Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2019, Martovsky
Главная > Обозрение

15.11.2006 О системе лицензирования политической деятельности в России или феномен политцензии

Авторы: Маслов Олег Юрьевич , Александр Васильевич Прудник

Политические события 2006 года позволяют утверждать, что политическая деятельность в России находится в сфере своеобразного политического лицензирования. Причем, это касается не только лицензирования политической деятельности со стороны государства, в частности лицензирования деятельности политических партий. Лицензирование политической деятельности России во многом носит и неформальный характер. Более того, данный аспект трансформации политической сферы необходимо признать знаковой трансформацией, осуществленной в годы правления В.Путина.

Термин "лицензия" является экономическим термином. Получение лицензии – это получение права на занятие тем или иным видом хозяйственной деятельности. Причем в лицензии довольно часто оговариваются жесткие требования на занятия соответствующей деятельностью, а также санкции за нарушения условий лицензии. В экономической сфере лицензирование всех видов деятельности в начале ХХI века в России было доведено до абсурда. Так, например, в Москве подверглась преследованию компания, не получившая в Московском правительстве лицензию на выпуск пластиковых окон. Но и в политике лицензирование достигло определенных успехов.

Государственное лицензирование

К концу 2006 года в основном будет завершено лицензирование политических партий и лицензирование неправительственных организаций. О неправительственных организациях после "шпионского скандала" в Москве написано критическое число материалов, и нет особой необходимости повторять тысячекратно сказанное. В.Сурков еще в феврале 2006 года отметил: "У нас же в некоторые вузы зайдешь – там такое услышишь на лекциях о России, там какие-то просто, с позволения сказать, неправительственные организации, а не преподаватели работают, которые, кажется, вот только что деньги пошли из какого-нибудь посольства взяли". А активное воздействие, по В.Суркову, на неправительственные организации проходило под знаменем "развития": "Для развития неправительственных организаций этими же реформами было предусмотрено создание Общественной палаты. Старт этой деятельности весьма успешный". Важно отметить, что перерегистрация неправительственных организаций превратилась фактически в получение лицензии от государства на занятие соответствующей деятельностью. Трудности в перерегистрации критического числа неправительственных организаций, пристальное внимание государственных органов к уставам соответствующих организаций лишь подтверждают осознание того, что и после перерегистрации соответствующая организация будет находиться под пристальным контролем государства, выдавшего ей государственную лицензию.

Электоральная реформа в России в еще большей степени соответствует представлениям о лицензировании политической деятельности. Можно фокусировать внимание на особенностях электоральной реформы, как это делает М.Афанасьев: "создание механизма "внеэлекторального отбора коллективных участников выборов...главное в проводимой электоральной реформе – вовсе не формальное введение пропорциональной системы, а те беспрецедентные (для цивилизованных наций) меры, которые ограничивают права и волеизъявление российских граждан: введение в действие завышенного – семипроцентного – порога для прохождения партий в парламент, новое повышение обязательной нормы численности партий, запрет на создание предвыборных блоков. Перечисленные драконовские меры, напомним, вводятся в дополнение к уже созданному механизму административного лицензирования политических проектов". Необходимо согласиться с этим высказыванием. Аспект своеобразного лицензирования деятельности политических партий является не менее важным для понимания новой политической реальности. Так, В.Вещезеров считает, что "Государство фактически ввело лицензирование участия в выборах. При этом лицензии выдаются не отдельным лицам, а только крупным корпорациям, удовлетворяющим очень жестким формальным требованиям — партиям".

Безусловно, нынешняя деятельность Росрегистрации в значительной степени напоминает фильтрацию политических партий перед предстоящими выборами в Государственную Думу (http://www.polit.nnov.ru/2006/10/30/gosdumafiltr/). Но нам сегодня важно понять, что именно включено в лицензию той или иной политической партии, вошедшей в своеобразный круг допущенных к выборам в Госдуму – 2007.

Лицензия и выборы

Представляется, что главной частью лицензии, полученной той или иной партией от Росрегистрации, является негласный договор о стратегии партии в ходе выборов в Государственную Думу. Например, партия "Свободная Россия" А.Рявкина, самопровозгласив себя либеральной партией, будет в ходе выборов в Государственную Думу–2007 "мочить" псевдо либералов из СПС и "Яблока". Первая "тройка" в "Свободной России": адвокат Михаил Барщевский, "владелец лейбла партии" А.Рявкин и Ксения Собчак – в состоянии жестко отстаивать либеральные ценности в ходе предстоящей избирательной кампании. И пусть слух о том, что Ксения Собчак может войти в первую тройку партии "Свободная Россия" не более, чем слух, именно это позволяет нам выявить особенности лицензирования политических партий в России.

Сегодня известен список всех политических партий, допущенных к предстоящим выборам в Государственную Думу. Каждая из партий, по крайней мере, большинство из них будут четко придерживаться условий, зафиксированных в лицензии. Многие, без какого либо принуждения. Так, например, и КПРФ, и "Единая Россия", и СПС, и "Яблоко" без какого либо принуждения будут следовать собственным догмам и представлениям о реальности. "Партии Справедливости" С.Миронова еще необходимо вжиться в искусственно созданный для них формат "левой" партии. Задачи для других партий более просты.

Большинство из партий, допущенных к выборам в Госдуму-2007, и не помышляют о преодолении 7% барьера. Теоретически это возможно при высоком уровне финансирования. Так, В.Жарихин ввел понятие "лейбл-партия". Из его рассуждений следует, что, например, "Демократическая партия России" при определенных условиях может превратиться из "лейбл-партии" в реальную партию. ДПР сильна в крупных городах России. И с учетом проблемных полей именно в городах можно предположить, что возможны варианты прорыва. Почти все зависит от финансирования, но многое зависит и от "лица" партии, то есть первой тройки. А "первая тройка" ДПР, которую могут составить Герман Греф, теннисистка Светлана Кузнецова и боксер Николай Валуев – это привлекательное лицо российской демократии. Не исключено, что первым в списке ДПР будет не Герман Греф, а Дмитрий Медведев. И кто после этого скажет, что ДПР – это "лейбл-партия"?

Тема "первых троек" – это то, что присутствует в лицензии политической партии. То, что "первые тройки" всех партий, допущенных к выборам в Госдуму-2007, будут согласовываться на Старой площади, в этом сегодня в России не сомневается практически никто. Но анализ жизнедеятельности официальных политических партий позволяет выявить еще один пункт лицензии. Большинство из лицензированных политических партий будет не столько работать на свой собственный электорат, сколько выполнять условия политической лицензии, например, "мочить" своих потенциальных конкурентов. Причем, если условия лицензии будут выполняться не столь рьяно или неэффективно, или будут отступления от условия лицензии, то лицензия будут отозвана в любой удобный для власти момент. А какой будут формальный повод для отзыва лицензии – это вопрос второстепенный.

Неформальное лицензирование

Кроме государственного лицензирования пышным цветом в России расцвело неформальное лицензирование. Право на причастность к некоему статусу можно обозначить инновационным неформальным термином политцензия. Политцензиат – это тот, за кем признается определенный статус. Рассмотрим наиболее известные примеры.

Наиболее знаковым и в то же время наиболее курьезным примером политического лицензирования является деятельность Валерии Новодворской. В своих многочисленных публикациях и выступлениях В.Новодворская отказывает в праве называться политзаключенными членам НБП. Аргумент прост: "право на протест надо заслужить". Анализ многочисленных публикаций В.Новодворской позволяет прийти к выводу, что данный политический деятель выдает два типа политических лицензий: политцензию на право называться правозащитником в России и политцензию на право называться политическим заключенным. Аргументация В.Новодворской: "Мы, "Демократический Союз", отказываем "лимоновцам" в праве называться "политзаключенными" и отказываем им в какой бы то ни было защите и помощи ",- позволяет сделать вывод, что Новодворская как человек-партия отказывает в выдаче политцензии "лимоновцам". Вспоминая свою правозащитную деятельность, В.Новодворская отмечает: "...мы собирали подписи только в защиту людей, разделяющих нормальные западные ценности в рамках Пакта о гражданских и политических правах". Тем самым она осуществляет соответствующий вид лицензирования в формате "западных ценностей", то есть право на выдачу политцензии она приобрела вне территории России.

Как это ни покажется парадоксальным, но В.Новодворская, безусловно, активно функционирует в информационном пространстве России по лицензии от федеральных властей. Российские власти де-факто выдают два вида политических лицензий: лицензию на политическую деятельность и лицензию на публичную деятельность. Причем лицензия на публичную деятельность включает в себя в себя допуск к вполне определенным российским СМИ. В.Новодворская озвучивает наиболее непривлекательную часть государственной идеологии, которую власть не хочет озвучивать сама. И именно поэтому в рамках этой невидимой миру политической лицензии В.Новодворская имеет постоянный доступ на значительный круг российских средств массовой информации. На НБП наложен запрет в аспекте упоминая этой организации как партии, а на "Демократический Союз" аналогичного запрета нет. И на фамилию Новодворская не наложен запрет на центральных телевизионных каналах. Более того, именно соблюдением пунктов лицензии между В.Новодворской и властью можно объяснить ее постоянное присутствие в ведущих российских СМИ. Таким образом, политическая деятельность лицензирована и со стороны Запада, и со стороны российских властей.

Можно иронизировать по поводу того, что право выдавать политцензии в России на то, чтобы называться политическим заключенным В.Новодворская "заслужила" в рамках своего принудительного заключения за правозащитную деятельность в СССР. Если это так, то тогда возникает вопрос: "Почему из широкого спектра советских политзаключенных именно В.Новодворская наделена правом выдавать политцензии на право называться политическим заключенным в России?"

Данный вопрос не является праздным, так неформальному политическому лицензированию ныне подвержена практически вся политическая деятельность в России, до которой не дошли руки федеральных властей. Кто в России может называться консерватором? После анализа сотен статей, посвященных консерватизму в России начала ХХI века, складывается убеждение, что политцензии на право называться консерватором выдают философы Б.Межуев и В.Аверьянов. Сегодня трудно сказать, кто из них после внутривидовой борьбы останется "истинным" консерватором в России, имеющим непререкаемое право выдавать политцензии на соответствующую политическую деятельность.

Кто в России может называться националистом? Складывается впечатление, что политцензии на право называться русским националистом выдает Е.Холмогоров, автор "Кредо националиста": "Именно поэтому сегодня, когда тренд на русский национализм, нравится это властям, СМИ, обывателям или нет, становится основным идейным и политическим направлением, нужно определить четко – кто может, а кто не может быть признан русским националистом?" Анализ интеллектуальных работ Е,Холмогорова, Б.Межуева и В.Аверьянова позволяет предположить, что соответствующее неформальное право присваивается себе российскими интеллектуалами на основании выхода в свет критического числа работ, посвященных той или иной политической теме. Но политическое лицензирование в России становится тотальным, и тот же Е.Холмогоров отмечает начало нового процесса. Политическому лицензированию в ближайшее время будет подвергнуто понятие "русский". По мнению С.Обогуева: "Русским является тот, кого признают таким русские националисты". Из чего следует, что в России в ближайшее время могут появиться тысячи неформальных центров, по своему усмотрению выдающих политцензию на право называться русским. И мы с вами будем наблюдать постоянные "перехваты" прав на выдачу политических лицензий.

Битва за право выдачи политцензии на право называться русским будет наиболее ожесточенной. Так И.Бражников не только вводит понятие "эрзац-русские": "Эти эрзац-русские хотят быть русскими по науке, по правилам. Отказавшись от веков органической истории (только из-за того, что два последних периода этой истории по видимости противоречат друг другу), они хотят стать новой русской нацией",- но и присваивает себе определенное право: "Я утверждаю, что нарушение ЛЮБОГО из этих пунктов вычеркивает человека из рядов русских". Вот так вот все просто. Не соответствуешь неким догмам, и всё, ты уже не русский. А как быть русским, кто не ничего не знает о неких новых квазирелигиозных догматах?

Нет необходимости заострять внимание на том, что право называться либералом в России также находится в сфере политического лицензирования. Точка зрения Е.Ясина о недавнем высказывании одного российского либерала из правительства: "И сейчас мы видим, как, например, наш выдающийся либерал Герман Греф вдруг начинает выступать с идеями регулирования розничных рынков. Как говорится, приехали", - говорит о многом. А реплика Ясина об оппортунистическом поведении: "...именно усталость и разочарование, полностью отнесенное на счет либералов, привело к тому, что либералы ушли на периферию или стали переходить на другие позиции, которые предполагают оппортунистическое поведение",- позволяет также говорить о лицензировании соответствующей политической деятельности. Необходимо отметить, что политцензии на право называться либералом в России не являются прерогативой того или иного политического деятеля.

Особо следует выделить деятельность по выдаче политцензий на право называться патриотом в России. Дмитрий Рогозин так вжился в образ владельца брэнда "патриот", что может не заметить, как его самого лишат права называться патриотом. Это сегодня ДПНИ под лицензиатом Рогозина. Новая генерация патриотов не будет спрашивать у кого-либо разрешения. Так, некогда Александр Дугин считался патриотом, а ныне он всего лишь "охранитель". Кто-то неведомый отозвал у него лицензию на право называться патриотом, и все восприняли это как вполне естественный акт.

В политической сфере России практически нет видов деятельности, которые не подвержены политическому лицензированию. Так, например, кто входит в "политический класс" в России определяет В.Третьяков. А все не вошедшие в этот класс, не получившие соответствующую политцензию, могут отнести себя к политическому андерклассу.

Политическое лицензирование как форма самозванства

Государственное политическое лицензирование – это сфера представления государственных мужей о благе народа и о политических правах граждан страны, которыми государственная власть наделяет, а чаще всего лишает собственных граждан. Неформальное политическое лицензирование – это хорошо изученная сфера самозванства в России. Понятие "самозванство" упоминает Е.Холмогоров: "...не менее важный вопрос: как отличить мастера от самозванца, русского националиста от того, кто им не является, а может быть является и врагом русских, старающимся перехватить рычаги влияния на русскую нацию?" И это не является случайным. Интеллектуал, присваивающий себе право создавать некие неорелигиозные догмы и в соответствии с этими догмами наделять или лишать отдельных граждан политцензий, в наибольшей степени близок к самозванству. Необходимо признать, что это явление стало на сегодняшний день своеобразным феноменом, требующим последовательного и планомерного изучения.

По теме:

Трансформация политической системы страны при Владимире Путине с точки зрения стратегий менеджмента (http://www.polit.nnov.ru/2006/06/29/transform/).

О завершении первого этапа фильтрации партий перед выборами в Государственную Думу-2007 (http://www.polit.nnov.ru/2006/10/30/gosdumafiltr/)

Русский народ в ХХI веке (часть 4: "политические русские", слепые поводыри и "Безвольная Россия") (http://www.polit.nnov.ru/2006/11/06/rusvolyaless/)

© 2003-2019, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна