Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Персоны

25.10.2004 Евгений Люлин

Автор: Сергей Кочеров

Евгений ЛюлинЕвгений Люлин принадлежит к тем действующим лицам нижегородской политики, которые как будто решили доказать на своем примере ошибочность утверждения, что в одну реку нельзя войти дважды. Первый раз Люлин оказался на этой реке в конце 80-х годов, когда в течение двух лет он был сначала вторым, а затем и первым секретарем Горьковского обкома ВЛКСМ. Второй раз он вошел в знакомые воды в 2002 году, будучи избран на должность председателя Законодательного собрания Нижегородской области. И хотя неизвестно, вынесет ли течение его на стремнину или снова посадит на мель, в прошлом товарищ, а ныне господин Люлин является тем персонажем нашей новейшей истории, который, безусловно, заслуживает известного внимания.

По понятиям советского времени, Евгений Борисович Люлин имел все необходимые биографические данные, чтобы сделать удачную карьеру - сначала комсомольскую, а затем и партийную. Его сельское происхождение в сочетании с работой токаря на заводе открывало перед ним такие перспективы, которыми не воспользовался бы разве что ленивый. Человека, олицетворявшего былинный союз рабочих и крестьян, после службы в Советской Армии с распростертыми руками приняли бы и в ВУЗ и в милицию и даже в КГБ. Однако Евгений Люлин предпочел вернуться на авиационный завод, где несколько лет оттачивал мастерство токаря. Правда, с 1981 года он делает выбор в пользу комсомольской работы, перейдя на освобожденную должность сначала зама секретаря, а затем и секретаря комитета ВЛКСМ Горьковского авиационного завода. Дальше все пошло, как по накатанному пути: первый секретарь Московского райкома комсомола, депутат Московского районного совета, второй секретарь обкома комсомола и, наконец, первый секретарь Горьковского обкома ВЛКСМ и кандидат в члены обкома КПСС.

Остановим на миг резвый бег коней славного уроженца села Чернуха Лысковского района Горьковской области. Поскольку все познается в сравнении, то человеку, искушенному в таких делах, этот карьерный бег может показаться и не таким уж резвым. Сумел же Сергей Кириенко, которому еще предстояло сыграть важную роль в жизни Люлина, всего за четыре года пройти почти весь тот путь, который у нашего героя занял целых девять лет. По всей видимости, большое значение в разности темпов их движения, помимо некоторых личных качеств, имело явное различие в образовании. В то время как юный Кириенко с отличием закончил обучение в институте, пройдя к тому же домашний курс политологии у своего отца, молодой Люлин по известным лишь ему причинам с получением высшего образования не спешил. Только в 1987 году, будучи 30 лет от роду, он окончил Всесоюзный заочный финансово-экономический институт. Однако не зря тогда заочное образование было принято называть "заушным". Стоит ли удивляться тому, что, как показало время, финансово-экономические познания никогда не были сильной стороной Люлина.

Первое знакомство Евгения Люлина с Сергеем Кириенко привело к серьезному конфликту между ними. В 1989 году, после своего избрания первым секретарем обкома комсомола, Люлин стал подыскивать подходящую кандидатуру на должность своего зама. По традиции тех лет, если первого секретаря делегировал город Горький, то второй секретарь должен был представлять Горьковскую область. Следуя этому правилу, Евгений Борисович и нашел комсомольца из области, который, надо думать, оптимально отвечал его требованиям к заместителю. Но, вопреки ожиданиям Люлина, часть комсомольских активистов стала настаивать на избрании вторым секретарем обкома Кириенко, который был еще более "городским", чем сам первый секретарь. В результате состоялся самый бурный за многие годы пленум горьковских комсомольцев, который закончился в 6 часов утра следующего дня утра полным успехом сторонников Кириенко и личным поражением Люлина.

Однако, продолжая считать, что правда на его стороне, Люлин не смирился с решением пленума и стал ждать удобного момента, чтобы поставить на место своего молодого, да раннего, и потому особенно опасного зама. Такой момент, по его понятиям, наступил, когда Сергей Кириенко взял под свое крыло коммерческую деятельность комсомольских структур и даже стал генеральным директором молодежного концерна "АМК". Такого буржуазного оппортунизма в рядах комсомольской организации Люлин терпеть не захотел и потому направил письмо в ЦК ВЛКСМ в духе модного в то время в известных кругах воззвания "Не могу поступиться принципами!". Некоторые, пожалуй, поспешат назвать это послание "доносом", и, конечно, будут не правы. Комсомольская этика, списанная под копирку с этики коммунистов, во все времена рассматривала подобное информирование центральных органов не как презренное стукачество, но как сигналы с мест, на которые должно обращать серьезное внимание. Беда для Евгения Люлина была не в том, что он написал это письмо, а в том, что оно попало не в те руки. Вместо того, чтобы похвалить областного секретаря за бдительность и наградить его путевкой в одну из стран загнивающего капитализма, московские товарищи сочли его настолько отставшим от духа времени, что дали санкцию на его смещение с должности. Так начался крестный путь Евгения Люлина, когда он из преуспевающего секретаря превратился в "неуловимого Джо", которого не могут поймать, потому что он никому не нужен.

Пришлось Евгению Борисовичу снова возвращаться на авиационный завод "Сокол", с которого он в свое время получил комсомольскую путевку в большую жизнь. Его прежних связей хватило на то, чтобы стать начальником отдела по внешнеэкономическим связям, а затем заместителем коммерческого директора и руководителем маркетинговой службы завода. Судя по тому, что с начала 90-х годов Нижегородский авиационный завод явно дышал на ладан, Люлин в этом своем амплуа не преуспел. Слабым напоминанием о прошлом являлось только его пребывание в Областном совете народных депутатов, где он также ничем особенным себя не проявил. И это в то время, когда Сергей Кириенко был призван в правительство России, в котором он от самого президента получил должность премьер-министра, а Вадим Воробьев, сменивший Люлина на посту первого секретаря обкома комсомола, делал дела и деньги в нефтяном бизнесе! Было от чего прийти в тоску-печаль, которую на Руси принято гнать известным народным способом. В это время Евгений Люлин еще не знал, что судьба готовится предоставить ему второй шанс. Это время наступило весной 1999 года, когда только что созданный "Союз правых сил" начал выстраивать свои ряды для проведения кампании по выборам в Государственную думу.

То, как готовилась и велась эта кампания в Нижегородской области, позволяет по-иному взглянуть на политическую природу этого союза, а также объяснить причину его начальных побед и последних поражений. Хотя оба лидера СПС, Кириенко и Немцов, были выходцами из Нижнего, а Борис Немцов даже избирался в Думу по Автозаводскому округу, партийными выборами реально занимались в основном люди из окружения Кириенко. На кого могли в это время сделать ставку бывшие комсомольцы, всей душой желавшие вернуться во власть, из которой они были изгнаны после дефолта 1998 года? Конечно, не на десяток-другой членов полузабытых либеральных движений и партий, которых они иначе как "демшизой" в разговорах между собой не называли. Нужны были кадры деловые, дисциплинированные, способные не вести бесконечные дискуссии, а решать поставленные задачи. Лучшей опоры, нежели проверенные комсомольские активисты, их прежние лидеры, сменившие красные политические взгляды на зеленые денежные знаки, не могли себе и представить. В результате для участия в кампании "Союза правых сил" рекрутировались бывшие комсомольцы, которых привела в бизнес не сила либеральных убеждений, но близость к источнику распределения собственности. В числе других, причем далеко не из первых, позвали и Евгения Люлина.

Евгений Борисович не стал упрямиться и быстро взялся за дело. Весьма кстати пришлись его хорошие связи с комсомольцами из районов области, чему он прежде уделял особое внимание. Они восприняли нежданное появление Люлина как луч надежды на изменение к лучшему их мелкого бизнеса и скучной жизни и не за страх, а за совесть стали вести кампанию у себя в районах. Люлин, изрядно соскучившийся по кипучей работе с людьми, рьяно взялся за дело, взвалив на себя обязанности начальника над всеми районными штабами. Его выступлению в этой важной роли благоприятствовало то, что он фактически заменил собой Леонида Сухотерина и Алексея Лихачева, доверенных людей Кириенко, которые из-за личных обид временно отошли от участия в кампании. Конечно, после того, как СПС в Нижегородской области получил второй по России процент голосов, каждый старался внушить ликовавшему Кириенко, что решающий вклад в победу сделал именно он. Евгений Люлин не мог ожидать, что ему в одночасье простят былое и сразу же дадут командную должность. Этого и не случилось, однако, по-видимому, именно тогда Сергей Кириенко пришел к заключению, что он может получить от своего бывшего противника немалую пользу.

Весьма возможно, что отчасти заслужить "прощение" Кириенко Люлину помог другой бывший комсомольский вожак Сергей Обозов, под руководством которого он с 1998 года работал в Волжской нефтехимической компании. Впрочем, не следует думать, что это заступничество могло принципиально изменить мнение Кириенко о Люлине. Неслучайно в своем близком окружении Сергей Владиленович мог заявить, что в отличие от него и Вадима Воробьева, Обозов и Люлин сами никогда ничего не заработали. Это утверждение было вполне справедливо, по крайней мере, в отношении деятельности последних в Волжской нефтехимической компании, которая влачила исключительно виртуальное существование. Тем не менее в 2000 году Евгений Люлин переходит на работу в ОАО "СИБУР-Нефтехим", что вряд ли могло случиться без участия Кириенко. На эту мысль наводит и то обстоятельство, что вскоре после назначения Кириенко полпредом Приволжского федерального округа Люлин пошел на повышение и стал первым заместителем генерального директора указанного предприятия. В этой должности он курировал вопросы экономики, инвестиций, социальной сферы и общественных связей. Может быть, это кураторство и привело к укреплению общественных связей "СИБУР-Нефтехима", но его успехи в экономической деятельности, а тем более в привлечении инвестиций, были так хорошо скрыты от общественности, что их вряд ли кто заметил. Говорят, в это время даже обсуждался вопрос о переводе Люлина на работу во главе предприятия одного из южных городов России. Якобы он даже согласился, но затем попал в аварию, место занял другой, и его пришлось вернуть на прежнюю должность. Так это или нет, но 2002 год он встретил в руководстве все того же "СИБУР-Нефтехима".

Именно в этом качестве он принял участие в выборах в Законодательное собрание Нижегородской области по округу № 19 (город Дзержинск). Его выдвижение готовилось так заблаговременно и основательно, что верно одно из двух: или ему очень желали победы, или его очень хотели отправить в почетную ссылку. Например, нашлись влиятельные люди, которые еще в конце 2000 года объявили Люлина куратором акции спасения Дзержинска. Для придания большей популярности его даже объявили начальником дзержинской футбольной команды "Химик", которую переименовали в "Сибур-Химик". Накануне выборов в ОЗС были проведены финансовые вливания в долго простаивавший завод "Капролактам", работники которого являлись избирателями округа, где баллотировался Люлин. Сам Евгений Борисович также не сидел сложа руки и на встречах с дзержинцами активно занимался саморекламой. Причем, если в молодежных аудиториях он выступал как член регионального политсовета СПС, славный сподвижник Кириенко и Немцова, то в общении с людьми старшего поколения с ностальгией вспоминал свое комсомольское прошлое и работу в качестве кандидата в члены обкома КПСС, который возглавлял тогда нынешний губернатор Геннадий Ходырев. Таким образом, раздав всем сестрам по серьгам, Люлин снова стал депутатом областного уровня.

Здесь ему просто повезло. По всем расчетам команды полпреда, Областное собрание должен был возглавить опытный юрист Дмитрий Бедняков. Однако он потерпел фиаско в своем округе, в котором сначала сняли фаворита, а когда путь Беднякову был расчищен, избиратели проголосовали ногами, сорвав необходимую явку. В этой ситуации пришлось искать кандидатуру, которая, во-первых, устроила бы Сергея Кириенко, а, во-вторых, имела бы шансы на прохождение в председатели собрания. В сложной конфигурации разных интересов, которые были представлены в избранной законодательной власти, все большую реальность приобретала альтернатива Александра Цапина и Евгения Люлина. При обычном положении вещей главой Законодательного собрания был бы избран Александр Цапин, за которым были поддержка автозаводского лобби и благожелательное отношение губернатора. Но руководство автозавода уже не имело прежнего влияния, да и Сергею Кириенко очень хотелось провести в председатели ОЗС человека, который мог бы формально возглавить оппозицию неугодному ему Ходыреву. В результате активных переговоров с депутатами, временами принимавших форму открытой торговли, со второй попытки, большинством в один голос, удалось избрать председателем собрания Люлина. Большую помощь в убеждении колеблющихся ему оказал сормовский депутат Михаил Дикин, который заодно выторговал себе и должность второго заместителя председателя, непредусмотренную в регламенте.

С этого дня, 4 апреля 2002 года, и начинается нынешний период в биографии Люлина, который он со временем, если когда-нибудь засядет за написание мемуаров, может озаглавить "Не прерванный полет". Евгений Борисович не захотел изображать из себя английскую королеву в стенах Законодательного собрания, "взошедшую на трон милостью Божией", т.е. воссевшую в кресло милостью Кириенко. Он постепенно, но настойчиво стал склонять депутатов к проявлению большей самостоятельности в отношениях с исполнительной властью, к установлению подотчетности им каждого решения сначала правительства, а затем и губернатора. Геннадий Ходырев, который долго не мог привыкнуть, что рядом с ним в собрании сидит уже не прежний Женя Люлин, а повзрослевший Евгений Борисович, поздно заметил опасность, скрывавшуюся в спикере. Конечно, губернатор знал, что Кириенко содействовал избранию Люлина, чтобы вести его руками борьбу с ним, главой области. Однако он вряд ли предполагал, что председатель Областного собрания всерьез решит сам пойти в губернаторы. И что для обоснования своего похода во власть он изберет лозунг, который Ходырев сам использовал на выборах против Склярова: "Губернатор не заботится о нижегородцах!".

Однако любые лозунги обретают силу только тогда, когда они наполняются конкретным содержанием. Люлин вместе с теми депутатами, которые по тем или иным причинам оппонировали Ходыреву, нашел "ахиллесову пяту" губернатора в его обычае привлекать на работу в областное правительство людей из Москвы. Интересно, что те же самые депутаты, которые не видят угрозы в том, что московский бизнес скупает нижегородский рынок, протестуют против того, чтобы глава области назначал министрами москвичей. Но и эти страсти вокруг власти, которые большинство местных СМИ подает, исходя из интересов своих хозяев - полпредства и Областного собрания, не произведут нужного впечатления на население, пока оно не увидит за ними фигуру своего спасителя. И чтобы ни у кого не возникало сомнений на этот счет, Евгений Люлин стал активно предлагать себя в этой роли. Самым оригинальным решением, направленным на то, чтобы убедить в этом избирателей, стали регулярные выезды председателя Законодательного собрания в районы области. Жители нижегородских градов и весей не могли не заметить появления на своей малой родине кавалькады машин, из которых выходило важное начальство: сам Люлин, глава районной администрации, депутат Областного собрания от этого округа, председатель поселкового совета и депутаты земских собраний. Таким образом, председатель ОЗС возродил моду на то, что прежде называли "посоветоваться с народом" и от чего нижегородцы отвыкли со времен губернаторской кампании Немцова 1995 года. Это производило сильное впечатление на тех, кто видит в таком хождении власти в народ доказательство ее близости к народу.

Впрочем, не следует делать вывод, что в таких поездках Люлин только говорил с людьми и ничего не делал. Он узнавал о проблемах местных жителей, и если некоторые из них потом решались, то горожане или поселяне пребывали в уверенности, что о них позаботился именно Люлин. Председатель Областного собрания стал устраивать выездные заседания с депутатами земских собраний, чего до него никому из начальства не приходило в голову. Наконец, ему удалось с помощью депутатов не допустить увольнения ряда глав районных администраций, с которыми было решил проститься Ходырев. Это действовало на впечатлительные умы гораздо сильнее, чем выпуски теленовостей, в которых Люлин то гонял мяч с дворовыми мальчишками, то прогуливался под ручку с поющим Басковым. Одновременно возрастало давление на губернатора и правительство области. Заручившись поддержкой квалифицированного большинства депутатов, Люлин фактически обязал главу области впредь согласовывать с ОЗС не двух-трех министров, как было раньше, а десять из одиннадцати членов правительства! Последней победой депутатов во главе с Люлиным над Ходыревым стало блокирование ими отзыва из Совета Федерации депутата Евгения Бушмина, который два года назад был делегирован в этот орган действующим губернатором Нижегородской области. Это единственный случай в новейшей истории России, когда глава области был фактически лишен областными депутатами права иметь своего представителя в верхней палате парламента.

Вместе с усилением позиций Евгения Люлина на региональной политической сцене происходило повышение его "акций" на внешнем рынке. Он был выбран главой ассоциации органов законодательной власти в Приволжском федеральном округе, что, конечно, не дало ему лишних полномочий, зато принесло почет и уважение. Знаковым событием в его жизни стал вызов в Администрацию президента, где ему объявили о том, что "есть мнение" сделать его главой Нижегородского регионального отделения "Единая Россия". Как верный солдат любой партии власти, Евгений Люлин взял под козырек, позабыв о такой "мелочи", что он является членом регионального политсовета СПС. По приезде в Нижний он объяснил свой поступок тем, что в стране настало такое время, когда каждый честный человек должен подставить президенту свое плечо. Силу могучего плеча Евгения Борисовича "Единая Россия" смогла оценить по результатам выборов в Госдуму, где Нижегородская область выглядела неплохо. Но когда пришло время испытаний для Владимира Путина и началась битва за высокую явку избирателей, лидер нижегородских "единороссов" по неведомой причине оказался в тени, предоставив губернатору Ходыреву отдуваться за все ветви власти. Злые языки тогда говорили, будто Люлин обиделся на то, что его не назначили доверенным лицом президента. Однако я полагаю, что в это время Люлин был озабочен не столько тем, как сподручнее подставить плечо Путину, сколько тем, как ловчее подтолкнуть им Ходырева.

Конечно, когда президент был успешно переизбран и начал реформу политической системы в России, в Нижегородской области не нашлось человека, который одобрял бы его действия более, чем Евгений Люлин. Так, в конце августа 2004 года Люлин выступил с идеей совмещения всех региональных и муниципальных выборов в Нижегородской области. Когда Владимир Путин предложил заменить всенародные выборы глав регионов на их выборы депутатами по кандидатуре, предложенной президентом, председатель Законодательного собрания Нижегородской области был просто счастлив. Столь же горячо он одобрил президентскую инициативу по переходу на пропорциональную систему выборов в Госдуму, хотя еще год назад был рьяным противником выборов исключительно по партийным спискам. Однако было бы бесполезным делом ловить Люлина на подобных нестыковках. Как герой из анекдота о клубе пофигистов, которого пытались припереть к стенке вопросом: "Как же так? Все вам по фигу, а деньги не по фигу. Неувязочка у вас получается", Евгений Люлин может с чистым сердцем ответить: "А нам по фигу ваши неувязочки!". Ведь все эти разговоры о "перемене концепции" имеют смысл только тогда, когда есть концепция. Что же касается нашего персонажа, то при выборе своей политической ориентации он, похоже, руководствуется правилом героя Валентина Гафта из фильма "Гараж": "Вовремя изменить точку зрения – это не предать, а предвидеть".

Что же представляет собой Евгений Люлин? Каковы его политические взгляды и программа действий? Что нам ждать от него, если кремлевские звезды сойдутся на нем как приемлемой кандидатуре на должность главы Нижегородской области? Следует признать, что когда речь заходит о Люлине, рано или поздно ловишь себя на одной мысли. Можно находить в нем как достоинства, так и недостатки, можно говорить о его достижениях и ошибках, пока не поймешь, что все эти рассуждения оправданы только по отношению к человеку самостоятельному в своих решениях и поступках. Действительно, зачем хвалить телефон за то, что по нему можно говорить, или осуждать ружье за то, что оно выстрелило? Я не хочу сказать, что Евгений Люлин имеет сходство с этими неодушевленными предметами. Но при разборе его пути в политике поневоле возникает впечатление, что чем больше рассуждаешь о Люлине, тем больше говоришь как будто и не о нем. И это исчезновение личности политика в его словах и делах свидетельствует об известной фантомности данной личности. Словно перед тобой человек-невидимка, которого ты слышишь и наблюдаешь его следы, но самого человека не видишь.

Все дело в том, что Евгений Люлин принадлежит к числу тех деятелей, которые стали политиками не по призванию, а по протекции. Для главы Законодательного собрания Нижегородской области в этом нет ничего обидного, так как политиками того же типа являются и председатель Совета Федерации Сергей Миронов, и председатель Государственной Думы Борис Грызлов. Как личности они живые и нормальные люди, со всеми их сильными и слабыми сторонами, но как политики они представляют, прежде всего, функции внешних по отношению к ним величин. Ясно, что Миронов и Грызлов – это функции Владимира Путина, без волевого решения которого они бы не имели шансов занять свои нынешние посты. Второе пришествие Люлина в нижегородскую политику было обусловлено тем, что он стал функцией Сергея Кириенко. И дело здесь не в том, что председатель ОЗС добровольно или вынужденно обслуживает лично Сергея Владиленовича. Думаю, что как человек Люлин также лишь отчасти простил Кириенко былые обиды и при случае по-прежнему готов сообщить в Москву об его отклонении от генеральной линии партии. Евгений Люлин выполняет указания полпреда как представителя системы власти, той системы, по отношению к которой он всегда был, есть и, вероятно, будет функционером, а не свободным деятелем. Поэтому его самостоятельность жестко ограничена правилами, традициями и предрассудками той системы, которой он на свой лад верно служит, не забывая, конечно, и себя любимого.

Стало быть, тщетно пытаться найти у него устойчивые убеждения или продуманные решения. Люлин подобен флюгеру, который всегда показывает направление самого сильного ветра. Я думаю, что где-то в потайном месте он бережно хранит комсомольский билет, билет члена КПСС и билет члена СПС вместе с почетными партийными грамотами. Он содержит их в полном порядке не из сентиментальности или ностальгии, а из уважения к документам такого рода и так ... на всякий случай. Не потому что прежняя власть может вернуться, а интуитивно понимая, что новая власть в России ценит тех, кто был предан старой, если он вовремя сделал "правильный выбор". И не следует излишне доверчиво относиться к его заявлениям о том, что Нижегородская область должна иметь стратегическую программу развития или что нам необходимо создать Региональный совет по конкурентоспособности. Если подходить к этому делу серьезно, то нужно думать и думать, создавать концепцию, заниматься сложной интеллектуальной и организационной работой. У Люлина на это совершенно нет времени, для него главное озвучить идею перед телекамерами, застолбить делянку и отправиться дальше. Когда же ему приходится действовать на свой страх и риск, то Евгений Борисович предстает совершенно в ином свете. Так, у него вызвало панику известие о том, что его второй заместитель Михаил Дикин обвиняется чуть ли не в организации покушения на убийство и поэтому пустился в бега. Говорят, что весь в растрепанных чувствах, Евгений Люлин стал рваться на прием к Кириенко, чтобы сообщить ему, что Дикин попал в беду и надо его с кичи выручать. Положение спасла только Любовь Глебова, "железная леди" Приволжского полпредства, которая доходчиво разъяснила председателю ОЗС, что если у него были какие-то общие дела с Дикиным, то это его проблема, а здесь работают серьезные люди, и нечего их по таким пустякам отвлекать.

Может ли такой деятель как Евгений Люлин быть предложен президентом Областному собранию для утверждения его в должности губернатора Нижегородской области? Лучше всего ответить на этот вопрос "поживем – увидим", но можно сказать и так, что такой вариант не является невозможным. Как нельзя исключить и тот сценарий, в соответствии с которым Люлину будет доверено озвучить президентское решение - назначить губернатором Ходырева. Интересно было бы посмотреть, как в этом случае Евгений Борисович станет уговаривать депутатов поддержать кандидатуру Геннадия Максимовича. Но самих нижегородцев больше всего интересует не кто будет назначен губернатором, а что будет делать назначенный глава области. Если этим человеком станет Евгений Люлин, то весь вопрос в том, кто будет при нем в качестве председателя облисполкома. Потому что Евгений Борисович может руководить областью только на манер первого секретаря обкома партии в прежние времена. Бесконечные заседания, вызовы на ковер нерадивых исполнителей, поездки на места, чтобы посоветоваться с народом... и прочие прелести брежневского застоя. Нижегородцам же останется только наблюдать вечное возвращение вещей и дивиться мудрости верховного кормчего.

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна