Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Обозрение

02.06.2005 Что выиграла и что потеряла Россия от дела ЮКОСа?

Автор: Сергей Кочеров

Вот и случилось то, что случилось по замыслу тех, кто организовал и реализовал дело ЮКОСа. Михаил Ходорковский и Платон Лебедев получили девять лет заключения, а "примкнувший к ним" Александр Крайнов за помощь следствию заслужил пять лет условно. Вопреки обещаниям оптимистов из президентских советников и надеждам романтиков из придворных либералов Мещанский суд вынес обвинительный приговор Ходорковскому и Лебедеву практически по всем статьям, проявив полное доверие к доводам прокуратуры и явное невнимание к аргументам защиты. Разумеется, это еще не конец уголовного дела бывших владельцев ЮКОСа, которые через своих адвокатов заявили о готовности дойти до конца в защите собственной невиновности. Однако вряд ли у них есть иллюзии в отношении того, что Московский городской суд или Верховный суд России встанет на сторону осужденных, разве что немного смягчит приговор. Думаю, что Генрих Падва, ведущий адвокат Ходорковского, выразил их общую точку зрения, когда сказал журналистам: "Мы будем добиваться справедливости во всех вышестоящих инстанциях. Надежды нет, но пройдем все инстанции". Всем понятно, что "хождение по мукам" в коридорах судебной власти в России необходимо защитникам ЮКОСа для достижения главной цели – рассмотрения дела в Европейском суде, который вполне может устроить в Страсбурге показательный процесс над российской Фемидой.

После того как спала волна эмоций, достигшая высшей точки после оглашения приговора Мещанского суда, самое время обрести спокойствие и составить баланс доходов и расходов, которые получила или понесла Россия на деле ЮКОСа. Надо также назвать победителей и проигравших, чтобы лучше понять, какие силы привели к тому, что одна из самых перспективных компаний России фактически поставлена на грань банкротства. Это позволит ответить на интересующий многих вопрос о том, не грозит ли судьба ЮКОСа другим крупным российским компаниям, имеющим проблемы, сходные с финансово-промышленной группой Ходорковского. Разумеется, можно доверчиво положиться на обещания государственных служащих, вроде Алексея Кудрина и Сергея Степашина, о том, что дело ЮКОСа стало "серьезным уроком" для государства и бизнеса, и что подобный случай "больше не повторится", но вследствие хронического несовпадения заявлений и действий наших чиновников хочется более надежных гарантий. Так что же выиграла и что потеряла Россия от развала "империи Ходорковского", совершенного при деятельном участии представителей государства? Оценим последствия дела ЮКОСа в различных сферах жизни нашего общества.


"Лучше ужасный конец, чем ужас без конца"

После вынесения приговора Ходорковскому и Лебедеву стало известно, что акции ЮКОСа выросли на 6%. Это же позитивное движение было характерно в тот день и для всего фондового рынка России. Финансовые аналитики оценили данный рост как следствие облегчения от того напряженного состояния, в котором находился российский бизнес в течение затянувшегося оглашения приговора. Решение суда не стало ни для кого неожиданностью, оно вернуло чувство определенности, и "деловые люди" снова обрели твердую почву под ногами. Крупный капитал сказал Ходорковскому последнее "прости" и занялся свои любимым занятием – деланием денег. Похоже, что российские бизнесмены и аналитики поверили на слово высшим чиновникам, что дело ЮКОСа останется исключением, и положились на заверения президента о прекращении налогового терроризма и амнистии капиталов. Не видят они особых оснований и для разговоров о том, что приговор Ходорковскому и Лебедеву вызовет новый отток денег из страны, поскольку кто хотел вывезти свой капитал, тот уже его вывез. Бывший бизнесмен и нынешний губернатор Красноярского края Александр Хлопонин, выразив сочувствие Ходорковскому и членам его семьи, не упустил случая заметить: "Разговоры о том, что решение суда наносит серьезный удар по российскому бизнесу, преувеличены".

Конечно, можно найти нечто отрадное в том, что ЮКОС и российский бизнес, который был с ним связан, упали до того уровня, откуда падать некуда. Но вряд ли уместно считать большим достижением государства то, что оно во много раз понизило капитализацию некогда второй по доходности компании России. Готов допустить, что гг. Богданчиков и Сечин разбираются в нефтяном бизнесе не хуже Ходорковского и Лебедева, но им еще придется потратить Бог знает сколько времени, чтобы восстановить объемы нефтедобычи, которые были достигнуты ЮКОСом накануне начала его разгрома. Слова президента о том, что должны быть найдены "такие формы погашения налоговой задолженности прошлых лет, которые обеспечивали бы интересы государства, но не разрушали бы экономику и не загоняли бизнес в тупик" были произнесены удивительно вовремя. Однако они либо остались неизвестны судье Мещанского суда Колесниковой, либо не были приняты ею во внимание при составлении приговора. И как-то сразу на память приходит неоднократное заверение Владимира Путина – о том, что государство не заинтересовано в банкротстве ЮКОСа, которое также было выполнено с точностью до наоборот. А в отношении бегства капитала из страны, то бизнесменам ли не знать, что это – явление спонтанное, и что если Генеральная прокуратура устроит еще одну такую проверку, денег из России будет вывезено никак не меньше, чем в связи с делом ЮКОСа.

Более объективную оценку последствий судебного приговора над Ходорковским и Лебедевым дал глава Российского союза промышленников и предпринимателей Аркадий Вольский. Он сказал, что "на макроэкономическом уровне мы имеем снижение темпов роста ВВП и отнюдь не радужные перспективы в экономике, замедление реформ и решения социальных вопросов, а также снижение инвестиционной привлекательности страны". Кроме того глава РСПП отметил, что за эти два года произошло резкое падение имиджа предпринимателя, которое сопровождалось ростом всесилия чиновника. Западный капитал все неохотнее вкладывает инвестиции в "загадочную Россию", которая ведет бизнес не по законам, а по понятиям, и где чиновники всякий раз нарушают ими же утвержденные правила, как только им становится это выгодно. Каким образом это повлияет на рост экономической активности в стране и выполнение заветной мечты президента Путина об удвоении ВВП за десять лет, пусть каждый решает сам.


"Противную сторону надо выслушать, как бы она ни была противна"

Если и существует сфера нашей жизни, в которой дело ЮКОСа не принесло России ничего, кроме неприятностей, то таковой смело можно назвать внешнюю политику. В самом деле, не считать же нашим достижением то, что судебный процесс в отношении Ходорковского и Лебедева в Еврокомиссии с самого начала называли внутренним делом России. Так, после вынесения приговора пресс-секретарь Еврокомиссии по внешним связям Эмма Эдвин заявила журналистам о неизменности этой позиции. И многозначительно добавила: "...У нас есть много возможностей, и мы их используем с тем, чтобы объяснить нашим российским партнерам, что в их интересах создание климата для инвесторов и предпринимателей в целом, который был бы транспарентным и исключал дискриминацию, и не допускал сомнений в отношении политического аспекта при принятии подобного рода (судебных) решений". Тому, кому знаком этот язык западной дипломатии, должно быть все понятно. Менее политкорректным оказался другой европеец – генеральный секретарь ХДС Маркус Зедер, который, между прочим, может сменить на посту канцлера ФРГ друга Владимира Путина – Герхарда Шредера. Он прямо заявил, что дело ЮКОСа не имеет никакого отношения к демократии и правовому государству и призвал канцлера на встрече с Путиным вступиться за Ходорковского, тем самым доказав Германии, что права человека для него более важны, нежели "мужская дружба".

Весьма показательной была также реакция официального Вашингтона. Сам хозяин Белого дома выразил обеспокоенность приговором бывшим владельцам ЮКОСа, хотя и не стал прямо комментировать решение суда. Но вместе с тем (вот уж воистину дьявол скрывается в мелочах!) он сказал, что обычно вначале бывает суд и лишь затем приговор, однако "похоже на то, что Ходорковский был признан виновным еще до начала суда". И хотя администрация США публично открестилась от инициативы конгрессмена Томаса Лантоса, который в очередной раз призвал исключить Россию из "Большой восьмерки", создается впечатление, что американское руководство сделало далеко идущий вывод. Об этом можно судить по выступлению представителя пресс-службы американского посольства в Москве. По его словам, США уже заявляли о том, что "налоговые претензии, имевшие обратный ход; замораживание счетов, с которых не могут быть выплачены налоги; сомнительные аукционы - все это вызвало ряд вопросов о верховенстве закона в России, о независимости судов, святости соблюдения контрактов и прав собственности, а также подтвердило отсутствие предсказуемой налоговой политики". Более нежелательного предупреждения накануне вступления России в ВТО, в чем она рассчитывает на протекцию американской стороны, трудно себе представить.

Конечно, дело ЮКОСа не приведет к резкому охлаждению отношений России с Западом, тем более – к изоляции России от ведущих стран. В этом не заинтересованы сами западные державы, о чем откровенно говорят их лидеры. Но неприятный осадок все же остался, и забудется он не скоро. Складывается впечатление, что приговор владельцам ЮКОСа стал очередным "черным шаром", который может быть подан против России при обсуждении важного для нее вопроса. Западные лидеры испытывают сильное воздействие общественного мнения в своих странах, которое для них гораздо важнее, чем личные отношения с российским президентом. Это мнение в значительной степени создается средствами массовой информации, чьи симпатии в деле ЮКОСа изначально были на стороне Ходорковского. Так, авторитетная в Англии и в мире "The Times" объявила Владимира Путина "черной фигурой" в судьбе Ходорковского и представила судебный процесс как сведение личных счетов президента с олигархом. От того, что дело ЮКОСа неизбежно дойдет до Европейского суда в Страсбурге, который судит по иным правилам, чем Мещанский суд в Москве, политические и финансовые потери России в мире могут лишь заметно возрасти.


"Я не диктатор. Просто у меня такое выражение лица"

Главным политическим достижением российского государства в деле ЮКОСа принято считать ликвидацию претензий большого бизнеса на власть в стране. В соответствии с идеей "олигархического заговора", которую в свое время предложил С. Белковский, самые богатые люди России, нажившие свои баснословные состояния путем ограбления собственного народа, намеревались установить полный контроль над Россией. Благодаря своим капиталам и поддержке Запада они, безусловно, преуспели бы в этом намерении, не встань у них на пути железный Путин и честные чиновники, все как один вышедшие из спецслужб. Михаил Ходорковский был там представлен как наиболее рьяный сторонник олигархического капитализма в России и первый кандидат в президенты от компрадорской буржуазии. Сам Белковский, впрочем, пересмотрел свое отношение к Ходорковскому, когда перешел в оппозицию к Путину, но знамя борьбы с олигархами, выпавшее из его рук, было подхвачено правоверным идеологом путинского режима М. Леонтьевым.

"Безусловно, - говорит ныне Леонтьев, - Ходорковский представлял для государства огромную опасность, и единственно возможный вариант для него и ему подобных - получить в свои руки всю полноту власти. Есть еще один вариант - перевести все имущество в максимально ликвидные активы, все продать и скрыться, но для России это опять-таки неприемлемый вариант, поскольку продавать-то будут явно иностранцам. Поэтому государство применяет метод избирательных репрессий, причем в этом случае репрессии могли быть и массовыми, однако все было сделано аккуратно - ни одна лишняя щепка не отлетела". Это рассуждение интересно тем, что самый отвязанный ведущий авторской программы на 1-м канале, сжато представил все те обвинения в отношении Ходорковского, которыми неустанно потчевали Путина, прежде чем он санкционировал арест владельца ЮКОСа. Не знаю, замышлял ли Ходорковский продать свой нефтяной бизнес американцам, но по поводу наличия у него в то время непомерных политических амбиций и, главное, возможностей их осуществить, сильно поспорить можно.

Как известно, в вину главе ЮКОСа открыто вменялось то, что он финансировал "Яблоко" и СПС, не возражал против поддержки некоторыми совладельцами компании КПРФ и (о ужас!) сознался в своем желании пойти на президентские выборы в 2008 году. Оставим пока в стороне вопрос о том, что плохого в еретическом для нынешних властей стремлении бизнесмена, "не посоветовавшись" с Кремлем, спонсировать близкие ему по взглядам политические партии или стать кандидатом в президенты, на что он имеет полное конституционное право. Давайте представим, что бы произошло на федеральных выборах 2003 – 2004 годов, если бы Ходорковский был оставлен на свободе. Максимум, на что хватает моего воображения, так это то, что "Яблоко" с превеликим трудом преодолевает пятипроцентный барьер на выборах в Госдуму, и окрыленный Явлинский совершает очередную безуспешную попытку избраться президентом. Вот и все, потому что не было в то время у Ходорковского никакого другого капитала, кроме финансового. Это слишком много, чтобы иметь своих депутатов, но слишком мало, чтобы возглавить Россию. Так что не было тогда у Ходорковского ни единого шанса "получить в свои руки всю полноту власти" в стране. А что касается претензий других олигархов, то они ведут себя так, как им позволяет власть, о чем, наверное, мог бы поведать Роман Абрамович, который недавно с почтительной улыбкой слушал наставления Путина, как ему управлять Чукоткой.

Разумеется, президентское окружение имело и более основательные резоны, чтобы запрятать Ходорковского за решетку. Если одни придворные, действуя из карьерных побуждений, сочли удачным ходом представить электорату его арест как начало "последнего и решительного" боя Путина с олигархами, то другие приближенные лица под рассуждения о государственных интересах желали "отнять и поделить" ЮКОС между своими, отхватив себе самые лакомые куски. Не суть важно, понимал ли президент их истинные желания или они ловко провели его, сыграв на желании получить абсолютно послушную Думу и стать безусловным победителем в первом туре президентских выборов. Лично я думаю, что Путин многое знал, а еще больше подозревал, но пошел на это во имя своей цели, чтобы никто не смел стоять у него на пути, когда он поведет Россию к "светлому будущему". И вот когда Ходорковский оказался в тюрьме и по всем чиновным понятиям должен был умолять о своем освобождении, произошло нечто странное. Власть, которая бросила его в тюрьму, чтобы ему неповадно было заниматься политикой, сделала его политическим деятелем с задатками национального лидера. Начав со статьи "Кризис либерализма в России", которую многие обиженные либералы расценили как покаяние Ходорковского перед властью, владелец ЮКОСа стал говорить об ответственности бизнеса перед народом, о своем понимании патриотизма, о свободе и справедливости. И если сравнить его размышления на эту тему с последним посланием президента к Федеральному собранию, где также говорится о свободе и справедливости, поневоле задаешь себе вопросы. Во-первых, кто из этих антагонистов больше верит в свои слова? И, во-вторых, кто из них двоих заслуживает большего доверия?


"О воле народа обычно говорят те, кто ему приказывает"

Но разве российское общество в своем большинстве не одобряет судебный приговор Ходорковскому и Лебедеву? Ведь что может быть более высоким подтверждением верности проводимой политики, чем одобрение народом действий своих властей! Хотя социологи пока не представили нам никаких данных на этот счет, но, судя по отношению россиян к аресту владельцев ЮКОСа, можно предположить, что и на этот раз народ поддержит своего президента. Однако общественное мнение переменчиво, особенно если люди не получают того, чего они желали всей душой. Понятно, что граждане, которые приветствовали арест Ходорковского, испытывали радость не столько от желания, чтобы он помучился на тюремных нарах, сколько от предвкушения, что изъятые у него капиталы будут потрачены на них. Разве не в наших традициях отобрать у богатеев награбленное и раздать народу обманом нажитое добро? Однако в отличие от "разинцев", "пугачевцев" и большевиков, которые все же делились с народом отобранным у помещиков и кулаков, новые владельцы не спешат направлять капиталы ЮКОСа на народные нужды. Удивительно, но власти, казалось бы искушенные в политическом пиаре, не провели ни одной показательной акции, когда бы вся страна увидела в теленовостях, как деньги, выбитые из ЮКОСа, идут на повышение зарплат учителей и врачей, улучшение условий в детских домах, помощь многодетным матерям и т.д.

Что же тогда удивляться тому, что в пикетах у Мещанского суда с плакатами против Ходорковского стояли не пассионарные молодые люди и старушки, всегда готовые излить душу журналистам, а молчаливые статисты, которые приезжали и уезжали, словно по единой команде! Посмотришь на них повнимательней и поверишь на слово их оппонентам, которые уверяли, что всю эту компанию доставляют на автобусах прямо с Лубянки. Нет, простой народ не встал на сторону Ходорковского, которого во время процесса поддерживали либералы и правозащитники. Но его не было видно и на стороне противников олигарха, что уже можно считать небольшой победой Ходорковского. Впрочем, надо признать, что посильную помощь в этом ему оказали власти, которые организовали и провели этот удивительный суд. И дело не только в том, что по продолжительности оглашения приговора процесс над Ходорковским и Лебедевым заслуживает того, чтобы попасть в книгу рекордов Гиннеса.

Скажу сразу, что как человек, чтящий Уголовный кодекс, я не стану оспаривать юридическую вину Ходорковского и Лебедева, пока Европейский суд не установит обратного. Но у каждого суда есть правовая и моральная сторона. Причем, если первая нужна для соответствия приговора букве закона, то вторая необходима для соответствия духу правды. Законную силу решения Мещанского суда я оставляю на совести судьи Колесниковой, а вот о моральной силе этого решения можно высказать свое мнение. Богиню Фемиду, символ правосудия, не зря изображают с повязкой на глазах, чтобы ни у кого не возникло сомнений в ее беспристрастности. К сожалению, у российской Фемиды, с одного глаза повязка сползла, и она смотрит этим глазом в разные стороны, но больше всего туда, где находится власть. Ну, и зачем было нужно затягивать этот процесс, вести судебные заседания в небольшом и душном помещении, выставлять усиленные наряды милиции, гонять "чужих" демонстрантов и оберегать "своих", разбирать мостовую и заставлять рабочих трудиться в жаркий день, тогда как всем известно, что в Москве они работают по ночам? Так что ли в России ныне обеспечивается независимость судебной власти! Помнится, в своем послании Федеральному собранию президент Путин говорил: "...Если часть российского общества будет по-прежнему воспринимать судебную систему как коррумпированную - говорить об эффективном правосудии будет просто невозможно". Интересно, что думают в Кремле о том, уменьшилась или увеличилась после суда по делу ЮКОСа та часть российского общества, которая не верит в наш честный суд.

А может быть, все гораздо проще? Что если никто из власть имущих, принимая решение по делу ЮКОСа, не думал о благе или вреде для России? Просто у каждого был свой личный интерес, которому он и следовал до конца, а в результате случилось то, что случилось. И если бы подозрительность г-на П. не совпала с исполнительностью г-на М., а жадность г-на С. не вступила в резонанс с завистью г-на А., то у этого дела вполне бы мог быть другой исход. Сказано же у классиков, что если бы люди узнали о том, сколь мелочными и позорными могут быть мотивы владык народов, то они бы предпочли держаться от них подальше. Из того, что мы знаем сегодня об истинных причинах дела ЮКОСа, могут быть сделаны совершенно разные выводы относительно побудительных намерений нынешних российских властей. И ни одно из возможных объяснений их действий не кажется предпочтительней других. А раз так, то нет никаких гарантий, что они остановятся на ЮКОСе. Аппетит приходит во время еды. Грабь награбленное! Кто не с нами, тот против нас! Если враг не сдается, его уничтожают!

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна