Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Обозрение

19.04.2005 Референдумы в России - не наш путь в светлое будущее!

Авторы: Маслов Олег Юрьевич , Александр Васильевич Прудник

Апрель 2005 года был отмечен всплеском активности российских левых в плане стремления организовать в России какой-либо референдум. Итог известен. Центральная избирательная комиссия последовательно признала неконституционными и 14 вопросов, выносимых на референдум группой Глазьева, и 17 вопросов, выносимых на референдум КПРФ. Несмотря на то, что референдумы – это проявление прямой демократии, инициативы российских левых носят явно элитарный характер. Данный тезис легко подтверждается тем, что ареалы активности различных инициативных групп по проведению общероссийских референдумов практически заключены в стенах Государственной Думы. Но сами инициативы российских левых заставляют по-новому взглянуть на референдумы, да и на выборы, в аспекте их воздействия на общественно – политическую ситуацию в стране. Каково воздействие данных политтехнологий на общество, дифференциальное или интегральное?

Президентские выборы на Украине 2004 года наглядно продемонстрировали, что выборы как политическая технология могут выступать в роли дезинтегратора общества. Поляризация симпатий к кандидатам в президенты в состоянии разделить общество на два непримиримых лагеря, причем победа одной из противоборствующих сторон может стать трагедией для другой стороны. Выборы всегда предполагают выбор, а победитель, чаще всего, получает всё!

Интеграционные процессы в Европе в значительной степени отличаются от процессов, протекающих на постсоветском пространстве. Процесс ратификации Конституции объединённой Европы привлёк к себе внимание экспертного сообщества по ряду причин. Во-первых, на наших глазах происходит трансформация Европы в единый взаимосвязанный и взаимозависимый организм. Во-вторых, принятие Конституции во многих странах Европы будет проходить через процедуру референдума, что позволяет отнести референдумы к наиболее эффективным инструментам решения общественно–политических проблем в 21 веке. Прошедший референдум в Испании подтвердил объективную эффективность референдумов. Подтверждением этому является и проходящее в Германии обсуждение возможности возврата референдумов в политическую жизнь страны, несмотря на то, что референдумы в Германии запрещены законодательно, из-за известных событий эпохи правления Гитлера.

В 2004 году в мире состоялось несколько референдумов, но лишь три из них привлекли к себе пристальное внимание экспертного сообщества. Это референдум в Венесуэле о доверии Президенту Уго Чавесу, референдум в Швейцарии по вопросу упрощения получения швейцарского гражданства и референдум в Белоруссии по вопросу изменений в Конституции этой страны. В референдумах Уго Чавеса и Александра Лукашенко есть много общего, но и итоги референдума в Швейцарии позволяют сделать некоторые выводы об истинных причинах итогов этих референдумов.


Особенности референдумов 2004 года

Необходимо отметить, что изменилась идеология референдумов. В последние годы политологи либеральной направленности в качестве позитивного примера эффективности референдумов обычно приводят итоги референдумов в Восточном Тиморе. Но, скорее всего, несмотря на то, что референдумы в Восточном Тиморе проходили под эгидой ООН, эти референдумы нельзя признать индикативными при понимании истинных мотивов проведения референдумов. Во-первых, сама идея проведения референдума вызревала в рамках кровавого конфликта, и проведение первого референдума в Восточном Тиморе означало отделение части территории от Индонезии. Именно этими обстоятельствами и объясняется и флаг ООН над столицей Восточного Тимора и сам факт патронажа ООН. Во-вторых, Восточный Тимор неразрывно связан с таким понятием, как нефть, поэтому не учитывать возможные экономические выгоды жителей Восточного Тимора от итогов референдума невозможно. Более того, в либеральной прессе практически не упоминается еще один референдум в Восточном Тиморе, в рамках которого, граждане этого нового государства выбрали в качестве основной валюты доллар. А это говорит о многом.

Референдум в Венесуэле также замешан на нефти и долларах. Краткая предыстория Венесуэльского референдума. Президент Уго Чавес под давлением оппозиции соглашается на внесение изменений в законодательство, в соответствии с которыми граждане Венесуэлы могут вынести на референдум вопрос о доверии действующему Президенту. В последние годы работники нефтедобывающей отрасли Венесуэлы стали своеобразной привилегированной прослойкой общества, в первую очередь, за счет высокого уровня доходов. По утверждению Уго Чавеса, воздействие американского капитала на Венесуэлу осуществлялось именно по линии работников нефтедобывающей отрасли. Именно они устраивали массовые акции протеста в Венесуэле, именно они поддержали переворот и арест Уго Чавеса и именно они, с точки зрения Президента Венесуэлы, должны были получить наибольшие выгоды от перехода нефтедобычи в Венесуэле под контроль США.

Уго Чавес предпринял соответствующие меры для изъятия сверхприбылей нефтяных компаний и вложил эти средства в социальную сферу, в строительство больниц и дорог. Большинство жителей Венесуэлы увидели плоды деятельности Президента страны и именно этим объясняются итоги прошедшего в Венесуэле референдума. Большинство граждан Венесуэлы оказали доверие действующему Президенту страны Уго Чавесу. Обращает на себя внимание также и тот факт, что сторонники Уго Чавеса были консолидированы идеей внешней угрозы со стороны США.

Референдумы в Швейцарии проходят постоянно, но референдум о получении Швейцарского гражданства необходимо выделить из всех референдумов по ряду причин. Во-первых, вопрос касался уменьшения срока проживания в стране с 12 до 8 лет, после чего проживающий в Швейцарии мог стать гражданином этой страны. Во-вторых, этот референдум также проходил в формате позиционирования "правыми" в стране внешней угрозы со стороны иммигрантов. Почему в такой благополучной стране, как Швейцария большинство граждан высказались против относительной либерализации получения Швейцарского гражданства. Скорее всего, это было ответной реакцией Швейцарского общества на собственную ошибку середины 90-х годов прошлого века, когда Швейцария добровольно предоставила свою территорию для лагерей албанских беженцев. По данным Швейцарских правоохранительных органов к 2002 году албанская преступность в Швейцарии вышла на одно из первых мест в ряду других этнических преступных групп. Именно это позволяет отнести референдум в Швейцарии, проводимый по вопросу гражданства, также к защитному типу референдума от внешней угрозы.

Про Белорусский референдум в российских СМИ было написано и сказано достаточно много. Мы выделим лишь общие черты, объединяющие референдум Уго Чавеса и референдум Александра Лукашенко. Во-первых, оба референдума персонально касались лидеров этих стран. Во-вторых, в большей или меньшей степени оба референдума были инициированы лидерами этих стран. В-третьих, оба референдума проходили в формате позиционирования внешней угрозы. В Белоруссии это осуществлялось как за счет противостояния с ОБСЕ и другими международными организациями, за счет нежелания Европы видеть Белоруссию в Совете Европы, так и за счет позиционирования негативных проявлений либеральных реформ в России. Референдум проводился после трагических событий в Беслане и, скорее всего, именно этот факт объясняет сокрушительную победу Александра Лукашенко.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что во многих странах мира проводится новый тип референдумов: референдумы защитного типа. Референдум в Венесуэле – это защита нефтяных ресурсов страны от экспансии со стороны США, референдум в Швейцарии – защита от иммиграции, способной разрушить благополучную жизнь в стране. Референдум в Белоруссии – это защита от негативных проявлений либеральных реформ на примере братской России.

Обращает на себя внимание тот факт, что данные референдумы являются интегральными политтехнологиями. А к каким политтехнологиям можно отнести референдумы, инициируемые российскими левыми?


ЦИК – надконституционный орган в России?

Политическая реальность в России изменяется достаточно динамично. Вот и события, связанные с инициативой левых о проведении общероссийского референдума, высветили один из аспектов новой реальности. Центральная избирательная комиссия в России постепенно превращается в надконституционный орган. Безусловно, не в том плане, что ЦИК берёт на себя функции Конституционного суда РФ. А в плане решения текущих вопросов политической реальности, которые во многом и определяют изменения в общественной жизни.

Формально российский ЦИК, в соответствии с действующим законодательством, принял решение о неконституционности вопросов, выносимых на референдум. Не более того. Но как это решение преломляется в сознании граждан России, входящих в референтные группы российских левых? В их сознании ЦИК решает вопросы, отнесённые к компетенции Конституционного суда. Это ошибочная точка зрения, так как Конституционный суд РФ действует, основываясь на Конституции страны и на федеральных законах. А федеральный закон о референдуме после многочисленных изменений в Государственной Думе приобрёл такую форму, что референдум в России провести фактически невозможно, о чём господин Вешняков собственно и информировал инициаторов референдума.

Является ли Центральная избирательная комиссия в России надконституционным органом власти? Является, но в такой степени, в какой Конституционный суд РФ занимается имитационной деятельностью. Конституционного суда в России по степени влияния на общественно - политическую жизнь страны как не было, так и нет. Можно напрягать память, но не найти ни одного примера проявления Конституционным судом своей власти. Именно поэтому ЦИК и выглядит в глазах некоторых представителей левой оппозиции надконституционным органом.


Левые в России и референдум

Не является большим секретом то, что большинство граждан России ничего и не слышали об инициативах левых по проведению референдума. И дело не в том, что левые отрезаны от средств массовой информации, и не в том, что граждане не согласны с вопросами, выносимыми на референдум. Проблема заключается в неверии в возможность проведения референдума в России в принципе. Борьба за референдум – это борьба за народовластие. И эта борьба не может идти эпизодически. Неужели Конституционный суд уже признал соответствующими Конституции страны все положения федерального закона о референдуме, на основании которых левые получили "волшебный пендель" от господина Вешнякова? В свете этого вопроса многое встаёт на свои места.

Что сегодня и завтра будут делать левые? Они будут создавать из господина Вешнякова образ монстра, образ врага народа. Вешняков, безусловно, фигура деструктивная. Это проявляется во всех его стратегических инициативах по изменению выборного законодательства. Вешняков - типичный бюрократ, стремящийся облегчить свою жизнь и полностью соответствующий абсолютно доминирующему в России бюрократическому мейнстриму. Введение единой даты, отмена в избирательном бюллетене графы против всех – это выполнение заказа российской бюрократии. Но вот парадокс. Скорее всего, инициаторы всероссийского референдума поддержат эти деструктивные инициативы господина Вешнякова. Одни, потому что это им выгодно, и потому что они понимают, что партия "против всех" покроет на предстоящих выборах, например, партию "Родина" как бык овцу. Другие, потому что чётко понимают, что инициативы Вешнякова – это мощный шаг к победе будущей "оранжевой революции" в Москве. Но данный аспект отношения левых с господином Вешняковым и позволяет объективировать наблюдаемый нами процесс активизации левых в России.

О чём хотят сказать левые своей инициативой своим избирателям? Они им как бы сигнализируют: "товарищи, мы боремся за ваши права! Посмотрите, какие замечательные, выстраданные народом вопросы мы собирались поставить!! А враги не дают нам улучшить вашу жизнь!!!" То есть, если говорить грубо, мы с вами наблюдаем имитационный процесс. А в рамках имитационного процесса и господин Вешняков может выглядеть выдающейся политической фигурой.

Если отбросить иронию, то необходимо признать, что господин Вешняков действительно оставит свой след в истории России. Объективные аналитики, безусловно, по прошествии некоторого времени, отметят его выдающиеся заслуги перед "оранжевой революцией". И эти заслуги будут выглядеть "Гималаями", по сравнению с "валдайскими" усилиями Бориса Березовского. А левые в России по сравнению с Уго Чавесом и Александром Лукашенко выглядят убогими политическими импотентами, имитирующими свою любовь к народу и ни на что большее не способными. Невозможность проведения референдума в России – это не только доказательство отсутствия наличия в стране Конституционного суда, но и доказательство виртуального существования самой Конституции страны. Право на проведение референдум есть, а провести референдум в рамках действующего в стране "правового поля" невозможно. Гарант Конституции есть, а прав, записанных в Конституции как бы нет. И в этом вопросе Россия идёт своим особенным путём.

Известный российский социолог Ю. Левада оценил сложившуюся в России реальность фразой: "...У нас эпоха имитации прошлого величия... Имитация порядка, страха, доверия, успеха. Все что не тронешь, все имитация". То, что мы с вами наблюдаем в плане организации общероссийского референдума – это тоже имитация. Имитация любви левых к народу. Власть имитирует свою неустанную заботу о народе и при этом проводит "монетизацию" льгот. Имитации власти сливается с имитациями левой, а также конструктивной оппозиции и все имитации вместе создают фантастическую картину имитации политической жизни в России. "Правовое поле" в России - это "шагреневая кожа", а жизнь разделяет людей в аспекте права на тотальное "Нельзя!" для большинства граждан и "дозволено всё!" для избранного меньшинства. В этом и в имитации политической жизни в стране и заключается особый путь России?

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна