Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Перспективы

10.11.2005 День Единогласия, День народного единства и антиутопия Евгения Замятина "Мы"

Автор: Маслов Олег Юрьевич

В Нижнем Новгороде только что завершившиеся выборы плавно перетекли в празднование Дня народного единства, причем этот праздник подавался местными, да и федеральными СМИ, как конкретно нижегородский. Но события последнего месяца каким-то сверхъестественным образом складываются в сюрреалистическую фантасмагорию. А слова патриарха Алексия Второго о необходимости единения заставили вспомнить уже подзабытую антиутопию Евгения Замятина "Мы".

Открываешь нетленный роман Замятина, написанный в 1920 году, и натыкаешься на следующее: "Неужели обвалились спасительные, вековые стены Единого Государства. Неужели мы опять без крова, в диком состоянии свободы – как наши далекие предки? Неужели нет Благодетеля? Против...в День Единогласия – против?". А на следующей странице: "Вчера состоялся давно с нетерпением ожидавшийся всеми День Единогласия".

И это не беда, что большинство нижегородцев так и не поняло, что за праздник они отмечают. Наиболее пытливые даже пытались выяснить, как там четыре века назад наши предки разобрались с поляками. Но ощущение того, что замятинская антиутопия, пусть и в несколько демократизированном виде, воплотилась в жизнь, становится все отчетливее.


Выборы и свободы

В романе Евгения Замятина есть замечательные слова о свободе: "Свобода и преступление также неразрывно связаны между собой как ... ну как движения аэро и его скорость, скорость аэро = 0 и он не движется, свобода человека = 0, и он не совершает преступлений. Это ясно. Единственное средство избавить человека от преступления – это избавить его от свободы". Эти размышления о свободе начались с короткой строчки из газеты: "По достоверным сведениям – вновь обнаружены следы до сих пор неуловимой организации, ставящей себе целью освобождение от благодетельного ига Государства". Но свобода – это всегда свобода выбора. "Ваша свобода определяется тем, насколько вы свободны в выборе" (Брайан Трейси). А какой была свобода выбора у нижегородцев?

У Замятина: "Завтра – день ежегодных выборов Благодетеля. Завтра мы снова вручим Благодетелю ключи от незыблемой твердыни нашего счастья". Нижегородцы, безусловно, выбирали себе "благодетеля" рангом пониже. Но слова: "Разумеется это не похоже на беспорядочные и организованные выборы у древних, когда – смешно сказать, - даже неизвестен был заранее сам результат выборов. Строить государство на совершенно не учитываемых случайностях, вслепую – что может быть бессмысленней? И вот все же, оказывается, нужны были века, чтобы понять это", - оптимально подходят для понимания прошедших нижегородских выборов. Итоги выборов в Нижнем Новгороде, да и не только в нашем городе, показали, что хватило всего лишь 15-ти лет, чтобы пришло осознание того, что нельзя "строить государство на совершенно не учитываемых случайностях, вслепую".

В начале 90-х годов прошлого века даже "комсомолец" Сергей Кириенко выступал против безальтернативного избрания в Горьковский областной Совет народных депутатов первого секретаря обкома КПСС Геннадия Ходырева и председателя облисполкома Александра Соколова. Выборы из одного кандидата тогда было принято называть "пережитком социализма". Срыв первых в Нижнем выборов главы администрации города Нижнего Новгорода в марте 1994 года стал возможен по той простой причине, что в избирательном бюллетене остался только один кандидат. Сегодня свобода выбора в России такова, что выбирать можно даже из одного кандидата, не обставляя властного "благодетеля" фигурками подставных оппозиционеров.


Мы уже "прооперированы"?

Празднование Дня народного единства, или Дня Единогласия, в Нижнем Новгороде проходило традиционно, в стиле русских народных галлюцинаций. С хеппи эндом в виде салюта. Фантасмагория, в которой босоногие барабанщицы сменялись на сцене суровыми мужиками в одеждах 1612 года не так смущала, как шествие народных масс, по выражению одной из шоу - ведущих телеканала "Волга", к "памятнику Чикалова". У Замятина: "...И оттуда медленная, грузная колонна человек пятьдесят. Впрочем, "человек" - это не то: не ноги – какие-то тяжелые, скованные, ворочающиеся от невидимого привода колеса, не люди – а какие-то человекообразные тракторы. Над головами у них хлопает по ветру белое знамя с вышитым золотым солнцем - и в лучах надпись: "Мы первые! Мы уже оперированы! Все за нами!". Нижегородцы, шедшие к "памятнику Чикалова", не были похожи на людей, прооперированных для того, чтобы лишить их фантазии. Это были нормальные, веселые люди, которым в принципе все равно, что праздновать. И это внушает определенный оптимизм. Это позволяет надеяться на то, что антиутопия Замятина "Мы" не будет воплощена в жизнь с пугающей точностью. Что "промывание мозгов" – это все-таки не хирургическая операция, хотя по заявлениям и действия многих людей складывается впечатление, что они уже "прооперированны".

Подтверждением этому является и то, что некая молодежная общественная организация добровольно взяла себе название "Мы", прямо по Замятину: "МЫ" – от Бога, а "Я" – от Диавола". То же самое наблюдается и в реакции некоторых экспертов на естественные проявления в Рунете плодов социального проектирования. У Замятина: " ...историки Единого Государства просят отставки, чтобы не записывать постыдных событий, но это не ваша вина – вы больны. Имя этой болезни: фантазия. Это – червь, который выгрызает черные морщины на лбу – это лихорадка, которая гонит вас бежать все дальше и дальше - хотя бы это дальше начиналось там, где кончается счастье. Это последняя баррикада на пути к счастью. И радуйтесь: она уже взорвана".

В сети Интернет можно найти сотни проектов спасения России. Появились проекты новых Конституций и программы восстановления страны после распада. И именно этому многие хотят сказать свое решительное "Нет!". Так Ю. Тюрин в статье на сайте АПН отмечает, что "...начался конкурс "проектов Нового". Все эти проекты, существенно порой различаясь, начали строиться на популярной общей основе: патриотизм (в разных формах), национализм (евразийский, "российский" и, конечно, русский), социальная справедливость. Менее отчётливо: "прекращение развала", "наведение порядка", "великий расцвет и подъём", "восстановление демократии", и далее ввысь: "православие", "самодержавие", "национальное государство", "монархия", "симфония", и "великая национальная идея"... Казалось бы, всё это — идеи, противоположные принципам, жёстко и незаконно (по нашим "местным" законам) установленным событиями 1991-93 гг. для России. Идеи, однажды грубо раздавленные этими событиями. Но теперь вдруг оказалось, что эти идеи вполне "уместны", если направлены против ставшего "слишком уж стабильным" режима, — с ними уже никто не будет бороться, даже наоборот... К каким целям должен привести такой неожиданный дисбаланс?". Что это, если не призыв цепляться за сегодняшнее "счастье"? Или это приказ интеллектуальной элите страны забыть о фантазии и не выходить за рамки обслуги? Но этот запретительный манифест означает, что не только в Нижнем Новгороде можно найти признаки воплощения в жизнь антиутопии Замятина "Мы".

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна