Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Экспертиза

20.08.2006 Терроростерия, "внуки Станиславского" и символьно-знаковые поля глобального страха

Авторы: Маслов Олег Юрьевич , Александр Васильевич Прудник

С новым ХХI веком были связаны надежды на лучшее будущее, на разрешение глобальных и локальных конфликтов, на изменение сознания граждан большинства стран мира в аспекте ухода от архаики крови, мести, ненависти к знанию, свету и добру. Но 11 сентября 2001 года открыло новую эпоху – эпоху борьбы с международным терроризмом. А это продолжение войн, крови, тотального разделения людей на враждующие группы и народы. ХХI век – это и информационная эпоха. Борьба с международным терроризмом в информационную эпоху имеет ряд характерных особенностей.  Данной борьбе требуется поддержание у граждан большинства стран мира высокого уровня тревожности. Страх должен носить всепроникающий и всепоглощающий характер. 5 лет, прошедшие после 11 сентября 2001 года, позволяют объективно оценить глобальные информационные проекты по управлению массовым сознанием при помощи страха.

Необходимо отметить, что управление страхом является архаичной, можно сказать доинтеллектуальной формой управления людьми. Оковы страха – это то, что отделяет нас от будущего. Войны и террор – это технологические источники порождения страха, и цивилизационное движение к лучшему будущему возможно лишь в рамках изживания источников страха.

5 лет, прошедших после 11 сентября 2001 года достаточный срок для того, чтобы выявить основные символы глобального страха и начать процесс последовательного анализа источников порождения страха в перспективе. Сегодня мы проанализируем три сопутствующих международному терроризму символа, такие как, атипичная пневмония, птичий грипп и пандемия.

Атипичная пневмония

Информация об атипичной пневмонии заполонила мировые СМИ в 2003 году. 2002 год прошел под знаком борьбы с международным терроризмом и расследования трагических событий, произошедших 11 сентября 2001 года. Безусловно, трагедия в Испании 11 марта 2004 года стала европейской трагедией и значительно уменьшила представления людей о территориях безопасного проживания. Но атипичная пневмония по формату своего воздействия на массовое сознание, безусловно, являлась глобальной.  Атипичная пневмония появилась там, где нет страха погибнуть от террористического акта.

Необходимо отметить, что информация об атипичной пневмонии подавалась в традиционном формате сводок с полей сражений: "Эксперт американского Центра по контролю над заболеваниями Джулия Гербердинг заявила, что эпидемию атипичной пневмонии остановить уже не удастся. Эпидемиологи слишком поздно обратили внимание на катастрофическую опасность болезни. В скором времени вирус пневмонии практически беспрепятственно поразит все континенты планеты. Тем не менее, ученые все еще предпринимают попытки спасти мир от новой чумы. Сегодня группа эпидемиологов Всемирной организации здравоохранения прибыла в китайскую провинцию Гуандун. Именно отсюда, как предполагают специалисты, началось распространение эпидемии". (М.Ковалевская - Утро.ру – 03.04.2003). В СМИ практически с весны 2003 года постоянно позиционировался глобальный характер эпидемии: "Среди зараженных числятся жители Индонезии, Филиппин, Сингапура, Таиланда, Вьетнама, Канады и США".

Что нам известно сегодня об атипичной пневмонии. По данным РИА "Новости" "Вирус атипичной пневмонии был обнаружен в Китае в начале 2003 года. В общей сложности от болезни погибло более 800 человек - 299 из них в Гонконге". (24.11.2005). Это история эпидемии в формате человеческого измерения. А формате информационного измерения мы с вами знаем, что "Возбудитель вируса атипичной пневмонии обнаружен в крови гонконгских летучих мышей. Об этом говорится в статье группы ученых гонконгского университета". А также то, что этот смертоносный вирус обнаружен еще у десятка диких животных. И главное, данный вирус постоянно мутирует.

Необходимо отметить, что в одной из знаковых публикаций об атипичной пневмонии была высказана надежда в стиле реплики Малыша из сказки о Карлсоне: "Он улетел, но обещал вернуться". Так, глава представительства Всемирной организации здравоохранения в Китае Хэнк Бэкэдэм отметил осенью 2005 года: "В этом сезоне мы не зафиксировали ни одного случая атипичной пневмонии, но болезнь может вернуться в будущем. Я уверен, что вирус не умер и существует где-то в глубине мира животных". (10.09.2005). Самым забавным в освещении эпидемии атипичной пневмонии в России было то, что в России СМИ ждали первого инфицированного, как некое доказательство того, что Россия тоже является частью цивилизованного мира.

Птичий грипп

Необходимо отметить, что атипичная пневмония, в отличие от птичьего гриппа, была достаточно легким информационным продуктом для глобальных СМИ. Действительно, выговорить Н5N1 для многих политических деятелей, специалистов по всем без исключения темам, и для тележурналистов гораздо затруднительней, чем произнести SARS. Птичий грипп, как символ, пришел на смену атипичной пневмонии и полностью заполнил мировые СМИ, превратив средства массовой информации некоторых государств лишь в институты выявления отдельных случаев, связанных эпидемией птичьего гриппа. Птичий грипп в отличие от атипичной пневмонии является, безусловно, более технологичным символом, и это подтверждают многочисленные публикации в различных средствах массовой информации.

Что мы знаем о птичьем гриппе. Первый подтвержденный случай заражения людей птичьим гриппом произошел в Гонконге в 1997 году, когда штамм H5N1 вызвал тяжелое респираторное заболевание у 18 человек, из которых 6 умерло. За последние два года опасным вирусом в ЮВА заразились более 120 человек, половина из них скончались. Заболевание, ныне известное как "птичий грипп" - это инфекционная болезнь птиц, вызываемая одним из штаммов вируса гриппа типа А, который схож с вирусом обычного человеческого гриппа. Ученые предполагают, что ключевую роль в распространении инфекции играют перелетные птицы, особенно те, что курсируют между Китаем и дальневосточными регионами России. Считается, что к данной инфекции восприимчивы все птицы, хотя некоторые виды менее восприимчивы, чем остальные. Так, мигрирующие водоплавающие птицы - чаще всего дикие утки - являются природным резервуаром вируса птичьего гриппа и эти птицы меньше всего восприимчивы к инфекции" (РИА "Новости" – 10.01.2006). Также известно что "В октябре 2005 года эксперты Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) предупреждали об угрозе распространения "птичьего гриппа". Они прогнозировали, что вирус в дальнейшем с большой вероятностью перекинется на Америку, Африку и Ближний Восток, но самая серьезная опасность угрожает Азии. Именно там, по мнению экспертов, сохраняется наибольшая вероятность того, что вирус мутирует в крайне опасную для человека форму".

"Главный санитарный врач РФ: россиянам надо привыкать к мысли, что они могут заболеть "птичьим гриппом" (NEWSru.com – 23.11.2005). Именно с таких заголовков начиналось имплантирование в массовое сознание нового символа страха. Необходимо отметить одну общую черту, свойственную для освещения и атипичной пневмонии и птичьего гриппа. Во всех средствах массовой информации постоянно озвучивалась одна и та же мысль: "Сегодня мы говорим о единичном случае, а завтра может начаться пандемия, и погибнут миллионы, а может быть и сотни миллионов людей".

Пандемия и Китай

Слово пандемия означает "распространение какой-либо инфекционной болезни на целые страны и материки, более широкое, чем при эпидемии". Слово пандемия по-гречески означает "весь народ". Грубо говоря, пандемия – это глобальная эпидемия. А имплантирование в массовое сознание нового символа страха подназванием "птичий грипп" сразу началось в терминах запредельного алармизма: "Птичий грипп" в случае начала пандемии сможет распространяться среди людей в 38 раз быстрее атипичной пневмонии. В среднем каждый больной атипичной пневмонией заражал 27 человек в течение 30 дней, каждый носитель вируса "птичьего гриппа" сможет заразить за то же время 1024 человек. Таким образом, можно сказать, что при наиболее пессимистическом сценарии "птичий грипп" будет распространяться в 38 раз быстрее атипичной пневмонии". Необходимо обратить внимание на то, что отчет Гонконгского Центра по защите здоровья "основан на модели распространения так называемого "испанского гриппа" в начале двадцатого века. Ранее американские ученые доказали, что "испанка", унесшая от 30 до 50 миллионов жизней в Европе и Америке, была вызвана мутацией вируса "птичьего гриппа". (NEWSru.com).  

Постоянное позиционирование в мировых СМИ вероятности того, что от локальных очагов эпидемии птичьего гриппа до пандемии один шаг, формирует глобальное информационное пространство страха. В символьно-знаковых полях страха пандемия занимает одно из ключевых мест, несмотря на то, что является таким же виртуальным образом, как и международный терроризм. Международный терроризм как символ страха призван создать некое видение, в рамках которого любой человек в любой точке Земного шара может стать жертвой террористического акта. А пандемия, как символ, опирающийся на символы атипичная пневмония и птичий грипп, формирует видение мира, в рамках которого любой человек, в том числе и ушедший от цивилизации, может быть также настигнут смертью. Птицы летают везде. А поддержание высокого уровня тревожности – это отдельная тема: "В Таиланде подтверждена первая в этом году смерть человека от птичьего гриппа. Жертвой вируса H5N1 стал 17-летний подросток из северной провинции Пхичит, сообщает Washington Post. Предполагается, что подросток заразился вирусом на прошлой неделе, когда помогал отцу закапывать погибших кур". (26.07.2006).

Можно пошутить и сказать, что единственный способ спасения от пандемии – это не включать телевизор. И в этой шутке есть доля шутки. Но анализ символа пандемия позволяет нам сделать несколько выводов о глобальных символьно-знаковых полях страха. Символ пандемия призван возвратить человека к архаичному животному восприятию мира. Символ пандемия носит выборочный характер и обращен исключительно к гражданам с невысоким интеллектуальным уровнем. Символ пандемия является комплиментарным символу международный терроризм. Единственное отличие заключается в том, что международный терроризм искусственно привязан к мусульманам и арабскому миру, а символ пандемия в ближайшей перспективе будет привязан к Китаю.

Представляется, что информационные кампании в глобальных СМИ по атипичной пневмонии и птичьему гриппу уже несли в себе своеобразную "куколку" массовых представлений о том, что именно Китай является главным и единственным источником возникновения новых жутких заболеваний, которые в перспективе принесут смерть целым континентам. Не исключено, что очередная эпидемия какого-либо заболевания в Китае приведет к тому, что появятся требования о какой-либо изоляции китайской продукции или о введении международного контроля над отдельными видами производств в Китае. Будущее покажет, насколько верны данные предположения.

Январь – месяц страха

Январь 2006 года, безусловно, был удивительным месяцем в плане выявления новых тенденций воздействия глобальных СМИ на массовое сознание граждан. Рождественские праздники накладывают мощный отпечаток на политическую и производственную активность граждан, и в образовавшийся информационный вакуум входит птичий грипп и царствует в нем безраздельно до конца января, пока финансово-экономические новости не выведут данный символ страха из фокуса общественного внимания.

Январь действительно специфический месяц. В январе 2005 года в фокусе общественного внимания находились акции беспрецедентной помощи, оказываемой странам, пострадавшим от цунами. И это случайное совпадение двух символов, отдых и страх,  по сути дела и привело к тому, что следующий январь также проходил в формате соединения двух, казалось бы, несовместимых символов. Именно поэтому уже сегодня можно предположить, что январь 2007  также будет полностью посвящен глобальными СМИ одному из символов страха. Вопрос заключается лишь в том, какому именно символу страха будет принадлежать глобальное информационное пространство.

Аэрофобия и терроростерия

Блуждание в сети Рунет приводит к тому, что постоянно наталкиваешься на высказывания, типа: "Россияне страдают аэрофобией", "Авиаперевозчики обеспокоены снижением числа пассажиров" и т.п. Безусловно, постоянное нахождение у экрана телевизора может привести к возникновению аэрофобии. Миру известны имена отдельных граждан, ни при каких обстоятельствах не поднимающихся на борт самолета. Это и знаменитый футболист, не "летучий голландец" Деннис Бергкамп, и лидер Северной Кореи Ким Чен Ир. Представляется, что бурно протекающая сегодня в мировых СМИ терроростерия приведет к тому, что число "детей Ким Чен Ира" и "не летучих голландцев" увеличится во многих странах в разы.

Чем заполнены сегодня мировые СМИ? Удивляет искусственность введения в фокус общественного внимания событий, которые не достойны того, чтобы о них упоминали даже в региональной прессе. "В пятницу вечером британский пассажирский самолет Boeing-767, летевший из лондонского Гэтвика в Хургаду, совершил экстренную посадку в аэропорту Бриндизи в Италии из-за угрозы взрыва на борту". (18.08.2006).  В самолете кто-то запаниковал, и летчик посадил самолет в ближайшем аэропорте. Безусловно, это показатель терроростерии. Но почему это необходимо позиционировать в ряду важнейших мировых событий?

Три важнейших события лета 2006 года – это саммит G8 в Санкт Петербурге, агрессия Израиля против Ливана (http://www.polit.nnov.ru/2006/08/18/goldbill/)  и предотвращение террористических актов в Лондоне. Уже сегодня можно констатировать, что нечто, произошедшее в Санкт Петербурге, является уже наследием историков-международников. Вооруженный конфликт на Ближнем Востоке старательно выводится из фокуса общественного внимания, несмотря на то, что этот конфликт необходимо признать важнейшим событием в глобальной новейшей истории после 11 сентября 2001 года (http://www.polit.nnov.ru/2006/08/17/warxe/). Терроростерия не только вывела два данных события из фокуса общественного внимания, но и существенно снизила их реальное историческое значение. Дело не в том, что борьба с международным терроризмом в формате технологической пиар-акции, начавшейся в Лондоне, является своеобразной информационной завесой, призванной отвлечь массовое внимание от реальных глобальных проблем и вызовов. Дело в том, что международный терроризм как символ становится вызовом для глобального интеллектуального сообщества. И радует, что наиболее выпукло  это проявляется в России.

"Внуки Станиславского"

В сети Рунет достаточно интеллектуалов и экспертов, которые отреагировали на терроростерию, начавшуюся после предотвращения терактов в Лондоне, словами Станиславского: "Не верю!". У каждого интеллектуала, воскликнувшего "Не верю!", своя аргументация. И нет необходимости ее повторять. Безусловно, для российского экспертного сообщества был бы крайне интересен сайт под названием "Внуки Станиславского", на котором можно было бы обмениваться своими мнениями об особенностях борьбы с международным терроризмом в формате информационного  пространства. В России миллионы "внуков Станиславского", и именно это позволяет нам говорить о том, что отношение к символу международный терроризм гарантировано станет в перспективе линией своеобразного "водораздела", и по данному пункту придется определиться всем.

Мы не верим, что в Лондоне предотвращен реальный теракт. Можно представить, как нечто подобное может быть инсценировано в России. Неужели трудно найти полтора десятка чеченцев или таджиков, кого не жалко, и обнаружить у них компоненты взрывного устройства. Подобная задача решается в течение недели. Главная проблема заключается не в нахождении доказательств причастности к теракту, а в профессиональной подготовке спектра презентаций в средствах массовой информации доказательств реальности борьбы с международным терроризмом.

Нет сомнений в том, что приведенные выше слова будут злоумышленно истолкованы, как поддержка терроризма и террористов. И это естественно, так как  является атрибутом информационной войны, ведущейся, в том числе, и в сети Интернет. Но позиция "не верю!" не является позицией кислотного скепсиса – это позиция уважения к собственному интеллекту. А интеллект – это именно то, что противостоит искусственно навязываемой атмосфере тревожности и страха. Более того, когда натыкаешься в сети Рунет на заголовок "SARS лечится как шизофрения", то сразу вспоминаешь строчки из песни Владимира Высоцкого: "В понедельник чуть не плача, вся Канатчикова дача, к телевизору рвалась...". Мир становится похожим на одну большую Канатчикову дачу. А нам не нравится, что нас "лечат"!

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна