Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Аналитика

16.05.2005 Главная тайна будущей "оранжевой революции" в Москве

Авторы: Маслов Олег Юрьевич , Александр Васильевич Прудник

Полный вариант статьи, опубликованной в "Независимой газете" от 13.05.2005

О "бархатных" революциях на Украине, в Грузии и Киргизии написано достаточно много, и может сложиться впечатление, что сказано о данных специфических явлениях на постсоветском пространстве уже буквально всё. И для получения формализованного знания о "бархатных" революциях необходимо лишь синтезировать наиболее значимые публикации. Но попытка подобного синтеза автоматически приводит к выявлению зияющих пустот, которые не позволяют выстроить целостную систему интерпретации разрозненных событий, объединённых интегральным брэндом "бархатная революция". Поэтому перед российским экспертным сообществом стоит задача выявления реальных закономерностей возникновения предпосылок, объективизации роста и формирования необходимых условий для победы будущей "оранжевой революции" в Москве.


Оранжескептики и оранжеоптимисты

Российское экспертное сообщество можно условно поделить на оранжескептиков и оранжеоптимистов. Оранжескептики считают, что ситуация подобная украинской, грузинской и киргизской в России не возможна по ряду весомых причин. Аргументация в основном сводится к различным вариантам интерпретации мысли о том, что Россия – это не Украина, и тем более не Грузия и Киргизия. Что в России иные форматы разрешения подобных конфликтов, и специфика выхода из кризиса заключается в высокой вероятности реализации силового варианта, аналогично тому, как это было реализовано в Москве в октябре 1993 года.

Оранжеоптимисты уверены в победе будущей "оранжевой революции" в Москве. Более того, из разрозненных высказываний представителей данной референтной группы складывается впечатление, что у конструктивной оппозиции в России, по их мнению, нет необходимости что-либо делать для своей будущей победы - за неё всё сделает сама власть. Аргументация оранжеоптимистов позволяет выделить семь основных условий, необходимых для будущей победы "оранжевой революции" в Москве.


Условия, необходимые для победы "оранжевой революции" в Москве

Все условия носят специфический характер и в наибольшей степени отражают реалии, сложившееся в конце 2004 года на Украине. Но события в Грузии и в Киргизии, не смотря на их специфику, не ломают выявленные закономерности. Первые два условия, необходимые для победы "оранжевой революции" в Москве можно условно объединить в формате их взаимосвязанности и взаимозависимости:

  • Невозможность оппозиции придти к власти в стране в рамках демократических выборов из-за специфики "правового поля";
  • Реальный или виртуальный беспредел власти в аспекте фальсификации итогов выборов.

Оранжеоптимисты обращают внимание на то, что в заявлениях российских официальных лиц, как в ходе украинских событий, так и в ходе киргизских событий, в качестве основного лейтмотива звучала идея о недопустимости выхода ситуации из "правового поля". Складывается впечатление, что "правовое поле" – это своеобразная "священная корова" российской власти, и выход из "правового поля" - это нарушение незыблемых законов бытия. Российская федеральная власть действительно, имеет все основания для того, чтобы так трепетно относится к своему "правовому полю". Постоянные коррективы, вносимые в "правовое поле" (отмены выборности глав субъектов федерации, предстоящая отмена в избирательном бюллетене графы "против всех", означающая полный переход власти на пенитенциарные технологии достижения запланированных результатов выборов и др.) не оставляют оппозиции даже теоретических шансов придти к власти в стране.

Другими важными условиями, гарантирующими победу будущей "оранжевой революции" в Москве являются:

  • Более чем дружеские отношения руководства страны с лидерами США;
  • Слабость власти в столице страны;
  • Победа партии власти и кандидата от власти.

Для граждан далеких от политики не являлась большим секретом проамериканская и фактически антироссийская политика президента Грузии Шеварднадзе. Ни Украина, ни Киргизия не были отнесены руководством США к так называемой "оси зла", а президенты Акаев и Кучма не были замечены в антиамериканской деятельности. Каковы же в этом контексте отношения Президента России Путина и Президента США Буша? По мнению большинства экспертов, отношения президентов двух стран находятся на высоком уровне взаимного доверия, что позволяет отнести ситуацию в России по данному признаку к предреволюционной.

"Бархатные" революции совершаются в столицах. "Оранжевая революция" на Украине состоялась в условиях максимальной поддержки, оказанной оппозиции мэром Киева. Отношения федеральной власти с мэром Москвы Ю. Лужковым общеизвестны и власть находится перед дилеммой: инициировать уход Лужкова до истечения его полномочий или осуществить смену власти в Москве в 2007 году. Обе поведенческих модели федеральной власти таят в себе определенную опасность: в первом случае – это ускорение создания необходимых условий по дестабилизации политической ситуации в столице страны, во втором случае – это проявление слабости федеральной власти, что может привести к эффективному накоплению сил "оранжистов" "под крылом" Ю. Лужкова. Из этого можно сделать вывод, что слабость центральной власти в столице страны уже заложена в формулу успеха будущей "оранжевой революции".

Одним из парадоксальных условий, гарантирующих победу "бархатной революции" – это победа "партии власти" или кандидата от власти на выборах. На Украине победа Януковича, а в Киргизии тотальное поражение оппозиции на парламентских выборах, создали необходимые условия для победы "бархатной" революции. Можно предположить, что победа прокремлёвских "партий власти" под "недремлющим оком" министерства юстиции и Центральной избирательной комиссии создаст все необходимые условия для будущей победы "оранжистов".

Необходимо отметить, что двумя важнейшими условиями победы будущей оранжевой революции в Москве являются:

  • Неверие власти в возможность победы "оранжевой" революции;
  • Предательство элит.

Можно ли себе сегодня представить, что через три года уже бывший Президент России Путин заявит, что для него победа "оранжевой революции" в Москве не была неожиданной? Сделал же он подобное заявление после "бархатной революции" в Киргизии. В сложившейся ситуации можно найти объяснение неверию властей в возможность победы "оранжистов". В первую очередь это неверие основано на отсутствии ярких лидеров у конструктивной оппозиции, а может быть и на понимании того, что конструктивная оппозиция в стране, как таковая отсутствует. Но объяснение данной позиции властей, играющее на руку "оранжистам", скорее всего, лежит в рамках "презумпции невменяемости" власти. "Презумпция невменяемости" – это отличительная черта не только российской властной элиты, что наглядно продемонстрировали события и на Украине, и в Грузии, и в Киргизии.

"Оранжевая революция" на Украине с легкой руки российских политтехнологов внесла в повестку дня вопрос о предательстве элит. Безусловно, предательство элит является одним из важнейших условий победы любой "бархатной революции", но в России предательство элит уже сегодня можно смело включать в формулу будущей победы "оранжевой революции" в Москве. Нынешняя федеральная властная элита формировалась в условиях постоянной социальной мимикрии. Большинство федеральных и региональных лидеров "Единой России" адаптанты и до попадания в эту партию "проходили курс молодого бойца" в рядах черномырдинского НДР и в рядах либерального СПС. Для большинства представителей федеральной властной элиты переход под знамена "оранжистов" – это не предательство, а проявление интеллекта и опыта, в рамках своевременного ухода "с тонущего корабля". Поэтому на предательство элит организаторы "оранжевой революции" могут положиться смело и не ошибиться в своих расчетах.


Неосталинисты и кор-алармисты

Предстоящая "оранжевая революция" в Москве поделила российское экспертное сообщество не только на оранжескептиков и оранжеоптимистов, но также и на два вполне определенных лагеря, которые условно можно назвать неосталинисты и кор-алармисты. Кор-алармисты – это эксперты, в оценках которых присутствуют опасения о том, что "оранжевая революция" в России будет "коричневого цвета". Несмотря на то, что аргументация именно подобного сценария развития событий в России представляется не достаточно убедительной, под знамя кор-алармизма уже встали известные российские интеллектуалы: М. Урнов, Ю. Нисневич и многие другие. Необходимо отметить, что перевод анализа общественно – политической ситуации в "цветовую гамму" идет не к объективизации общественно–политического процесса, а к его политизации.

К неосталинистам, по косвенным признакам, можно отнести достаточно широкий спектр российских экспертов, объединенных позитивным отношением к наследию И.В. Сталина. Представляется, что большинство экспертов, отнесенных к данной группе, не обидятся на брэнд "неосталинисты". Сложно представить, что Ю. Крупнов, Е. Холмогоров, Ю. Мухин отрекутся от И.В. Сталина. Но особый интерес представляют не сами эксперты, а те интеллектуальные позиции, которые представлены ими. Большинство из неосталинистов открыто призывают действующую власть к одному единственному формату решения проблем с будущей "оранжевой революцией" в России – к применению силы.

В рядах неосталинистов можно выделить "голубей", которые мягко призывают власть использовать легитимное насилие против организаторов "оранжевой революции", тем самым, сделав "революцию невозможной". Например, к "голубям" в стане неосталинистов можно отнести Г. Павловского. А "ястребы" в рядах неосталинистов требуют "размозжить собачью голову" будущей "оранжевой революции". Требование "пролить кровь" по их мнению – это не право, а святая обязанность власти. В комментариях "ястребов" можно найти размышления о том, что революцию в Киргизии мог бы остановить "взвод автоматчиков".

Необходимо признать, что интеллектуальные призывы неосталинистов находят поддержку у граждан России, видящих перспективы разрешения собственных проблем в "твердой руке". Но позиции неосталинистов не является корректными в рамках объективизации общественно–политического процесса, так как их позиции являются столь же политизированными, как и позиции кор-алармистов. В позиции неосталинистов можно отметить и стремления стать "интеллектуальной оболочкой" Кремля. Неосталинист – "голубь" Г. Павловский, по мнению ряда экспертов, "достиг всего за счет примитивной доктрины, оправдывающей беспредел власти в ходе любых выборов". Неосталинисты – "ястребы" творчески развивают наследие Павловского и требуют "крови", а также предлагают власти набор идеологем, оправдывающих любую пролитую кровь.


Когда революция не является революцией

В своем знаменитом послании на волю о кризисе либерализма М. Ходорковский писал о том, что либералы "пытались игнорировать некоторые важные национально – исторические особенности развития России". Представляется, что именно выведение за рамки анализа особенностей исторического развития России и приводит к ошибочным представлениям, как в формате текущих политических событий, так и о формате перспективного моделирования. Так, В. Игрунов говорит о том, что "бархатная революция" уже была у нас в 1991 году. Данную ошибочную точку зрения, к сожалению, разделяет значительное число экспертов.

События на Украине позволили выделить основную ошибку российских аналитиков, которая не давала объективно оценивать наблюдаемый политический процесс. Большинство российских аналитиков при анализе ситуации на Украине использовали стереотипы оценок ситуации, применяемые в рамках анализа событий 1917 и 1991 годов. Не исключено, что эта ошибка находится на генетическом уровне. События 1991 года не могут быть названы "бархатной революцией" по той простой причине, что в стране произошла смена общественно–экономической формации. И это не пустые слова. Зададимся простым вопросом: произошла ли смена общественно–экономической формации на Украине, в Грузии и в Киргизии? Безусловно, нет. Это и позволяет говорить о том, что необходимо отделить понятие классической революции, исторически сложившееся в массовом сознании граждан России, от понятия "бархатная революция", которая по сути дела не является революцией. Устранение усилиями экспертного сообщества данной очевидной ошибки и приведет нас к пониманию главной тайны будущей "оранжевой революции".


"Бархатные революции" – это форма смены элит на постсоветском пространстве

Объективный анализ событий на Украине, Грузии и Киргизии позволяет утверждать, что данные "бархатные революции" – это форма смены элит на постсоветском пространстве. Не более того. Любые иные объяснения можно признать некорректными из-за очевидной политизации позиций экспертов. В рамках данного видения интегральная позиция кор-алармистов – это некое метапослание федеральной власти о том, что активное сопротивление будущей "оранжевой революции" может привести к переходу общественно–политической ситуации в стране в неуправляемую фазу с возможным появлением нового "коричневого" лидера. Стремление кор-алармистов защитить будущую "оранжевую революцию", создавая фантомный образ "коричневой чумы", угрожающей России, понятно и объяснимо. Сложнее понять позицию неосталинистов.

Будущая "оранжевая революция" в Москве – это не более, чем смена элит. Причем значительная часть нынешней федеральной властной элиты в состоянии реально сохранить свои позиции во власти. Так, например, в рядах победителей будущей "оранжевой революции" можно будет, скорее всего, заметить Починка, который ныне находится в ссылке в Южном федеральном округе в статусе лермонтовского Грушницкого. Будет в России и свой "генерал Кравченко". И стоит ли из-за этого проливать кровь тех молодых ребят, которые в скором времени будут приезжать в Москву из сотен российских больших и малых городов?

По тональности анализа "бархатных" революций на постсоветском пространстве видно, что многие эксперты делают вид, что данные события являются чем-то случайным, уникальным, в силу чего и они сами, и власти в этих новых государствах оказались захвачены врасплох и не смогли вовремя выработать правильную стратегию ответных действий.

Вместе с тем, механизм "бархатной" революции оказался запущенным в тот самый момент, когда часть элиты, находящаяся у власти, как в этих странах, так и в России, сделала свой выбор в пользу создания разветвленного механизма тотальной защиты своих уже завоеванных позиций. Причем сделала таким образом, который практически не позволяет другим конкурирующим с ней элитным группам проводить ротацию правящих элит, используя стандартные демократические процедуры.

Постоянное укрепление вертикали власти, фактическая назначаемость губернаторов, совмещение в один день всех выборов, формирование законодательных органов только по партийным спискам и другие новации нынешний власти делают "бархатную" революцию в России объективно неизбежной, поскольку она становится единственным механизмом смены элит во власти.

Ничего уникального в этой ситуации нет, именно такой механизм на протяжении десятилетий работает в странах с неразвитыми демократическими институтами, с концентрацией власти в руках нескольких консолидированных элитных групп, например, в Латинской Америке, особенно после того, как в них с исторической сцены сошли военные перевороты – другая форма смены элит у власти. Последним по времени примером классической "бархатной" революции стали события в Эквадоре.

Поэтому избранная нынешней российской властью стратегия реформ политической системы, неизбежно вывела на авансцену политической реальности "бархатную" революцию. Можно с уверенностью утверждать, что "бархатная" революция не является импортированной технологией: она не внедрена враждебными силами извне, ее источники находятся не в зарубежных центрах. Однако она есть объективная составляющая той политической системы, которую сконструировала сама нынешняя власть и надвигающаяся "бархатная" революция – ее детище. На этом фоне тем более удивительны призывы к насилию со стороны тех аналитиков и политтехнологов, которые были идеологами данных преобразований и должны были вполне отдавать себе отчет в последствиях предлагаемых ими реформ по фактической монополизации власти в руках одной из элитных групп.

Дедемократизация общественной жизни на постсоветском пространстве и привела к "бархатным революциям" - как к единственной форме смены элит на постсоветском пространстве. Такова новая реальность.


В XXI веке тоже будет свой "17-й год"

Понимание того, что будущая "оранжевая революция" в Москве не является по своей сути революцией, а всего лишь формой смены элит, подтверждается и объективным анализом страхов в различных слоях российского общества. Недавнее интервью журналу "Эксперт" главы Администрации Президента Д. Медведева, ряд публичных высказываний В. Суркова наглядно демонстрируют наличие страха у федеральной властной элиты перед грядущими событиями. Постоянное позиционирование тезиса "противодействие власти – это развал страны" не вызывает какого–либо рефлектирования в массовом сознании граждан России: "Они пугают, а нам не страшно". Массовое сознание по сути дела безразлично к предстоящей "оранжевой революции" в стране. У народа страха перед предстоящей "оранжевой революцией" нет.

В ряде реплик высокопоставленных чиновников прослеживается готовность сдать власть в руки конструктивной оппозиции, но сдавать власть по сути дела некому. Конструктивная оппозиция, как и российское общество в целом, атомизирована. И именно эта ситуация вносит известные элементы неопределенности в прогнозы экспертов.

Будущая "оранжевая революция" в России – это не классическая революция, объективно востребованная в массовом сознании граждан страны. Более того, будущая "оранжевая революция" призвана аккумулировать в себе значительную часть негативной энергии общества, и это позволит сформировать новый спектр позитивных общественных ожиданий. Таким образом, "оранжевая революция" в состоянии отодвинуть на вполне определённое время новую классическую российскую революцию. В случае, если за победой "оранжевой революции" не последует реальная трансформация политической и экономической системы общества, которая приведет к позитивным изменениям в жизни граждан страны, то новая классическая революция не заставит себя ждать. В XXI веке тоже будет свой "17-й год".

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна