Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Обозрение

29.08.2006 О борьбе с коррупцией в Нижегородской области

Автор: Сергей Кочеров

Новый вклад в общероссийское дело по борьбе с коррупцией на днях внесла прокуратура Нижегородской области. Она возбудила уголовное дело в отношении замдиректора МП "Нижегородский водоканал" Александра Степанова. Ему предъявлено обвинение по статье 204 ч. 4 п. "а" УК РФ, что предусматривает наказание за незаконное получение денег лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, в связи с занимаемым этим лицом служебным положением, совершенное группой лиц по предварительному сговору. По данным прокуратуры, в 2006 году между "Водоканалом" и некой строительной фирмой был заключен договор подряда на выполнение строительных работ по прокладке трубопровода на ул. Рождественской. Срок выполнения работ был установлен на 22 августа, после чего "Водоканал" должен был произвести оплату.

Согласно обвинению, Степанов через соучредителя фирмы-подрядчика передал ее руководителю, что деньги будут перечислены только после того, как ему лично будет выплачено вознаграждение в размере 25 % стоимости проектных работ. Директор фирмы встретился со Степановым, и тот назвал сумму – 2,56 млн. рублей. Руководитель фирмы ответил, что эти деньги он может выплатить частями, против чего Степанов не возражал. В итоге замдиректора "Водоканала" был задержан 23 августа в своем кабинете при передаче ему первого "транша" в 1,5 млн. рублей. Суд Канавинского района Нижнего Новгорода избрал для Степанова меру пресечения в виде домашнего ареста. Если известный нижегородский бизнесмен Андрей Климентьев, похитивший, что еще надо доказать, зерно на сумму 1,39 млн. рублей, вот уже свыше 7 месяцев пребывает в СИЗО, то чиновник, пойманный с чужими полутора миллионами рублей за руку в своем кабинете, пока что отделался "легким испугом".

Реакция вышестоящих нижегородских чиновников на арест своего подчиненного была весьма сдержанной. Мэр Нижнего Новгорода Вадим Булавинов отделался дежурной фразой: "Следствие должно установить, виновен Александр Степанов или нет". Его "вице" Александр Котельников, курирующий работу "Водоканала", заявил на пресс-конференции, что надо исходить из презумпции невиновности человека, пока суд не докажет обратное. (И, правда,  муниципальный чиновник – это вам не Климентьев, чтобы его до суда объявлять преступником и сразу же заключать в СИЗО. Здесь необходимо проявлять объективность, но деликатность, и твердость, но чуткость). Котельников также сказал, что если обвинение в отношении Степанова не получит убедительных доказательств, то прокуратуре надо будет перед ним извиниться. А если он все же будет изобличен, тогда это совсем другое дело. В том, что это будет другое дело, с вице-мэром согласны и работники прокуратуры. Так, по словам старшего помощника прокурора области Константина Моисеева, следователи располагают сведениями, что "полученные Степановым деньги предназначались не только ему".

В принципе, в самом задержании чиновника в момент получения взятки для Нижегородской области нет ничего необычного. Еще 9 августа замначальника ГУВД МВД РФ по Нижегородской области Андрей Юдинцев заявил о том, что нижегородские чиновники с начала года попадались на взятках 160 раз. Средний размер взятки, которую дают "за услуги" чиновникам в Нижегородской области, Юдинцев определил в 10 тыс. рублей (столько брала, например, директор муниципального детского сада за прием ребенка в "свое" заведение). Высший уровень их "статусной ренты" он, правда, назвать затруднился – так, задержанный в этом году глава Семеновского района запросил у предпринимателя за предоставление земельного участка 50 тыс. долларов. Кстати, Нижегородский областной суд уже приговорил бывшего главу этого района Александра Сахарова к семи годам колонии строгого режима. В областном центре чиновники также не прочь залезть в чужой карман, иначе бы Юдинцев не отнес к успехам сил правопорядка задержание сотрудников администрации Автозаводского и Московского районов, "продававших" торговые места.

Нижегородские эксперты придерживаются разных мнений относительно подоплеки возникновения "дела Степанова". Некоторые считают, что всему виной его алчность, поскольку существующая в городе такса "отката" чиновникам за муниципальный заказ составляет 10-15%. Степанов решил взять "не по чину", – может быть, не только для себя старался, – за что и поплатился. Однако в этом деле вызывает определенный интерес и само предприятие, замдиректора которого имеет честь быть Степанов. В Нижнем еще не забылась заочная полемика между губернатором Валерием Шанцевым и мэром Вадимом Булавиновым. Глава области говорил о необходимости серьезной проверки работы "Водоканала" и смены его руководства, которая назрела еще после массового заражения нижегородцев гепатитом А год назад. Мэр, не возражая, в принципе, против проверки, защищал руководство "Водоканала" и заявлял о том, что только мэрия может сменить его. Прокуратура, похоже, решила напомнить, что есть еще одна инстанция, которая компетентна по данному вопросу.

Впрочем, вряд ли прокуратура в этом деле выступает в роли самостоятельной силы. Со времен Петра I, т.е. с самого своего рождения, российская прокуратура была "оком государевым", надзирающим органом государства. Поэтому проблема, возникающая в связи с анализом побудительных причин ее действий, как правило, состоит в том, какому именно представителю государственной власти она служит. Этого, по-видимому, не понимает, или, скорее, делает вид, что не понимает мэр Нижнего Вадим Булавинов. Иначе он не стал бы прошлым летом публично сетовать на то, что прокурор Нижегородской области Владимир Демидов рекомендовал представителям милиции собрать у людей, переболевших гепатитом А, заявления о том, что они являются потерпевшими. "Может, прокурор собирается на выборы? - предположил тогда Булавинов. - Я не знаю, почему прокуратура решила этим заняться". Как следует из этого душераздирающего заявления, мысль о том, что прокуратура может заниматься такими делами по долгу службы, а не по заказу даже не пришла мэру в голову.

Ни на какие выборы прокурор Нижегородской области, конечно, не пошел и не пойдет. Это вам не Соединенные Штаты Америки, где прокурор может участвовать в выборах и выиграть их у продажного чиновника. Наши прокуроры воспитаны в совсем иных традициях и проявляют свое честолюбие в других формах. Однако нельзя не заметить определенной тенденции. Если при губернаторе Ходыреве нижегородская прокуратура расследовала дела его помощников и одно время подбиралась даже к жене главы области, то при губернаторе Шанцеве она все больше обращает свой взыскательный взор на муниципальных работников. Мины прокурорских проверок все плотнее ложатся вблизи мэрии Нижнего Новгорода и главы города, что в сочетании с множащимися слухами об уходе Булавинова с его нынешнего поста подготавливает общественное мнение к переменам.

Но и прокурора Владимира Демидова тоже можно понять. Как и Виктор Братанов, начальник УВД по Нижегородской области, он остается "последним из могикан", в данном случае – из областных "силовиков" призыва Сергея Кириенко. Ни для кого не является секретом, что каждый губернатор хочет иметь лично преданных ему областного прокурора и начальника УВД. Валерий Шанцев, надо полагать, имеет свои предпочтения в этой области, и они вряд ли связаны с действующими лицами. Но если Братанов, которому молва приписывает брак с сестрой жены Кириенко, по слухам, уже давно дожидается своего перевода в Москву, то у Демидова таких влиятельных родственников до сих пор как будто не обнаружено. А тут еще неутомимый борец за чистоту властных рядов Александр Хинштейн дает понять, что у нового Генерального прокурора России назрело недовольство работой прокуратуры в Нижегородской области. Поэтому и остается Демидову быть "оком государевым" либо для полпреда Александра Коновалова, пока не проявляющего видимого интереса к делам области, либо губернатора Валерия Шанцева, испытывающего к этим делам неподдельный интерес.

Как же борьба с коррупцией? Ах да, мы же ведь еще боремся с коррупцией... Ну что же, все продажные чиновники будут выявлены и наказаны. Только это будут отдельные, специально отобранные коррупционеры, которые своим недостойным поведением позорят светлый облик основной массы нижегородских чиновников. Бороться с коррупцией в современной России – это все равно, что заниматься ремонтом в доме со стеклянными стенами. Здесь главное – не увлечься, иначе такого наворотишь! Поэтому хотя по продажности чиновников наша страна занимает одно из первых мест в мире, в коррупционеры у нас попадают строго по разнарядке сверху и в таком дозированном количестве, что они попадают под определение словами известной песни: "...Если кто-то кое-где у нас порой честно жить не хочет". Вроде и чиновники есть, и коррупция тоже, но между собой эти явления пересекаются нечасто.

Кстати, можно не сомневаться, что при появлении других фигурантов по "делу Степанова" некоторые нижегородские СМИ поспешат объявить его очередным "заказным делом". Но когда наши чиновники попадаются на взятках, грань между уголовным делом и делом заказным, т.е. политическим, обнаружить невозможно. Тем же, кто наблюдает за борьбой с коррупцией в России, впору задуматься, какое из следующих определений более точно характеризует современное состояние этого процесса. Возможно, утверждение  Уинстона Черчилля: "Это – не конец и даже не начало конца. Но это конец начала". Или, может, вопрос Козьмы Пруткова: "Где начало того конца, которым оканчивается начало?".

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна