Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Перспективы

16.10.2006 Исторические перспективы "суверенной демократии" в России или "суверенная демократия" как архаичный формат суверенности элиты

Авторы: Маслов Олег Юрьевич , Александр Васильевич Прудник

Статья "Российская элита начала ХХI века в оценках современников" (http://www.polit.nnov.ru/2006/10/09/roselitotsid/) вызвала неоднозначную реакцию у многих экспертов, особенно из-за прогноза грядущего элитоцида. Именно это заставляет нас продолжить данную тему, связав ее с темой "суверенной демократии". Представляется, что становление "суверенной демократии" в России – это форма становления суверенитета российской элиты. А суверенитет элиты, в отличие от суверенитета государя, крайне ограничен в России. И подтверждением этому служит вся история государства российского.    

В начале нам необходимо определиться, является ли "суверенная демократия" желаемым политическим форматом для российской элиты, или понятие "суверенная демократия" уже фиксирует нечто, сложившееся в рамках естественного российского властегенеза?

"Суверенная демократия" для внутреннего употребления

Нет необходимости фокусировать внимание на генезисе понятия "суверен". В средние века суверенен был лишь государь. Затем, в рамках естественного исторического процесса суверенными становились высшие слои общества. Определенным итогом данного процесса необходимо признать, например, суверенитет парламента. Суверенитет парламента является одним из базовых понятий демократии на Западе. Но, безусловно, не является существенным понятием в России в рамках "суверенной демократии". В формате западной демократии суверенитет парламента вписан в формат плюралистического взгляда на природу власти. А ключевым понятием "суверенной демократии" является "вертикаль власти". В этом и заключается одно из многочисленных отличий "суверенной демократии" от демократии  западного образца.

Рассматривая суверенную демократию, К.Крылов отмечает: "Прежде всего, следует понять, кому, собственно, было адресовано выражение "суверенная демократия". Так вот, оно было придумано не для внутреннего, а для внешнего – по отношению к Российской Федерации — слушателя. Конкретно — для Мирового Сообщества, ещё конкретнее — для американцев, совсем конкретно — для американского президента и его окружения..." С этим высказыванием необходимо согласиться, но нас интересует, что представляет собой "суверенная демократия" для внутреннего употребления. И в данном аспекте мы с вами будем вынуждены признать, что "суверенная демократия" – это форма суверенитета российской элиты и форма консенсуса российской элиты по вопросу трансформации политической системы страны для сохранения собственного всевластия. Для понимания этого достаточно вспомнить знаменитое высказывание Д.Медведева: «Если мы не сумеем консолидировать элиты, Россия может исчезнуть как единое государство. С географических карт были смыты целые империи, когда их элиты лишились объединяющей идеи и вступили в смертельную схватку».

Из десятка заявленных, но не реализованных российских реформ, выделим две реформы, в рамках которых вектора трансформации  политической системы являются более чем очевидными. Постбеслановское укрепление "вертикали власти", заключающееся в  ликвидации права граждан России избирать глав субъектов федерации, а также в трансформировании всех без исключения политических партий в субъекты отчуждения политических ресурсов граждан России - эти шаги властей наглядно демонстрируют неуклонное стремление элиты к внутри элитному решению текущих проблем, без какой либо опоры на народ. Электоральная реформа, которую уже называют системой "политического лицензирования", также демонстрирует  вышеназванную тенденцию. Так, в частности, в ходе выборов в Государственную Думу у граждан России будет лишь право проголосовать за одну из партий в "меню", предложенном федеральной властью.

Электоральная реформа в России и постбеслановская трансформация политической системы наглядно демонстрируют, что все изменения инициируются и реализуются нынешней российской властной элитой. С точки зрения российской элиты трансформация политической системы страны – это минимизация рисков для элиты в тех случаях, когда в стране могут произойти неуправляемые общественно-политические процессы. Ошибочность данной позиции уже подтвердила Кондопога. Но едва ли российская элита предпримет какие-либо шаги для слома текущего полуавторитарного вектора трансформации политической системы. "Закручивание гаек" – это технологический процесс, причем в России этот процесс завершается обычно срывом, называемым революция. В отказе от опоры на народ в условиях эскалации внешних вызовов и в последовательном "закручивании гаек" и заключается стратегическая ошибка нынешнего внутри элитного консенсуса.

"Суверенная демократия" при Н.С.Хрущеве

Наиболее корректные исторические параллели – это параллели из истории собственной страны. Представляется, что период правления Н.С.Хрущева в наибольшей степени соответствует тому, что ныне представляет "суверенная демократия" в России. На первый взгляд нет ничего общего между Россией начала ХХI века и СССР 50-60-х годов ХХ века. Но при внимательном исследовании темы "Империя и Россия - СССР в ХХ веке" (http://www.polit.nnov.ru/2005/08/01/ussr/) было выявлено, что многое из происходящего в СССР в тот период истории нашло свое отражение в текущий исторический момент.

Н.С.Хрущев отказался от Порт-Артура, а В.В.Путин с министром обороны С.Ивановым – от военной базы Камрань ...  Действия Н.С.Хрущева  - это первые шаги по сворачиванию советской Империи. Действия нынешнего российского руководства – это попытки окончательного сворачивания в нашей стране имперского вектора. Но кроме знаковых исторических событий есть много общего во внутри элитных процессах.

Великая Отечественна война дала уникальный опыт единения элит в СССР. Лозунг "Все для фронта, все для победы!" в своем повседневном воплощении привел к тому, что и партийные, и хозяйственные, и силовые структуры были вынуждены если не прекратить, то уменьшить взаимную войну на уничтожение, так как в каждом конкретном случае требовался реальный результат. Это касалось и тыла, и фронта.

 Одним из главных итогов войны стало умение различных элит договариваться друг с другом. Но окончание войны вернуло победителей в тот же самый довоенный формат "война всех против всех". Именно поэтому по прошествии более чем 50 лет со дня смерти И.В.Сталина не утихают споры о естественности и неестественности его смерти. С исторической точки зрения данный спор бесперспективен. Важным является то, что Н.С.Хрущев если не прекратил, то качественно уменьшил внутри элитные войны. Ликвидация Берии и его окружения, а также отстранение от власти "старой гвардии Молотова–Кагановича" позволило прекратить внутри элитную "войну всех против всех".

Демонтаж идейного наследия Сталина после ХХ съезда КПСС во многом напоминает отказ нынешней властной элиты от идейного наследия Бориса Ельцина. Внутри элитный договор между военной, силовой, партийной и хозяйственной элитами в некоторой степени напоминает нынешний договор власти с олигархами в формате "минус Ходорковский". Создание  совнархозов в известной степени напоминает создание федеральных округов. Трансформация политической системы при Н.С.Хрущеве, включающая в себя создание пресловутых "сельских обкомов" и массу других "починов", шла исключительно сверху. Данная деятельность  по прошествии некоторого времени была названа термином волюнтаризм. Трансформация политической системы при В.В.Путине осуществляется также исключительно сверху. А название этому периоду истории нашей страны будет дано позже.

Главная ошибка элиты в период правления Н.С.Хрущева заключалась в том, что внутри элитные правила игры распространялись исключительно на элиту. Это была своеобразная "боярская свобода" (http://www.polit.nnov.ru/2006/10/13/rusvolyafed/). А для народа при этом практически ничего не изменилось. Точнее, минимальное ослабление хватки режима состоялась, но перемены явно не соответствовали народным ожиданиям.

Историческая параллель

Российская элита начала ХХI века фактически повторяет ошибку хрущевской элиты. Можно предположить, что консолидация элит, о которой так заботится Д.Медведев, состоялась. Элиты договариваются между собой не вести войну на уничтожение, прекратить передел собственности, не использовать "рынок правосудия". Будет ли означать всё это начало долгосрочного рывка России в желанное будущее. Безусловно, нет.

Данный внутриэлитный консенсус будет достигнут за счет полного игнорирования интересов народа. Адвокат А.Кучерена, один из представителей нового идеократического органа в России – "Общественной палаты", предлагает народным массам возврат к старым, совковым ценностям, под видом формирования новых ценностей: " ...в обществе нужно постепенно формировать новую систему ценностей. Не богатство и власть любой ценой, а честный и творческий труд, как основа успеха и самореализации личности. Сделать это невероятно трудно, но к этому нужно стремиться". В советские времена данный призыв звучал несколько по иному: "Каждый на своем рабочем месте". Но смысл, безусловно, тот же.

Общественная палата, де-факто, устами Кучерены предлагает забыть народу о несправедливой приватизации 90-х годов, о существовании "оффшорной аристократии", о всевластии бюрократов и казнокрадов. Из этого можно предположить, что единство элит, как важнейшее условие выживания российского государства, - это фикция. Более того, это самообман нынешней федеральной элиты, ведущий к очередному элитоциду.

Нечто феодальное

Важно отметить, что "суверенная демократия" несет в себе не только признаки возврата к совку, но и множество признаков политической архаики. Исследуя властегенез российской власти, можно согласится с мнением В.Нерсесянца, что "феодальная природа исходного начала "власть-собственник" по феодальному деформирует и власть, и собственность, и отношения между ними". А.Шубин, размышляя об обществе, отмечает:  "Ударившись о пост-индустриальный барьер, общество стало откатываться назад, от индустриального состояния среднеразвитой страны в Третий мир, к частичной феодализации". Но то же самое можно сказать и про российскую элиту. В.Аверьянов, анализируя трансформацию элит национальных государств, особо выделяет аспект подкупа элит: "В остальных случаях "скупка" осуществляется чаще всего в соответствии со своего рода нео-феодальной технологией: представители элит получают право на "кормление" от территорий и доходных промыслов, зачастую тех же самых, что и раньше были в их ведении. Только теперь элиты контролируют их, исходя из подчинения иному суверену. Как и в предыдущем случае, система новейших интервенций и революций осуществляется благодаря атрофии инстинкта власти у правящих элит периферии. Новые триумфы постмодерна создают режимы превращенных суверенитетов, неофеодальные режимы, возглавляемые перебежчиками к иному суверену..."

Необходимо отметить, что многие и многие в России рассматривают элиту как перебежчиков, лишь прикрывающихся брэндом "суверенная демократия".

Суверенитет "вертикали власти"

"Суверенная демократия" в России – это в первую очередь суверенитет "вертикали власти". Если проанализировать либеральные отзывы на трагические события в Кондопоге, то можно убедиться в том, что гнев либералов направлен в основном против двух субъектов власти: главы Карелии Катанандова и городских властей Кондопоги. А виновными в произошедшем, по факту снятия с соответствующих должностей, стали представители силовых ведомств. И это говорит о многом.  "Вертикаль власти" в России де-факто осуществляет политико-коммуникативные функции. Знаковые представители "вертикали власти" в той или иной степени осуществляют взаимодействие власти с народом, в рамках некоего отклика на реальные запросы граждан, а также выполняют некие патерналистские функции. Именно наличие соответствующих функций, пусть даже это является имитацией заботы о народе, и обеспечивает суверенность "вертикали власти".

Экономическая глобализация и приближающийся глобальный мировой кризис позволяют нам уже сегодня говорить о том, что единственным аспектом анализа эффективности элиты может быть только анализ, в рамках которого выявляются перспективы России и ее готовность к грядущим переменам. А "суверенная демократия" – это временный, случайно сложившийся, как при Н.С.Хрущеве,  а не долгосрочный формат консолидации элит. Этот формат носит не прорывной, а арьергардный характер, он направлен просто на выживание элиты в существующих условиях с подсознательной установкой, что с внешними силами удастся договориться на определенные условия, при выполнении которых они  позволят ей сохранить ее нынешний статус. Но надежда эта в современном глобально изменяющемся мире совершенно иллюзорна.  Именно это позволяет предположить, что через 20 лет никто и не вспомнит такого понятия, как "суверенная демократия".

Статьи по теме:

"Суверенная демократия: внутренние и внешние вызовы" (http://www.polit.nnov.ru/2006/10/10/suverendem/)

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна