Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Экспертиза

25.11.2004 Существуют ли политтехнологии в современной России?

Александр Жмыриков, политический психолог:

Александр Жмыриков, политический психологЕсли рассматривать деятельность российских "ведущих" групп политтехнологов за период с 2001 по 2004 годы, то можно с уверенностью сказать: "В России нет технологий политического PR".

Конечно, при большом желании можно и онанизм считать нормальным сексом, но для этого необходимо обладать большой фантазией, полным отсутствием принятых норм морали и выраженной склонностью к рукоблудству.

Читатель может возмутиться: "Как же так? Везде и всюду во время выборов речь только и идет о коварстве специалистов политического пиара?"

Добрый, доверчивый друг!

Давай вместе попробуем разобраться и понять "что есть что?"

Сначала я расшифрую оговорку, специально допущенную в первой моей фразе. Когда я говорю о "ведущих" группах политических технологов России, я не имею в виду их высокое профессиональное мастерство. Наличие последнего как раз вызывает большое сомнение. Я имею в виду причастность этих технологов к деятельности консультантов администрации Президента РФ, а потому и возможность получения заказов на проведение избирательных кампаний в регионах РФ и даже за пределами России, например на Украине.

Теперь по существу вопроса.

Паблик рилейшнз (PR) от английского “public relations” (отношения с общественностью) – "это специализированная деятельность соответствующих подразделений государственных, корпоративных, политических, общественных экономических и других структур, направленная на установление взаимопонимания и доброжелательности между структурами, осуществляющими PR, и обществом, населением, группами, людьми, на которых направлена эта деятельность" (Д.В. Ольшанский "Политическая психология", СПб., 2002. – С.555-556).

О каком взаимопонимании и о какой доброжелательности может идти речь, если основными методами работы "ведущих" российских политтехнологов являются сегодня насильственное отстранение неугодных им кандидатов от участия в избирательных кампаnниях; запугивание граждан вымышленными последствиями выбора кандидата, нежелательного для политтехнологов; организация прямого давления различных властных структур на поведение избирателей?

За примерами далеко ходить не надо. Нижегородского предпринимателя А.А. Климентьева неоднократно насильственно отстраняли от участия в выборах разного уровня; известного политика В.И. Черепкова также неоднократно отстраняли от участия в выборах мэра города Владивостока; буквально на днях сняли с выборов губернатора Псковской области В. Хоронена - действующего мэра города Пскова, список можно продолжать. Для запугивания граждан используются государственные телеканалы, выступления чиновников разного ранга, выступление руководителей производственных коллективов.

А может быть мы неверно понимаем определение "паблик рилейшнз"? Может быть, отцы-основатели этого специфического вида деятельности вкладывали в понимание PR более широкую основу?

Отнюдь нет. Термин “PR” был впервые использован в 1807 году третьим президентом США Т. Джефферсоном. Автор "Декларации независимости" считал, что без целенаправленных конструктивных отношений с общественностью демократия невозможна.

Технологически PR определяется как "инструмент создания контекстов, благоприятных для объекта" (Jefkins F. Public Relations. - L., 1992). В этом PR отличается от рекламы, технология которой – создание сообщений о объекте, а также от маркетинга, цель которого – продвижение позиции объекта.

Очень образно эти различия показаны в следующем высказывании: "Если мужчина отправляется на вечеринку и затем говорит какой-нибудь женщине, что ей нужен мужчина и поэтому она должна пойти с ним домой, то это – маркетинг.

Если он встает на стул и объявляет собравшейся компании о своей опытности в любви – то это реклама.

Если он говорит женщине, что он - величайший любовник в мире, и она немедленно должна отправиться с ним домой, то это – продажа.

Если она подходит к нему и говорит, что слышала о нем как о замечательном любовнике и готова отправиться с ним домой, то это – public relations" (Валовая М. Давайте говорить прозой. – Журнал Советник, 1997. - № 12. – С. 25).

Создают ли наши "ведущие" политтехнологи контексты восприятия благоприятные для кандидатов? К сожалению, нет.

Они дают благоприятную (порой до приторности) информацию о кандидатах в возможно большем числе СМИ (это реклама). Они либо сами, либо с помощью авторитетных лиц, включая даже Президента страны В.В. Путина, предлагают выбрать именно этого кандидата (это продажа). Они пытаются доказать, что только этот кандидат, и никто другой нужен народу, манипулируя рейтингами (это маркетинг).

Тогда что же такое благоприятные контексты восприятия?

Это ситуации, отражающие единство кандидата с идеальным образом исполнителя конкретной роли у представителей конкретной социальной группы.

Поскольку идеальный образ любой роли (например, роли мастеровитого человека, роли чудотворца, роли сильного воина и т.п.) состоит из осознанной и неосознанной составляющих, постольку и ситуации, призванные отражать единство кандидата с идеальным образом должны моделировать осознанные и неосознанные стереотипы восприятия социальной группы, интересующей технолога.

Например, на выборах мэра Нижнего Новгорода (осень 1998 года) в результате проективного социологического исследования было выявлено, что наибольший интерес для кандидата в мэры Ю.И. Лебедева представляет группа избирателей, понесших урон от проводимых в области реформ. Для того, чтобы идентифицировать образ Ю.И. Лебедева с идеальным образом руководителя этой группы избирателей, было необходимо на осознанном уровне погрузить кандидата в контекст "якобы конфликтных отношений с губернатором И.П. Скляровым". С этой целью один раз в неделю, на протяжении 7 недель, моделировалась очередная ситуация "глупости" губернатора и "спасительной народной смекалки" Ю.И. Лебедева. Так, при подготовке к празднованию Дня Нижнего Новгорода тележурналисты, по заданию штаба Лебедева, несколько раз брали короткие интервью у губернатора Склярова, спрашивая последнего о том, будут ли потрачены на праздничные мероприятия бюджетные деньги. Зная привычку губернатора выдавать "на гора" лишь позитивную информацию, авторы вопроса были уверены в том, что губернатор в телекамеру не скажет о трате бюджетных средств. Так и было. Губернатор Скляров во всех интервью гордо заявлял, что на праздник не будет потрачено ни копейки бюджетных денег. Все, дескать, дадут спонсоры. Затем, уже в момент праздничных гуляний, у губернатора вновь спросили о том, сколько бюджетных средств потрачено на такую красоту? Гордый от содеянного (а праздник действительно удался на славу), И.П. Скляров выпалил, что ни копейки из бюджета не потрачено. Тогда тележурналист, вдруг, продемонстрировал изумленному губернатору ксерокопию подписанного им же документа месячной давности о выделении на праздничные мероприятия такой-то суммы бюджетных денег. Кандидат Лебедев тут же заявил в камеру: "Власть снова врет!" И совсем неважно, что сумма бюджетных денег была незначительной по сравнению с деньгами спонсоров. Важен был контекст восприятия факта: власть обманывает народ, а кандидат Лебедев разоблачает антинародную деятельность власти.

Параллельно с моделированием ситуаций, отражающих на осознанном уровне близость образа Лебедева с образом идеального кандидата для избранной социальной группы, создавались видео и аудиомаркеры бессознательной идентификации реального образа с образом идеала. Так, например, такое анатомо-физиологическое качество Ю.И. Лебедева, как "тучность" не только не скрывалось, но напротив подчеркивалось. Также подчеркивались неуклюжая походка, волжское оканье, размашистые жесты. Все это создавало контекст восприятия простого, народного мужика, настоящего волжского хозяина. Ведь именно такой архетип хозяина был внедрен в бессознательное народов Поволжья еще со времен походов Ивана Грозного, продолжен действиями удалых нижегородских купцов и успешных руководителей советского времени. Учитывалась и региональная особенность восприятия нижегородцев, отличающая их от жителей большинства других регионов: нижегородцы в большей степени чувствительны к восприятию слуховых, нежели зрительных образов. Поэтому по радио зачитывались фрагменты одной и той же листовки Лебедева, где мужским и женским голосами выделялись ключевые слова: "корни", "крылья", "доброволие". Именно эти слова создавали на бессознательном уровне необходимый для позитивного восприятия эмоциональный контекст. Для того, чтобы бессознательные архетипы данной социальной группы комплиментарно взаимодействовали с осознанными стереотипами и усиливали позитивное влияние контекста восприятия имиджа кандидата, команда Лебедева разработала и распространила программу кандидата, написанную с использованием ментальных ключей данной группы нижегородцев. В программе, помимо прочего, были специально заложены фоносемантические сочетания, провоцирующие конфликтное восприятие текста сторонниками кандидата "партии власти". В итоге аналитики, поддерживающие власть, постоянно цитировали фрагменты программы, пытаясь дискредитировать содержание, и, таким образом, поддерживали нужный Лебедеву конфликтный контекст взаимодействия. Причем на практике это выглядело как конфликт власти с неугодным кандидатом, а не взаимный конфликт, тем более не как конфликт кандидата с властью. Поэтому кандидат смотрелся ЗАЩИТНИКОМ поруганных народных прав, а власть – АГРЕССОРОМ. Что и требовалось доказать.

Потом, анализируя победу Лебедева, многие обозреватели не понимали, отчего Лебедеву удалось перехватить электорат Климентьева, в то время как официальному преемнику Климентьева господину Семаго этого сделать не удалось. Внимание акцентировалось на личностных качествах самого Семаго. Однако, на наш взгляд, главное заключалось в том, что команда Семаго не создавала контекста благоприятной идентификации образа Семаго с образом Климентьева, т.е. не осуществляла по сути пиар-технологических акций, тогда как команда Лебедева делала это.

Теперь давайте взглянем на реалии дней сегодняшних. Перед нашим взором прошли выборы губернатора Санкт-Петербурга, Алтайского края, Архангельской, Рязанской и Псковской областей, мэров Владивостока и Нижнего Новгорода, Президента Украины. На всех этих выборах работали "ведущие" политтехнологи России. Что же происходило на этих выборах? Может быть где-то был создан интересный новый контекст позитивного восприятия имиджа своего кандидата? Увы, нищета пиар-технологических умений на одних выборах контрастировала с зияющими дырами полного отсутствия оных на других выборах.

Чем же были заменены пиар-технологии? Примитивными приемами маркетингового давления.

Во-первых, использовалось давление авторитетом Президента России В.В. Путина.

На выборах губернатора Санкт- Петербурга с их "мудрой подачи" Путин прямо заявил о своей поддержке кандидата Валентины Матвиенко.

На выборах губернатора Алтайского края и Президента Украины В.В. Путин недвусмысленно показал с кем он.

Во время посещения Владивостока ведущими российскими чиновниками, включая Президента страны, рядом с ними во время протокольных съемок "внезапно" оказывался господин Николаев, известный в криминальном сообществе под кличкой "Винни-Пух", а популярный министр МЧС Сергей Шойгу даже сподобился вручить "авторитету" партийный билет "Единой России".

В меньшей степени повезло кандидатам от власти на выборах губернаторов Архангельской, Рязанской и Псковской областей, где агитацию вели от имени Путина государственные чиновники.

Во-вторых, использовалось давление региональных властей, иногда прикрываемое знаменем партии. Начиная от акций запугивания негативными последствиями, и, заканчивая арестом избирательных бюллетеней.

В-третьих, использовалось персональное давление на основного кандидата-соперника с целью добиться его отказа от участия в выборах. Это давление оказывали либо правоохранительные органы и суды, либо таинственные структуры. Разница лишь в том, что в первом случае кандидатов "законно" отстраняли от участия в выборах, а во-вторых, они "поскальзывались" на гранате или "заболевали" неизвестным вирусом.

В-четвертых, использовались традиционные приемы "работы" с голосами избирателей. Иногда такие приемы приводили к столь чудесным превращениям, что авторы Библии могли бы позавидовать.

Например, на выборах мэра Нижнего Новгорода в первом туре официальный подсчет голосов констатировал третье место кандидата "против всех". При этом указанный "кандидат" менее чем на 2% отстал от победителя. В то же время обнаружилось более 3% бюллетеней, поданных за кандидата "против всех", почему-то признанных недействительными. Не менее удивительные факты обнаружились при подсчете голосов во втором туре выборов Президента Украины. Избирательная комиссия одной из областей "восточной Украины" в раже борьбы за процент, вначале объявила явку на выборы, которая превысила численность избирателей, проживающих на данной территории. Затем, видимо, "старшие товарищи" указали на "нескромность", и цифра была несколько уменьшена. А как не восхититься умением украинских мастеров подсчета голосов, открывших дотоле неведомую ученым закономерность статистического распределения! Судите сами. Если, начиная с 25% уровня подсчета бюллетеней разрыв между претендентами на пост Президента Украины постоянно сокращался, что, кстати было и при подсчете голосов в первом туре этих же выборов, то отчего вдруг после достижения отметки в 75% подсчитанных бюллетеней этот разрыв не только не перестал сокращаться, а скакнул вверх в два с половиной раза? Математические модели статистического распределения такого феномена еще не знали. Впору присуждать авторам Нобелевскую премию.

Итак, политических пиар-технологий в арсенале "ведущих" российских политтехнологов не просматривается. Вопрос в другом: долго ли еще будут эти технологи оставаться в ранге ведущих?

От ответа на этот вопрос во многом зависит политическая судьба нашей страны. Ведь политику определяет "король", то бишь Президент. А короля, как известно, играет свита.

Андрей Арсеньев, PR-технолог:

PR будущего, или путешествие Дюймовочки в Страну вечной Весны

- Полетим со мной, милая крошка, - сказала ласточка.
- Я унесу тебя на крылышках в те края, где никогда не бывает зимы...

Г.Х. Андерсен, "Дюймовочка"

Мы уже говорили: в сегодняшней России у пиарщика работы не стало меньше. Ее стало больше. Ведь надо, к примеру, чем-то обосновывать выбор чиновниками АП РФ того или иного назначенца на должность губернатора.

Беда нынешней ситуации в том, что эта истина не очень-то знакома ни соискателям губернаторства, ни собственно чиновникам АП РФ.

Мы, коллеги, находимся в положении. Со стороны - забавном.

"- Мойша, говорят, ты женишься на Клаудии Шифер?
- Я не против. Мама не против...
- А Клаудиа Шифер?
- Вот. Осталось только с ней познакомиться и уболтать."

"Замри! - Умри. - Воскресни..."

(детская игра)

Жив ли политпиар, умер ли политпиар? - ответ распадается на две части.

С одной стороны, как мы с Вами уже и говорили, альтернативы воздействию искусственно сформированными информационными фантомами для получения у адресата новых потребностей, нового и выгодного нам стиля мышления и поведения нет, и быть не может. Это – магистраль. Прочее – короткий тупичок.

С другой стороны, понимание этой данности нашим главным Заказчиком, Администрацией Президента РФ, существенно снизилось. Парадокс, но многочисленные провалы придворных кремлевских политтехнологов прежде привели АП РФ к забавному для разумного человека выводу о необходимости силового, "пенитенциарного" решения избирательных коллизий. А после и вовсе к решению о подмене выборов назначением.

Причем чиновникам АП РФ опыт Грузии и Украины не впрок. Они, будучи выходцами из силовых структур, попросту не способны уяснить, что пар в котле можно удерживать лишь недолгое время. После он имеет свойство непременно взрывать и котел, и все вокруг.

Ну, а поскольку об этом уже и так говорилось до смешного много, мы посмотрим сегодня не на причины их действий, а на следствия.

- Девочка, будьте моей женой, королевой эльфов! -
сказал человечек с крылышками за спиной.

Г.Х. Андерсен, "Дюймовочка"

Что скрывать, коллеги! - Дело с востребованностью нашей профессии в современной России грустное. Что мы, - когда даже Сурков с его топорными методами оказался для гоп-компании питерских чекистов "слишком интеллектуален"?! Так, глядишь, и рассчитают мальчика за ненадобностью.

Но есть ли заказчик хотя бы на низовом уровне? - Нет. Он держит нос по ветру, и несет деньги не профессионалу, а функционерам АП РФ либо, если его и там не ждут, функционерам "партии власти" на местах. Но и это еще не самая грустная новость.

Еще лет 6-8 назад заказчик готов был слушать профессионала, рот открыв, и более-менее послушно следовать мудрым советам. Сегодня меду нами и действиями Заказчика встал так называемый помощник руководителя, или советник гендиректора, или начальник отдела рекламы и PR. А у него, разумеется, есть свои интересы, далекие от интересов хозяина. Оптимальный для него вариант – выслушать Вас, обязательно взять Ваш прайс, выяснить предлагаемую Вами тактику и стратегию ведения кампании, и вежливо с Вами попрощаться.

Далее он обозначает Заказчику его экономию на Ваших услугах (~20%), получает карт-бланш на осуществление того, что Вы ему наметили, и с успехом осваивает все средства (лично). Ну, а поскольку кругом действуют такие же "мастера", у него даже есть некий шанс... Что ж? Давайте приглядимся к этому "специалисту".

"Жук был ужасно доволен собой, и постоянно гладил свое брюшко"

Г.Х. Андерсен

Знакомьтесь. Это – официально имеющий диплом по специальности "специалист по PR и рекламе". В одном лишь Нижнем их штампуют то ли три, то ли четыре ВУЗа. В глазах заказчика, разбирающего в этих вопросах, как в нейрохирургии или в генной инженерии, это действительно специалист.

В промежутках между студенческой скамьей и начинающейся кампанией этот недоучка занимался коммерческой рекламой, и благополучно завалил дело. Впрочем, в глазах Заказчика любой пиарщик-рекламист бездельник, и потому на эти должности попадают "свои": правильно, если работать не надо, лучше уж своему заплатить!

Естественно, я не знаю ни одного приличного профессионала, имеющего какие-либо достижения в профессии, который бы в этих ВУЗах преподавал данную дисциплину. А ведь студент по определению не может быть грамотнее своего учителя. Вот и выходят ежегодно сотни подобных недоучек, а потом пытаются за счет работодателя получить опыт в рекламе и избирательных кампаниях.

То, что эти юные создания нарабатывают опыт за деньги Заказчика, и за счет создания Заказчику антирекламы, за счет провалов Заказчика на выборах, нашего Заказчика вполне устраивает.

Хотите забавную историю? - Когда мне в 1999-ом было предложено преподавать имиджмейк в Москве с набором курса и видами на кафедру, я отказался. Мне казалось, что я недостаточно знаю предмет... Ну, а кто-то, кто знал еще меньше. Но, как видно, согласился. Совесть и щепетильность сегодня вообще редки.

Меду тем давайте глянем, что должен политтехнолог знать.

Он обязан прекрасно знать ряд разделов психологии. Ориентироваться в политологии, истории. Иметь понимание современной социологии и ее возможностей. Быть талантливым сценаристом и режиссером. Иметь хотя бы базовые познания в избирательном (и не только) праве. Быть прекрасным лингвистом – не переводчиком, а лингвистом! - хотя бы Ю. Лотмана в подлиннике прочесть. Желательно бы еще и Дилтса, и И. Черепанову. И психотехниками М. Эриксона овладеть.

Просто прочесть все эти книги за отпущенный срок, плюс к тому – обладать широчайшей эрудицией, достаточно сложно.

А теперь скажите: можно ли всему этому научить за пять лет?

Для меня ответ очевиден. Отчасти поэтому я и отказался профанировать, и отвечать за жизнь и судьбу молодых людей.

Но и это еще не все. Ведь реальное обучение только начинается только после того, как "специалист" приступит к практической работе. Он все обязан уметь. А это даже для богоданного таланта – лет 5-7.

- Фу, какая она безобразная! У нее есть талия! Она совсем как человек! -
в один голос зашипели жуки и гусеницы.

Г.Х. Андерсен, "Дюймовочка"

Но и это – всего лишь ничего не гарантирующие "условия игры". Весь секрет в том, что суть работы политтехнолога – это его исключительная креативность. А креативность – это даже не базовое свойство психики, как полагают психологи. Это – способ мышления. Я не верю, что политтехнолог сидит, и "работает". Он просто играет.

Я не верю, что ему трудно придти к тому или иному, всегда оригинальному решению. Нет. Его всегда посещает озарение, и он едва успевает записать то, что проходит сквозь него, как ток, в напрасном стремлении избавиться от своего дара, как от проклятия.

Он подходит ко всему в мире, как подходит ребенок: в игре. Он резвится. Он сопрягает элементы самых удаленных друг от друга наук, и рождается чудо. Само.

И обучить этому – словно обучить гениальности. Не верьте всяким "тризам", что это возможно. Ведь сами-то эти люди гениальными от своей методики не стали, правда?

Можно обучить на потоке маляра. Можно, слегка отобрав людской материал, обучить того из маляров, кто беспринципен, быть художниками Шиловым и Глазуновым, или скульптором Церетели. Но создать Леонардо, Рафаэля или Микеланджело еще не удавалось никому, кроме Господа и единого информационного поля Земли. Если в некий год на всю Землю явится 5-7 политтехнологов, то это будет знак второго пришествия.

Чудо почище блуждания по водам и лестницы в небо.

Политтехнолог уникален. Это штучный товар. А у нас пытаются произведение искусства подменить китайскими одноразовыми носками.

Итак, в современной России до смены президента профессионалам работы нет и не будет. Им не дадут работать, так как на их фоне очень уж прискорбно будут смотреться мастера селф-промоушена, умеющие лишь себя пиарить.

А вот политпиар будет жить. Без нас.

Ах, если бы удалось самого себя уверить в том, что еще будет на нашей земле оттепель, и Весна! Хотя бы так, как происходит круговращение времен года. А не так, как уверяла себя умирающая среди вьюг Дюймовочка, подменяя коченеющим сознанием свою смерть сказкой: чудесным спасением, и долиной вечной Весны.

Впрочем, может быть не зря не захотела девочка бросать свой край?

- Милая ласточка, я боюсь разбить сердце старой мышке,
меня приютила, - сказала Дюймовочка.


Владимир Ионов, журналист:

НОЖКАМИ!

Владимир Ионов, журналистКо всем СМИ, обращающимся ко мне за комментарием по тому или иному поводу, у меня одна просьба – не называйте меня политологом! Потому что от "политолога" недалеко до "политтехнолога", а я не знаю, что такое политтехнология и с чем ее едят. Хотя участвовал во многих избирательных кампаниях в качестве "строителя" образа кандидата. Подбирал наиболее выгодные факты его биографии, пытался убедительно их подать, сочинял тексты выступлений кандидата на радио, телевидении, перед различными аудиториями во время "живых" встреч с избирателями, изобретал слоганы типа "Во имя добра и хлеба!", "Каждый шаг власти на благо нижегородцев!", "Власть – в рамки Закона!" и т.д. Кто-то скажет, что это и есть элементы политтехнологи. Возможно. Но, на мой взгляд, это всего лишь реклама человека, мало отличающаяся от рекламы товара.

Есть масса других элементов рекламы вплоть до психологического воздействия на избирателя. Обычно для этих целей используются известные люди от политики и искусства. Говорят, есть методы воздействия на подсознание с "командами" отдать голос за определенного кандидата. И сколько угодно методов использования компромата против соперников. Ну, и конечно, включение в кампанию административного ресурса.

Если все это вместе взятое считать политтехнологией – ради Бога! Но мне представляется, что лучше все это назвать организацией избирательной кампании. Именно сюда я бы отнес и подбор доверенных лиц из числа наиболее авторитетных людей населенных пунктов, входящих в состав избирательного округа. В этом смысле образцом для меня является организация избирательной кампании "Единой России" на последних думских выборах в Нижегородской области, которую возглавлял Валерий Лимаренко. Здесь все было четко разделено на этапы и сбалансировано. Но главное внимание уделялось работе с доверенными лицами и встречам кандидатов с избирателями. Единственное, чего мне как автору всевозможных текстов не хватало, так это глубокого проективного социсследования. Тогда обращения к каждой из категорий избирателей и тексты выступлений доверенных лиц были бы более целенаправленными и убедительными.

Есть ли "кризис жанра" в организации выборов? Безусловно. Потому что используются давно и всем надоевшие методы "воздействия" на избирателя как на покупателя худого товара. По-моему, давно и всем известно: чем навязчивее что-то рекламируется, тем осторожнее к этому надо относиться. Люди перестают доверять даже самым изящным оберткам. Они больше доверяют собственным чувствам и легче "клюют" на товар, который можно потрогать руками, попробовать на зуб, проверить на слух.

Вот почему из всех методов агитации лучшими я считаю встречи кандидатов с избирателями. Чем больше кандидат пройдет ножками, чем больше он услышит живых голосов избирателей, тем успешнее его кампания. И тем полезнее это будет для избираемого.

Ровно год назад мне пришлось готовить текст выступления одного из московских списочников "ЕР" перед нижегородскими инвалидами. Ни я, ни кандидат не были погружены в тему в силу того, что один вполне еще здоров, а другой занимается исключительно внешней политикой. При разговоре кандидат честно стал отказываться от встречи с такой аудиторией, но все-таки сказал: если вы предложите какой-то материал, я подумаю. Чтобы "предложить материал" мне пришлось основательно покопаться в Интернете, поговорить со знающими людьми (спасибо А.Н. Жмырикову, который вывел меня на некоторых из них), пропустить факты и боли через собственную душу. Текста получилось на 10-минутное выступление. Я перегнал его в Москву, получил оттуда "спасибо" и согласие кандидата выступить. А после встречи он пришел к нам в штаб и сказал, что никогда не забудет аудиторию, перед которой выступал, что принимает боль этих людей к сердцу и сделает максимум возможного, чтобы помогать им.

Не знаю, во что конкретно вылилась эта помощь и вылилась ли вообще, но для меня ценно уже то, что столичный пижон пошел в эту аудиторию, провел там не десять минут, а пару часов, насмотрелся в глаза людям и что-то почувствовал... Каков результат его похода "в люди" с точки зрения выборов? Организации инвалидов области голосовали за "Единую Россию".

У нас был спор с Александром Николаевичем Жмыриковым относительно действенности личных встреч кандидатов с избирателями. Александр Николаевич считает, что ни один кандидат, особенно на "больших выборах" не в состоянии оббегать все аудитории, и куда более действенны, по его мнению, специальные психологические методы, а также использование телевидения и радио. Но вот американские спецы организации кампаний почему-то предпочитают собирать огромные аудитории для встреч кандидатов в президенты, а в решающие дни побуждают своих подопечных проводить в день до 15 таких свиданий в разных штатах.

Так что ножками, господа кандидаты, ножками! Потому что ни перед одной из телекамер ваши циничные души не почувствуют того, что испытают они перед толпами живых людей. А это уже благо хотя бы для кандидата. И дело организаторов кампаний – побольше устраивать таких встреч, вооружать кандидатов убедительными фактами и побуждать их говорить с людьми человеческим языком.


Олег Маслов, политический аналитик:

Выборы на Украине: сетевые политтехнологии оппозиции против административно – медийных политтехнологий власти

Олег Маслов, политический аналитикПолиттехнологии существуют всегда, но они не в состоянии заменить реальную политику. Выборы на Украине наглядно продемонстрировали не только исчерпанность большинства известных политтехнологий, применяемых в России, но и позволили чётко выделить базовые элементы российских политтехнологий. В первую очередь – это административно – медийные политтехнологии: административный ресурс в сочетании с "черным пиаром" и всевозможные методы манипулятивного воздействия на избирателей, в том числе, через привлеченных специалистов. В широком смысле под административным ресурсом необходимо понимать и массовую фальсификацию итогов выборов, а также контроль за информационным пространством. Именно отсутствие полного, тотального контроля над информационным пространством позволяет выделить наиболее знаковые проявления чисто российских политтехнологий, применённых на Украине.

В первую очередь необходимо отметить, что в рамках российских политтехнологий и социологи и политологи являются неотъемлемой частью административного ресурса. Скандал, связанный с Глебом Павловским и фондом "Общественное мнение", по данным exit polls в первом туре Президентских выборов на Украине, а также идеологически запрограммированные комментарии российскими политологами итогов первого и второго туров данных выборов, наглядно подтверждают этот достаточно широко известный в России тезис. Комментарии российских политологов всё в большей степени относят нас к эпохе социалистического реализма, в которой, как известно, практиковалось "полное освещение вопроса, но с одной стороны". Таким образом, исчерпанность всех известных в России политтехнологий заключается и в том, что в нашей стране реально существуют два типа политтехнологий: административно – медийные, практически в полной мере реализованная командой Януковича в формате украинских президентских выборов, а также пенитенциарные технологии. Если бы руководство Украины решилось на использование пенитенциарных технологий, то Виктор Ющенко с большой вероятностью повторил бы судьбу Михаила Ходорковского, лишь слегка обмолвившегося в 2003 году о своей возможности участия в президентских выборах в России 2004 года. Не доросла еще Украина до пенитенциарных технологий, эффективность которых совсем недавно демонстрировал всей России полномочный представитель Президента по Северо-Западному федеральному округу Илья Клебанов, грозивший уголовным преследованием снятому с губернаторских выборов мэру города Пскова. А что бы было в России с "экстремистской" Юлией Тимошенко, представить не сложно. Но полное и тотальное доминирование в России административно – медийных технологий, в рамках которых формируется общественное мнение для принятия электоратом четко определенных итогов выборов, а также пенитенциарных технологий, не позволяет говорить об отсутствии в России политтехнологий, как таковых. Просто решение суда обходится административной системе гораздо дешевле, чем привлечение каких-либо политтехнологов.

Выборы на Украине представляют особый интерес в аспекте столкновения административно – медийных политтехнологий и сетевых политтехнологий. Сетевые политтехнологии – это политтехнологии, реализуемые критическим числом независимых центров влияния и направленные на четко определенные целевые группы избирателей. Воздействие на целевые группы носит как целенаправленный, так и поисковый характер, необходимый для выявления реальных мотиваций голосования за того или иного кандидата. Сетевые политтехнологии продемонстрировали свою высокую эффективность в ходе практически всех "бархатных" революций. Соединение неуклонного воздействия на значительное число целевых групп избирателей с непрерывно – волновым методом проведения различных акций формируют эффективнейшую систему воздействия на всю политическую систему в целом. Эффективность применяемых на Украине сетевых политтехнологий является, скорее всего, неожиданностью и для российских политтехнологов, освещавших в центральных российских СМИ выборы на Украине. Так, гражданам России была обещана победа Януковича в первом туре, ещё до приезда на Украину Президента России В.В. Путина, чего, однако, не произошло. Это наглядно демонстрирует эффективность сетевых политтехнологий и в аспекте мобилизации электората.

Выборы на Украине наглядно продемонстрировали не только высокую эффективность сетевых политтехнологий. На сегодняшний день стало очевидным, что сетевые политтехнологии – это единственное оружие оппозиции, и что только сетевые политтехнологии в состоянии реально противостоять административно – медийным и пенитенциарным технологиям, обеспечивающим формальную легитимизацию большинства властных институтов в России.


Александр Прудник, социолог:

Александр Прудник, социологПосле того, как в России была сформирована система "управляемой демократии", необходимость в политических технологиях совершенно отпала. Технологии нужны в условиях конкуренции, в ситуации борьбы за симпатии избирателей, когда именно их позиция определяет исход политической борьбы во время выборов. Как только формальные выборные процедуры стали обеспечиваться административными средствами, политтехнология потеряла всякий смысл и начался процессдеградации как ее самой, так и самих политтехнологов. Для политтехнолога единственнойцелью стала включенность в административную команду по обеспечению заранее известных результатов, в силу чего из реальных участников политического процесса они превратились в обычную прислугу, что не замедлило удручающим образом сказаться на социальном статусе бывших политтехнологов, их профессиональной деградациии на их морали. В силу этого, как только таким "паркетным" технологам приходится сталкиваться с реальными политическими процессами, они демонстрируют свою полную профессиональную несостоятельность.


Сергей Кочеров, философ:

Сергей Кочеров, философПолиттехнологии в современной России существуют, что доказывают, например, выборы президента Украины, в которых участвовала группа российских специалистов, задействованных в кампании В. Януковича. Но что это такое - политтехнологии? На мой взгляд, речь идет о тех средствах, которые используются в публичной политике и направлены на достижение конкретных целей (победа на выборах, создание большинства, проведение реформ и т.д.). По сравнению с этими целями политтехнологии вторичны, однако они могут выйти на первый план, если содержание проводимой политики сводится к захвату и удержанию власти. Тогда государственные деятели или правящие корпорации судорожно хватаются за любую возможность сохранить свое господствующее положение и привлекают к себе на службу людей, которые могут обеспечить им нужный результат любой ценой, не считаясь с политическими и моральными потерями. В России "технологии" такого рода впервые использовались в борьбе Ельцина против Зюганова в 1996 г., проявились "во всем блеске" на выборах в Госдуму в 1999 г. и стали практикой "политического сословия" в период правления Путина.

Специфической особенностью политтехнологий, которые сегодня преобладают в России, является их негативная направленность, состоящая в том, что привлекательный имидж политика создается исключительно путем очернения образа его оппонента. В то время как, согласно западным политическим школам, только позитивные идеи и образы могут стать основой для перспективных проектов, российские политтехнологи в своей массе отдают предпочтение "негативу". В результате на большинстве выборов в России мы имеем дело не с оппозицией "хорошего и лучшего", а с конфликтом "плохого и очень плохого". Даже последние президентские выборы, на которых гарантированно побеждал В. Путин, кремлевские политтехнологи умудрились провести по старому шаблону, делая акцент не на достоинствах популярного политика, а на том, что ему "нет альтернативы". Таким образом, убеждение, что политика – дело грязное, регулярно получает фактическое подтверждение в России, что, с одной стороны, привлекает в нее все больше мерзавцев, а с другой – деморализует граждан, побуждая их сторониться той жизни, которая слишком плохо пахнет.

Представление о том, что цель оправдывает средства, и чрезмерное увлечение "технической" стороной политики, приводят российских политтехнологов, например, к выводу о том, что "выборы – это всегда война, а на войне все позволено". Как следствие, в ход пускаются все приемы из области борьбы без правил: шельмование оппонентов, лишение их доступа к СМИ, заведение против них уголовных дел и снятие с выборов под надуманными предлогами, отмена неугодных результатов выборов. Порой такие действия оправдываются тем, что избирателям не дают совершить ошибку или помогают сделать лучший выбор. Между тем это тот самый случай, когда лекарство хуже болезни. Один видный российский чиновник, часто использующий административно-пенитенциарные способы убеждения, как-то признал в частном разговоре: "Я понимаю, что выжег наше политическое пространство. Но я сделал это, чтобы на нем можно было что-то построить". Однако поджигатель, как правило, не поджигает дом для того, чтобы построить на его месте новое здание для прежних жильцов.

Что касается украинских президентских выборов, то там имеет место конфликт двух группировок правящей элиты, которые действуют в рамках противоречий как между властью и оппозицией, так и между западом и востоком, причем, не только в смысле разных частей страны, но и государств к западу и востоку от Украины. Российские политтехнологи, работающие на Януковича, сделали привычную ставку на применение административного ресурса, который был задействован на полную мощь прежде всего в Донецкой и Луганской областях. Команда В. Ющенко, кстати, также использовала административный ресурс (в Западной Украине), но в качестве главного средства избрала воздействие уличной стихии. Поскольку нынешнее поколение наших политтехнологов нигде в России с последним не сталкивалось, советы г-на Павловского и Ко в нынешней ситуации будут скорее всего бесполезны. Все должно решиться в борьбе административного давления и уличного наката, осложненной тем, что внешние силы преследуют свои цели на украинских выборах. Кто окажется победителем, во многом зависит от того, какая из сторон первой перейдет от использования политтехнологий к проведению политики, направленной на решение реальных проблем жителей Украины.

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна