Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Перспективы

20.01.2005 Как далеко готовы зайти российские пенсионеры в борьбе за отмену монетизации льгот и чем им способны ответить российские власти?

Олег Маслов, политический аналитик:

Составляющие провала "закона №122"

Олег Маслов, политический аналитикНе будет большим преувеличением, если весь прошлый 2004 год мы с вами будем рассматривать, как год подготовки к "монетизации" льгот. Будущий "закон №122" находился в фокусе общественного внимания и до его внеурочного принятия Государственной Думой летом 2004 года и позже, во время рекламно - агитационной кампании, развернутой центральными телеканалами. Многие эксперты предупреждали о неминуемых проблемах, которые возникнут у власти при реализации этого закона. На что прагматичные законодатели чаще всего отвечали, что они готовы к некоторым "перекосам", но все возникающие проблемы будут последовательно устраняться. И вот закон стал реальностью!

"Рост цен - по платёжеспособности граждан"

Необходимо выделить несколько аспектов, о существовании которых, может быть, не догадывались депутаты Государственной Думы и члены российского правительства. Первый аспект - это реакция внутреннего российского рынка на появление новых свободных финансовых ресурсов. Не является большим секретом, что вслед за каждым очередным повышением пенсий практически неминуемо следовало в стране повышение цен на продукты питания. Причем, если повышение пенсий является одноразовым, то повышение цен на продукты питания было обычно постоянным и лавинообразным. Повышение цен на продовольственные товары в России, в рамках роста платёжеспособности граждан, почти всегда происходило в течение трех - четырех месяцев со дня получения пенсионерами повышенных пенсий. С достаточно большой вероятностью можно утверждать, что та ценовая картина, которая наблюдается в Нижнем Новгороде с первых чисел января 2005 года, скорее всего, наблюдается и в других городах России. Первыми стали увеличиваться цены на колбасные и мясные продукты, затем и на другие группы продовольственных товаров. А если к этому добавить, что цены на продовольственные товары выросли еще и к Новому году, то можно смело утверждать, что данный сектор внутри российского рынка оказался полностью готов к началу "монетизации" льгот.

"Двойной удар"

В качестве одной из причин, из-за которой, якобы, начались в стране стихийные выступления пенсионеров, часто называется задержка выплат первых компенсационных денег. Едва ли эту причину можно выделять как важнейшую. Безусловно, отсутствие реальных, "живых" денег на руках у льготников - это своеобразный удар по реформе социальной сферы, но этот удар необходимо признать ничтожным по сравнению со вторым ударом, который неминуемо обрушится на льготников при получении новых квитанций об оплате услуг ЖКХ. Повышение цен на электроэнергию, газ и практически на все без исключения услуги предприятий ЖКХ заставит многих пенсионеров пересмотреть свой и без того не позитивный взгляд на инновационные действия российских властей. Парадокс ситуации заключается в том, что одновременно с "монетизацией" льгот осуществляется и некий этап в реформировании ЖКХ, в рамках которого граждане будут оплачивать 100% за услуги предприятий ЖКХ. Что, однако, не предполагает, что данные услуги не будут расти в цене и в дальнейшем. Таким образом, после первого удара по пенсионерам и льготникам, который вылился в манифестации граждан старшего возраста и блокирование ими автомагистралей, последует второй удар в виде подарка от естественных и противоестественных монополий. Пенсионеры привыкли жить бюджетом семьи или своим личным бюджетом, а каким он станет через три - четыре месяца не рискнет предсказать ни один эксперт.

"Тайный смысл льгот"

Выдающемуся экономисту Адаму Смиту принадлежит парадоксальная фраза: "Людей интересует тщеславие, а не безбедное существование или удовольствие". Огромное число категорий льготников в стране - это специфический индикатор отношения государства к своим гражданам. "Чернобыльцы", "афганцы", "ветераны труда" - это специфические референтные группы, имеющие исключительные права именно перед государством, за вполне определённые заслуги. Это государство отбирало у них здоровье, а взамен обещало адекватную компенсацию. А обезличенные деньги лишают значительное число референтных групп в России в первую очередь своего статуса. По прошествии некоторого времени компенсационные деньги за льготы будут рассматриваться гражданами страны не более, чем надбавки к пенсиям. А передача вопроса о регулировании уровня денежной компенсации субъектам федерации в условиях, когда большинство регионов являются дотационными, не позволяет предположить, что денежные компенсации льгот будут расти одновременно с ростом инфляции.

Для многих граждан России сама процедура предъявления документа, удостоверяющего его право на льготу, являлась важным, статусным процессом. Наиболее наглядно это проявлялось в общественном транспорте. Скорее всего, именно по этой причине транспортные льготы и оказались в центре внимания в начале января 2005 года. Пенсионеры и льготники были лишены своеобразного статуса. Людей лишили их заслуг и их прошлого. Их лишили не только их допустимого тщеславия, но этим их фактически и унизили. Пенсионерам наглядно объяснили, что их прежние заслуги перед государством ничтожны, и сами они ничего не значат для государства и более того являются обузой. А этот аспект мировосприятия пенсионеров, скорее всего, не удастся включить в калькуляцию семейного бюджета в разделе "доход".

"Прогноз развития дальнейших событий"

Необходимо отметить, что "монетизация" льгот - это кумулятивный удар по значительной части российского общества. Некогда Маргарет Тэтчер, начиная реформы, произнесла: "Наша цель не экономические реформы, наша цель - изменить душу нации". "Закон №122", так же как и решение Государственной Думы о "новых праздниках" - это то, что изменяет душу нации. Поэтому, естественное стремление властей решать возникающие проблемы исключительно в экономической сфере, за счет более раннего, чем предполагалось, и более весомого повышения пенсий, едва ли достигнет своей цели. Граждане страны, увидевшие "недобрый оскал" своей власти, едва ли изменят к ней свое отношение. Те россияне, кто сегодня публично или у себя на кухне проклинают власть, едва ли изменят свое отношение к ней после устранения "перекосов" в ходе реформирования социальной сферы. Насколько изменится массовое сознание граждан России, можно будет уже понять в октябре - ноябре 2005 года. Едва ли власть доведет дело до массовых манифестаций граждан страны. Все необходимые ресурсы для этого у власти есть. Но стабилизацию ситуации в России и отсутствие каких-либо массовых акций протеста нельзя будет принимать за согласие граждан с проводимыми в стране реформами. Уже сегодня очевиден тот вектор изменений массового сознания, который станет главной и неразрешимой проблемой российских властей. Это утрата смысла уплаты налогов.

Пока эта проблема практически не осознается. Да и большинство граждан России не в состоянии противостоять, например, уплате 13% подоходного налога. Но выстраивание целостной картины, в рамках которой граждане будут на 100% оплачивать все услуги предприятий жилищно-коммунальной сферы, будут платить 100% за проезд в транспорте, автолюбители будут за счет своих средств ремонтировать дороги, поднимает колоссальный вопрос: "А куда же уходят собранные с граждан и предприятий налоги и на что?". Тем более, что пенсии мы с вами будем копить сами! А то, что у нас образование и медицина бесплатные, так в это в России уже не верит никто. А если к тому же появится информация, что на общенародные деньги будут осуществляться "стройки века", типа "строительство автомагистрали европейского уровня между Москвой и Санкт- Петербургом", а по окончании этой "стройки века" дорога вдруг окажется платной, а владельцами её станут иностранцы, да еще, не дай Бог, очередная Олимпиада в Москве, то данную "карту реальности" едва ли удастся поправить "антикризисным пиаром".


Александр Жмыриков, политический психолог:

"ДЕЙСТВИЕ ПРОВЕРЯЕТСЯ РЕЗУЛЬТАТОМ"

Александр Жмыриков, политический психологВзрыва народного негодования в ответ на очередной обман партии власти нельзя было не ожидать. Здравомыслящие люди предупреждали об этом еще ранней осенью 2004 года, когда правящая партия "Единая Россия" с упоением пыталась рассказывать всем о тех прелестях, которые принесет бедным российским гражданам обсуждаемый закон о монетизации льгот. В ответ на вопросы: "А где же на все блага возьмете средства?", - слышался раздраженный ответ: "Деньги зарезервированы и их будет почти в два раза больше, чем выделялось на льготы ранее". В ответ на вопрос: "А успеете ли составить все необходимые документы для того, чтобы люди не испытывали мытарств в очередных хождениях по мукам за им положенным?", - следовало бодренькое: "Все списки в Пенсионном фонде есть, никого напрягать не будут, с первого января Закон заработает по всей стране на полную мощность!".

Наибольшими оптимистами конечно же были партийные бонзы правящей партии "Единая Россия". Не счесть числа оптимистичным осенним выступлениям господ Грызлова, Слизки, Володина и иже с ними. Хор "старших" партийных товарищей поддерживали и их "младшие" региональные братья по идеологическому разуму. Скептикам оставалось лишь стыдливо удалиться, пробурчав под нос известную латинскую мудрость: "Exitus acta probat" ("Действие проверяется результатом").

ПРОТИВ ФАКТОВ АРГУМЕНТЫ БЕССИЛЬНЫ

И вот долгожданный результат наступил. С первого января 2005 года, федеральный Закон о монетизации льгот вступил в свои права. Правда несколько не так, как говорилось единороссами. То есть не то, чтобы совсем не так: бесплатную льготу по проезду на транспорте отменили повсеместно, как и планировалось. А вот денежную компенсацию, покрывающую сумму льготы выдать почему-то не спешат. Полмесяца граждане кряхтели и платили свои кровные, надеясь на то, что вот-вот все поправится. Но дело не шло на лад, и они вышли на улицы. Кого-то вывела на улицу обида ("Зачем было врать, сказали бы сразу, что льготы отберем, мы бы поняли?!"), кого-то вышвырнули на улицу из трамвая за попытку проехать "зайцем", кто-то просто достали "кивки" одной власти на другую. Сперва-то властные лидеры вновь попытались "травить" байки о том, что все в порядке, денежные компенсации выплачиваются, народ принимает новый закон с пониманием. Но когда возникли факты перекрытия возмущенными стариками автомагистралей, аргументы власти сразу же померкли. Вспомнилась старая истина: "Contra factum non datur argumentum" ("Против фактов аргументы бессильны").

ЗА НАДЕЖДУ ДЕНЕГ НЕ ПЛАЧУ

Тут же политбоссы "Единой России" и одновременно депутаты Государственной Думы возникли на телеэкранах. Суть их высказываний в том, что виноваты все кроме них. Виноваты, дескать, чиновники федерального Правительства, поскольку "плохо разъясняли гражданам Закон"; виноваты региональные власти, не сумевшие, дескать, на местах реализовать столь мудрые положения Закона; виноваты некие "смутьяны", которые "подбивают" народ на митинги.

Я был бы может быть и рад поверить господам единороссовским боссам, если бы не одно большое "НО!"

Господа, если Вы знаете кто виноват, почему же Вы не накажете их в партийном порядке? Вот например, господин Володин заявил по Центральному телевидению, что власти Татарстана, региона донора, почему-то не нашли средств, чтобы выполнить положения федерального Закона. Но, насколько мне известно, Татарстаном руководит член партии "Единая Россия" Минтимер Шаймиев. Почему бы его ни исключить из партии, если он действительно виноват? Да и в Нижнем Новгороде много членов этой же партии на руководящих постах. Возьмем к примеру, хотя бы мэра Нижнего Новгорода Вадима Булавинова. Смогли же дзержинские единороссы исключить из своих рядов в прошлом году мэра города химиков?!

В своих партийных решениях "Единой России" не надо спрашивать ни разрешения Президента, ни решения суда. Однако пока что гневные филиппики единороссовских начальников не подтверждаются даже замечаниями в адрес своих партийных коллег в исполнительной власти. А это означает, что народ снова хотят ввести в заблуждение. Переложить вину на безликих "Ивановых" и "Сидоровых".

А народу этому бросают очередную надежду. Теперь уже после встречи с Президентом РФ. И снова латинское лыко прямо в строку: "Spem pretio non emo" ("За надежду денег не плачу")

ДУРНОЕ НАЧАЛО - ДУРНОЙ КОНЕЦ

Народ вечно обманывать нельзя. Сегодня, в год 60-летия великой Победы, цинизм такого обмана кратно усиливается. Поэтому, если партия власти не изменит линию поведения, ее ждет печальный конец. Рейтинг "единороссов" уже сегодня упал почти вдвое по сравнению с декабрем 2003 года. Своими делами "Единая Россия" явно подставляет и действующего Президента страны. Если это не далеко идущий замысел, имеющий целью компрометацию Путина и его ближайшего окружения, тогда это величайшая глупость партийных функционеров "Единой России", руководящих сегодня как в Центре, так и в регионах. История показывает, что в России не бывает оранжевых или голубых революций. В России бывают государственные перевороты, бунты и кровавые революции, после которых становится еще хуже всем, но бывшим правителям в первую очередь. Если к середине февраля не дать людям возможность реализовать свои льготы, то возможны перекрытия железнодорожных магистралей, массовые митинги протеста, которые поддержат пед - и медработники. И тогда мы сможем убедиться еще в одной истине древних мудрецов: "Mali principii, malus finis" ("Дурное начало - дурной конец")

СТУПАЙТЕ, МЕССА ОКОНЧЕНА

Сейчас власть пытается успокоить массы обещаниями скорой выдачи денежных компенсаций, возможностью приобрести на эти суммы месячных проездных документов, возможностью получения медикаментов по льготным ценам. Однако ничего не говорится о компенсациях за оплату жилищных услуг, хотя дата вступления в силу положения Закона о 100% оплате жилья приближается неумолимо. Скорее всего, после выплаты обещанной Путиным надбавки к пенсиям и положенных денежных компенсаций взамен льгот власти скажут гражданам: "Ite, missa est" ("Ступайте, месса окончена"). Как Вы думаете, сбудется ли после в отношении "Единой России" римское пророчество: "Hodie caesar, cras nihil" ("Сегодня царь - завтра ничто")?


Владимир Ионов, журналист:

ХОТЕЛИ КАК ЛУЧШЕ...

Владимир Ионов, журналистЧто бы кто ни говорил об ущербности российского гражданского общества, оно таки набирает силу и начинает впрямую влиять на важнейшие государственные решения. Пример тому активность пенсионеров в борьбе за достойную замену льгот денежными компенсациями и исправление других несуразностей реформы социальной защиты. Активность, вызвавшая переполох в коридорах всех уровней власти и способная привести не только к существенным поправкам в федеральном и региональных бюджетах, но и к смене некоторых персоналий правительства РФ.

Думаю, что это пример, достойный подражания для других категорий граждан, в частности для так называемых бюджетников, к которым почему-то относят лишь врачей, учителей и работников культуры, хотя жалкое существование влачат не только они. Но здесь проблема в том, кто поведет людей. Стариков в ряде регионов подняла "в штыки" КПРФ. Были, однако, и вполне стихийные выступления. Другие партии, считающие себя оппозиционными, пока молчат и не видно признаков, чтобы они попытались использовать ситуацию для давления на правительство. Больше того, наблюдалась даже некая парадоксальная картина: против размеров компенсации льгот изначально выступила "Единая Россия", считающаяся проправительственной. Помните, какие цифры компенсаций назывались (в том числе и Президентом) в начале процесса? От 450 до 1000 рублей. Консультации думской фракции "ЕР" с Президентом и правительством по этой теме привели к трехкратному увеличению сумм.

Заслугу "ЕР" можно оспаривать, но отрицать ее участие в урегулировании ситуации было бы несправедливо. Достаточно вспомнить резкие заявления по теме в адрес правительства Юрия Лужкова - не последнего человека в этой партии. Да и у нас в области первым на протесты пенсионеров откликнулся и призвал искать выход из положения не кто иной, как лидер местного отделения "ЕР" Евгений Люлин. Но это - к слову.

Как далеко смогут пойти старики? Народ они, как видим, смелый, но и отходчивый. В феврале они успокоятся по поводу своих транспортных проблем, поскольку уже понудили региональные власти увеличить компенсации по этой статье. Но волнения и протесты могут продолжиться в связи с продолжающимся головотяпством в части обеспечения бесплатными лекарствами. А здесь головотяпство полное. И отнюдь не в связи с нехваткой средств. Инвалиды и ветераны ВОВ не получают лекарств, видите ли потому, что некое ООО "Биотек" не поставляет их в договорном объеме и номенклатуре. А кто, извиняюсь, заключал договор с таким поставщиком? Отказывают инвалидам в получении микстур и таблеток и потому что "несовершенна информационная база данных областного регистра льготных категорий граждан, предоставленная областным Пенсионным фондом территориальному ФОМС и, соответственно, ЛПУ и аптечным учреждениям". Это цитата из объяснения областного министра здравоохранения Юрия Павлова. Интересно, кто мешал министру отработать эту "базу данных" до того, как она начала трепать нервы ветеранов Великой Отечественной?

Взрыв может разгореться с новой силой и тогда, когда генеральный прокурор РФ начнет приводить в действие обещание "разобраться с провокаторами и зачинщиками беспорядков". Думаю, старики не преминут подняться на защиту своих прав на протест. В отличие от господина Устинова, они понимают, что спровоцировали ситуацию не те, кто первым крикнул: "Доколе?!", а кто породил такую реформу.

Я не могу назвать ее неразумной. Переходить от повальных льгот к нормальной плате за услуги, лекарства и прочие вещи необходимо хотя бы потому, что такая система здорово бы дала по рукам коррупционерам и обуздала неуемную фантазию чиновников по созданию всяческих препятствий на пути к здравым отношениям граждан и государства. Но сначала надо решить проблему мизерных пенсий и зарплат. Пока же наши уважаемые правители демонстрируют приверженность неизбывному принципу Черномырдина: "Хотели, как лучше, а получилось, как всегда".


Лев Лерман, независимый аналитик:

Прежде всего: почему "вдруг" пенсионеры, которые, как прозвучало 19 января по радио "Маяк" в передаче с участием Е. Гонтмахера, даже во времена ГКЧП сидели по домам, проявили такую агрессивную активность? И почему именно в "транспортном" вопросе?

Все достаточно просто, если посмотреть по сути.

Во-первых, пенсионеры (точнее, та их сравнительно небольшая часть - не более 5%, которые, с одной стороны, не в состоянии отказаться от услуг общественного транспорта, а с другой стороны - не могут выкроить средства на оплату проезда) борются не с монетизацией льгот и даже не за свое право бесплатного проезда (право - категория слишком цивилизованная для рассматриваемой ситуации). Все происходит гораздо более "по-российски": люди, не имеющие иной возможности удовлетворить свою насущную потребность оказаться в нужном месте в нужное время, буквально зубами и ногтями дерутся за то, чтобы эту - жизненно значимую для них - возможность реально иметь.

Во-вторых, городской электротранспорт, социальные автобусы и остановки общественного транспорта - это те точки, где естественным образом регулярно происходит концентрация значительного числа людей с общим интересом. И если этот интерес оказался очень болезненно ущемлен, то достаточно искры, чтобы в критической массе началась цепная реакция. Кроме того, в отличие от железнодорожных вокзалов и пригородных поездов, каждую остановку и каждый трамвай сложно укомплектовать парой верзил с табельным оружием. Да и учитывая особенности национального проезда (за последнее десятилетие "зайчинг" стал в нашей стране любимым массовым видом спорта), трудно рассчитывать, что общественное мнение и физический перевес (не палить же в трамвае во все стороны из "калашникова"!) окажутся на стороне блюстителей правопорядка, если они попытаются вынести бабушку из вагона за ноги или (это уже полная фантастика) ее оштрафовать.

Если бы наши руководители заранее обо всем этом хотя бы подумали, то, может быть, их планы были бы более разумными. Вспоминается известное экспертное заключение Екатерины Великой на один из законопроектов Правительствующего Сената: "Закон сей несообразен обычаю, а потому исполняться не будет. Думайте лучше, господа". Императрице было легче: она выросла в Германии. Но у нас живет неистребимая традиция - сначала испортить воздух, а уж затем оглянуться. Поэтому мы имеем то, что имеем.

В борьбе за жизненно важный интерес цивилизованность людям ни к чему: в стране растет число заблокированных пассажирами трамваев, унесенных голыми руками автобусов, укушенных и поцарапанных кондукторов. Но и "противоположная" сторона, которой план по билетной выручке с 1 января подняли аж на 60 процентов, тоже не бездействует. Иные кондукторы, подобно библейским мытарям, пытаются выдрать "свои" 5 рублей с тех, кто более-менее прилично одет, и вытолкать тех, от кого не слишком мерзко воняет. Другие, поняв, что их делают крайними, вначале ведут себя прилично, а затем увольняются.

В принципе, существенной эскалации формы протестов (например, массовых организованных акций, за исключением полностью оплаченных очередным - четвертым по счету после Березовского, Гусинского и Ходорковского - неуемным олигархом, если таковой найдется) ожидать не следует, поскольку для этого у имеющихся общественно-политических структур оппозиционного толка явно недостает организационно-мобилизационного потенциала. Эпатажные акции, организуемые радикалами, никого уже не пугают (гораздо чувствительнее стихийные выступления, если они регулярно повторяются и частота их практически не снижается). Но и того, что есть, оказалось достаточно для того, чтобы власти ощутили серьезное беспокойство. Почему? Потому, что и без научного анализа очевидно: число людей, которые готовы и способны, (прошу прощения за сравнение) подобно крысе, зажатой в угол, в меру оставшихся сил и возможностей драться за то последнее, что у них отнимают, оказалось существенно больше, чем прогнозировала власть. И самое неприятное для власти, что в такой ситуации, в отличие от предвыборной кампании, людям невозможно "промыть мозги": когда тебя выгоняют из трамвая или пытаются забрать те 5-10 рублей из скудной пенсии, которые ты планировал сэкономить, съездив за картошкой подешевле на неблизкий рынок, вся телепропаганда мгновенно выветривается из головы даже у тех, кто еще верит телевизору.

Неуклюжие попытки - после "триумфальных" выборов! - выгородить "доброго царя", которого "подставляют", и свалить всю вину на "дурных бояр" (читай: правительство и региональное руководство, которое оказалось прочно "подвязано" грядущим всеобщим назначенчеством сверху) свидетельствуют о том, что власть не планирует жесткого силового ответа на отнюдь не цивилизованные действия потерпевших. Поэтому следует ожидать, что власти будут постепенно идти на уступки - до тех пор, пока стихийные протесты не сократятся до столь редких случаев, что ими можно будет пренебречь. Тем более, что, как упомянул тот же Е. Гонтмахер, столь резкие поступки пенсионеров заставили многих политиков задуматься об их политической судьбе на выборах 2007 года.

В качестве таких уступок, прежде всего, могут быть опережающие выплаты пенсионерам в повышенном размере, досрочная индексация пенсий и т.п. Однако подобные косметические меры лишь отодвинут наступление очередного обострения, но отнюдь его не предотвратят. Реальной уступкой может стать лишь фактический возврат отнятой у людей возможности. Наиболее вероятным и приемлемым для обеих сторон вариантом может стать выдача фактически бесплатных (за те же дополнительные 50 или 100 рублей при реальной стоимости порядка 300-500) единых проездных билетов для пенсионеров в пределах их населенного пункта, а на садово-огородный сезон - в пределах пригородной зоны.

Но на своем головотяпстве власти понесут и дополнительный урон: скорее всего, для успокоения возмущений придется оставить по символических 50 рублей в месяц и тем, кто не будет брать взамен этих денег "льготный" проездной. То есть, бюджету придется принять на себя дополнительную нагрузку, и федеральная власть уже превентивно перекладывает ее на регионы. Иными словами, по меткому выражению супруги автора, дураки остались в дураках. Одновременно будут предприниматься действия демонстративного, пропагандистского и политического характера, направленные на то, чтобы никакие оппозиционные общественно-политические силы не смогли воспользоваться могущей сформироваться протестной социальной базой.

Что касается монетизации (читай: ликвидации) иных льгот, то раз каких-либо чувствительных для властей протестов до сих пор не случилось, то их и не будет. Соответственно, исчезнут и сами эти льготы. Например, нет никаких шансов, чтобы реально сохранилась возможность пользоваться льготными лекарствами. Во-первых, потому, что ущемленных здесь значительно меньше, чем с отменой транспортных льгот, во-вторых - ущемлены те, кто по своему физическому состоянию не сможет активно протестовать, в-третьих - эта льгота во многих случаях и ранее была фикцией, и, наконец, в-четвертых (и это наиболее цинично в политике властей): за возможность жить человек отдаст последнее - даже то, что предназначалось на продукты (кусок хлеба, в отличие от лекарств, можно выпросить на улице Христа ради) и похороны.

Открытым остается вопрос о повышении оплаты за коммунальные услуги и связанных с этим льготах. Прямых протестов здесь можно не ожидать: вначале будут массовые неплатежи. Протестные акции могут быть, если начнутся массовые выселения, но власти постараются выселять людей по очереди, а на действия в порядке солидарности вряд ли кто всерьез поднимется.

Таким образом, можно подвести итог: дальше стихийных нецивилизованных акций протесты против монетизации льгот не пойдут, а власти будут идти на постепенные экономические уступки (большей частью - временные) до тех пор, пока череда таких протестов не сойдет практически на нет.


Сергей Кочеров, философ:

Сергей Кочеров, философСоциальная реформа, о необходимости которой так долго говорили в правительстве, началась с массовых акций протеста пенсионеров, давно зачисленных властью в группу общественной поддержки президента. Надо думать, Владимир Путин искренне надеялся, что старшее поколение оценит обещанное им повышение пенсий, а ветераны столь же искренне верили, что заявленная им борьба с бедностью начнется с чего угодно, только не с отмены их кровью и потом заработанных льгот. На мой взгляд, эта "взаимная ошибка" характеризует ситуацию глубже, чем традиционное в таких случаях перебрасывание ответственности с центральных властей на региональные, с депутатов на чиновников и, разумеется, обратно. Возможно, мы присутствуем при начале распада "общественного договора", негласно заключенного между главой государства и той частью общества, которая беззаветно воевала за это государство, поднимала его на своих руках из руин к звездам, не помня причиненного зла и прощая нанесенные обиды.

Между тем никто не может сказать, что президент нечаянно сбился с курса и по заблуждению пошел другим путем. Если Владимир Путин в чем-либо и является твердым либералом, то именно в своей социальной политике, в которой он последовательно стремится освободить государство от всех его "непрофильных активов". Начали с минимизации социального обеспечения, затем последует перекладывание на население неподъемной тяжести ЖКХ, а потом завершится переход к платному здравоохранению и образованию. Освобожденные деньги пойдут, прежде всего, на содержание множащейся и пухнущей бюрократии, а также на поддержание лояльности силовиков, что представят как заботу о повышении безопасности и эффективности государства. Благоприятная конъюнктура на нефтяном рынке позволит вернуть раньше срока долги Парижскому клубу, а долги своему народу государство себе великодушно простит.

Конечно, было бы наивно ждать, что стихийные акции пожилых людей перейдут в народное восстание против власти, которая в очередной раз проявила вопиющее безразличие к жизненным интересам миллионов граждан. Однако и у самой власти не должно быть иллюзий в отношении того, насколько широкой и прочной будет у нее опора в обществе в случае возможных потрясений в "период междуцарствия" в 2007-2008 годах. Если в ответ на протесты льготников и напоминаний ветеранов о своем участии в боях, стройках века и ликвидации аварий, вроде той, что была в Чернобыле, государство в лице полковника милиции говорит пожилым людям: "Я вас туда не посылал", - кто виноват, что им хочется послать такое государство подальше? Помню, как в период угара гайдаровских реформ одна пожилая заслуженная учительница, вынужденная жить на свою нищенскую пенсию, сказала запомнившиеся мне слова: "Мы привыкли, что нас обманывают, но не хотим, чтобы нас унижали. Обман мы еще простим, но унижение - никогда!". Вот об этом признании следовало бы помнить нашим видным бюрократам, судящим о жизни народа по статистическим выкладкам правительства и видам из окна мчащегося по перекрытым улицам служебного "Мерседеса".

Как мы видим, партия власти в лице своих представителей в правительстве и парламенте, желая сохранить хорошую мину при плохой игре, уже выразила готовность внести коррективы в монетизацию льгот, не отказываясь, впрочем, от самой этой идеи. Идет лишь уточнение суммы "отступных", которых должно хватить на то, чтобы заставить возмущенных людей вернуться с улиц и площадей городов в свои неблагоустроенные квартиры. При этом, в духе политики "кнута и пряника", периодически раздаются чиновные окрики о привлечении к административной ответственности за участие в несанкционированных митингах и прокурорские обещания разобраться с организаторами этих акций, имена которых, якобы, "хорошо известны". Вполне возможно, что маниакально-депрессивный психоз, охвативший российские власти после проигранных украинских выборов, действительно побуждает некоторых наших чиновников в форме и в штатском видеть за выступлениями пенсионеров происки Ходорковского, Березовского, Сороса и прочей "Антанты". Но, скорее всего, это просто бесхитростная эксплуатация темы внешних врагов и внутренних предателей, чтобы сыграть на патриотических чувствах обманутых ветеранов.

Чем бы ни закончились эти события, можно сказать, что к правящей бюрократии в России беда пришла оттуда, откуда ее не ждали. В то время как политики, возбуждаемые политтехнологами, готовились встретить "оранжевую волну" из Украины в виде крепких молодых людей, свезенных со всей России в Москву, на улицы вышли ветераны, полные намерения защитить не политические, а социальные права. И хотя пока в бой идут одни старики, положение весьма серьезное, поскольку молодежи легче последовать примеру старших, чем старшему поколению дать увлечь себя молодым. Поэтому не исключены экстренные меры: нахождение "козла отпущения", в роли которого нетрудно представить Зурабова, или, если потребуется, принесение "жертвы вечерней" в виде капитального Фрадкова. Конечно, пока держатся высокие цены на нефть, власти найдут деньги на то, чтобы откупиться от нескольких десятков тысяч "протестантов". Но что они будут делать, если энергоносители упадут в цене или, что более вероятно, если на следующем этапе "освобождения государства от общества" на улицы выйдут уже сотни тысяч негодующих граждан?


Александр Прудник, социолог:

Александр Прудник, социологМонетизация льгот, проведенная правительством, является одним из краеугольных камней социальной политики нынешней власти, которая, кстати, этого никогда не скрывала и постоянно декларировала, что не помешало ей с этой программой триумфально победить на думских и президентских выборах. Поэтому акции протеста, вызванные введением в действие закона о монетизации, оказались совершенно неожиданными для власти и привели ее в растерянность.

Сейчас мы имеем дело с первой и сравнительно незначительной волной социального недовольства. Вторую волну следует ожидать в феврале-марте, когда население столкнется с тарифами ЖКХ. Данный протест не примет организованных форм и будет носить спонтанный характер, принимая в каждом регионе специфические формы, протесты будут разрозненными, но постоянными, создавая обстановку перманентного социального кризиса. Это непрерывное давление вынудит власти к демонстративным действиям, таким как продление времени действия части льгот, увеличения компенсационных выплат, поэтапное, а не разовое отмена льгот, имитирующим разрешение наиболее острых проблем. Особенность данной формы борьбы за свои интересы со стороны населения состоит в том, что при отсутствии драматических массовых действий при кажущейся рутинности и периферийности, она внезапно, даже вопреки ожиданиям самих участников, может привести к масштабному политическому кризису и смене нынешней власти.

Поведение власти достаточно хорошо прогнозируется. Она будет избегать открытого столкновения с протестующими льготниками. Будет стараться вести с ними диалог на манер беседы психиатра с возбудившейся палатой в психиатрической больнице. Попытается перевести недовольство на региональные власти. Однако данные средства, вполне адекватные еще несколько месяцев назад, могут оказаться неэффективными. Дело в том, что данная, спровоцированная самой же властью, волна недовольства совпала с завершающей стадией цикла исчерпанности персонально ориентированных общественных ожиданий, связанных с Владимиром Путиным. Поэтому следует ожидать быстрого роста чувства отчуждения общества от правящей группы, раздражения любыми ее действиями и усиления негативных настроений по отношению к власти.

Финалом может стать ситуация при которой произойдет либо смена правящей элиты, либо смена лидеров при сохранении у власти нынешней группы. В первом случае будет иметь место определенный аналог с украинской революцией, только за пределами электорального процесса. Во втором - возможны два варианта:

1) президент, в интересах его референтной группы, проводит до конца непопулярные реформы и, после того, как он абсорбирует своей личностью негативный потенциал протестных настроений в обществе, будет заменен на своем посту политиком, внешне не связанным с дискредитированным курсом;

2) президент, тяготящийся своей должностью, уже получивший от нее все и мечтающий без риска сбросить с себя тяжкую ношу и просто боящийся переиграть в роли президента, воспользуется протестами как поводом для мотивированного отказа от своего поста и быстрого исчезновения с орхестры политической жизни.

"Уже не как царь, но как актер, переоделся, сменив свой знаменитый роскошный плащ на темный и обыкновенный, а затем незаметно ускользнул"

Плутарх. Жизнеописание Деметрия.

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна