным - это заключение Конституционного суда. Не юристов Зорькина или Туманова, а именно Суда, призванного толковать Конституцию и определять на соответствие ей действия властей предержащих. Пока этого вердикта нет, любые арии политологов и юристов я воспринимаю как гимн Свободе мнений.


Олег Маслов, политический аналитик:

Нужно ли бороться за действующую Конституцию или необходимо ждать появления новой Конституции страны? 

Олег Маслов, политический аналитикИнициативы Президента Путина по трансформации политической системы страны вызвали процесс перепозиционирования большинства политических организаций страны. Многие критики Президента убеждены в том, что законодательные инициативы Путина не вписываются в действующую Конституцию России, и они готовы отстаивать данную точку зрения в Конституционном суде. Более того, трансформация Государственной Думы позволяет говорить политическим оппонентам Президента Путина о том, что готовится переход от президентской формы правления в России к парламентской. Несмотря на то,  что данная тема в значительной степени находится в области слухов, перепозиционирование политических сил позволяет сделать некоторые предварительные выводы, в том числе и о судьбе Конституции страны.

Лидеры не прошедших в Государственную Думу СПС и "Яблока" заявили о том, что  они будут требовать от федеральных властей "соблюдения Конституции". Это позволяет позиционировать их в статусе "конституционных демократов", несмотря на то, что они таковыми себя могут и не считать. Парадокс ситуации заключается в том, что позиция лидеров СПС и "Яблока" фактически является консервативной, направленной на "сохранение демократических завоеваний". Но данная консервативная позиция в 2000 году озвучивалась одним из лидеров СПС Сергеем Кириенко, который к тому же свою партию "Новая сила" открыто называл консервативной партий. Более того, он неоднократно заявлял, что сформированная в рамках Конституции страны политическая система "просуществует 100 лет".

Другим парадоксом перепозиционирования несостоявшихся парламентариев является прямое обращение к "диссидентскому наследию 60-70 годов прошлого века". Данное позиционирование является более чем странным по следующим причинам.  Во-первых, само слово диссидент означает ИНАКОМЫСЛЯЩИЙ, а мышление лидеров СПС и "Яблока" мало чем отличается от образа мыслей действующего Президента страны, и расходится, скорее всего,  лишь в вопросе "до какой степени демократия в России может считаться управляемой". С формальной точки зрения и та система власти, которая сложилась при Ельцине, и та система власти, которая сложится после намеченной Путиным трансформации политической системы страны, - это демократия. А обращение лидеров СПС и "Яблока" к защите Конституции только подтверждает известный тезис Альберта Эйнштейна, что "невозможно решить проблему с помощью того же мышления, которое создало эту проблему". А примитивное позиционирование в формате "Путин - плохой, мы - хорошие" невозможно признать конструктивным.

На сегодняшний день из анализа открытых источников в сети Интернет можно выделить два взаимоисключающих формата изменений действующей Конституции страны, в рамках возможных действий федеральной власти. Первый вариант достаточно широко известен - это избрание новой (партийной) Государственной Думы, которая примет решение о переходе к парламентской форме правления, с сохранением за Путиным одного из ключевых постов в стране. Второй вариант изменения действующей Конституции связывается с работой "новых подпольных питерских аналитических центров". "Утечка" из одного из "подпольных центров" позволяет увидеть вариант трансформации действующей Конституции в ходе Президентской избирательной кампании 2008 года.  В рамках модели  будущей Президентской избирательной кампании "от Путина" выдвинутся два основных кандидата. Первый - "преемник", персона известная своими длительными связями с Президентом Путиным. Второй - "альтернативщик", менее известен своими связями с Путиным, займет место публичного критика действий Президента с озвучиванием ряда изменений в Конституции страны, в том числе обращенных к региональным элитам. Главная цель - вывести "преемника" и "альтернативщика" во второй тур Президентских выборов. В случае победы "альтернативщика" декларируемые им в ходе выборов изменения вносятся в Конституцию страны.

На сегодняшний день нет необходимости обсуждать возможные перспективы отдельных персон занять место "преемника" и место "альтернативщика". "Преемником" в сети Интернет чаще всего называют Сергея Иванова и Дмитрия Козака, за место "альтернативщика" начали борьбу Дмитрий Рогозин и  Андрей Илларионов. Наиболее забавной в сложившейся ситуации выглядит версия, что "альтернативщик" будет идти под лозунгом "возврата региональным элитам права избирать главу субъекта федерации на выборах". А это позволяет рассматривать инициативы Президента Путина по трансформации политической системы страны, как инициативы, направленные исключительно на сохранение власти у нынешней федеральной элиты.

В рамках вышеизложенного анализа критически не оцениваются источники вышеизложенной информации, а также не рассматривается вероятность того или иного способа изменения Конституции страны.  Необходимо отметить, что свой вариант Конституции могут предложить и новые политические силы, которые смогут сложиться в стране в ближайшее время. Таким образом, за сохранение нынешней Конституции планируют биться лишь те политические силы, которые отнесены многими экспертами к "политическому шлаку", а вариант изменений действующей Конституции рассматривается, как нынешней федеральной властью, так и ее будущими реальными оппонентами. Не исключено, что в течение двух - трех лет в российском обществе окончательно сформируется идея о том, что Конституция страны, принятая в 1993 году уже выполнила свою историческую миссию. Ельцинская Конституция - это Конституция переходного периода, а новому лидеру страны потребуется новая Конституция "имени своего имени".

Понимание этой ситуации и позволяет говорить о том, что Конституция России "слишком безразмерная". Она вмещает в себя и войну в Чечне, и всевозможные изменения политической системы, а главное, она не является общественным договором между властью и гражданами страны. Из этого можно сделать простой вывод, что если сегодня и требуется защита Конституции страны, то только в рамках защиты прав граждан. А новая Конституция РФ должна включать в себя систему неуклонного роста прав граждан. Лично я считаю лучшей Конституцией в мире Конституцию Швейцарии, в главе 3 которой записано: "Федеральная Конституция может быть пересмотрена в любое время, как в полном объеме, так и частично". И осуществляется это в рамках "народной инициативы".  Может быть, поэтому швейцарцы, принявшие свою Конституцию в 1874 году, и живут лучше граждан России.


Александр Прудник, социолог:

Александр Прудник, социологКонституция, несмотря на декларируемую фундаментальность и важность для функционирования политической системы государства, является, скорее, достаточно формальным идеологическим манифестом. Большинство конституций стран, включенных в орбиту западной политической традиции, в основе своей почти идентичны друг другу, однако за их фасадами зачастую скрываются  государства  с  совершенно непохожими политическими системами.  Например, "Президент"  в  странах черной Африки, арабского мира, Франции  или  в республиках бывшего  СССР  значит нечто совершенно непохожее.

Не случайно, мы можем видеть и передачи президентства по наследству (Азербайджан, Сирия), и объявление президента отцом нации и хранителем Высшей Духовности и Сокровищем Мудрости (Туркмения), и превращение президента в императора (Бокасса I в Центрально-Африканской республике). А вот Великобритания вообще обходится без конституции, и, как ни странно, никто там не чудачит и вертикали-горизонтали власти по стране не прокладывает. Поэтому вопрос заключается не в конституции, а в политической культуре общества.

Политическая культура России относится в большей степени к восточному, а в чем-то даже и к африканскому типу. В принципе, ничто не могло помешать ни Ельцину, ни Путину, будь на то их каприз, объявить себя царями, императорами, спасителями Отечества, Пророками национальной или глобальной Идеи. Никакого внутреннего сопротивления в стране, за исключением 15-20 % населения, они бы при этом не встретили.

Поэтому защищать нынешнюю Конституцию не более разумно, чем  в советские времена было отстаивать  Конституцию Бухарина-Сталина, на основании того, что в ней  ГАРАНТИРОВАНЫ  все демократические свободы и гражданские права. Однако каждый, кто пытался выстраивать свое общественное поведение в соответствии с этими гарантиями, воспринимался как человек не вполне адекватный или просто больной.       


Александр Жмыриков, политический психолог:

Александр Жмыриков, политический психологБуду исходить из того, что Конституция - это не "священная корова", которая должна вызывать суеверное почтение. Она возникает в определенных исторических условиях и поэтому при наступлении других условий подлежит изменению. Естественно, процесс изменения условий может быть более или менее динамичным. Например, сравним старый и новый Китай. Если в предшествующие 450 лет свод китайских законов по существу не менялся, то за последние 15 лет он изменялся неоднократно. Так и в России начиная с 1990 г. было, по крайней мере, четыре периода, когда происходили серьезные экономические, политические и культурные перемены. Российские власти не обратили внимания на накопление критической массы изменений в 1991 и 1992 гг., что в итоге и привело к кровавым событиям 1993 г. После этого они были вынуждены пойти на экстренное принятие новой Конституции. Поэтому, если мы не хотим повторения событий 1993 г., надо вовремя вносить изменения в Конституцию.

Надо признать, что действующая Конституция приходит в противоречия с изменившимися условиями общественной жизни. В этом случае надо менять либо условия жизни, либо статьи Конституции. Ясно, что Конституцию поменять легче. Если бы в Конституцию 1993 г. был заложен гибкий механизм ее изменения, было бы проще найти выход из создавшегося положения. Но поскольку изменить отдельные положения Конституции, особенно из ее первой и второй главы, крайне сложно, легче пойти путем полного изменения Конституции. Наша политическая элита неоднородна, в ней есть более прогрессивное, либеральное крыло и более консервативное, ортодоксальное крыло. Противоречие внутри элиты вызывает противодействие переменам, что ведет к нарастанию конфликта между конституционными нормами и государственной политикой.

Положение могло бы спасти принятие конституционного закона о внесении изменений в положения самой Конституции. Но поскольку этого не делается, федеральная власть в лице Президента вынуждена выходить за рамки действующей Конституции. Даже тогда, когда такой выход оправдан обстоятельствами, эту практику вряд ли можно приветствовать. Дело в том, что она приводит к нарастанию правового нигилизма в обществе, к появлению рассуждений типа "если можно Президенту, то почему нельзя мне?". Следует иметь в виду, что каждый выход за рамки Конституции способствует не усилению, а ослаблению государства. Поэтому необходимо принять конституционный закон о порядке внесения изменений в любые главы и статьи Конституции, причем этот порядок должен быть гибким и динамичным, а не жестким и статичным, как теперь. Я считаю, что этот механизм должен быть распространен и на первые две главы Конституции, которые при нынешнем порядке изменить практически невозможно.

Только после принятия данного закона можно приступать к изменению действующей Конституции. Тогда новые предложения Президента не будут интерпретироваться как выход за рамки правового поля. И глава государства, который проводит политику модернизации, не будет обвиняться в нарушении конституционных норм каждый раз, когда он выступает с законодательными инициативами. Сейчас же он не может не вступать в противоречия с действующей Конституцией, когда, например, он предлагает ввести назначаемость губернаторов. Конституция же прямо говорит, что субъекты федерации сами определяют порядок формирования системы государственной власти в своем регионе. Или нельзя не заметить, что федеральная власть ведет дело к тому, чтобы взять полностью под свой контроль пользование природными недрами. Между тем Конституция предусматривает совместное пользование недрами как федеральным государством, так и субъектом федерации.

Кроме того мы не знаем, в какой редакции будут приняты законы, инициированные Президентом. Допустим, что Государственная Дума и Совет Федерации настоят на безальтернативном назначении губернаторов. Это может сильно подорвать сложившиеся отношения между центром и регионами, вызвать эволюцию нашего государства от федеративного к унитарному устройству. Так что, на мой взгляд, надо не горячиться, а принять конституционный закон о более гибком порядке внесения изменений в Конституцию. На этом правовом основании можно внести все необходимые изменения, которые диктуются современными историческими условиями. Если же центральная власть планирует внесение более масштабных изменений, необходимо вернуться к идее созыва Конституционного Собрания, правомочного принять новую Конституцию. Но и в этом случае в текст нового документа надо будет заложить механизм принятия будущих изменений. Всем нам следует понять: или мы вносим изменения в Конституцию, или продолжаем жить в двух реальностях - правовой и социальной, которые все более расходятся друг с другом. В последнем случае надо отдавать себе отчет, что такое положение вещей рано или поздно приведет нас к новому социальному взрыву, чего нам всем, надеюсь, хотелось бы избежать.


Сергей Кочеров, философ:

Сергей Кочеров, философЯ считаю, что конституция любого государства является, прежде всего, декларацией о намерениях, которую возвещает миру если не само общество в целом, то правящая элита страны. Поэтому она является Основным законом, или законом прямого действия, лишь в тех странах, где правящая элита, по воспитанию или по необходимости, ведет себя относительно честно с гражданами, которые как избиратели реально могут призвать эту элиту к ответу. В России, где после падения вечевого колокола и отмены новгородских вольностей были на века уничтожены демократические традиции древних славян, обман подданных во имя  якобы высших государственных интересов считался во властных структурах делом почти что богоугодным. Вся "государственная философия" русских царей, советских генсеков и российских президентов, опирающихся на своекорыстную, трусливую и недальновидную бюрократию, по существу основывается на убеждении в том, что своего разума наш народ не имеет и почел бы иметь его за величайшее для себя несчастье. При таком образе мышления вопрос о сохранении или замене действующей Конституции решается правящей элитой исключительно в форме адаптации ее групповых интересов к текущей политической или экономической конъюнктуре.

Последним примером этого является принятие ельцинской конституции, которая должна была примирить интересы враждебных группировок, столкнувших между собой народ в октябре 1993 г., и создать видимость построения такой модели государства и общества, которая бы устроила западных кредиторов. Политическая система, освященная этой конституцией, в общем и целом отвечала интересам правящей элиты постсоветской России, поскольку позволяла ей в относительно комфортных условиях заниматься своим любимым делом - дележом власти и собственности. Положение изменилось в 1999-2000 гг., когда "силовая компонента" правящей элиты перестала довольствоваться ролью прислуги высших чиновников и бизнесменов и заявила о своих претензиях на передел всего достояния власти. Понятно, что данные претензии были представлены обществу не в их неприглядном, обнаженном виде, а не иначе как в форме заботы о сохранении единства страны и ее модернизации в исторически кратчайший срок. И мы видим, что последние заявления и решения Путина "попадают" в обе цели: как тайную, понятную для своих, так и в явную, открытую для всех.

Конечно, наш президент может и дальше объяснять свои намерения и действия не намерением покуситься на действующую конституцию, но стремлением раскрыть весь заложенный в ней потенциал. Однако любой правовой документ обладает пределом своей эластичности, и при избытке давления на него он рано или поздно рвется. Не минует эта судьба и нынешнюю российскую конституцию, которой вряд ли суждена долгая жизнь. Во всяком случае, по моим сведениям, группа юристов из Петербурга уже вовсю работает над проектом новой конституции. Скорее всего, она будет подогнана под интересы "путинской России", которая уже сегодня заметно отличается, а далее будет все более отдаляться от "ельцинской России". Вопреки тем экспертам, которые обещают нам переход к парламентской республике, я считаю, что нас ждет увеличение власти президента, который сосредоточит в своих руках такие полномочия, какие прежде были только у царей и генсеков, да и то вместе взятых. При этом, наряду с расширением главы 4 ("Президент Российской Федерации"), вероятно, произойдет сокращение глав 1 ("Основы конституционного строя") и 2 ("Права и свободы человека и гражданина"). Из последних, которые по сути станут именно таковыми, несмотря на сохранение за ними первых порядковых номеров, вероятно, исчезнут многие "благоглупости", которые так режут глаза нашим властям в нынешней конституции.

Весьма возможно, что нам предложат забыть о том, что "человек, его права и свободы являются высшей ценностью" (гл. 1, ст. 2), что "высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы" (гл. 1, ст. 3, * 3) и что "Российская Федерация - социальное государство" (гл. 1, ст. 7, * 1). Из второй главы может быть изъята статья 18, которая гласит: "Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием". Вероятно, будут внесены коррективы в то, что "сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается" (гл. 2, ст. 24, * 1), что "каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства" (гл. 2, ст. 27, * 1) и что "гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается" (гл. 2, ст. 29, * 5). Ну и, конечно, субъекты Российской Федерации,  будут ограничены в своем праве самостоятельно устанавливать систему органов государственной власти на своих территориях, как это и следует из последних законодательных инициатив президента.

По существу же заданного вопроса я бы хотел сказать следующее. Предложенная дилемма  - что лучше: сохранение действующей или принятие новой конституции - является ложной в том обществе, где основные слои населения отчуждены от публичной власти и лишены реальных рычагов воздействия на нее. В таком обществе любая, даже самая либеральная и социальная конституция, будет в лучшем случае "золотым сном", который правящая элита навевает на "спящее большинство". Поэтому без пробуждения граждан, без их активного желания сделать социальную мечту политической реальностью, без разумного скептицизма в отношении собственных властей никакая конституция не гарантирует людям соблюдения их человеческих и гражданских прав и свобод. Подданные и граждане тем и отличаются друг от друга, что если первые привыкли во всем надеяться на власти (которые они, впрочем, сами же и поносят, когда те заведут их в очередную помойную яму), то вторые во всем полагаются на самих себя и требуют от своих властей как должное то, что другие почитают за милость.

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна