Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2022, Martovsky
Главная > Перспективы

26.07.2006 О неизбежности и этапах распада Грузии (часть 1)

Авторы: Маслов Олег Юрьевич , Александр Васильевич Прудник

Несколько, казалось бы, не взаимосвязанных между собой событий позволяют прогнозировать будущее Грузии на ближайшие 10-20 лет. Причем, это касается не столько реальных перспектив, сколько процессов, влияющих на Грузию. Состоявшиеся и планируемые встречи Президента России В.Путина с президентом Грузии М. Саакашвили не только не решают ни одной проблемы грузинской стороны, но и являются признаками завершения этапа самоопределения России по отношению к Грузии при М.Саакашвили. Нескончаемые обвинения грузинских властей в адрес России, "распальцовка" Хаиндравы, взрыв газопровода в Северной Осетии и энергетический кризис в Грузии, осознанная попытка М. Саакашвили и В. Ющенко организовать демократический "санитарный кордон" из стран, входящих в ГУАМ, вокруг России завершились заявлениями Президента Южной Осетии Кокойты о шагах по присоединению Южной Осетии к России и исторической встречей не признанных государств ПМР, Абхазии и Южной Осетии под негласным покровительством России. Если к этому добавить и выход из подполья Георгадзе, лидера пророссийски настроенной оппозиции в Грузии, то перед нами предстает картина динамично изменяющегося процесса, вектора которого являются более чем очевидными. А решение парламента Грузии о выводе российских миротворцев - это "рубиконное" событие, после которого уже не будет возврата к прошлому ни при каких обстоятельствах.

Каковы вектора движения Грузии в будущее? Основные вектора:

  • Распад Грузии на несколько полностью или частично признанных международным сообществом государств, обладающих специфическим статусом взаимоотношений с Россией
  • Последовательное присоединение Южной Осетии, Абхазии, а в перспективе и Аджарии к России, через систему референдумов
  • Сохранение территориальной целостности и суверенитета Грузии.

На сегодняшний день перспективы первого вектора представляются наиболее вероятными.


Экскурс в историю

Грузия в ее нынешних границах является своеобразным наследием И.В. Сталина. Постоянные ссылки нынешнего руководства Грузии на кратковременный, в формате истории, период независимости Грузии с 1917 по 1919 годы выглядят крайне не убедительно. Для любопытного интеллектуала, интересующегося историей Грузии, не являются большим секретом следующие события. Так, в 1446 - 1483 годах Грузия разделилась на три отдельных государства: Кахетию, Картли и Имеретию. А в XVI веке из царства Имеретия выделились три фактически независимых княжества: Мегрелия, Абхазия и Гурия. Процесс дробления и междоусобиц прекратился в Грузии после вхождения ее в состав Российской Империи.

Вхождение Грузии в состав Государства Российского является следствием естественного исторического процесса. Православное государство во вражеском окружении не имело перспектив выживания, кроме одной - вхождения в состав Российской Империи.

Нет необходимости заострять внимание на том, какие экономические преференции получала Грузия в советский период истории во времена правления И.В. Сталина. Данной теме посвящено значительное число работ. А в рамках осмысления особенностей кадровой политики в различных Империях И.В. Сталин чаще всего сравнивается с Наполеоном. Сталин - выходец из Грузии, Наполеон - из мятежной Корсики. Но обе этих исторических личности стали во главе Империй в период слома эпох.

Представляется, что появление лидеров типа М. Саакашвили возможно только в рамках неправильно понятого грузинскими элитами глобального интереса единственной сверхдержавы США. А главное, неадекватного представления о поведенческих моделях лидеров России.


Косово и цивилизационный выбор

Как это ни покажется парадоксальным, но на будущее Грузии влияют не только процессы, происходящие в США, но в гораздо большей степени процессы, происходящие в России и в Европе. Итоги референдума в Черногории создали все необходимые условия для начала аналогичных процессов на постсоветском пространстве. Более того, заявления отдельных европейских лидеров о распространении на Кавказ подходов, отработанных на Балканах, позволяет предположить, что Брюссель заинтересован в легитимизации процессов раздробления ряда национальных государств, входящих в состав ЕС. Так, вице-председатель Европарламента Эдуард Макмиллан Скот, выражая свою личную точку зрения, заявил: "Я не знаю, почему принцип индивидуального подхода не применяется на Южном Кавказе. Я обязательно поговорю об этом со своими коллегами в Брюсселе, дабы избежать искусственного затягивания" (Регнум). А мощнейшим катализатором процессов на постсоветском пространстве, безусловно, станет признание независимого государства Косово.

Сегодня именно в Косово решается будущее Европы. Можно напомнить, что именно поражение на Косовом поле открыло трехвековое присутствие Османской Империи на Балканах. Но признание международным сообществом независимого государства Косово не только ускорит процесс исламизации Европы, но и запустит ряд сепаратистских процессов в самой Европе и за ее пределами. Так, например, сегодня в сети Интернет можно найти карту Европы, на которую нанесены 11-ть новых независимых государств. Данная тема не является большим секретом. И как после признания независимости Косово будут выглядеть политики, с трепетом относящиеся к целостности Грузии?


Главные ошибки М. Саакашвили

Представляется, что главные ошибки М. Саакашвили лежат в плоскости непонимания сложных внутрироссийских процессов. Проживание в США таким образом повлияло на сознание М. Саакашвили, что он представляет себя неким представителем Джорджа Буша на постсоветской земле. В упрощенном формате ситуация выглядит следующим образом. "Наглый пацан", заручившись поддержкой "большого авторитета", постоянно задирает некогда могущественного, но ныне ослабевшего соседа. Это, безусловно, раздражает соседа, и он начинает постепенно наносить ответные удары по наглецу. И тут выясняются две вещи. Что таких молодых да наглых у "большого авторитета" более полусотни. И что нет необходимости портить отношения из-за "молодого наглеца" с тем, с кем портить отношения, в общем-то, не хочется?

Вторая ошибка М. Саакашвили заключается в том, что начало строительство Балтийского газопровода не только легитимизирует нынешнюю российскую властную элиту в глазах знаковых европейских лидеров, но и демонстрирует осознание европейскими лидерами системы взаимозависимости между Европой и Россией. Многие эксперты считают, что газовый конфликт между Россией и Украиной конца 2005 - начала 2006 года продемонстрировал энергетическую зависимость Европы от России. В качестве доказательства приводится рефлективное заявление премьер-министра Великобритании Блэра о необходимости строительства новых атомных станций. Данная точка зрения также является упрощенной, но в то же время в ней есть рациональное зерно. Можно ли представить ситуацию, в рамках которой в 2006-м или в 2007-м гг. в Южной Осетии и Абхазии проходят референдумы, на которых принимаются решения о государственной независимости или о вхождении в состав России? И если данные решения легитимизируются Москвой, то можно предположить, что некоторые европейские лидеры на словах осудит Россию. И всё, в смысле, каких-либо иных последствий не последует. "Газовая кнопка" в руках Президента России является более эффективным инструментом, чем "ядерная кнопка".

Что мы можем услышать в ответ на вышеизложенную аргументацию? Банальный ответ: "Путин на это не пойдет". А вот в этом заключается главная ошибка М. Саакашвили. Если на это не пойдет Путин, то на это гарантированно пойдет будущий Президент России. Эта тема уже обсуждается в российских СМИ. Аргументация о неизбежности войны с Грузией приведена в статье М. Шахова в газете "Жизнь" от 7 июня 2006 года: "Войны не будет, потому что она не нужна будущему президенту России. Но только если этим будущим президентом станет... Путин Владимир Владимирович. И никто иной. Только ему, рейтинги коего зашкаливают за пределы невероятного, не нужна маленькая победа над большим Саакашвили. Перерос он Саакашвили, несмотря на его - Саакашвили - габариты. А любому иному будущему президенту война нужна".

М. Саакашвили не понимает, что нынешняя российская властная элита заинтересована в слабых внешних врагах. Темы "русский Крым" и "наш Кавказ" являются в России практически консенсусными. Россия никогда не откажется от своего влияния на Кавказе, так как этот взрывоопасный регион угрожает ее территориальной целостности. И Россия никогда не откажется от русского Крыма. Два данных пункта - это пункты "повестки" будущего Президента России.

Для М. Саакашвили, безусловно, будет большим открытием информация о новых персонально-ориентированных общественных ожиданиях, нарождающихся в России. Русские ждут нового Сталина. Вполне вероятно, что преемник В.В. Путина не будет "новым Сталиным", но сила общественных ожиданий такова, что только этими ожиданиями можно и объяснить нынешние шаги руководства России по отношению к Грузии.

А череда текущих ошибок М. Саакашвили заключается в том, что события в Грузии: любые заявления парламента, разгон правительства и создание как бы нового правительства, - не в состоянии попасть в фокус внимания ведущих мировых СМИ из-за событий на Ближнем Востоке. Грузия никогда не будет игроком на одной "мировой шахматной доске" вместе с Израилем. Тем более что российская сторона играет с Грузией отнюдь не в "шахматы", а уже в "Чапая".


Если это не вектор, то что это?

Итак, проанализируем отдельные шаги российской стороны за июнь-июль 2006 года. Заявление МИДа России, озвученное М. Каманиным, о целостности Грузии стало своеобразным знаком, демонстрирующим окончательное изменение позиции российских властей по отношению к Грузии. Слова Каманина: "Мы с уважением относимся к принципу территориальной целостности. Но пока эта целостность применительно к Грузии - скорее возможное состояние, чем наличная политико-правовая реальность", были однозначно поняты как в Южной Осетии, Абхазии, так и российским экспертным сообществом.

Нет необходимости заострять внимание на отдельных высказываниях и комментариях. Их общий смысл заключался в том, что конфликт между Грузией и Абхазией 1993-1994 годов, унесший 3 500 жизней жителей Абхазии, и по прошествии более чем 10 лет не может быть разрешен даже в рамках расширенной автономии Абхазии в составе Грузии. А вопрос о целостности и суверенитете Грузии находится вне сферы ответственности нынешнего руководства Грузии.

Итоги референдума в Черногории, безусловно, стали вехой не только в общественно-политической жизни Европы, но и вехой в развитии ситуации вокруг непризнанных государств на постсоветском пространстве. Решения нынешних лидеров Абхазии, Южной Осетии и ПМР о координации своей деятельности в рамках международной легитимизации собственных государств стали важным шагом, требующим ответа в первую очередь от руководства России. Безусловно, мэра Москвы Ю. Лужкова нельзя считать официальным лицом российского государства. Но признание Российским МИДом полномочий официального представителя Южной Осетии в России, является более чем явным знаком официальной позиции России. Заявление Ю. Лужкова: "Мы будем взаимодействовать с Абхазией без страхов и сомнений, как с самостоятельной государственной силой" - призвано не столько спровоцировать рефлективные заявления и действия нынешнего руководства Грузии, сколько продемонстрировать неизбежность отделения Абхазии и Южной Осетии от Грузии.

Заявление Президента России В. Путина: "нельзя не уважать мнение населения, проживающего на той или иной территории по устройству своей жизни", - безусловно, является ключевым для понимания всего происходящего на Кавказе. А реакция грузинской стороны - это лишь рефлектирование.


Рефлектирование Грузии, и Россия как центр международной легитимизации государств

Необходимо признать, что единогласное решение парламента Грузии о скорейшем выводе российских миротворческих войск из зоны конфликта и последующая отставка правительства Грузии - это не более чем рефлектирование Грузии перед реальным вызовом. Как уже отмечалось выше, данные действия руководства Грузии не в состоянии привлечь к себе внимание мирового сообщества из-за эскалации арабо-израильского конфликта. М. Саакашвили не в состоянии адекватно оценить ситуацию и признать, что Грузия находится на периферии глобальных общественно-политических процессов. И нет практически никаких шансов, чтобы Грузия на длительное время попала в фокус внимания мировых СМИ. Единственный шанс - это объявление войны России. Но достаточно сложно представить, что вслед за Грузией войну России объявят США и Европейский Союз. Именно поэтому и решение грузинского парламента, и наивная попытка М. Саакашвили "дать время России" для того, чтобы российское руководство всерьез отнеслось к его угрозам, да и отставка грузинского правительства - это не более чем рефлективные действия нынешних лидеров Грузии, загнанных в угол своими собственными безответственными заявлениями и действиями.

Ситуация, сложившаяся на Кавказе, принуждает Россию стать центром международной легитимизации государств. "Неужели суверенитет в современном мире - это всегда исключительно игра по глобальным правилам?", - данный вопрос тележурналиста М. Шевченко требует ответа, в первую очередь от руководства России. Россия должна стать точно таким же центром, каким де-факто являются США и Европейский Союз. Это один из главных вызовов, который стоит перед Президентом России В. Путиным. И последовательное решение данной сложнейшей задачи начнется не позднее сентября 2006 года. Что необходимо сделать России для того, чтобы стать реальным центром международной легитимизации государств?

Можно не сомневаться в том, что Европейский Союз не примет итогов референдума, который состоится 12 сентября 2006 года в Приднестровской Молдавской республике. Если Россия не выскажет своей официальной позиции по итогам данного референдума, то она в лучшем случае будет выглядеть глупо. В худшем случае это будет истолковано, как доказательство реальной слабости России на постсоветском пространстве.

Что изменится, если Россия признает официальный государственный статус ПМР? Россия автоматически становится центром международной легитимизации государств. Более того, официальное признание Россией итогов референдумов ПМР, Абхазии и Южной Осетии автоматически усилит статус России на международной арене. Если в последние годы постоянные заявления ведущих российских СМИ об усилении международного влияния России можно было отнести к агитпропу, то данные шаги российских официальных властей будут выполнять задачу фактического подтверждения уже тысячекратно заявленного статуса России в мировом сообществе. Необходимо отметить и то, что данный шаг крайне важен для бесконфликтной передачи власти в России от Путина к его преемнику. А этот фактор почему-то не учитывается при анализе ситуации вокруг непризнанных государств на постсоветском пространстве.


Референдум в Исландии 1944 года и будущие референдумы в Абхазии и Южной Осетии

Референдум в Черногории создал прецедент создания нового независимого государства в рамках новейшей истории XXI века. Но в истории ХХ века достаточно прецедентов, когда референдумы проводились и в ходе военных действий. Так, например, можно вспомнить референдум в Исландии 1944 года.

Исландия входила в состав Дании. 10 мая 1940 года, в начале II Мировой войны в Исландии высадились английские войска, дабы не допустить аналогичные действия со стороны Германии. В июне 1941 года британские войска были заменены на американские, с согласия Великобритании и исландского правительства. А 20 - 23 мая 1944 года прошел всенародный референдум о расторжении унии с Данией и провозглашении республики, то есть о признании независимости Исландии. И это произошло в то время, когда Дания была под оккупацией, а в Исландии присутствовало 40 000 американских солдат, при том что население Исландии в то время было 120 000 граждан.

Что можно сказать о референдуме в Исландии с точки зрения нынешних взглядов на международные правоотношения? Безусловно, возникает масса вопросов, но именно референдум в Исландии де-факто подтвердил статус США как государства, обладающего правом международной легитимизации. И отрицать это в лучшем случае наивно.

Сегодня раздаются голоса, что итоги референдума в Абхазии могут быть признаны только при условии возвращения грузин на территорию Абхазии. Но то, что мы с вами наблюдаем на Балканах, демонстрирует, что архаика вытеснения признается Европейским сообществом. Вытеснение сербов из Косова, как и вытеснение их из Хорватии и других ныне независимых государств на Балканах - это факты общеизвестные. И европейская легитимизация всех без исключения государств бывшей союзной республики Югославия позволяет утверждать не только, что архаика вытеснения - это реальность XXI века, но и то, что требования грузинской стороны не подтверждены соответствующими прецедентами. Если бы аналогичные шаги были бы инициированы лидерами Европейского Союза в рамках международной легитимизации государств, некогда входящих в Югославию, то подобные условия не могли стать поводом для признания не легитимными итогов референдумов в Абхазии, Южной Осетии по завершению архаичного вытеснения грузин в рамках вооруженного конфликта.

Не только референдум 1944 года в Исландии, но и референдум в Восточном Тиморе под эгидой ООН являются историческими прецедентами для соответствующих референдумов в Абхазии и Южной Осетии. На сегодняшний день легитимизации от ООН и не требуется, сегодня необходимо официальное признание новых независимых государств на постсоветском пространстве от России. Именно это позволяет говорить об этапах распада Грузии и о становлении России как центра международной легитимизации.


Этапы распада Грузии

Представляется, что распад Грузии будет проходить в три этапа, Причем первый этап, начавшийся в 1991 году с распада СССР, после совещания лидеров непризнанных государств в Сухуми 14 июня 2006 года можно считать завершенным. Второй этап - это этап последовательного официального признания Абхазии, Южной Осетии и Приднестровской Молдавской республики со стороны России. Данный этап будет включать в себя несколько референдумов, итоги которых станут официальным основанием для признания независимости государств, а также заключения международных договоров с Россией, в том числе и о военной помощи в случае вооруженного конфликта.

В рамках данного этапа новые независимые государства могут быть признаны и другими независимыми государствами. Причем именно в этом вопросе и произойдет селекция государств по отношению к России. Например, если стремление руководства Узбекистана иметь дружеские отношения с Россией носит искренний характер, то ПМР, Абхазия и Южная Осетия будут официально признаны государством Узбекистан. Другого пути у России для подтверждения своего статуса государства, обладающего международной легитимизацией, просто нет. Это и будет проверкой стран союзников России на лояльность.

Третьим этапом распада Грузии станет международное признание Абхазии и Южной Осетии, или присоединение данных народов и территорий к России в рамках нового измененного статуса России, или сохранение их в статусе независимых государств, или легитимизация их в рамках ассоциированных членов России. Сегодня Россия уже подошла к той черте, когда вызревают изменения в ее действующей Конституции. Создание внеконституционных органов в России, таких как Государственный Совет, институт полномочных представителей Президента в федеральных округах и Общественная палата, является наглядным подтверждением грядущих изменений в Конституции РФ. Скорее всего, эти изменения будут сделаны не при Путине, но формат взаимоотношений России с Южной Осетией, Абхазией и ПМР должен быть закреплен в новой Конституции России. А каков будет статус Абхазии, Южной Осетии и ПМР - это главный вопрос третьего этапа и его будут определять сами граждане этих государств.

Референдум в Приднестровской Молдавской Республике, и последующие референдумы в Абхазии и Южной Осетии де-факто введут граждан этих стран в статус субъектов международного права. 12 сентября 2006 года граждане Приднестровья будут не только самостоятельно определять свою судьбу, но и вершить событие Мировой Истории. Той истории, что создается волей малых и больших народов. Референдумы в ПМР, Абхазии и Южной Осетии - это вехи в истории этнокультурной глобализации. И эти события не могут остаться за рамками Мировой Истории.

Необходимо ответить и на вопрос: "Есть ли один шанс из тысячи у Грузии избежать распада?". Безусловно, есть. Это приход к власти в Грузии пророссийских сил во главе с Георгадзе. Но вероятность этого в современной Грузии практически равна нулю.

© 2003-2022, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна