Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Обозрение

19.05.2005 Юрий Сентюрин: Третья реинкарнация

Автор: Александр Жмыриков

Есть ли жизнь после смерти? Над решением этого вопроса человечество бьется не одну сотню лет. Целый ряд известных восточных религий не сомневается в том, что повседневная жизнь конкретного субъекта есть лишь одно из многих его реальных воплощений. Не знаю как в жизни биологической, но вот политическая жизнь даёт нам немало примеров реинкарнации.

Бывший военный переводчик Юрий Сентюрин свою первую политическую жизнь прожил в образе вице-губернатора Нижегородской области. Не скажу, чтобы эта жизнь была особенно яркой, однако образ подтянутого, интеллигентного, умеющего убеждать без излишней аффектации чиновника, нижегородцам безусловно запомнился.

Тех, кто не знает специфики службы военного переводчика, Юрий Сентюрин поразил контрастом между стереотипным образом старшего офицера и отражением реального облика вице-губернатора. Ведь, что греха таить, в общественном сознании типичный старший офицер представляется, как правило, в образе "упал-отжался". То есть зычный командирский голос, оплывшая фигура, недовыбритое лицо, вечный утренний запашок от вчерашнего и минимальный набор фраз для общения. Образ интеллектуального офицера перенесен в общественном сознании на представителей служб невидимого фронта. Отчасти поэтому, а отчасти из-за того, что несколько лет молодой офицер Сентюрин служил в Афганистане, народная молва сразу же приписала его к секретному ведомству: как минимум к военной контрразведке, а как максимум, к главному разведывательному управлению, или даже службе внешней разведки.

Люди знакомые с работой военных переводчиков понимали, что Юрий Сентюрин не мог являться кадровым офицером спецслужб. Выполнял ли он секретные поручения в качестве агента этих служб никто не знает, да это никому и не интересно. Важно иное – по роду прежней службы Юрий Петрович мог контактировать с политиками.

Внешне Сентюрин и сегодня – идеальное воплощение переводчика: отличное знание языков, высокая эрудиция, позволяющая подстроиться к собеседнику любого уровня, профессиональная привычка внимательно выслушивать говорящего и быстро резюмировать главное в высказываниях собеседника, безусловная покорность тону старшего по должности. Такие качества не могли остаться незамеченными. Ведь большинство российских политиков начала 90-х годов являло собой типичное воплощение прапорщика, которому судьба внезапно нацепила генеральские погоны.

Эти люди, вышедшие из руин разваленного комсомола, или, того хуже, из осколков горбачевского КПСС, умели только гневно отрицать свою связь с взрастившим их коммунистическим прошлым. Их язык напоминал пророчество А.С. Пушкина: "смесь французского с нижегородским". Их политические умения и навыки в лучшем случае укладывались в курс исторического материализма. Необходимость самосохранения диктовала таким политикам поиск помощников и заместителей, умевших вести светские беседы с западными партнерами и их продвинутыми отечественными представителями. Юрию Сентюрину предложили демобилизоваться из армии и перейти на работу в Правительство РФ.

Не думаю, что Юрий Петрович сильно колебался в выборе. Армия в годы конца правления Горбачева - начала правления Ельцина представляла собой жалкое зрелище. Впервые, даже для старших офицеров, на повестку дня встал квартирный вопрос. Денежное содержание, съедаемое инфляцией, не давало перспектив нормальной жизни, а постоянное перетряхивание штатов, грозило каждому офицеру непредсказуемостью завтрашнего дня. И Юрий Петрович Сентюрин легко сменил офицерский китель на синий костюм государственного чиновника.

Трудно сказать, чем бы завершилась чиновная карьера Сентюрина, не последуй отставка Правительства Е.М. Примакова. Впервые перед бывшим офицером и молодым чиновником встала проблема политического выживания. Не будем затруднять читателя описанием частных моментов процесса адаптации. Свидетельством тому, что процесс этот завершился успешно, явилось появление Ю.П. Сентюрина в команде претендента на пост губернатора Нижегородской области 2001 года, экс-первого секретаря обкома КПСС Геннадия Ходырева.

Победа Ходырева на выборах губернатора дала старт первой политической жизни Юрия Сентюрина. Первый заместитель губернатора, фактически являющийся руководителем областного правительства, стал во многом определять жизнь трехмиллионной области. Наиболее ярко это проявилось в начальный период политической карьеры Сентюрина (первые полгода правления Ходырева).

В это время давления на областную исполнительную власть со стороны полпредства практически не было. На первых порах полпредство было просто деморализовано поражением на выборах губернатора. Хотя это поражение мне, как непосредственному участнику избирательной кампании, было очевидно уже в апреле 2001 года. Именно тогда раскол в избирательном штабе И.П. Склярова, приведший к отказу от какого-либо структурированного Плана избирательной кампании и сведения последней к сумме ничем не связанных "проектов", в сочетании с очевидным саботажем чиновников на местах, предопределил поражение действующего губернатора.

Вопрос стоял лишь о преемнике. Досрочная капитуляция Склярова однозначно возводила на пьедестал В.Е. Булавинова. Однако, молодой, своевольный губернатор вряд ли позволил бы представителям полпредства реально вмешиваться в процесс руководства областью. Сражение Склярова "на два фронта" было продолжено, в результате чего победил Ходырев.

Не вмешивалось полпредство в управление областью еще и потому, что на повестке дня стоял вопрос устранения из политики ненавистного мэра Нижнего Новгорода. Вплоть до подсчета голосов во втором туре выборов мэра осенью 2002 года полпредство было занято решением "проблемы Лебедева".

Так вот, именно в эти месяцы "свободного плавания" авторитет Юрия Сентюрина рос как на дрожжах. Для подтверждения достаточно сравнить несколько исследований, проведенных в то время Институтом социальной и политической психологии. На рисунке 1 представлены графики, отражающие динамику уровня доверия нижегородцев представителям властвующей элиты в ноябре 2001 – августе 2002 годов. Респондентам предлагалось ответить на вопрос интервьюера: "В какой мере Вы лично доверяете политикам, указанным в списке?". В качестве ответа предлагался перечень вариантов: 1) полностью доверяю; 2) в основном доверяю; 3) затрудняюсь ответить; 4) в основном не доверяю; 5) полностью не доверяю.

На рисунке 1 представлен суммарный показатель доверия, складывающийся из процентов "полностью доверяющих" и "в основном доверяющих" респондентов. Как видим, динамика роста доверия к Ю.П. Сентюрину была позитивной и высокой на протяжении с ноября 2001 по май 2002 года. Лишь августовский замер показал некоторое снижение доверия, что, очевидно, было связано с добровольным отказом Ю.П. Сентюрина от продолжения участия в кампании по выборам мэра Нижнего Новгорода. Подобный рост доверия зарегистрирован лишь у Е.Б. Люлина.

Мэрская избирательная кампания 2002 года обозначила рубеж, после которого доверие нижегородцев к Ю.П. Сентюрину начало падать. Здесь сказался и субъективный фактор, отмеченный выше (отказ от участия в выборах мэра) и объективно нарастающее давление полпредства и областного Законодательного собрания на областную исполнительную власть. Сказалось и резкое изменение акцента пиар-политики команды губернатора. В фокусе общественного мнения все чаще вместо знаковых лиц областного Правительства и даже вместо самого губернатора стала появляться его супруга, занимавшая в то время второстепенную должность в областной администрации. Это вызывало раздражение электората, получившего мощную гендерную прививку еще во время "правления" Раисы Максимовны Горбачевой.

Сегодня, оглядываясь на пиар-акции команды губернатора того периода, и вспоминая имена тогдашних губернаторских "пиарастов", мне представляется, что это была тщательно спланированная подстава. В любом случае, первая политическая жизнь Юрия Сентюрина покатилась под уклон. "Дыхание" областного правительства становилось все более прерывистым. Бороться с "клинической смертью" в первой политической жизни Юрий Сентюрин не стал. Он начал вторую политическую жизнь в образе депутата Государственной Думы.

Вторая реинкарнация поначалу проходила успешно. Юрий Петрович стал влиятельным членом депутатской фракции "Родина", получил пост заместителя председателя одного из ведущих комитетов Государственной Думы. Однако на этом его достижения в новой политической жизни и были завершены. Захватившая монополию на принятие решений в Госдуме фракция "Единой России" игнорирует мнения депутатов других фракций, если последние не сопровождаются "охранительной грамотой" Администрации Президента РФ. В таких условиях пробить "медвежью" стенку можно лишь посредством мобилизации "улицы". Политики, сделавшие ставку на успех 2007-2008 годов, так и поступают. В яростном оппонировании сегодняшней "партии власти" они надеются сместить единороссов с пьедестала на следующих выборах депутатов Государственной Думы.

Нельзя сказать, что надежды оппозиционеров совсем уж беспочвенны. Лидеры "Единой России" своей политической бесхребетностью оказали поистине медвежью услугу своим хозяевам – чиновникам исполнительной власти. Своим безусловным "одобрям-с" законам ущемляющим коренные права рядовых граждан единороссы поставили себя вне интересов избирателей. Тем не менее, к сожалению, приходится констатировать, что на выборах 2007 года, партия "Единая Россия" еще окажется победителем. Это связано и с новой системой голосования, сделанной "под себя", и с разбродом в лагере оппозиции.

Юрий Сентюрин умеет просчитывать развитие ситуации. Поэтому для него, наверняка, не секрет, то обстоятельство, что 2007 год не станет триумфом партии "Родина". Видимо поэтому, Юрий Петрович, вот уже два года тянет со своим вступлением в партию. С другой стороны, он не спешит выходить и из фракции "Родина", хотя, надо думать, не раз имел предложения перебежать во фракцию "Единая Россия" по примеру многих депутатов других партий. В чем причина такой двойственной политической позиции? На мой взгляд в одном: Юрий Петрович готовится к третьей политической реинкарнации.

Новое воплощение господина Сентюрина возможно уже в самое ближайшее время: либо в образе губернатора Нижегородской области, либо в образе мэра Нижнего Новгорода. Реалии 2006 года (вступление в силу федерального закона № 131 "Об общих принципах организации местного самоуправления") уравнивают указанные должности в политическом весе. Тем не менее, должность губернатора все же несколько предпочтительнее, учитывая перспективы последующих политических реинкарнаций.

Шансы Юрия Сентюрина предстать перед нижегородцами в образе губернатора области определятся в ближайшие летние месяцы. Решение, принимаемое в коридорах и кабинетах московского кремля, трудно прогнозировать с помощью научного анализа. Но несколько предположений на этот счет высказать можно.

В пользу Юрия Петровича говорят его послужной список (бывший первый заместитель губернатора НО; сегодняшний зампред промышленного комитета Госдумы), а также его личные качества (услужливость, внимательность, холодный расчет), которые не могут не нравиться московскому руководству. Импонирует московским властителям и манера публичного поведения Юрия Петровича, в которой чувствуется молчаливое одобрение инициатив Москвы, но никогда не услышишь ни захлебывающихся восторженных "одобрям-с", ни тревожно-боязливых "осуждам-с", ни растерянных "воздержам-с". Именно последний показатель возвышает Юрия Сентюрина над Евгением Люлиным.

Еще в марте прошлого года я писал, что Евгению Борисовичу следовало бы пореже появляться на экранах телевизоров. Ведь каждое появление регионального политика высокого ранга оценивается не только и не столько электоратом, сколько "московской площадкой". Предполагаю, что подталкивали Евгения Борисовича к частому появлению на телеэкранах не только его малоопытные советники по связям с общественностью. Скорее всего, это была стратегическая линия полпредства. Линия губительная для политической карьеры Евгения Люлина, но игравшая позитивную роль в решении локальных полпредовских задач. По своей крестьянской сущности Люлин так и не сумел отделить "овнов" от "козлищ" и, что называется, "лепил горбатого", выдавая на гора одно заявление за другим.

Помню, как в передаче с Ольгой Носковой на ее вопрос о том, что за "политический театр" затеяло областное Законодательное собрание, принявшее решение об утверждении подавляющего большинства министров областного правительства, Евгений Борисович с обидой в голосе доказывал, что это вовсе не театр, а насущная необходимость, отвечающая всем веяниям времени и согласующаяся с законами РФ. Однако после решения Конституционного Суда, удовлетворившего иск губернатора области, тот же Евгений Борисович сразу отрекся от своих прежних доводов, заявив, что полностью одобряет решение Конституционного Суда, запретившего депутатам вмешиваться в действия губернатора по формированию правительства. И это далеко не единый пример. Были еще и "разночтения" по поводу закона о монетизации льгот, и предложения по реформе ЖКХ, и многое другое. Подобная многоречивость областного чиновника не могла радовать чиновников московского кремля.

Соперников в кастинге на роль единого кандидата в губернаторы у Юрия Сентюрина было много и помимо Евгения Люлина. Действующего губернатора Ходырева Юрий Петрович победил умелым маневрированием в "волнах" политических течений. Напомним еще раз, что Юрий Сентюрин не вступил ни в партию "Единая Россия" (чтобы не потеряться в толпе одинаково серых чиновных сюртуков), ни в партию "Родина", фракцию которой он представляет в Государственной Думе. Это дает ему право пользоваться поддержкой и тех чиновников Администрации Президента, которые видят его в составе правящей партии, и тех, кто образовывал избирательный блок "Родина", а сегодня готовит "резервную партию власти".

Геннадий Ходырев был гораздо менее гибок. Он с шумом вышел из рядов КПРФ, не получив за этот шумовой эффект ничего, кроме отвращения народа. Если бы Ходырев оставался в КПРФ, но заигрывал, скажем, с новыми коммунистами Ивановского губернатора, он был бы гораздо более притягателен для московского кремля. На выборах депутатов Госдумы четвертого созыва Геннадий Максимович поступил и вовсе невразумительно: жену отправил "Родину" защищать, а сам возглавил список "Единой России". Помнится в то время я писал, что Геннадию Максимовичу следует уйти победной поступью в Государственную Думу. Как губернатору и лидеру регионального списка "партии власти" ему наверняка бы светило место как минимум председателя одного из ведущих думских комитетов. Зачем держаться за остатки губернаторской политической жизни, которая таяла на глазах?

Напомним, что в то время губернаторы еще выбирались всенародно, и набиравшему электоральную известность Евгению Люлину Геннадий Ходырев ничего не смог бы противопоставить. Заяви тогда о своей думской реинкарнации Ходырев, и у его супруги в Дзержинском избирательном округе дела пошли бы как нельзя лучше. Но старческая ригидность видимо взяла верх. Теперь попытки Ходырева обойти политически элегантного Юрия Сентюрина вызывают не более чем сочувствие. Но известно, что Москва слезам не верит.

Еще один соперник Юрия Сентюрина в кастинге на пост губернатора – заместитель министра сельского хозяйства – Сергей Герасимович Митин. На мой взгляд – это самый серьезный претендент на пост губернатора. Держу в руках монографию Сергея Герасимовича с его дарственной надписью, которую он подарил мне еще накануне защиты своей докторской диссертации. Прошло 7 лет. По сегодняшним меркам дистанция гигантского размера. А книга-то полностью отвечает требованиям экономики сегодняшнего дня. Да и в послужном списке Митина на каждую карту Сентюрина находится свой козырь.

Скажем, Сентюрин занимал подполковничью должность в армии, а Митин – генеральскую в промышленности (генеральный директор производственного объединения "Термаль"). Сентюрин два года был первым заместителем губернатора, а Митин уже десятый год работает в федеральном правительстве. За это время сменилось, шутка сказать, шесть премьеров (Фрадков – седьмой), а Сергей Герасимович ни разу не занимал должности ниже заместителя министра (!). Был Митин, как и Сентюрин, депутатом Государственной Думы. Однако в чью пользу раздастся свисток "судьи"?

В российской политике так же, как и в российском футбольном первенстве. Можно побеждать по игре, но не победить по протоколу. Помните, как судил недавно в Санкт-Петербурге наш нижегородский земляк Егоров? Досужие языки говорят, что главное в таком судействе не мастерство арбитра, а сила того, кто вручает судье свисток на конкретный матч. Поэтому поживем-увидим. Что до меня, то я предполагаю, что мы увидим Юрия Сентюрина на осенних выборах нижегородского мэра.

Мэрской реинкарнации Сентюрина будет способствовать его членство во фракции "Родина". Действующий мэр, как известно, является членом партии "Единая Россия", потому и будет ею поддерживаться. Однако, харизма всех членов Высшего Совета единороссов - ничто в сравнении с харизмой первых "родинцев": Дмитрия Рогозина и Сергея Глазьева. Городская интеллигенция примет их на "ура".

Вполне вероятно, что выдвижение Сентюрина, поддержат и нижегородские коммунисты. Поддержали же они Юрия Лебедева в споре с Вадимом Булавиновым в 2002 году. Кроме всего прочего, сегодняшние выборы нижегородского градоначальника будут ещё и ответом оппозиции отживающему полпредству. А в России привыкли пинать убегающего пса.

Конечно, личный электоральный потенциал Юрия Сентюрина мало сопоставим с таковым у "народного мэра" Андрея Климентьева. Но, во-первых, в Нижнем Новгороде сегодня вообще нет политиков, приближающихся по электоральному потенциалу к Андрею Анатольевичу, а, во-вторых, у последнего, в отличие от Владивостокского "авторитетного" мэра Николаева, нет надежной "политической крыши". Потому ни для кого не секрет, что Андрея Анатольевича снимут за десять дней до выборов. За что? Было бы желание, а статья найдется.

Вы скажете, а как же сила административного ресурса? Ведь в Нижнем Новгороде подчиненные мэра входят во все избирательные комиссии, а главы районных администраций могут разрулить потоки избирателей, играя явкой. Здесь по логике вещей должно быть явное преимущество действующего мэра Вадима Булавинова?!

По логике вещей должно быть. Но в Нижнем действует кривая логика. Во-первых, глава администрации Советского района уже давно тесно сотрудничает с Ю.П. Сентюриным. Прикрытием пока служит его депутатство (Советский район является одним из трёх районов, входящих в избирательный округ Сентюрина). Во-вторых, глава Автозаводского района по факту больше зависим в своих действиях от воли руководства автогиганта, чем от воли мэра Нижнего Новгорода. Без решения руководства автозавода Юрий Сентюрин не станет баллотироваться в мэры. А коль станет, то автогигант будет его поддерживать всеми средствами, в том числе и силами районной администрации. В-третьих, руководство экономически слабого Ленинского района находится в прямой зависимости от щедрости местных спонсоров. Главным из них является предприниматель, депутат ОЗС Вадим Жук, тесно связанный с Юрием Сентюриным. Главы районов нагорной части города слишком самостоятельны, поскольку имеют сильные личные связи в ОЗС и полпредстве. Станут ли они рисковать своей репутацией, а может статься и свободой, участвуя в фальсификации результатов голосования, – большой вопрос. Я думаю, что скорее нет, чем да.

Еще одно обстоятельство, которое способствует победе Сентюрина в борьбе с Булавиновым – сроки выборов. 2 октября – самый неудачный для Булавинова день голосования. Почему? Во-первых, потому, что всё лето мэр будет вынужден чинить никудышные нижегородские дороги, теплосети, водовод и канализацию. Причем, по заявлению самого мэра, этот ремонт будет широкомасштабным. Это означает, что город утонет в многочасовых пробках. Нижегородцы, спешащие в пятницу выехать за город, а в воскресенье возвратиться домой, будут вынуждены использовать ненормативную лексику для оценки действий городской администрации.

Соперники, наверняка, не упустят такой момент, и распространят слух о том, что массовые ремонтные работы связаны с необходимостью получать миллионные "откаты" в избирательный фонд мэра. Может найтись чудак, инициативно замеряющий толщину вновь положенного асфальта. На выборах мэра Москвы такая провокация стоила Лужкову до 10% потерянных голосов. И это Лужкову с его харизмой?! Что говорить о Булавинове? Подлинный же кайф от поездки по ровному асфальту нижегородцы смогут осознать лишь спустя 2-3 месяца, т.е. в конце октября – начале ноября. К этому времени в городе может править уже другой мэр.

Во-вторых, потому, что массовая агитация во дворах и подъездах в это время будет вестись не доверенными лицами кандидатов в мэры, а кандидатами в депутаты городской думы. По "доброй" новорусской традиции такая агитация в большинстве случаев ведется, отстраиваясь от действующей власти. Действует принцип: "До нас все было очень плохо. Мы идем, чтобы все изменить к лучшему". В думу будут избираться депутаты по 28 округам. В каждом из округов будет зарегистрировано примерно по 5 кандидатов. Перемножьте эти цифры и умножьте произведение на 150 (по пять выступлений в день в течение 30 дней), и вы поймете, что никакая рациональная агитация в поддержку действующего мэра не сможет пробиться сквозь "белый" шум агитационных выступлений кандидатов в городскую думу. Другими словами, все позитивные моменты, связанные с положением действующего мэра, будут сведены к нулю.

В этих условиях преимущество получает позитивно оцениваемый эмоциональный лидер. Здесь первое место устойчиво занимает Климентьев, на втором располагается Сентюрин, третье (по принципу остаточной харизмы) занимает Люлин. В случае включения в борьбу Дмитрия Беднякова, он также выдвинется в лидеры.

Лидерство Климентьева будет подаваться в Москву по каналам всех кандидатов, что вынудит московское начальство принять очередное "непопулярное решение". Поскольку полпредство к этому времени будет переживать период формирования новых структур, постольку вину за происшедшее соперники легко возложат на городскую администрацию. Действующий мэр сразу же станет изгоем в глазах демократической интеллигенции города. Многие тут же припомнят ему и прошлые выборы. Журналисты в поисках "истины" станут брать интервью у известных кандидатов в депутаты городской думы. Полагаю, что подавляющее большинство интервьюируемых в целях сохранения личного рейтинга, не станет исключать возможной причастности мэра к снятию Климентьева.

Кроме того, Андрей Анатольевич - политик опытный. Поэтому он, наверняка, заявится и на выборы мэра, и на выборы депутата городской думы. Снять два раза его не решится даже басманный суд. В этих условиях он сразу же становится неформальным лидером общей избирательной депутатской кампании. Поэтому подавляющее большинство кандидатов в депутаты станет искать его расположения, чтобы погреться в электоральных отблесках славы. Это означает, что эти депутаты станут устраивать в своих округах акции солидарности с Климентьевым. Острие таких акций также будет направлено против мэра Булавинова. В итоге политическая жизнь Вадима Булавинова в обличье мэра Нижнего Новгорода угаснет, как свеча на ветру. Впрочем, у Булавинова ещё есть шанс отказаться от выборов мэра 2 октября, перенеся их на первое воскресенье марта 2006 года. В этом случае, говоря языком шахмат, он "потеряет качество", но "сохранит темп".

Так в каком же облике произойдет третья политическая реинкарнация Юрия Сентюрина? Потерпите, ждать осталось недолго.

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна