Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Аналитика

02.08.2005 Уступит ли Администрация Президента давлению нижегородского Законодательного собрания?

Автор: Сергей Кочеров

В этот понедельник состоялись, по всей видимости, последние знаковые встречи, которые предшествуют внесению в нижегородское Законодательное собрание кандидатуры Президента России на должность главы Нижегородской области. Действующий губернатор Геннадий Ходырев, чьи полномочия заканчиваются 8 августа, и председатель Областного законодательного собрания Евгений Люлин были вызваны в Москву для собеседования в Администрации Президента. Скорее всего, в этот их приезд им сообщат окончательное решение главы государства по поводу того, кто будет назначен федеральной властью местоблюстителем ее интересов в Нижегородской области. Поскольку Президент уже нарушил срок внесения кандидатуры, предписывающий ему сделать это за 35 дней до истечения срока полномочий главы региона, маловероятно, что он пойдет на еще большее нарушение – откладывание своего решения на день, выходящий за временные рамки полномочий губернатора. Стало быть, уже на этой неделе должно быть назначено заседание Законодательного собрания, на котором пройдет голосование по вопросу наделения кандидатуры Президента полномочиями главы Нижегородской области.

Оба знаковых персонажа этой истории – Геннадий Ходырев и Евгений Люлин, которых некоторые политологи считают основными претендентами на этот пост, накануне своего визита в Москву сделали заявления в духе сдержанного оптимизма. Губернатор, подводя итоги своей встречи с группой областных депутатов, выразил уверенность, что "кого Президент внесет, того наши депутаты и поддержат". Спикер регионального парламента, напротив, убеждал всех, что нужно "нормально относиться" к тому, что глава государства внесет кандидатуру, "которая не будет устраивать Законодательное собрание", поскольку роспуска Областного собрания в этом случае не будет. Кроме того Евгений Люлин не смог скрыть своего восхищения: "Меня в третий раз пригласили на консультацию в Администрацию Президента РФ. Это говорит о том, что интерес к региону проявляют на самом высшем уровне, говорит о том, что нас слышат". В действительности, это скорее говорит о том, что в Администрации Президента по каким-то причинам не желают использовать для разруливания запутанной ситуации Приволжское полпредство, которое как будто призвано играть в этом действе не последнюю роль. Во всяком случае так было, когда решался вопрос по Дмитрию Аяцкову, бывшему губернатору Саратовской области, против которого, словно по внезапному наитию, выступили почти все депутаты Областной думы. В нашем случае подавляющее большинство депутатов Законодательного собрания также выразило вотум недоверия Геннадию Ходыреву, однако никакого видимого воздействия на него это до сих пор не произвело. А Приволжское полпредство, в котором есть, по меньшей мере, два человека (Сергей Кириенко и Любовь Глебова), что держат руку на пульсе Законодательного собрания, ведет себя индифферентно.

Перед решающим свиданием в Администрации Президента высокие стороны, как у нас водится, обменялись отнюдь не дипломатическими ударами. С подачи лиц, явно сочувствующих губернатору, появилась информация о том, что фронда нижегородских депутатов против Ходырева на самом деле представляет ничто иное, как репетицию в одной отдельно взятой области "бархатной революции" в России. Из источников, симпатизирующих председателю Законодательного собрания, до общественности было доведено, что глава области надумал воссоединиться с родной для него КПРФ, местное отделение которой, кстати, подало в Генпрокуратуру заявление на Президента по поводу нарушения им закона о назначении глав регионов касательно Нижегородской области. Если сравнивать эти два вида "выпускания пиара" по уровню их воздействия на Москву, то, конечно, более выигрышным является ход сторонников Ходырева, поскольку призрак "оранжевой революции" леденит душу многих сотрудников Администрации Президента, тогда как в опасность коммунистического реванша никто из них больше уже не верит. Поскольку у страха глаза велики, не исключено, что этот тактический успех будет иметь стратегические последствия.

Какое решение примет Президент и его Администрация в ситуации, когда в Нижегородской области "в товарищах согласья нет"? Кого выберет федеральный центр, если интересы губернатора и депутатов выглядят столь непримиримыми, что пока не предвидится конец "холодной войны" между ними? Что станет решающим фактором, способным склонить чашу весов в пользу определенного кандидата при назначении нижегородского губернатора? Ах, как было бы славно, с точки зрения московского Кремля, если бы Дмитрий Медведев, глава Администрации Президента, мог бы свести у себя в кабинете Ходырева и Люлина, велеть им соединить мизинцы своих рук и покачать ими под его отеческое наставление: "Мирись, мирись, и больше не дерись!". В принципе, в самой этой сцене не было бы ничего невозможного, если бы губернатор и спикер представляли бы только самих себя. Но все дело в том, что за ними стоят их покровители, спонсоры и члены команд, которые вряд ли поймут подобную сдачу своих позиций. Поэтому главе государства и придется платить за разбитые горшки, принимая решение, которое заведомо не может полностью устроить обе стороны. И это решение, как можно предположить, будет находиться в рамках одного из трех вероятных сценариев развития событий.


Ходырев forever!

В случае выбора в пользу действующего губернатора Владимир Путин ясно дает понять губернаторскому корпусу, что он не намерен сдавать глав регионов, которые ведут себя подчеркнуто лояльно по отношению к Президенту и следуют в фарватере его политики. Действительно, что с точки зрения Кремля можно было бы поставить в вину губернатору Нижегородской области? Он всегда поступал так, как не то чтобы велела, но хотя бы намекала ему Москва. Надо было смягчить "пилюлю", что на выборах главы Нижегородской области победу одержал коммунист – Ходырев сразу приостанавливает свое членство в компартии. Надо было наказать Зюганова за самоуправное поведение – Ходырев демонстративно покидает КПРФ в знак солидарности с исключенными из нее Селезневым, Горячевой и Губенко. Надо было укрепить "партию президента" на выборах в Госдуму – Ходырев безропотно соглашается возглавить региональный список "Единой России". О его постоянной поддержке всех президентских инициатив я уже и не говорю. Так неужели можно выразить недоверие такому стойкому "путинцу" только за то, что он не сумел наладить отношения со своими депутатами, фамилии которых Кремлю совершенно ни о чем не говорят?

К тому же, если уступишь Законодательному собранию в одном регионе, то это может лишь распалить депутатов других региональных парламентов, затаивших в душе "хамство" против своих первых лиц. Одно дело, когда это депутатское недовольство может быть использовано в качестве способа давления на губернатора, неугодного Кремлю, как это было в Саратовской области. И – совсем другое, когда депутаты, до предварительных консультаций в Москве решают, что действующий губернатор более не достоин руководить регионом. Поддайся им в этом отношении, так они дойдут до того, что начнут требовать от Кремля назначения главами регионов собственных избранников. Заявили же депутаты Татарстана накануне назначения главы этой республики, что видят своим президентом только Минтимера Шаймиева! Конечно, по-восточному мудрый Минтимер Шарипович не позволит себе необдуманных заявлений и действий против Москвы, но ведь депутаты другого региона могут столь же ревностно поддержать своего лидера, менее лояльного к Кремлю или не пользующегося доверием Президента. А это уже грозит не депутатской Фрондой, а региональной Вандеей. Так что уступка нижегородским депутатам, состоящая в отказе от назначения губернатором лояльного Ходырева, способна породить опасный прецедент.

Можно, конечно, придать сдаче своего верного слуги вид ритуального действа, предложив Ходырева в первый раз, а потом, когда депутаты его отвергнут, внести новую кандидатуру. Но этим вряд ли удастся ввести в заблуждение тех глав регионов, которым еще предстоит пройти через назначение путем согласования с недружественным к ним депутатским корпусом. Да и губернаторы, чувствующие себя полными хозяевами в своих вотчинах, желают знать, чью сторону примет Президент в случае конфликтной ситуации в их регионе. Так что предлагая Ходырева "всерьез и надолго", глава государства может предстать как суверен, защищающий своих вассалов, многократно доказавших ему свою преданность. Ради этого можно пойти даже на крайние меры – вплоть до роспуска несговорчивого Законодательного собрания. Обронил же для чего-то Владислав Сурков на встрече с представителями "Деловой России" следующую фразу: "Губернаторы должны утверждаться местными заксобраниями. Нам говорят, вы им роспуском грозите. Да. Конечно. Потому что должен быть выход из кризисной ситуации". Вполне возможно, что он не имел в виду Законодательное собрание Нижегородской области. Но что или кто помешает Президенту ввести эту практику, начав именно с нижегородских депутатов?


Новый губернатор

При таком выборе Президент может, образно выражаясь, убить сразу двух зайцев. Во-первых, он пойдет навстречу пожеланиям депутатского корпуса, показав тем самым, что согласование его кандидатуры с законодательными собраниями в регионах не является проформой, сводящей голосование местных законодателей к послушному "одобрям-с". Во-вторых, он получает законное основание для замены Геннадия Ходырева на более функционального и преданного ему человека. Нет сомнения, что, если у главы государства имеется на примете такая кандидатура, то он поступит именно так. В конце концов Ходырев не является членом "Петербургского клуба", он представляет команду Примакова, идейно близкую к людям Президента, но иную по возрастному и кадровому составу. Поэтому если назначение нижегородского губернатора будет сопряжено со значительными усилиями по преодолению сопротивления региональных депутатов, глава государства может решить, что "овчинка выделки не стоит" и подыскать другую кандидатуру. Вопрос в том, что будет делать Президент, если, с одной стороны, у него нет желания прилагать много усилий ради назначения Ходырева, а, с другой стороны, нет и подходящего кандидата на его замену.

Весьма сомнительно, что в этом случае Президент и его Администрация пойдут на поводу у нижегородских депутатов и согласятся на назначение той кандидатуры, которая угодна самим региональным парламентариям. Достаточно и того, что федеральная власть примет во внимание позицию Законодательного собрания и не станет двигать в губернаторы самую нежеланную для депутатов фигуру. Кроме того до сих пор оппозиция нижегородских депутатов действующему губернатора была объединена по принципу не "за", а "против". Можно согласиться со словами главы области о депутатах, что "пока многие объединились против Ходырева, но они никак не могут решить - за кого же им объединяться". Конечно, среди первых по предпочтительности для депутатов находится кандидатура Люлина, с губернаторством которого некоторые связывают изменения в своей карьере – переход в Областное правительство или получение должности в Законодательном собрании. Но и председатель собрания может иметь немало тайных недругов, которые только ждут своего часа. К тому же назначение Люлина губернатором Нижегородской области было бы слишком явной уступкой депутатам, на что уважающая себя центральная власть пойдет лишь при крайней необходимости, которая в данном случае не предвидится. Поэтому если Кремль все же решит заменить Ходырева, новым главой Нижегородской области скорее всего станет какой-нибудь администратор или производственник с солидным опытом руководства министерством или предприятием (например, Сергей Митин). При таком раскладе нельзя исключить и призвания, то есть назначения, "варяга".


Ни мира, ни войны...

Президент и его Администрация могут счесть, что у них есть дела поважней, чем вникать в нюансы отношений между губернатором и депутатами Нижегородской области, и "заморозить" ситуацию до марта будущего года, когда должны состояться выборы депутатов Законодательного собрания. До этого времени у области будет исполняющий обязанности губернатора, которому придется иметь дело с идущими к концу срока своего избрания депутатами. При таком варианте решения проблемы и.о. главой области, вероятно, станет все тот же Ходырев, поскольку в ином случае было бы проще назначить губернатором другого человека. Ясно, что каждая из сторон конфликта будет считать себя при таком исходе победителем, поэтому никаких надежд на улучшение отношений между законодательной и исполнительной властью в области не останется. Решение конфликта переносится на весну 2006 года, когда новому составу Законодательного собрания будет предложена кандидатура главы области. Можно не сомневаться, что в этом случае мартовские выборы войдут в историю Нижегородской области как одни из самых грязных и скандальных. Ибо каждая из сторон будет стремиться провести в Законодательное собрание как можно больше своих людей, не стесняя себя в средствах и приемах.

Подобный сценарий развития событий приемлем, по крайней мере, тем, что позволит опробовать идею Президента из его послания Федеральному Собранию о назначении губернаторами "представителей партий, победивших на выборах". С учетом того, что половина депутатов Законодательного собрания будет избрана по партийным спискам и достаточно высокой вероятности прохождения в депутатский корпус большой группы членов "Единой России", будущим губернатором Нижегородской области может стать какой-нибудь образцово-показательный "единоросс". Правда, если раньше, когда страна приказывала быть героем, у нас героем становился любой, то теперь, когда страна быть прикажет партийцем, у нас партийцем становится любой. Но это уже издержки политики укрепления вертикали власти с опорой на развитие партийной системы. К назначению губернатора Нижегородской области данное обстоятельство имеет лишь то отношение, что, когда дойдет до назначения "партийного губернатора", все основные претенденты непременно окажутся в одной партии. Думается, что излишне уточнять ее название.

Какой же из этих возможных вариантов предпочтет выбрать Кремль? По всей видимости, это зависит от того, какое значение придает федеральная власть назначению губернатора Нижегородской области. Если это событие воспринимается как имеющее отношение только к одному региону, то решение будет принято, исходя из личных симпатий или антипатий, конъюнктурных расчетов и прагматических интересов. Если же оно воспринимается как знаковое в череде назначений глав регионов, то Москва должна решить для себя непростую дилемму. Что сегодня важнее для Кремля: показать губернаторам, что Президент будет не мытьем, так катаньем проводить во власть своих кандидатов, или явить депутатам доказательство того, что федеральный центр учитывает их мнение? Проявит ли глава государства жесткость своей региональной политики или продемонстрирует ее гибкость – в этом, в конечном счете, заключается скрытая интрига грядущего назначения нижегородского губернатора. А конкретные персоналии – это лишь олицетворения политического интереса, который восторжествует на данном этапе. Причем интереса верховной власти, а не жителей области, оказавшихся заложниками решения Президента, который одним своим указом перевел их из состояния полноправных граждан в положение государственных крепостных. Неслучайно депутаты Законодательного собрания, которые оправдывают свою борьбу с губернатором интересами "большинства жителей Нижегородской области" поспешили внести в Устав области уточнения, касающиеся текста присяги вступающего в должность губернатора. Текст присяги "Клянусь при осуществлении возложенных на меня законом и избирателями Нижегородской области обязанностей соблюдать..." был заменен на "Клянусь при осуществлении полномочий высшего должностного лица Нижегородской области соблюдать...". Воистину всякая власть исходит от народа и никогда больше не возвращается к нему.

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна