Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов
© 2003-2017, Martovsky
Главная > Эксклюзив

01.08.2005 Империя и ХХ век России - СССР (Прошлое, настоящее и будущее России в рамках ретроспективного контекстно-континуального анализа)

Авторы: Маслов Олег Юрьевич , Александр Васильевич Прудник

"Человеческий разум осмысляет прошлое, разделяя его на периоды"
(Патрик Диксон)

Динамичные общественно-политические процессы в России заставляют обратиться к истории страны, к особенностям ее развития для того, чтобы определить, в какой "точке" своего движения в будущее находится Россия сегодня. Прогнозировать будущее - задача сложная. Исторический опыт России - СССР уникален. А оценки российской реальности различными аналитиками в большинстве случаев являются или эклектичными или субъективными, в зависимости от инкорпорированности экспертов в тот иной центр влияния. Оценки экспертов довольно часто несут в себя взаимоисключающие предположения. Причем, попытки синтезировать различные точки зрения на современную российскую действительность разбиваются повышенной политизированностью данного вопроса. А любая политизация уводит в сторону от объективизации общественно - политических процессов.


Постижение российской истории

В работе о шестилетних циклах формирования персонально - ориентированных общественных ожиданий и трехлетних циклах исчерпанности персонально - ориентированных общественных ожиданий в России, опубликованной в "Независимой газете" (http://www.polit.nnov.ru/2005/04/04/history/) 30 марта 2005 года, был использован один из методов формализации динамичных общественно - политических процессов, в рамках ретроспективного контекстно-континуального анализа. Подчеркиваем, речь идет в большей степени о формализации, чем об объективизации процессов. Но и формализация сама по себе, с использованием элементов объективизации, не только дает богатую пищу для размышлений, но и позволяет выстраивать прогнозные модели. А это на данный момент представляется крайне важным.

Необходимо отметить, что ретроспективный контекстно - континуальный анализ лишь условно можно отнести к анализу, построенному на "исторических параллелях". В экспертном сообществе тема "исторических параллелей" поднимается постоянно. Известно "охранительное" выражение Н. Хомски по данному вопросу: "Исторические параллели, конечно, никогда не бывают строгими". А недавнее экзальтированное высказывание С. Кургиняна: "Ох, уж эта страсть к бессмысленным историческим параллелям", - это не более чем проявление идей разрушительного постмодернизма по отношению к историческому наследию. Ещё более радикально выразился известный культуролог М. Гельман: "Вместо того, чтобы смотреть в будущее, лучшие аналитические и экспертные умы ищут аналог текущему моменту жизни страны в прошлом - кто в монархии, кто в сталинских, кто в брежневских, а кто и в горбачевских временах". Но смотреть в будущее нельзя без того, чтобы не вспомнить о пророческих словах М. Ходорковского: "...Либерализм потерпел поражение потому, что пытался игнорировать... некоторые важные национально-исторические особенности развития России".

Ретроспективный контекстно - континуальный анализ использует понятие концептуальный формат. "Исторические параллели" - это лишь один из концептуальных форматов, позволяющих проводить компаративный анализ, и таким образом, формализовать и объективизировать текущие общественно - политические процессы и явления. В данной работе в тезисной форме представлены выявленные закономерности развития страны и основные представления авторов о прошлом, настоящем и будущем России.


О новых неформальных понятиях

Авторы придерживаются тезиса Р. Коллинза, высказанного им в работе "Социология: наука или антинаука", о необходимости введения в научный оборот неформальных терминов. Необходимость презентации экспертному сообществу и интеллектуальной элите новых инновационных терминов очевидна. В данной работе представлен ряд инновационных терминов, позволяющих формализовать историю России - СССР, с целью выявления некоторых закономерностей исторического развития нашей страны.

Условно, исторические периоды России - СССР можно поделить на имперские и энтропийные. А каждый из данных периодов можно также поделить на две части: экспансивно - имперский и латентно - имперские периоды, а также латентно - энтропийный и дезинтеграционно - энтропийный периоды. Причем, под экспансивно - имперским периодом в истории России - СССР мы понимаем период территориального расширения страны, агрессивные действия государства, направленные на освоение внешних пространств. Под дезинтеграционно - энтропийным периодом мы понимаем период распада страны, период территориального сжатия России - СССР. Под латентно - имперским и латентно - энтропийным периодами мы понимаем скрытые этапы нахождения государства в соответствующих периодах или фазах истории. Отнесение того или иного этапа в истории России - СССР к латентно - имперскому или латентно - энтропийному периоду проходит по косвенным признакам.

Необходимо отметить, что самым сложным в классификации исторических периодов России - СССР является определение точек перехода от одного этапа к другому. Так, например, в период с 1914 по 1921 год Россия - СССР фактически перешла от экспансивно - имперского периода в формате царской России к экспансивно - имперскому периоду в формате Советской власти. Причем, точно определить даты перехода от одного периода к другому крайне затруднительно.


Империя, как концептуальный формат

Обращаем внимание на то, какой смысл мы вкладываем в понятие имперский и в понятие энтропийный периоды. Под имперскостью мы понимаем не столько очевидные проявления расширения территории российского государства, но и наличие вполне определенной религии - идеологии, а также своеобразной самоидентификации русского народа и Российского государства в рамках осознанной миссии. Причём влияние этой миссии выходит далеко за пределы нашего государства. Обращаем внимание также и на то, что многие эксперты называют имперскими те же периоды в истории России - СССР, что и авторы, но вкладывают несколько иной смысл в определение имперскости.

Для объективизации особенностей исторического развития России - СССР в ХХ веке необходимо встать на парадоксальную точку зрения, высказанную Анной Ахматовой: "ХХ век начался осенью 1914 года вместе с войной, так же как ХIХ начался Венским Конгрессом". Анна Ахматова пророчески обозначила в одном из своих стихотворений "Приближался не календарный / настоящий двадцатый век". Необходимо разделить два понятия - календарный или хронологический век, и концептуальный век. Именно это разделение позволит нам формализовать и объективизировать сложные процессы, протекавшие в концептуальном ХХ веке, и попытаться заглянуть в будущее России, основываясь на знаниях, полученных в рамках нового понятийного поля.


От русской Империи к советской Империи

23 июля 1914 года Австро-Венгрия объявляет ультиматум Сербии, подозревая Сербию в участии в убийстве эрцгерцога Австро-Венгрии Франца-Фердинанда. 25 июля Сербия обращается за помощью к России. 26 июля Австро-Венгрия объявляет всеобщую мобилизацию и сосредотачивает войска на границе с Россией. 30 июля в России была объявлена мобилизация, а 1 августа 1914 года Германия объявила войну России. И эту дату обычно в России называют началом Первой Мировой империалистической войны. Мобилизация в России была объявлена в защиту братьев сербов. Несмотря на то, что именно Германия объявила войну России, можно признать, что Россия в 1914 году находилась в экспансивно - имперском периоде, так как "защита сербов" предполагала именно агрессивные действия со стороны нашей державы, направленные на восстановление справедливости за пределами Империи.

3 марта 1918 года Россия заключает в Бресте унизительный мирный договор ("Мирный договор между Советской Россией, с одной стороны, и Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией, с другой стороны"). По данному договору от России отторгались Польша, Прибалтика, часть Белоруссии, Украины, а также Карс, Кардаган, Батум на Кавказе. Таким образом, 3 марта 1918 года латентно - энтропийный период старой России, включавший в себя потерю территорий в ходе военных действий, перешел в дезинтеграционно - энтропийную фазу. Потери советского государства в рамках "Брестского мира" были первыми потерями, но не последними. 15 марта 1918 года Конференция стран Антанты в Лондоне официально одобрила интервенцию в Россию. Но уже к осени 1918 года наметился перелом в гражданской войне, уменьшилось и прекратилось дезертирство в Красной армии, а массовый переход крестьян на сторону большевиков решил исход гражданской войны.

Нет необходимости заострять внимание на том, что представляла собой карта России в данный период времени. Но крайне важным является нарастание признаков перехода советской власти в латентно - имперскую фазу. Так, 17 марта 1920 года В.И. Ленин дает директиву Сталину, находящемуся на Юге: "...Операцию на Крым нельзя затягивать... Только что пришло известие из Германии, что в Берлине идет бой и спартаковцы завладели частью города. Кто победит неизвестно, но для нас необходимо максимально ускорить овладение Крымом, чтобы иметь вполне свободные руки, ибо гражданская война в Германии может заставить нас двинуться на запад на помощь коммунистам".

Необходимо выделить парадоксальность оценок того времени в формате "Империя". Так, А. Пионтковский, директор центра стратегических исследований РАН, отметил, что "в 1920 году вышедшая из гражданской войны совершенно обессиленная Россия в течение нескольких месяцев без видимых усилий с блеском восстановила свою империю и на Кавказе, и в Средней Азии, хотя там ей противостояла Великобритания с традиционными интересами в этих регионах". Прав был Андрей Амальрик, предсказавший распад Советского Союза еще в 1960 году, написавший, что, как принятие христианства на 300 лет продлило жизнь Римской Империи, так принятие коммунизма на десятилетия продлило жизнь Российской Империи. Потому что коммунизм был империобразующей религией. И когда эта религия умерла, Советский Союза пал. Об особенностях восприятия понятия "Империя" будет сказано ниже, а для нас крайне важно понять, в какой период времени в России начался латентно - имперский период в формате советской Империи.

Представляется, что за дату начала латентно - имперского периода, скорее всего, необходимо принять 13 марта 1919 года. В выступлении В.И. Ленина в Петрограде прозвучало: "Мы еще раз говорим себе и вам с полной уверенностью, что победа обеспечена за нами в мировом масштабе... Мы скоро увидим рождение всемирной федеративной Советской республики". Историк Д. Волкогонов отметил, что "авантюристическая ирреальная речь Ленина" была опубликована только в газете "Северная коммуна". Но трансформация концептуального лозунга "Пролетарии всех стран соединяйтесь" в формат "всемирной федеративной Советской республики" - это проявление контуров будущей советской Империи. А представленная выше цитата из обращения Ленина к Сталину по вопросу поддержки восстания спартаковцев в Германии - это конкретное проявление новой нарождающейся советской имперской идеологии.


Аспекты восприятия понятия "Империя"

Необходимо выделить три основных аспекта, которые позволяют объединить в один концептуальный формат российскую и советскую Империи. Это расширение Империи. Достаточно вспомнить известное выражение Дж. Буша: "У Америки нет империи, которую следовало бы расширять, или утопии, которую следовало бы воплощать". Восприятие Империи в формате лидерства, распространяющегося далеко за границы Империи. А также наличие некой миссии - религии. Причем формальные признаки Империи, такие как полиэтническое государство, состоящее из метрополии и колоний, не являются универсальными для всех Империй. Достаточно вспомнить Австро-Венгерскую Империю. Данные признаки являются второстепенными, а также отвлекающими признаками, не позволяющими объективизировать понятие Империя, в интересующем нас аспекте массового восприятия.

Осмысление понятия Империя в начале XXI века привело не только к рождению, по словам Отто Лациса, оксюморона (соединение противоположных по смыслу понятий) "либеральная империя", но и ряда концептуальных посылов, которые позволяют формализовать понятие "Империя". В первую очередь необходимо выделить определение российского интеллектуала Михаила Юрьева: "Империя - это любое государство, у которого есть смысл существования, кроме самоподдержания". Недавние рассуждения Юрия Маршака (на сайте polit.ru), в рамках которых выделено то главное, что не позволяет современной России ХХI века позиционировать себя как Империю. Маршак отметил аспект расширения Империи, а также соединение расширения Империи с миссией России: "Мы - третий Рим", совершенно неожиданно, нагло, ни на чем не основано. Этого хватило на 530 лет непрерывного расширения. Можете проверить и поделить: 110 кв. км в день. И с этой скоростью распространялась Россия вплоть до 1991 года, а сейчас снова возникла другая ситуация ...." Необходимо отметить и то, что ему удалось выделить источник, не позволяющий понятию Империя выпасть из фокуса внимания экспертного сообщества: "Есть империя российского интеллекта"

Представляется, что формат "Империя - обыкновенная страна" является для России дихотомией. А организация общественно - политической жизни в стране без мироощущения себя Империей - это на сегодняшний день неразрешимой проблемой для российской власти. И этому есть вполне логичное объяснение. Аркадий Попов, ведущий сотрудник аналитической группы "Меркатор", дал одно из наиболее корректных определений Империи: "Слово "империя" происходит от латинского "imperium", что как сообщают историки, в древнем Риме означало не только императорскую власть, но и власть магистрата, республики, даже - власть вообще". Если предположить, что в массовом сознании граждан России отказ от Империи воспринимается как отказ от власти вообще, то попытки определенных политических сил позиционировать экспертному сообществу необходимость безропотного принятия того, что Россия "обыкновенная страна" - обречены на провал. Нынешнее равнодушно - аморфное состояние народа обманчиво и не едва ли будет долгосрочным. А тенденция отнесения аналитиков и экспертов, позитивно относящихся к возможности возрождения в России Империи, к числу консерваторов и маргиналов, является не более чем признаком арьергардных боёв интеллектуальной обслуги власти.

Ещё одним способом борьбы с будущей Империей является представление о ней как о форме зла. Так? известный писатель, автор книг - фэнтези Ник Перумов, как бы оправдываясь сказал в одном из своих интервью, что он: "сознательно не сделал Империю средоточием мирового зла".

Трансформация политической системы страны после трагических событий в Беслане лишь ускоряет постановку вопроса о реальности имперских притязаний России в динамично изменяющемся мире. И упрощенное позиционирование в массовое сознание "империя - это плохо, обыкновенная страна - это хорошо" уже сегодня выглядит крайне невразумительно. Претензии на лидерство России презентуются лишь в программных документах виртуальных организаций типа молодежного антифашистского движения "Наши" (http://www.polit.nnov.ru/2005/07/05/fascism/), а "былое величие" является "продуктом внутреннего потребления". Таким образом, Россия на сегодняшний день предстает в формате пиар - империи для граждан России и "обыкновенной страной" - для всего остального мира. И это противоречие становится все более очевидным для граждан России.


Начало советского имперского периода

"Брестский мир", заключенный Россией 3 марта 1918 года с Германией, это дата начала дезинтеграционно - энтропийного периода для России - СССР. В советское время оправданием невыгодного для России "похабного" мирного договора служила необходимость "передышки" для молодого советского государства. Понятие передышка является крайне важным для дальнейшего анализа особенностей исторического пути России - СССР. В современных учебниках истории не в достаточной мере отображены размеры дезинтеграции страны, количество "республик", а также "государств", на которые в те годы распалась Россия. Для нас представляет наибольший интерес то, что именно послужило "мертвой и живой водой" для возрождения России - СССР, а также особенности возрождения Империи в новом советском формате.

Представляется, что 13 марта 1919 года - это дата начала латентно - имперского советского периода в истории России - СССР. В январе 1920 года США начали вывод своих войск из Сибири и Дальнего Востока. Февраль 1921 года - начало вторжения в Грузию - это дата перехода страны в экспансивно - имперский период, который стал доминирующим для страны до начала 50-х годов ХХ века. Точнее до 14 февраля 1950 года, дня когда Советский Союз вступил в латентно - энтропийный период своего существования. А 30 декабря 1922 года - дата "рождения СССР" - это дата формализации нового состояния российской Империи. Российский интеллектуал Б. Межуев отметил, что "если оставить за скобками хитроумную теорию "перманентной революции", то следует признать, что вера в "мировую революцию" была давнишней верой русской интеллигенции. А представление о том, что судьба России неразрывно связана с надеждой на "всеобщее освобождение народов", то есть на протест против глобальной гегемонии Запада, восходило еще к 1840-м годам, ко времени, когда русское общество осознало свою неразрывную связь с судьбой западного славянства". Данное высказывание находится в плоскости объективного сравнения концептуальных форматов различных пластов истории, и позволяет увидеть взаимную связь, казалось бы не связанных между собой событий. Таким образом, Советский имперский период являлся своеобразным воплощением представлений о будущей роли России, зародившихся задолго до 1917 года.

Необходимо выделить особенности трансформации российской Империи в советскую Империю. Представляется, что трансформация страны произошла в рамках выбора крестьян между белыми и красными в ходе гражданской войны. Малоземельные крестьяне составляли в царской России большинство. Самым страшным в победе белых было возвращение помещиков и переход к ним крестьянской земли. Крестьяне, основная масса населения России, сделали свой выбор в пользу красных. Именно этот выбор и предопределил трансформацию Российской Империи в советскую Империю.


Дальнейшее расширение советской Империи

В исторический период с 1939 по 1945 годы необходимо выделить следующие этапы расширения России - СССР. Мирный договор с Германией 1939 года вернул нашей стране часть территорий, потерянных ранее, и включил в состав советской Империи страны Балтии, Западную Украину и Западную Белоруссию. Территориальные приобретения советской Империи проходили достаточно в своеобразном формате "заигрывания с потенциальным агрессором". Этот формат представляется крайне важным для осмысления внешней политики российского государства в начале ХХI века.

Потерю значительных территорий в 1941 - 1942 годах нельзя отнести к признакам дезинтеграционно - энтропийного периода. Понимание этого проходит в рамках понятий "распад" и "развал" страны. Понятие "распад" характеризует энтропийные процессы внутри страны, приведшие к видимым последствиям. Понятие "развал" предполагает наличие внешних сил, действия которых направлены на дезинтеграцию страны. Авторы придерживаются точки зрения, в рамках которой дезинтеграционные процессы 1914 - 1920 годов и 1991 года необходимо признать распадом страны, несмотря на наличие известных сил, заинтересованных в дезинтеграционных процессах в нашей стране. Встать на позиции "развала" России - СССР - это значит встать на ошибочные позиции и признать доминирование внешних сил над внутренними. Распад страны это признак исчерпанности властной элиты, а также вполне определенных общественно - политических отношений, это признак внутренней слабости, а не внешней агрессии. Именно поэтому временная потеря значительных территорий в начале Второй мировой войны не вписывается в концептуальный формат распада России - СССР. А последующие исторические события подтверждают вышеизложенное.


Пиар - империя Н.С. Хрущёва, или новый взгляд на "Варшавский договор", СЭВ и "неприсоединившееся" государства

Победа СССР и ее союзников над фашистской Германией создала все необходимые предпосылки для победы "народной демократии" в странах, освобожденных советскими войсками. "Социалистический лагерь" был формализован в рамках "Варшавского договора", созданного в ответ на вступление Германии в НАТО, и Совета по экономической взаимопомощи (СЭВ), созданного в рамках ответных действий на объединительные шаги в Западной Европе. Победа социализма на Кубе, "Варшавский договор", СЭВ и "неприсоединившиеся" государства можно рассматривать как новые, расширенные форматы советской Империи. В контексте того времени они демонстрировали постоянное расширение советской Империи, но после смерти "вождя всех народов" И.В. Сталина страна де-факто перешла в латентно - энтропийный период. А годы правления Н.С. Хрущёва - это своеобразный "пробник" пиар - империи. Причём знаменитое заявление Н.С. Хрущёва о том, что "наши люди будут жить при коммунизме" - это концептуальное подтверждение того, что пиар уже в те советские времена пытался заменить собой реальную политику.

Безусловно, одним из доминантных признаков Империи является неуклонное расширение ее территории или распространение влияния Империи на все большее число государств мира. В годы правления Н.С. Хрущева за формальные признаки расширения Империи принималось создание союза "неприсоединившихся государств", то есть тех государств, которые не вошли в военные блоки или политические союзы, создаваемые Соединенными Штатами Америки. Расширение "братской помощи" "неприсоединившимся государствам" длительное время позиционировалось советскими СМИ, как постоянные успехи СССР и демонстрация неуклонного роста влияния нашего государства. Но в рамках понятий ХХI века советская пропаганда данного периода демонстрировала успехи пиар - империи, а реальные тенденции находились в несколько иной плоскости.

Так в 1955 году СССР отдал свою морскую базу Порт - Артур Китаю. Это было сделано в рамках договорённостей, заключённых И.В. Сталиным и Мао Цзэдуном. Но уступка своей территории - это очевидный признак латентно - энтропийного периода. А идеологическое закрепление латентно - энтропийного периода произошло в феврале 1956 году на ХХ съезде КПСС. На нем прозвучали слова о "мирном сосуществовании двух политических систем", что предполагало остановку роста Империи в перспективе.


"Имперское рефлектирование"

Необходимо признать, что действия постсталинского руководства СССР носили во многом рефлективный характер. В их действиях на международной арене практически всегда можно найти ответ на внешний вызов. Крайне важно и события в Венгрии 1956 года воспринимать в рамках контекста того времени. А действия советского руководства в тот период можно назвать "имперским рефлектированием".

Объективные историки признают, что на первом этапе известных событий в Венгрии советское руководство нейтрально относилось к событиям в этой стране. Советский Союз получил Венгрию и большинство стран "социалистического лагеря" в качестве своеобразного "приза" за победу во Второй мировой войне. Не исключено, что Н.С. Хрущев позволил бы Венгрии выйти из "Варшавского договора" и СЭВ, но объявление Англией войны Египту привело к "имперскому рефлектированию".

Следует признать, что не только события в Чехословакии 1968 года, но и ввод 20-й армии в Афганистан в 1979 году, также несут на себе признаки "имперского рефлектирования" руководства СССР. Но ввод советских войск в Афганистан представляет нечто большее, чем "имперское рефлектирование".

Необходимо отметить, что "Карибский кризис" (октябрь 1962 года) является своеобразным водоразделом или "точкой остановки роста советской Империи". Империя в России - СССР является одной из форм самоидентификации граждан страны. Империя - это своеобразная форма понимания гражданами страны миссии своего государства и народа в целом. Осознание этого позволяет объективно оценить трансформацию политической системы страны при Л.И. Брежневе.


Латентно-имперский и экспансивно-имперский периоды Л.И. Брежнева

Приход к власти в СССР Л.И. Брежнева в известной степени означал начало перехода страны из латентно - энтропийного в латентно - имперский период. Несмотря на то, что введение советских войск в Чехословакию в 1968 году, как и введение советских войск в Афганистан 26-27 декабря 1979 года можно отнести в формат "имперского рефлектирования", данные события необходимо рассматривать в контексте апрельского 1986 года рейда американской авиации против Ливии. Период колониальных войн был завершен, и агрессия СССР против Афганистана, как и агрессия США против режима Моаммара Аль Каддафи - это индикаторы имперских амбиций двух сверхдержав. Таким образом, дату ввода советских войск в Афганистан необходимо признать за дату начала последнего советского экспансивно - имперского периода в истории страны.

Парадокс, но дату введения советских войск в Чехословакию следует считать датой начала латентно - имперского периода, так как в данном случае вопрос не стоял о расширении "социалистического лагеря". А дату вторжения в Афганистан можно, при определенных условиях, назвать и датой перехода СССР в экспансивно - имперскую фазу. Тогда вывод советских войск из Афганистана в 1988 году необходимо признать датой завершения последнего экспансивно - имперского периода в истории нашей страны. Но правление Брежнева было знаменательно и Хельсинскими соглашениями (1 августа 1975 года), которые наглядно демонстрировали после трагических событий в Чехословакии, что советская Империя находится в состоянии обороны, а не в состоянии неуклонного расширения. Хельсинские соглашения призваны были подтвердить незыблемость границ в Европе, сложившихся после Второй мировой войны. Но данное соглашение показало и исчерпанность имперского потенциала СССР.


Империи и Афганистан

Выделение вышеизложенных формальных признаков Империи, включая имперское рефлектирование, позволяет получить некое представление о данном явлении. Но есть нечто в действиях Империи, что можно отнести в разряд парадоксов. Что заставило в конце ХIХ века Великобританию ввести свои войска в Афганистан? Что заставило руководство СССР в 1979 году и руководство США в 2002 году ввести войска в Афганистан, где нет запасов нефти, или каких-либо других энергетических ресурсов. Нечто похожее на объяснение привел Г. Джемаль: "Афганистан не является в стратегическом плане ключевой страной в Евразии. Однако этот удар вполне понятен, исходя из оккультных соображений. Афганистан является ключевой территорией, на которую замыкаются три великих горных системы Центральной Азии и одновременно всего евразийского материка: Гималаи, Гиндукуш, Памир. Горные хребты представляют собой энергетические центры регионов. Завладеть стратегическим выходом на три этих системы - все равно, что обесточить весь материк". Но данное объяснение не вписывается в рациональную парадигму. Более того, это объяснение только увеличивает число вопросов в данном аспекте познания реальности. А заявление президента США Буша от 21 ноября 2001 года: "Афганистан - это только начало борьбы с терроризмом...Мы будем годами вести борьбу с этим злом во всём мире и в конце концов победим", в известной степени подтверждает иррациональный тезис Г. Джемаля.

Главный итог Второй мировой войны заключается в том, что на смену Великобритании - владычице морей, пришла новая империя - Соединенные Штаты Америки. В 1942 году Уинстон Черчилль заявил: "Я не затем стал премьером Его Величества, чтобы председательствовать при ликвидации Британской Империи". Но именно это и произошло, и Уинстона Черчилля можно смело считать "могильщиком" Британской Империи. До Второй мировой войны Великобритания обладала самыми обширными колониями. Завершение Второй мировой войны привело к спектру колониальных войн, в рамках которых ведущие европейские державы пытались сохранить за собой "заморские" территории. А мир был поделен между двумя Империями: СССР и США, и этот формат получил название "двухполярный мир".

Ряд экспертов находят в причинах начала Второй мировой войны первые признаки того, что ныне принято называть "война за всю нефть". Нам важно понять, как в рамках концептуального ХХ века изменялось имперское представление о том, за что Империя может бороться с внешними врагами. Для Российской Империи Первая мировая война была войной "за Дарданеллы и за влияние на Балканах", а также "помощь братским народам". Подчеркиваем, что это был выбор элиты России, а не ее народа. Но "война за проливы" - это в значительной степени война за морское владычество. А "война за всю нефть" началась после Второй мировой войны.

Необходимо отметить и то, что "холодная война" ошибочно воспринималась лидерами СССР, как война идей. Холодная война оказалась и экономической войной, точнее, войной всех ресурсов конкурирующих политических систем, в которых финансово - экономическая составляющая играла не последнюю роль. Представляется, что "война за всю нефть" может быть завершена только при переходе большинства стран мира к постдемократии, как к иному формату разрешения конфликтов и противоречий. Причем, постдемократия должна дать форматы разрешения противоречий, как для ведущих стран мира, так и для стран с доминирующей архаикой, таких как Афганистан.


Вопросы, требующие ответа

Главный вопрос, который требует ответа, заключается в том, способна ли Россия существовать как самостоятельное государство вне формата Империи. Многие российские эксперты болезненно реагируют на информацию о выводе российских войск из Таджикистана и Грузии. В рамках повышенного алармизма они проводят исторические параллели между выводом советских войск из Афганистана и выводом российских войск из стран бывшего Советского Союза. Основной алармистский посыл заключается в том, что распад СССР наступил через три года после вывода наших войск из Афганистана.

Как это ни покажется парадоксальным, но важнейшими вопросами, которые требуют ответа, являются следующие вопросы: завершена ли третья мировая война? Сможет ли перерасти будущая "оранжевая" революция в России в новую социальную революцию? А также, является ли Россия в ее нынешних границах стабильным государственным образованием? Без ответа на данные вопросы невозможно формализовать и объективизировать динамично изменяющиеся процессы в глобализирующемся мире, в которые диалектически вписана Россия - СССР.


Годы правления М.С. Горбачева, или особенности выживания Империи в период ослабления

Распад России в 1918 - 1920 годах имеет много общего с распадом СССР в 1991 году. Общеизвестны основные причины, приведшие к краху двух Империй. Ослабление Российской Империи в рамках Первой империалистической войны вписывается в формат ослабления СССР в рамках "гонки вооружений", "помощи братским странам" и военных действий в Афганистане. Но распад Империи связан не столько с ресурсным кризисом страны, сколько с нусогенным кризисом имперской элиты. Отсутствие основополагающей идеи, связывающей народы России - СССР в единую Империю, это одна из главных причин процесса энтропии и распада Империи.

Как это ни покажется парадоксальным, но действия М.С. Горбачева в рамках внешней политики напоминают действия В.И. Ленина в 1918 году. В этом проявляются особенности выживания Российской Империи в период ослабления. Завершение войны в Афганистане было вызвано необходимостью экономии ресурсов страны, а "дружба" с США, начавшаяся с исторической встречи М.С. Горбачева и Р. Рейгана в Рейкьявике, напоминают "союз с агрессором", воплощенный Россией в рамках "Брестского мира". Германия объявляет войну России, но именно с Германией Россия заключает "мирный договор" для организации "передышки". Нападение на Советскую Россию стран Антанты - это плата за передышку. Но во время мира с видимым агрессором происходит трансформация Империи.

Безусловно, в конце 80-х годов прошлого века претензии США на мировое лидерство стали более чем очевидными, поэтому "союз с потенциальным агрессором" был необходим Советскому Союзу. Причем другая "историческая параллель" позволяет убедиться в данной особенности выживания Российской Империи в период ослабления. Приход к власти в Германии в начале 30-х годов А. Гитлера и последующие агрессивные шаги Германии не заставляют усомниться в том, что главным источником агрессии в этот исторический отрезок времени была национал - социалистическая Германия. Но именно с Германией Советская Россия заключает мирный договор 1939 года, получая при этом новые территории. А "поджигателями войны" с точки зрения советской пропаганды были страны бывшей Антанты: Англия, Франция. Именно эта историческая параллель позволяет объективно взглянуть на сегодняшний союз России с США в рамках "борьбы с международным терроризмом". Союз с потенциальным агрессором - это одна из главных особенностей выживания Российской Империи в период ослабления.


Беловежские соглашения - новый "Брестский мир"?

Постижение российской истории приводит к осознанию значительного сходства событий революции 1917 и 1991 годов. "В России 90-х годов можно найти свой "Корниловский мятеж" (ГКЧП), свой "Брестский мир" (Беловежское соглашение), а также разгон Учредительного собрания и подавление восстания "левых эсеров" (роспуск и расстрел Верховного Совета)" (С.Н. Кочеров "Русская идея: сущность и смысл"). Проведение исторической параллели между "Брестским миром" и Беловежскими соглашениями позволяет вписать в единый контекст поведение лидеров нашей Империи в ХХ концептуальном веке: Ленина по отношению к "кайзеровской" Германии, Сталина по отношению к гитлеровской Германии, Горбачева, Ельцина и Путина по отношению к США, новому лидеру однополярного мира.

Но продление исторических параллелей в рамках заявленного формата приводит к ряду парадоксальных выводов, подтверждаемых заявлениями высокопоставленных российских лиц. Так, недавнее заявление министра обороны РФ С. Иванова о стремлении "использовать мирную передышку" ("Известия" 22.02.05), а также многочисленные заявления Президента России В.В. Путина и его ближайшего окружения об опасности и возможности распада страны, заставляют более внимательно отнестись к скрытому смыслу Беловежских соглашений.

Наиболее вероятными представляются два вектора будущей трансформации России: распад страны или трансформация России в новую Империю ХХI века. В военном аспекте дезинтеграция стран является прерогативой победителей. Подтверждением этому являются и итоги Венского Конгресса, и итоги Первой и Второй мировых войн.

"Брестский мир", так же как и "Беловежские соглашения" не остановили проявлений внешней агрессии по отношению к России. Слабость государства была очевидной не только для граждан страны. Жесткая антироссийская политика нынешнего руководства Грузии, стран Балтии подчеркивает нынешнюю слабость Российского государства. А некоторые действия российского руководства заставляют думать о том, что число потенциальных агрессоров по отношению к России является критическим. Но важно не это, а осознание того факта, что "Беловежские соглашения" не стали "точкой остановки распада страны".


От латентно - имперского периода к распаду страны

Обращает на себя внимание то, что от даты объявления полной мобилизации в России в 1914 году до "Брестского мира", заключенного в 1918 году, прошло менее 4-х лет. С начала вывода советских войск из Афганистана до Беловежских соглашений, закрепивших распад СССР, прошло также менее 4-х лет. Парадокс ситуации заключается в том, что российская внешняя политика при Б.Н. Ельцине и В.В. Путине напоминает известный тезис Л. Троцкого: "Ни войны, ни мира". Официально у Российского государства нет врагов, но и нет союзников, за которых бы Российское государство несло солидарную ответственность, как за братьев славян в 1914 году, или за дружественный СССР режим в Афганистане. Многие высказывания российских лидеров, в частности, тезис Д. Медведева "Страхи перед Россией фантомны и иррациональны", в известной степени подтверждают вышеизложенное.

Означает ли распад Империи окончательный распад страны? Можно ли считать, что Российское государство после Беловежских соглашений находится в состоянии полураспада? Какие именно процессы привели к распаду СССР в 1991 году?

"Парад суверенитетов" в СССР в начале 90-х годов прошлого века - это доказательство того факта, что республиканские элиты были готовы к тому, чтобы попытаться создать на обломках Империи свои собственные самостоятельные государства. Отказ М.С. Горбачева пройти через процедуру всенародного избрания Президентом СССР означал не только отказ от получения доверительного мандата на правление от народа, но и отказ от Мандата Небес. Время, прошедшее после распада СССР, подтвердило, что произошедшее было распадом страны, а не ее развалом. Страна распалась из-за внутренних неразрешимых противоречий, а не из-за эффективного внешнего воздействия.


Латентно - энтропийный период в истории России в годы правления Б.Н. Ельцина и В.В. Путина

Нет необходимости фокусировать внимание на годах правления Б.Н. Ельцина. Его знаменитое изречение, обращенное к лидерам национальных республик России: "Берите себе суверенитета..." наглядно демонстрирует то, что Россия при Ельцине находилась в латентно - энтропийной фазе. Наиболее знаковое высказывание В.В. Путина об угрозе распада страны, прозвучавшие в его выступлениях 4 сентября 2004 года, после трагических событий в Беслане: "Сдаться, позволить разрушить и "растащить" Россию в надежде на то, что они в конце концов оставят нас в покое", говорит о многом. В дальнейшем президент страны касался вопроса дезинтеграции России на встрече с журналистами центральных российских телеканалов 18 ноября 2004 года, затем 18 декабря 2004 года. Формат оправдания действий федеральных властей озвучил российский интеллектуал П. Святенков: "Россия вводит назначение губернаторов тоже в ответ на внешнюю угрозу". Но тема дезинтеграции страны поддерживалась в фокусе общественного внимания исключительно усилиями властной элиты, скорее всего, в целях мобилизации российской экономической элиты вокруг "вертикали власти".

Тема крушения Российского государства в начале ХХI века стала практически обыденной. Подтверждением этому служит одно из высказываний министра Г. Грефа: "Если антимонопольное законодательство не будет модернизировано, то стране конец". Поддерживая данную тему, глава Администрации Президента Д. Медведев заявил в апреле 2005 года: "С географических карт были смыты целые империи, когда их элиты лишились объединяющей идеи и вступили в смертельную схватку". Представляется, что президент страны и его ближайшее окружение выражали объективную точку зрения на происходящее в России. А данные высказывания лишь подтверждают то, что тема распада страны задаётся и самими российскими властями.

Эволюционный антиимперский путь России в желаемое будущее бесперспективен, и подтверждением этому является анализ различных концептуальных форматов, с целью найти ответы на сегодняшние злободневные вопросы.


Концептуальный итог Мировых войн:

Лига наций - ООН - что дальше?

Вопрос о том, завершена ли "Третья мировая война" или нет, не является праздным. Данной теме посвящены десятки значимых работ. Наиболее известные в экспертном сообществе - это работы субкоманданте Маркоса "Четвёртая мировая война", книга Н.Н. Гродненского "Четвертая мировая" и работа известного российского интеллектуала Ю. Крупнова "Пятая мировая война". К сожалению, в данных работах не формализованы и соответственно логически не обоснованы основные этапы "Третьей мировой войны". А посыл Ю. Крупнова: "Утверждение долговременного присутствия вооруженных сил США-НАТО в российско-советской Средней Азии (Киргизия, Узбекистан, Таджикистан и, возможно, Казахстан) и в Грузии является фактическим завершением четвертой мировой войны... Четвертая мировая война являлась финансово-информационной", нельзя признать теоретически обоснованным.

Из-за своеобразной "политической моды" на труды субкоманданте Маркоса необходимо привести некоторые его высказывания, которые позволяют выявить логику специфического форматирования "мировых войн". "В результате того, что мы решаемся назвать Третьей мировой войной, а другие называют холодной войной, тоже состоялось завоевание и последующая реорганизация территорий. Это произошло в конце 1980-х и совпало с распадом социалистического лагеря, возглавлявшегося Советским Союзом. И с началом 1990-х стало вырисовываться то, что мы называем Четвертой мировой войной... Третья мировая или холодная война занимают период с 1946 (или, если угодно, с бомбы, сброшенной на Хиросиму в 1945 году) до 1985 - 1990 годов, это большая мировая война, состоящая из множества войн локальных". Как видно из данного высказывания, отсутствует теоретическое обоснование как даты начала, так и даты завершения Третьей мировой войны. Действительно, последствия войны есть, а привычных военных действий нет. Но неразрешимость данной проблемы нельзя принять за обоснование вышеизложенных умозаключений.

Проблема не в том, что у "Третьей мировой войны" (как в прочем и у "Четвёртой") нет концептуально осознанной даты начала, как и нет даты завершения этой войны. Дело в том, что стремление презентовать собственную точку зрения на глобальные мировые процессы не сопровождается строго научным подходом. Так Н.Н. Гродненский информирует о том, что концепция "Четвёртой мировой войны" была заимствована автором, по его неоднократному признанию, у "выдающегося человека" Элиота Когана, профессора Школы современных международных отношений. Исходя из этого, необходимо относиться к ссылкам на все "мировые войны", произошедшие после Второй Мировой войны, как к презентациям отдельных элементов концепций, а не как к ссылкам к строгой научной теории. Данные презентации оставляют массу вопросов. В первую очередь это вопросы, связанные с "войной с международным терроризмом".

Можно ли считать 12 сентября 2001 года, дату выступления президента США Дж. Буша после трагических событий 11 сентября, датой объявления "Четвёртой" или "Пятой" мировой войны? Нет ответа на этот вопрос, а данная "война", вне всякого сомнения, станет знаковой в массовом сознании граждан большинства стран мира. Уязвимость концепции новых мировых войн отметил бывший генеральный секретарь Организации Объединённых Наций Бутрос Гали.

Бывший глава ООН заявил, что если Первая мировая война завершилась созданием Лиги Наций (первое заседание Совета Лиги Наций состоялось в Париже 16 января 1920 года), а Вторая мировая война завершилась созданием Организации Объединенных Наций (ратификация Устава ООН - 24 октября 1945 года), то "Третью мировую войну" нельзя считать завершенной, так как не создан новый, авторитетный, полновластный международный орган, призванный соблюдать новые договоренности в послевоенный период. Именно это заставляет по-новому посмотреть на заявленную генеральным секретарем ООН Коффи Аннаном трансформацию Организации Объединенных Наций. В первую очередь в части изменений состава Совета Безопасности ООН.

Не является большим секретом, что агрессия США против Ирака произошла в обход ООН. Авторитет нынешнего генерального секретаря ООН Коффи Аннана подорван сексуальными скандалами с участием его заместителей, а также скандалом с сыном Аннана, в рамках расследований иракской гуманитарной программы "нефть в обмен на продовольствие". А известное заявление Аннана о том, что США являются агрессором по отношению к суверенному государству Ирак, лишь подчеркивает, что ООН в его нынешнем формате уже не является инструментом регулирования международных отношений. Формат ООН, международной организации, созданной 60 лет назад, практически исчерпан, а это заставляет вспомнить историю с Лигой Наций.

Первым опытом регулирования сложнейших международных отношений в послевоенной Европе был Венский Конгресс (1815 - 1816), состоявшийся после "первой неудачной попытки создать объединённую Европу", предпринятой Наполеоном. Второй проект "объединённой Европы", как известно, пытался практически реализовать А. Гитлер. Но рассмотрение особенностей влияния Венского Конгресса на послевоенное устройство Европы не является темой данной работы.

Исчерпанность Лиги Наций проявилась в ряде исторических шагов. Включение в Лигу Наций, состоявшей на момент создания из 29 государств, в 1926 году Германии, как исключение из Лиги Наций в 1939 году СССР за агрессию против суверенной Финляндии - это наиболее значимые шаги Лиги Наций, демонстрирующие ее неспособность решать возложенные на нее задачи. Дало ли положительные результаты исключение СССР из Лиги Наций? Но есть нечто в истории Лиги Наций, что заставляет более пристально присмотреться к её жизнедеятельности. В первую очередь - это неучастие в Лиги Наций США.

Лига Наций - это детище президента США Вильсона. "Версальская конференция" (июнь1919 года) окончательно перекромсала политическую карту мира. Но недовольство США версальским вариантом урегулирования было настолько сильным, что в марте 1920 года Сенат не ратифицировал Версальский договор, а США соответственно, не вошли в Лигу Наций. А последующее усиление влияния США уже было воплощено в жизнь в формате Организации Объединённых Наций.

Что несет в себе трансформация ООН в рамках предложений Коффи Аннана? Обнародован проект резолюции ООН о реформировании Совета Безопасности. Согласно проекту резолюции, кроме пяти "ядерных держав": США, Франции, Великобритании, Китая и России - в Совет Безопасности могут войти Германия, Бразилия, Индия, Япония, Египет и Нигерия. Изменение состава Совета Безопасности, введение в него Японии и Нигерии не столько приведёт к ослаблению позиций России, что является очевидным, сколько закрепит тенденцию дальнейшей неуправляемости сложнейших общественно - политических процессов в глобальном масштабе. Почему Нигерия, а не ЮАР или какая-либо другая африканская страна получит голос в составе Совета Безопасности ООН? По какому критерию происходит "естественный отбор" в Совет Безопасности?

Эти и многие другие вопросы лишь подтверждают известный тезис о том, что практически безвластная, раздираемая хорошо организованными скандалами ООН, в ближайшие годы либо перестает быть реальным субъектом международного права, либо трансформируется в "резиновую печать", одобряющую агрессию против очередной "страны-изгоя". Других вариантов развития ООН не просматривается. Причём, если трансформированная ООН действительно преобразуется в орган, безропотно санкционирующий агрессию против отдельных суверенных стран, то тогда это может стать косвенным подтверждением реального безвластия ООН. Или ООН будет легитимизировать агрессивные действия страны, победившей в Третьей мировой войне?

Представляется, что трансформация ООН должна на какое-то время создать иллюзию управляемости процессами в глобальном масштабе. 23 сентября 1960 года Н.С. Хрущёв в речи на Генеральной Ассамблее ООН предложил трансформировать ООН и заменить генерального секретаря ООН триумвиратом в следующем составе: один представитель от западных стран, один от социалистических и один от неприсоединившихся государств. Данное предложение не было принято, но оно обладало концептуальным смыслом, чего нельзя сказать о предстоящей трансформации ООН. Отсутствие нового международного договора и нового авторитетного органа, пришедшего на смену ООН, подтверждает, что Третья мировая война не завершена. А рассуждения на тему - "какая мировая война на дворе" - это эксклюзивное поле интеллектуалов - алармистов, и эту тему необходимо им оставить в безраздельное пользование.


1917 - 1991 - 2017?

Можно ли представить 74 года советской власти в виде "черного тоннеля"? Безусловно, можно. Данной точки зрения придерживается не только философ Игорь Чубайс, но и достаточно широкий круг российских экспертов. Нет необходимости заострять внимание на ошибочности данного тезиса. Известна шутка, что "Россия - это страна с непредсказуемым прошлым". Но историческая память человека устроена таким образом, что для него "новейшей историей являются все события, произошедшие в мире и в его стране со дня рождения его самого великовозрастного родственника". Поэтому, поместить в "черный тоннель" жизнь большинства еще живущих в России граждан невозможно. Актуальным становится вопрос: "Является ли революция 1991 года последней в России?". И когда можно ожидать новую российскую революцию?

Необходимо отметить, что начавшийся в странах, некогда входивших в СССР, парад "оранжевых" революций позволил четко отделить понятие социальная революция от понятия "оранжевая" революция (http://www.polit.nnov.ru/2005/05/16/secret/). Революции 1917 и 1991 годов - это революции, в результате которых произошла смена социально - экономической формации. "Оранжевые" революции на постсоветском пространстве - это форма смены части элит в условиях неразвитости демократических институтов. Представляется, что на данном этапе мы можем говорить лишь о том, будет ли предшествовать социальная революция "оранжевой" революции в Москве или социальная революция произойдет естественным путем, в рамках абсолютно прогнозируемых действий российских властей.

Тема революции становится одной из самых модных тем в российском обществе. Портреты Че Гевары появляются повсюду, причём инициаторами появления портретов Че Гевары являются представители не бедствующих слоёв общества. Можно предположить, что в к 2007 - 2008 году в массовом сознании граждан России сформируется представление о сложившейся системе общественно - политических отношений, как о менее справедливой, по сравнению с той, которая была в нашей стране в конце 80-х годов прошлого века. Подтверждением этому является не столько гигантская диспропорция в распределении собственности в России, сколько отсутствие каких-либо социальных "лифтов", при помощи которых граждане могли бы перемещаться в более высокие страты общества, что удивительным образом напоминает ситуацию в России до 1917 года. Элита герметично закрыта. По мнению большинства западных экспертов, социальные потрясения в России наступят тогда, когда большинство граждан России осознают, что они и их дети окончательно "замурованы" в своих социальных ячейках, и выбраться из них невозможно. Отсутствие социальных перспектив для большинства граждан страны - это главный детонатор будущих потрясений в России. И все вместе взятые общероссийские партии не в состоянии отодвинуть осознание данной реальности на длительный период времени.

Трансформация политической системы страны после трагических событий в Беслане - это мощный катализатор будущей социальной революции. Партии в царской России не смогли выполнить возлагаемую на них социальную функцию. И надежды на то, что именно партии сыграют роль своеобразного "социального клея", практически нет. Искусственная "партизация" страны в состоянии лишь на некоторое время увлечь не далёкие региональные элиты. Но в целом искусственная "партизация" в состоянии эффективно выполнить лишь одну задачу: в кратчайшие сроки консолидировать властную элиту. Но эта консолидация приведет к тому, что народ в России станет единственной оппозицией власти. Другой смысловой нагрузки искусственная "партизация" страны не несет.

Было бы большой ошибкой считать, что отсутствие на сегодняшний день на политическом горизонте лидера будущей социальной революции является признаком того, что социальная революция в России не состоится. В России есть традиция, известная под названием "самозванство", причем в формат "самозванства" вписываются не только Степан Разин и Емельян Пугачев, но и Владимир Ульянов - Ленин. Нынешняя попытка федеральной властной элиты отслеживать мейнстрим общественно - политических настроений гарантированно приведет к провалу по той простой причине, что опираться на массовое сознание можно в период, далекий от революционных настроений. А повышенный градус революционности в состоянии в течение полутора - двух месяцев сделать практически неизвестного человека Мессией и народным заступником.

Большинство граждан России старшего поколения помнят, чему их учили в школе на уроках истории. Почему революция в России в 1917 году стала возможной? Россия была наиболее отсталой из всех капиталистических стран, и это было одним из условий победы социалистической революции в стране. В начале ХХI века Россия также не является передовой страной ни в плане развития эффективного рынка, ни в плане общественно - политических отношений. Безусловно, будущая социальная революция не будет означать возврат к социализму, но нусогенный кризис в стране с каждым днем повышает готовность граждан России воспринять любую революционную идею, ведущую к слому неэффективной и несправедливой политической системы, сложившейся в формате практически бездействующей Конституции 1993 года.

Парадокс ситуации заключается и в том, что в России не учитываются те проблемы, которые разрешались на Западе на протяжении всего ХХ века. Так Алвин Тоффлер отмечал, что "Все индустриальные страны уже сталкивались с конвергентными кризисами - кризисами всех жизненно важных систем - городского хозяйства, здравоохранения, социального обеспечения, транспорта, защиты окружающей среды. Современные политики одинаково реагируют на эти кризисы, проявляя лишь разные варианты старых подходов. Но возникающие проблемы могут быть неразрешимы при существующей форме общественного устройства, соответствующего массовому обществу". Необходимо отметить и то, что внутренняя стабильность российской Империи в преддверии 1917 года была подорвана и общемировым кризисом. А нынешняя стабильность в России, по мнению многих экспертов, может быть подорвана относительно продолжительным падением цен на нефть.

Тема революций не является эксклюзивно российской темой. Футуролог Патрик Диксон предрекает, что "следует ожидать очередной "большой идеи", коренным образом отличающейся от любой политической системы двадцатого столетия. Этот новый "изм" будет питаться энергией и стремлениями, накопленными в результате многочисленных революций двадцатого века...Чем позднее появится эта идея, тем продолжительнее будет вакуум, и тем быстрее новая идея овладеет миром". А в рамках российской реальности один из лидеров российских либералов Г. Явлинский заметил, что "революции в России происходят не оттого, что голод наступил, а наступают они тогда, когда разрыв между обществом и властью становится непреодолимым. Так было и в 1917, и 1991". И эта фраза является признаком того, что предощущение будущей революции заметно расширило свой ареал и достигло политической элиты.

Основной массой населения в дореволюционной царской России были крестьяне. Как писал В.И. Ленин: "Крестьянское малоземелье - это значит помещичье многоземелье" (Ленин, соч., т.11, стр.102). Но данный ленинский лозунг не соответствовал действительности. На долю помещичьей земли в России приходилось менее 20% пахотных земель, поэтому экспроприация земли у помещиков не решала проблем основной массы населения страны. Парадоксально, но факт, что российские власти до революции 1917 года, также как и российские власти в начале XXI века следовали, или даже можно сказать, подчинялись "мейнстриму" общественных ожиданий. Так, после того, как Германия в 1914 году объявила войну России, земли немецких колонистов в Саратовской губернии были изъяты и переданы под крестьянские наделы. "Огосударствление" ЮКОСа удивительным образом напоминает действия российских властей после объявления Германией войны России. В обоих случаях мы с вами можем констатировать, что действия властей не ведут ни к реальному улучшению жизни большинства граждан страны, ни к решению перезревших проблем. А "дело Ходорковского" не более чем отклик властей на неявно сформированный запрос на справедливость.

"Новые обездоленные" в России в начале ХХI века - это те же самые малоземельные крестьяне начала ХХ века. Что является итогом "ваучерной" приватизации по Чубайсу и "залоговых аукционов", в рамках которых была сформирована российская олигархия? В Российской Федерации более 80% граждан страны не имеют каких-либо дополнительных доходов, кроме дохода со своего основного вида трудовой деятельности или пенсий. Доходов в виде дивидендов с акций, долей собственности, рентных платежей. То есть граждане страны действительно являются "новыми обездоленными" по окончанию процесса массовой приватизации государственной собственности в стране. Более того, у них нет надежды на то, что собственность будет перераспределяться в пользу простых граждан. Необходимо также отметить и то, что в России отсутствует система мониторинга за ростом благосостояния народа в тех форматах, которые приняты в Европе. (http://www.polit.nnov.ru/2005/04/12/putin/ )

При проведении сравнительного анализа между общественно - политической ситуацией, сложившейся в России до 1917 года, и общественно - политической ситуацией, сложившейся в РФ в начале ХХI века, настораживают даже цифровые совпадения. В царской России в 1914 году насчитывалось 139,3 миллиона граждан. Подавляющее большинство граждан страны были малоземельные крестьяне. По переписи 17.12.1926 года в СССР было чуть более 147 миллионов граждан. Из них менее 20% проживали в городах. По переписи населения 2002 года в Российской Федерации проживает 144 миллиона граждан. Практически полное совпадение цифр вызывает ощущение исторического дежавю, а действия российских властей в начале ХХI века, направленные на укрепление собственной власти и одновременно на распад страны, делают эти совпадения действительно пугающими. И именно это позволяет предположить, что в ХХI веке в нашей стране будет новый 17-й год.


Антиимперский шаг Сталина и китайские острова на Амуре

В истории СССР существует поразительный факт, в известной степени разрушающий миф о Сталине. Это история с безвозмездной передачей Китаю Чанчуньской железной дороги. Расширение советской Империи после второй мировой войны, помощь СССР молодой Китайской народной республике вылились в беспрецедентные акции, приведшие к передаче собственности и имущества СССР Китаю в размере 600 000 000 долларов в денежном исчислении того времени. Чем был вызван данный шаг И.В. Сталина?

1 октября 1949 г. на массовом митинге на центральной пекинской площади Тяньаньмэнь было провозглашено создание Китайской Народной Республики. В начале 1949 года советским руководством было принято решение: в случае установления в Китае власти КПК аннулировать советско-китайский договор в части, касающейся военно-морской базы Порт-Артур, и вывести советские войска с Ляодунского полуострова. В переговорах же с Мао Цзэдуном Сталин проявил беспрецедентную в международных отношениях уступчивость и встал на путь отказа от всего, что СССР получил по договору 1945 года и по предыдущим соглашениям, начиная с русско-китайского договора 1896 года. На переговорах конца 1949 - начала 1950 года Сталин, по своей инициативе, решил отказаться от тех территориальных и имущественных прав, весьма важных стратегических позиций, которые вытекали из советско-китайских соглашений 1945 года. Китайское руководство настойчиво внушало Сталину мысль о том, что коммунисты, придя к власти, установят "вечную и нерушимую" дружбу между СССР и Китаем.

14 февраля 1950 года в Кремле состоялось подписание Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи, а также соглашения о Китайской Чанчуньской железной дороге, Порт - Артуре и Дальнем. В состав безвозмездно переданного Советским правительством имущества дороги вошли железнодорожные магистрали, идущие от ст. Маньчжурия до ст. Суйфынхэ (Пограничная) и от Харбина до Дальнего и Порт-Артура с землями, подвижным составом (паровозами, грузовыми и пассажирскими вагонами), паровозоремонтными заводами, электростанциями, телеграфными и телефонными станциями, служебно-техническими и гражданскими зданиями, подсобными предприятиями, школами, клубами. По заключительному балансу все принадлежащее СССР безвозмездно переданное имущество оценивалось по тогдашнему курсу в 600 миллионов долларов.

3 апреля 1979 г. китайское руководство в ноте МИД КНР посольству СССР сообщило о решении Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей не продлевать советско-китайский договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи от 14 февраля 1950 г. по истечении срока его действий. Обострение отношений между СССР и КНР проходило в несколько этапов. Наиболее знаковыми для массового сознания граждан России были бои за остров Даманский. Остров Даманский, так же как и многие другие острова на Амуре уже принадлежат Китаю. Но констатация этих исторических фактов оставляет массу вопросов. Чем была вызвана необходимость шагов И.В. Сталина, направленных на нанесение ущерба своему народу, Советской Империи, и поддержка процесса становления новой Китайской Империи? Нет ответа на этот вопрос. Можно представить, что действия Сталина базировались на его личном представлении о расширении своей Империи, так как представить, что СССР видела в Китае своего потенциального врага крайне сложно. И чем руководствовался В.В. Путин, отдавая Китаю острова на Амуре в 2004 году? Неужели Китай в начале ХХI века для России - это Германия 1939 года?

Таким образом, датой начала латентно - энтропийного периода в истории советской Империи необходимо признать 14 февраля 1950 года. А фактическое закрепление (формализация) латентно - энтропийного периода - май 1955 года - завершение вывода советских войск из Порт-Артура. Безусловно, историческая параллель между выводом советских войск из Порт-Артура и выводом российских войск с базы Камрань представляется очевидной. Но не менее важным является осознание того, что латентно - энтропийный период советской Империи начался при Сталине, а не при Хрущёве. К исходу 1949 года социализм превратился в мировую систему с населением свыше 800 миллионов человек (более трети населения земного шара) и с территорией около 27% земной поверхности. Это точка наивысшего расширения советской Империи в формате глобальной коммунистической идеи.


Вектора движения России в будущее

Будущее России присутствует в нескольких не равновеликих движениях общественной мысли (http://www.polit.nnov.ru/2005/03/31/vektor/). Представляется, что на сегодняшний день в концептуальном аспекте для России наиболее вероятными являются три вектора движения в будущее. Эволюционный вектор, в рамках сохранения нынешней латентно - энтропийной фазы, трансформационный вектор или переход страны в латентно - имперскую фазу (не путать с процессом модернизации, соответствующему эволюционному вектору) и распад страны, в рамках дезинтеграционно - энтропийного периода. Высока вероятность того, что эволюционный вектор развития России будет ослабевать под воздействием двух альтернативных векторов движения России в будущее, в условиях нарастающих ожиданий революции в стране, а также накопления не разрешаемых властью проблем. Юрий Маршак объективизировал кризис современной России в рамках понятий справедливость и Империя: "Империя остановилась, остановила свой импульс расширения, который, в общем, был ее доминантой. Если посмотреть на структуру России, которая занимает 99-е место по уровню жизни и 2-е место по числу миллиардеров, то здесь, наверное, есть люди, которые учили элементарную статистику или математику, то вероятность того, что это произошло случайно меньше, чем единица, деленная на число атомов во Вселенной. Меньше, чем 1 на 10 в сотой степени. То есть уродливость этой системы очевидна всякому нормальному человеку".

Парадокс ситуации, сложившейся в России, заключается в том, что сегодня практически невозможно профессиональное обсуждение будущего высоко вероятного распада страны. Вне фокуса федеральной власти и экспертного сообщества осталась и тема понижения конкурентоспособности России в глобализирующемся мире (http://www.polit.nnov.ru/2005/07/22/regim/). Тема внешней политики практически не отражается в ежегодных посланиях президента. Складывается впечатление, что российская федеральная власть находится приблизительно в таком же состоянии интеллектуальной мысли, как и высшая власть в царской России до 1917 года, и коммунистическая власть в СССР до 1991 года. Сама возможность крушения России и падения коммунистической власти казались в те времена властителям невозможными по определению. На тему распада России в ХХI веке также наложено своеобразное табу. Тема "дезинтеграции России" в устах высших российских чиновников - это не более чем призыв к мобилизации собственных ресурсов, а не тема для осмысления. Вместе с тем, данная тема фрагментарно представлена в публичных высказываниях многих российских интеллектуалов. Знаковым является недавнее интервью журналу "Экономические стратегии" генерал-майора Юрия Дроздова — в прошлом резидента советской разведки в США и Китае и руководителя Управления "С" (нелегальная разведка) Первого Главного Управления (внешняя разведка) КГБ СССР.

В высказывании Дроздова о возможном распаде России есть прогноз о том, что не исключено, что "если Россия распадется на несколько государств, как предсказывают некоторые политологи у нас и за рубежом, то нам предстоит в какой-то степени повторить китайский опыт. После того как монголы разрушили Китай — где-то в 1260-1280 гг., если память мне не изменяет, — китайцам потребовалось более шести столетий, чтобы восстановить государственность". Данный прогноз требует соответствующего осмысления. Утверждение культуролога М. Гельмана: "Патриотизм державно-имперского толка, имперское сознание, которое широко распространено в России, не будет иметь никакого проекта", уже сегодня выглядит ошибочным, именно в аспекте вероятного распада России. В. Третьяков в статье "Бесхребётная Россия" обозначил контуры дискуссии в российском экспертном сообществе: "...зададимся вопросом об оптимальных размерах России: каковы они? Должны ли мы знать ответ на этот вопрос? Некоторые (и в самой России, и за ее пределами) считают, что оптимум для нашей страны - это территория в границах нынешней европейской части РФ, то есть до Урала, но без Северного Кавказа и даже без Калмыкии и Астраханской области. И без Калининградской, само собой. Другие (я в их числе) утверждают, что оптимальные размеры России, напротив, выходят за пределы нынешних границ РФ, порой - весьма значительно. Таких людей называют русскими империалистами, вкладывая в это определение исключительно негативный смысл". О возможном распаде страны достаточно "красочно" высказался глава Администрации Президента Д. Медведев: "Распад Союза может показаться утренником в детском саду по сравнению с государственным коллапсом в современной России".


Удастся ли России избежать распада и как долго продлится распад России?

В начале обратим ваше внимание на то, что и "Брестский мир" 1918 года, и Беловежские соглашения 1991 года, были результатом политических решений лидеров страны. Ситуация на российско - германском фронте в начале 1918 года не вынуждала новое руководство России к заключению "похабного" мирного договора. "Брестский мир" не был следствием военного поражения России, как и Беловежские соглашения не были следствием поражения СССР в холодной войне. Дезинтеграция страны и в 1918, и в 1991 годах осуществилась по воле лидеров страны, то есть властвующей элиты. Именно это позволяет нам говорить о распаде страны, а не о развале. Миф о "мировой закулисе" создан деструктивно мыслящими интеллектуалами, зараженными вирусами поражения. Данный миф призван скрыть интеллектуальную беспомощность, вечно рассуждающих о могуществе "мировой закулисы", а также то, что распад страны в вышеназванных исторических моментах на 99% был следствием действий лидеров страны.

Проведение исторической параллели между "Брестским миром" и Беловежскими соглашениями ставит в тупик многих интеллектуалов. Они задаются вопросом: "Почему дезинтеграция страны после революции 1917 года и собирание новой советской Империи прошло в кратчайшие исторические сроки и почему аналогичные процессы не наблюдаются сегодня?" Необходимо отметить, что трансформация страны в новую Империю проходила в ходе гражданской войны. Нынешнее состояние российского общества можно условно назвать "холодная гражданская война". Причем на данном этапе этой войны происходит мобилизация федеральной властью всех политически активных граждан в те или иные партии. Можно данный процесс назвать и "бюрократической контрреволюцией". Парадокс, но на смену эффективным лозунгам начал ХХ века: "Землю - крестьянам, фабрики - рабочим!" и "Вся власть - Советам!", пришёл в начале ХХI века лозунг: "Вся власть - партиям!!!". Но термин "холодная гражданская война" в большей степени соответствует реальности. "Холодной войне" против СССР, начавшейся после речи У. Черчилля в Фултоне, не придавалось того значения, которого она заслуживала. О "холодной гражданской войне" бюрократии против народа сегодня практически не говорится. А она существует в реальности, и граждане России ощущают это на себе каждый день.

Глава администрации Президента Д. Медведев заявил в апреле 2005 года, что "если мы не сумеем консолидировать элиты, Россия может исчезнуть как единое государство". Из этого следует, что важнейшим условием сохранения целостности страны является консолидация элит. Про народ при этом практически ничего не говорилось. Созданная политическая система в России не обладает даже минимумом устойчивости, и будущее России, в значительной степени, зависит от исхода невидимой миру "холодной гражданской войны". Пётр Вяземский утверждал, что "великан умрёт, если перестанет расти". К сожалению, многие в ХХI веке не понимают того, что понимали в ХIХ веке.

Сегодня мы можем признать, что Россия находится в состоянии полураспада. Представление федеральных властей о том, что партии в состоянии сыграть роль своеобразного "социального клея", находится ниже уровня критики. Массовое сознание достаточно инертно, но большинство подобных задач оно решает безошибочно. Представляется, что "презумпция невменяемости" власти в России является гарантией распада страны. А надежда федеральных властей на чудодейственные политтехнологии является ошибкой, в соответствии с аксиомой С. Кургиняна "PR при температуре минус сорок градусов действительно перестаёт работать". Поэтому уже сегодня необходимо проанализировать условия скорейшего восстановления Империи после "Брестского мира" 1918 года, не дожидаясь очередного обращения - "римэйка", начинающегося со слов "братья и сёстры".

Можно выделить три условия, выполнение которых способствовало восстановлению "разодранного в клочья" Российского государства: поддержка действий властей большинством граждан страны, наличие новой идеологии, рисующей прекрасное будущее в формате "рая на земле", а также жесткие шаги властей, направленные на уменьшение влияния внутренних и внешних врагов новой советской Империи. Представляется, что "новыми крестьянами" в России ХХI века являются большинство "обездоленных" граждан. Новая идеология находится в формате постдемократии, способной дать новые принципы социального равенства и социальной справедливости, в том числе, за счет распределения природной ренты, а также высочайшего уровня самоуправления. А самозащита от внутренних и внешних врагов возможна лишь в формате всеохватывающей поддержки идей новой российской Империи.

Не случайно один из лидеров российских либералов А. Чубайс заявил, что "Россия может и должна вернуть себе положение естественного центра притяжения на постсоветском пространстве, выступая под знаменем либерализма, а не насилия, как было в прошлых империях - царской и советской. Нам нужно отнять у наших оппонентов лозунги патриотизма, государственности, страшно сказать, державности и еще страшнее сказать, империализма". А это говорит о том, что концепция "либеральной империи" не отложена в "долгий ящик" и будет последовательно реализовываться. Корректным является замечание М. Леонтьева о том, что "употребление термина "империя" со всеми соответствующими либеральными прилагательными считается вполне корректным в современной западной политологии, в первую очередь в отношении Соединенных Штатов". А всё вышеизложенное позволяет предположить, что борьба за имперскость и за будущую Российскую Империю будет ожесточенной.

Сложно представить, что "либеральная империя" будет поддержана в России гражданами с имперским мышлением. У них в чести известное выражение "стодолларового" Бенджамина Франклина: "Большую империю, как большой пирог, легче всего уменьшить, обламывая по краям". Для многих патриотов "либеральная империя" в нынешних границах РФ - это эрзац - империя или очередной пиар-проект для лохов. Не более того. Английский интеллектуал Д. Хоскинс подтверждает подобные взгляды высказыванием: "Россия не государство - нация, а обрубок империи".

Недавнее высказывание заместителя главы Администрации Президента В. Суркова в интервью журналу "Spiegel" "Я лично считаю, что отказ от Советского Союза произошел по свободному волеизъявлению российского народа", находится в прямом противоречии с реальным волеизъявлением народа, состоявшемся 17 марта 1991 года. Как известно в референдуме приняли участие 148.6 миллиона граждан или около 80% граждан СССР, имевших право голоса. Из них 113.5 миллиона граждан, или 76.4% высказались за сохранение обновлённого Союза. Отказ от Советского Союза произошёл по воле властной элиты, а не по воле народа. А признание "второго человека в России" ничтожным волеизъявление граждан страны только подтверждает уровень безответственности действующей власти. Между тем осознание того, что возрождение России после распада возможно только в формате Империи, становит всё более распространённым.


Россия, как пиар - империя

Профессор Гарварда Шлайфер опубликовал статью о России под названием "Обыкновенная страна". Анализируя внутри российскую ситуацию, он выступил против сложившихся в экспертном сообществе представлений о России, как о стране "с запредельной коррупцией" и "отсутствием свобод". Он отнёс Россию к таким странам как Турция и Аргентина, назвав её "обыкновенной страной" с типичными проблемами для стран с таким уровнем доходов. Несмотря на то, что данная статья доброжелательна по отношению к России, необходимо признать, что есть нечто, что вызовет раздражение у многих граждан страны. В глубине души многие граждане России, может быть, большинство, до сих пор считают свою страну Империей. И именно объективность в вопросе самооценки требует признания того факта, что Россия сегодня, по сути дела, является "пиар - империей", так как никакого смысла существования, кроме самоподдержания, у России нет. А "пиар - империя" - это поддержание имперской самоидентификации граждан страны, в формате тех идеологических установок, которые ежедневно реализует нынешняя власть. "Пиар - империя" - это империя для "внутреннего потребления".

Приход к власти в России в 2000 году В.В. Путина стал толчком к началу формирования своеобразного феномена. Это феномен пиар - империи. В массовом сознании граждан России искусно формировался образ величия страны. Но данный феномен - это не более чем продукт сознательного воздействия на массовое сознание граждан страны, в рамках периода стабильности, наступившего после ухода Б.Н. Ельцина. Социолог Ю. Левада характеризует современное состояние российского общества как период имитации: "Но у нас эпоха имитации прошлого величия... Имитация порядка, страха, доверия, успеха. Все что не тронешь, все имитация". Данный феномен уже начал последовательно разрушаться под воздействием "оранжевых" революций на Украине, в Грузии и Киргизии, а также публичных недружественных актов по отношению к России со стороны руководителей стран, некогда являвшихся республиками СССР. Фантомный образ пиар - империи постепенно исчезает. Именно это ставит в повестку дня вопрос о новой Империи, как единственной форме сохранения и долгосрочного развития Российского государства.

Нет необходимости заострять внимание на том, что Россия на сегодняшний день не является Империей. Отсутствие национальной идеи, отсутствие видения прекрасного будущего страны, очевидная всепроникающая несправедливость общественной жизни, а главное - отсутствие того, ради чего можно терпеть эту несправедливость. Всё это говорит о том, что Россия сегодня - это "обыкновенная страна". Но есть нечто, что заставляет усомниться в победе данной точки зрения на Россию. Так, С. Кургинян отметил, что "Россия никогда в жизни не жила без проекта, более того, без проекта глобального. У нее нет опыта такой жизни. У мира нет опыта восприятия России вне этого проектного модуса. Мир не понимает, как с этим себя вести, он не понимает, что это такое... У России нет глобального проекта. Глобальных проектов на большом временном промежутке было два: православный и коммунистический. Любой из них был мировым. Как только этот глобальный проект кончался — крест на Святой Софии или Царство Божие на всей земле, — у всего этого кончались силы, и оно так или иначе разваливалось".

Действительно, коммунистическая идея - это космополитичная идея, или, пользуясь современной терминологией, глобальная идея. И сложно представить, что большинство граждан России будет довольствоваться тем, что их страна влачит жалкое существование на задворках борьбы с международным терроризмом. А известный европейский футуролог Патрик Диксон подтверждает слова С. Кургиняна в рамках внешнего фрейма референции: "Вакуум в политике сохранится. Пустота образовалась уже после краха коммунизма. Коммунизм определял всё. Пока существовал Восточный блок, остальная политическая система имела смысл. Но можно найти в современной политической жизни энергию и идеализм? Нет. Но на глубине этой не заполненной ничем пропасти поднимаются новые идеи".

Слова "системный политический кризис" остаются лишь набором слов и никого не пугают. Империя, как это ни покажется парадоксальным, является одним из проявлений веры граждан в свое более высокое предназначение по сравнению с формой обычного выживания человеческой особи. Не следует забывать, что Россия - идеократическая страна. И понимание этого приводит к осознанию того, что вопрос легитимизации собственности в России, в сложившемся на сегодняшний день формате, а это главная задача российской федеральной власти на ближайшие годы, практически не разрешима. Массовое сознание не признало справедливости итогов "куршавельной" приватизации. И то, что большинство граждан России сегодня борются не более чем за простое биологическое выживание, не в состоянии отменить их вековых устремлений к справедливости и лучшей жизни. Да и православие воспринимается очень многими гражданами России, как право на славу. А формат пиар - империи этого права большинству граждан не дает. Именно поэтому проект пиар - империи можно считать исчерпанным. Пенитенциарно - бюрократическая демократия (http://www.polit.nnov.ru/2005/07/22/regim/) - это не "особый путь" России, а специфическая форма демократии, в максимальной степени удовлетворяющая требованиям российской бюрократии.

Збигнев Бжезинский, не замеченный в проявлениях любви к России заметил, что "Россия может быть либо Империей, либо демократией, но не тем и другим одновременно". Президент России В.В. Путин в выступлении перед гражданами России 13 сентября 2004 года, после трагических событий в Беслане заявил, что "мы должны оставаться демократической страной". А все действия российских властей вписываются в простейшую идеологему А. Солженицына "Нет у нас сил на Империю". Представляется, что Россия в начале ХХI века - это "обыкновенная страна", населённая людьми с имперским мышлением. Сегодня важно понять, что имперское мышление не связано с уровнем материального достатка народа. Это мышление живёт своей собственной жизнью, и последствия украинских событий 2004 года для России могут находиться лишь в одной плоскости: граждане России будут последовательно осознавать тот очевидный факт, что Россия сегодня уже не Империя, а всего лишь пиар - империя.

Реальными Империями в XXI веке являются США, а также Европа и Китай, ориентированные на расширение сфер своего влияния и на "освоение новых территорий". Заявление Хавьера Соланы о том, что "Европейский союз - это постоянно расширяющееся пространство свободы, демократии и стабильности", не оставляет сомнений в имперских устремлениях европейских лидеров. Европа сегодня испытывает трудности, связанные с не управляемым расширением своей Империи. Объединение Европы осуществляется "сверху", как и "объединения Европы" под Наполеоном и Гитлером, и именно поэтому произошёл "сбой" во Франции и Нидерландах. Но расширение Европы лишь затормозится, но едва ли будет приостановлено. А не - Империи вынуждены уступать новым Империям свои сферы влияния, а в некоторых случаях и территории. Такие, например, как постоянные уступки Российской Федерацией своих территорий Китаю. Это и есть новая реальность, последовательное осознание которой и приведёт к будущим изменениям в общественно - политической жизни страны.


Еще об одной ошибке российских интеллектуалов

Выше мы уже касались темы различий между хронологическим и концептуальным веком. Существует множество точек зрения на то, когда именно начался концептуальный ХХI век. Одна из самых распространенных точек зрения сводится к тому, что ХХI век начался с 11 сентября 2001 года. Ряд ортодоксальных католиков придерживается точки зрения, что ХХ век завершился смертью Иоанна Павла Второго (http://www.polit.nnov.ru/2005/04/06/papa/). Представляется, что данные точки зрения являются ошибочными. Новый концептуальный ХХI век должен состояться в массовом сознании граждан планеты, а не во взаимоисключающих концепциях элитарного интеллектуального сообщества. Он может начаться с того дня, например, когда доллар перестанет быть общемировой обменной валютой, или с какого-либо другого события, например, с восстановления России в формате новой Империи ХХI века после очередного распада. В любом случае это будет событие, влияющее в той или иной степени на жизнь большинства граждан планеты. Новый концептуальный век еще не начался.

Парадоксально, но многие российские эксперты искренне считают, что если ХХ век был веком социализма, то он и завершен в 1991 году. Распад СССР действительно стал исторической вехой, означающей окончательный переход двухполюсного мира к однополюсному. Но признать распад России за начало ХХI концептуального века - это заблуждение. Признание события из истории собственной страны вехой для человечества - это не более чем проявление квасного патриотизма. ХХ век начался с первой империалистической войны и был ознаменован созданием первого в мире социалистического государства. Ничего соизмеримого с этим в конце ХХ и начале ХХI века еще не было. ХХ концептуальный век не завершен.

Американский экономист Лестер Туроу в работе "Будущее капитализма" констатировал, что "без захватывающей мечты о лучшем будущем наступает социальный и экономический паралич". Возникает ощущение, что данное выражение подходит России в значительно большей степени, чем какой-либо другой стране. Сложно представить, что 1991 год - это "конец истории" для одной, отдельно взятой страны. И именно эта мысль не позволяет согласиться с тем, что ХХ концептуальный век уже завершён.


Самоопределение России - СССР перед мировыми войнами

Объективный анализ позволяет выявить особенности самоопределения России - СССР перед мировыми войнами в аспекте заключения "вечных" договоров о дружбе. Так, в начале ХХ века перед российской элитой стоял выбор: укреплять русско-французский союз или переориентироваться на союз с Германией или принять нейтральную сторону. Российское общество раскололось надвое: одни - за союз с Германией (правые, двор, гвардия), вторые - за союз с Великобританией и Францией. Выбор был сделан в пользу союза с Францией и Великобританией. Союз России и данных двух стран и получил название "Антанта". С высоты прошедшего исторического времени можно утверждать, что данное решение было ошибкой, и "Брестский мир" привел к тому, что бывшие союзники трансформировались во врагов России, так как именно Россия нарушила соглашение с Францией и Великобританией о не заключении "сепаратного мира". Данный договор, гласил: "Российское, английское и французское правительства взаимно обязуются не заключать сепаратного мира в течение настоящей войны. Три правительства соглашаются в том, что, когда настанет время для обсуждения условий мира, ни один из союзников не будет ставить мирных условий без предварительного соглашения с каждым из других союзников".

Необходимо отметить, что соглашение России с Франции и Великобританией привело к необходимости переориентироваться в ходе Первой мировой войны. Аналогичная ситуация сложилась и до начала Второй мировой войны. Два договор с Германией 1939 года ("Договор о ненападении между Германией и СССР" от 23 августа 1939 года и "Договор о дружбе и границе между СССР и Германией" от 28 сентября 1939 года) были ошибкой, а последующая война с фашистской Германией также потребовала переориентации СССР в сфере военного сотрудничества. Необходимо отметить и признать, что международные соглашения 1914 и 1939 годов были элитными соглашениями. Можно предположить, что советское руководство в 1939 году исходило из понимания того, что в 1914 году царской Россией был сделан неправильный ход. Что в 1914 году нужно было заключать договор с Германией. Но самоопределение Сталина перед Второй мировой войной мало чем отличается от самоопределения царской России до Первой мировой войны. А исходя из того, что Третья мировая война еще не завершена, сегодня необходимо проанализировать процессы самоопределения российской властной элиты при Путине.

Следует признать, что самоопределение российской элиты в начале ХХI века, в аспекте стратегического партнёрства, в значительной степени напоминает самоопределение России в начале ХХ века, до начала Первой мировой войны. Россия сегодня является союзником США в "войне с международным терроризмом". А Президент России В.В. Путин продолжает курс на союз с США, выбранный М.С. Горбачёвым и продолженный Б.Н. Ельциным. В то же время нынешнее руководство России уступает значительные "куски" своей территории Китаю, а некоторые заявления российского МИДа зондируют настроения народа по вопросу передачи Курильских островов Японии. Очевиден вектор выстраивания дружественных отношений и с объединенной Европой, и в то же время Россия пытается сохранить дружественные отношения и с арабским миром. Какой из внешнеполитических союзов РФ в состоянии стать "вечным" союзом?

Сложность выбора между Японией и Китаем проявилась в выборе маршрута строительства нефтепровода. Заключение "тройственного" союза между Россией, Китаем и Индией может натолкнуться на стремление Соединенных Штатов заполучить Индию в качестве стратегического партнера против динамично развивающегося Китая. Не простыми являются отношения и с объединенной Европой, особенно в аспекте откровенно антироссийской политики стран Балтии и Польши. Все вышеизложенное говорит о том, что высока вероятность того, что элитный выбор руководства России в плане выбора стратегических союзников, будет так же ошибочным, каким он был в 1914 и 1939 годах.


Исходные положения

Попытка заглянуть в будущее России построена на исследовании особенностей исторического пути нашей страны. Особое внимание было уделено восприятию массовым сознанием граждан России - СССР своего собственного места в мире в аспекте Империи. Были выявлены некоторые закономерности. Нет сомнений в том, что многие эксперты критически отнесутся к представленным умозаключениям и выводам. Доминирующее в российском экспертном сообществе "эволюционное мышление" не позволяет надеяться на то, что российская интеллектуальная элита откажется от политизированных взглядов на объективные общественно - политические процессы. Это заставляет нас провести презентацию исходных положений, которые и составляют некий прогноз.

  1. Концептуальный ХХ век не завершён. Трансформированная ООН не сможет стать авторитетным и влиятельным международным органом, так как ООН - это элитарный орган, созданный для решения цивилизационных задач 50-х - 70-х годов прошлого века. Концептуальный ХХ век не может завершиться без участия России. В чём конкретно проявится это участие? В распаде страны на десяток карликовых псевдо государств или в цивилизационном прорыве? Ответ на это вопрос даст время.
  2. Распад СССР и создание Российской Федерации не являются следствием поражения СССР в холодной войне. Понятия "Третья мировая война", "Четвертая мировая война" и "Пятая мировая война" являются концепциями, не получившими широкого распространения в экспертном сообществе по ряду объективных и субъективных причин. Деятельность российского руководства в конце ХХ и начале ХХI века не соответствует действиям страны, потерпевшей поражение в войне.
  3. Руководство России выстраивает свои международные приоритеты в полном соответствии с действиями своих предшественников в период ослабления Империи: "Брестский мир" 1918 года, договор о дружбе с Германией 1939 года, стремление полностью соответствовать постцивилизационному мейнстриму, заданному США в рамках борьбы с международным терроризмом в начале ХХI века.
  4. Главное отличие России - СССР от других стран мира заключается в социальных революциях 1917 и 1991 годов, приведших к смене социально - экономической формации. Утверждение о том, что победа демократии в России и принятие Конституции 1993 года вернули нашу страну в "лоно цивилизации", является ошибочным. В ближайшие 10-15 лет Россия либо возродится в формате новой Империи, либо распадется окончательно.
  5. Историческая параллель между "Брестским миром" и Беловежскими соглашениями позволяет формализовать нынешнее состояние России. Условно можно сказать, что Россия находится в периоде полураспада. Поиск нового формата "справедливости для большинства" лежит в плоскости становления новой Империи.
  6. Позиционирование нынешнего руководства России в форматах самодержавной власти 1914 года и советской власти середины 80-х годов прошлого века позволяет адекватно воспринимать действия федеральных властей, направленных одновременно на укрепление собственной власти и распад страны. Новая Российская империя будет открытой системой, а нынешние попытки возврата к правовой автономии советского периода обречены на провал.
  7. Россия при Путине находится в латентно - энтропийном периоде своего существования, без каких-либо признаков "имперского рефлектирования". Завершение проекта пиар - империи будет означать начало нового этапа самоопределения России. Нусогенный кризис в России либо будет преодолён и будет найдена новая имперская идея, либо страну ожидает распад.
  8. Вероятность того, что Россия сможет избежать распада, представляется крайне низкой. Трансформация политической системы страны после трагических событий в Беслане заложила все необходимые предпосылки для дезинтеграции России. Реформы во всём мире традиционно выполняют функцию "выпускания пара". Реформы в России, направленные на минимизацию "очагов политической жизни" в стране, ведут к накоплению неразрешимых проблем и к единственному формату разрешения непреодолимых противоречий - социальной революции. Будущая "оранжевая" революция в Москве в состоянии лишь на некоторый срок отодвинуть неизбежное.
  9. Не исключено, что распад страны является необходимым условием для становления новой Российской Империи. Дезинтеграция России, как доказательство неприемлемости для граждан страны формата общественно - политических отношений, сложившихся в рамках Конституции 1993 года, даст толчок для собирания новой Российской Империи. "Мертвой и живой водой", возрождающей страну в новую Империю, будет воля большинства граждан России и идеи постдемократии (http://www.polit.nnov.ru/2004/07/08/demokracy/). Постдемократия позволит соединить социальную правду и силу Империи, чего не удавалось ранее: "Русь, ищущая социальной правды, царства правды, с империей, искавшей силы". (Н. Бердяев)
  10. Трансформация политической системы страны после трагических событий в Беслане направлена на полную консолидацию элиты и становление нового российского феномена, который можно назвать пенитенциарно - бюрократической демократией. Важнейшую роль в жизни страны играют прокуратура и суды, что позволяет оценивать уровень пенитенциарности политической системы страны термином "судофрения". В рамках пенитенциарно - бюрократической демократии единственной оппозицией власти, по вполне объективным причинам, становится народ.
  11. Чудовищная диспропорция в распределении собственности в России создала новый класс "новых обездоленных", в который входят по оценкам экспертов не менее 80% граждан России. Нынешний "консенсус" между властью и народом полностью базируется на равнодушии народа, что не позволяет говорить о долгосрочности данного "консенсуса". "Холодная гражданская война" между бюрократией, победившей в стране в результате событий 1991 - 2004 годов, и народом ускоряет процесс поиска новой имперской идеи в формате "справедливости для большинства".
  12. Власть в России олигархична, в рамках классического определения олигархии. Искусственная "партизация" Государственной Думы окончательно введет страну в формат "холодной гражданской войны" между "новыми обездоленными" и властной элитой, олицетворяющей "власть немногих" или олигархии. Понятие "олигарх" в массовом сознании складывается стихийно, вне зависимости от предлагаемых элитой дефиниций. "Новые обездоленные" - это те же "малоземельные крестьяне" начала ХХ века и именно они станут опорой новой Российской Империи.
  13. Новый концептуальный ХХI век наступит в 2012 - 2020 годах с завершением Третьей мировой войны. Этнокультурная глобализация и постдемократия станут реальными альтернативами демократии и экономической глобализации с её молохом унификации, стандартизации и обезличивания.
  14. ХХ концептуальный век не завершен, Третья мировая война не завершена. И завершение этих всемирно - исторических событий не может осуществиться без непосредственного участия России. Нусогенный кризис российской властной элиты, все возрастающее революционное настроение в стране - это основные признаки грядущих перемен. Становление новой Российской Империи - это прорыв в желаемое будущее. А будущее России находится в полном соответствии с известным выражением А. Бенкендорфа: "Прошедшее России удивительно, её настоящее более чем великолепно, что же касается её будущего - оно выше всего, что только может представить себе самое пылкое воображение"

© 2003-2017, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна