Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов
Товары и услуги в Ижевске BizOrg.su
Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2019, Martovsky
Главная > Аналитика

05.12.2006 Оппозиция в России начала ХХI века в высказываниях современников

Авторы: Маслов Олег Юрьевич , Александр Васильевич Прудник

Термин "оппозиция" имеет ряд определений. Более емкое представление дают следующие дефиниции. Оппозиция (от лат. oppositia – противопоставление) – способ противопоставления одних политических взглядов, идей, действий, другим политическим взглядам и действиям. Оппозиция - это часть общества, ведущая политику противостояния господствующему положению. Два данных определения оппозиции позволяют выявить реальность существования оппозиции в России, а также выяснить, какие именно взгляды и идеи противопоставлены взглядам и идеям действующей власти.

Новые традиции, традиции постмодерна, заключаются в том, что любое понятие и представление постоянно изменяется. Более того, оно может даже трансформироваться в свою противоположность. Например, за партией "Единая Россия" прочно закрепился брэнд "партия власти". Это не помешало лидеру ЕР Б.Грызлову заявить в 2005 году, что "Единая Россия" по ряду вопросов находится в оппозиции правительству М.Фрадкова. Многие политологи после данного заявления иронизировали по поводу того, что в России не осталось не оппозиционных партий.

В нашей стране сложилась парадоксальная ситуация, в рамках которой почти вся политическая сфера оппозиционна действующей власти, и в то же время, подавляющее большинство политических структур не являются реальной оппозицией. Многие эксперты в России придерживаются точки зрения, что в России оппозиции нет. "В России нет оппозиции. Единственная русская оппозиция – это олигархи за рубежом" (Л.Невзлин). "Россия, с её олигархической экономикой, становится все больше похожа на Латинскую Америку. Воруют также, но зачем-то всю зиму лежит снег, и нет карнавалов. И ни протестов, ни оппозиции" (Б,Кагарлицкий). А конструктивной оппозицией в России иронично называют всех, кто "включен в конструкцию власти и при этом страдает манией величия" (А.Антонов).

Оппозиция в России это селфбрендинг. Практически любая политическая структура в России может назвать себя оппозиционной, более того, ясно и четко указать, в чем именно проявляется оппозиционность действующей власти, по каким именно аспектам и пунктам повестки дня. Но данная самодеятельность является лишь формой пиара, так как по базовым понятиям самопровозглашенные оппозиционеры занимают абсолютно те же позиции, что и действующая власть. Грубо говоря, в России всё является оппозицией и в то же время ничего не является оппозицией действующей власти.

Для того, чтобы понять, что такое оппозиция в России, необходимо ответить на несколько простых вопросов. Каковы базовые идеи, взгляды, позиции действующей власти в России? Может ли реальная оппозиция в России возникнуть в рамках негласного договора с действующей властью? Возможен ли в России приход оппозиции к власти?

Анализ трансформации оппозиции даст нам богатую пищу для осмысления трансформации политической системы при В.В.Путине. Мы можем более отчетливо увидеть, каковы цели реформ Путина в начале ХХI века.

От создания института правящей партии к созданию института оппозиции

Известный российский социолог, главный аналитик ВЦИОМ Л.Бызов, анализируя политическую реальность, пришел к выводу, что в России завершен этап построения профессиональной "партии власти": "Единая Россия" - первый в новейшей российской истории относительно удавшийся проект "партии власти". Первый претендент на "партию власти" (правда, в эпоху борьбы за власть), "ДемРоссия" начала девяностых, обладала огромным влиянием, но она не пережила прихода к власти. Сразу после августа 1991 года она стала на глазах распадаться и распыляться, во многом потому, что Борису Ельцину никакая "партия власти" попросту была не нужна. Последующие попытки в лице "Демвыбора" и НДР были полуудачами, и очень быстро выдохлись". И что на данном этапе для построения стабильной политической системы в России необходимо выращивание профессиональной оппозиции. Политолог А.Зудин также считает: "Еще более сложной задачей, чем создание института правящей партии, является создание такой оппозиции, которая была бы готова к жесткой борьбе за власть, не разрушая при этом сложившую к настоящему времени государственность, не ставя под вопрос преемственность политического курса, а предлагая его новую интерпретацию или существенные дополнения. То есть нужна такая оппозиция, которая присягнула бы на верность пути, который с таким трудом был пройден нашей страной за последние 15 лет". Из чего следует, что завершающий этап электоральной реформы в России, в рамках которого лишь "избранные" партии прошли фильтрацию в Росрегистрации и получили предварительный допуск к выборам в Государственную Думу-2007, были отменены графа против всех и порог явки избирателей, а также был запущен процесс укрупнения политических партий – это естественный шаг федеральной власти по построению "правильной", профессиональной оппозиции в России.

Концептуально требование властей к оппозиции оформил М.Соколов: "России в ее нынешнем состоянии более потребна оппозиция глубоко консервативная и глубоко контрреволюционная". Не исключено, что формула С.Белковского: "Одна Россия. Один народ. Одна оппозиция. Один оппозиционный кандидат в президенты", является формулой полностью устраивающей нынешнюю российскую власть.

Сегодня нет необходимости обсуждать тему "удастся ли партии "Справедливая Россия" стать реальной оппозицией?". Социолог Л.Бызов считает, что запрос на оппозицию обращен именно к власти: "Общество вообще потеряло доверие к оппозиции, даже если она на словах декларирует вполне правильные, поддерживаемые населением лозунги... Магистральный запрос общества – это укрепление власти, укрепление государства, но при этом такое укрепление, которое бы на самих граждан, носителей этого запроса, не возлагало бы никаких новых обязательств. То "они", а это, уж извините, "мы". И к "нам", пожалуйста, ни с какими делами не лезьте. В результате нам, социологам, приходится расшифровывать феномен постоянного провала оппозиции в условиях столь же постоянного роста оппозиционных настроений и социального недовольства". Искусственность такого политического образования как "Справедливая Россия" более чем очевидна, и это позволяет многим экспертам утверждать, что партия С.Миронова просто "назначена на роль оппозиции". И что, скорее всего, ей не удастся стать реальной оппозицией. Лидер КПРФ Г.Зюганов достаточно эмоционально оценивает С.Миронова: "Этот небритый человек типичный член партии "Единая Россия". То есть с точки зрения КПРФ, формируемая федеральной властью оппозиция – это та же партия власти, имитирующая оппозицию.

Оппозиция в России в высказываниях современников

"Охранители власти" постоянно демонстрируют свое презрительное отношение к оппозиции. Так, Г.Павловский считает: "Оппозиция это группа светлых личностей, которые постоянно атакуют власть, дожидаясь ее ослабления, а затем разрушения, чтобы занять освободившееся место". Похожей точки зрения придерживается М.Леонтьев: "У нас вся политика оппозиции либо маргинальна, либо фиктивна. Никакого разговора о победе этих партий в предвыборной гонке нет. И дело не в отсутствии финансирования, а в отношениях этих партий к режиму власти". Существует и прямолинейная точка зрения К.Пуликовского: "Я очень много перемещаюсь по Дальнему Востоку, да и по стране. Людям нужна не оппозиция, им нужен царь – и все тут". И реплика О.Романовой: "Где наша либерально-демократическая оппозиция? Разгромлена".

Проблемы оппозиции многочисленны. "Кремлевские чиновники, конечно, уже давно не боятся никакого Майдана. В отличие от своих добровольных помощников, они прекрасно знают, что российская оппозиция крайне слаба и в настоящий момент не способна бороться с административным ресурсом и всей мощью путинской военно-полицейской машины, которая будет немедленно задействована при первых признаках чего-то похожего на московский Майдан" (Б.Межуев). Выделяются отдельные проблемы оппозиции: "Единственная проблема оппозиции —кадры. Прежние вожди либералов личностно неспособны на выработку нового синтеза и даже на продуктивное участие в нем. Есть инерция образов и отношений". (П.Святенков). Для того, чтобы стать оппозицией в России требуется смелость: "Вместе с тем Никита Белых сказал, что СПС никогда не будет кремлевской партией, никогда не будет марионеткой под крылом Кремля. За слова придется отвечать, потому что они прозвучали с трибуны и их обратно в рот не затолкаешь. На 90% эти слова совпадают с той идеологией, которую предлагаю я. Единственное – я набираюсь смелости произносить слово "оппозиция", а Никита пока нет". (И.Стариков). Дальнейшие события показали, что "смелость" можно проявлять только вне партии, допущенной к выборам в Госдуму-2007.

Необходимо отметить, что оценки оппозиции носят исключительно субъективный характер и во многом предопределены статусом интеллектуала. Данные оценки освещают, чаще всего, лишь отдельные фрагменты российской политической сферы, не внося ясность в понимание того, что такое оппозиция в России начала ХХI века.

Классификация оппозиция в России

Анализ многочисленных публикаций об оппозиции позволяет выделить три типичных представления о том, какие именно политические структуры могут называться оппозиционными.

Официозное представление. Поддерживаемая российским телевидением и широким кругом экспертов точка зрения, в соответствии с которой в России есть "партия власти", а также оппозиция, представленная в Госдуме фракциями партий КПРФ, ЛДПР и "Родина" (системная оппозиция), а также внепарламентская оппозиция (внесистемная оппозиция), в которую входят партии, не преодолевшие 5% барьер.

Представление политических деятелей, чьи интересы не представлены в Государственной Думе какой-либо фракцией. В рамках данного представления все партии в нынешней Государственной Думе составляют единую "партию власти", разделенную на несколько фракций, причем фракции КПРФ, ЛДПР и "Родины" – это типичные представители партии власти, лишь изображающие из себя оппозицию.

Нонконформистское представление. В рамках данного представления ни одна из партий, прошедших через фильтрацию Росрегистрации, не может быть признана оппозиционной. Все партии, у которых есть реальные признаки оппозиционности, отсеяны Росрегистрацией и не будут допущены к выборам в Государственную Думу - 2007.

Необходимо отметить, что можно найти и иные, более специфические формы классификации оппозиции: "Оппозиционность – это проявление нарушенных прав. Есть, правда, оппозиционность по инерции. Человек может хорошо помнить о том, как его права были нарушены 10 лет назад. Это уже оппозиционер по убеждениям. Например, старые коммунисты – они оппозиционеры по убеждениям, хотя, с точки зрения ущемления их прав, они не страдают, как раньше. Но все-таки инерционный источник оппозиционности вторичный, а первичный источник – это нарушение прав" (А.Голов). Но наиболее корректной классификацией оппозиции является официозная или электоральная классификация.

Участие в выборах автоматически разделит в 2007 году всех представителей оппозиции на три неравных группы: системную оппозицию, внесистемную оппозицию и маргинальную оппозицию. Системной оппозицией будут признаны представители партий, преодолевших 7% барьер и противостоящих в Госдуме "Единой России". Внесистемной оппозицией будут признаны представители партий, не преодолевших 7% барьер, но представленных в информационном пространстве России. Маргинальной оппозицией будут считаться представители тех политических сил, которые не смогли доказать федеральной власти, что они могут эффективно исполнять роль плацебо-партий. Такова структура оппозиции в России в формате электоральной классификации.

Является ли антипутинизм признаком оппозиционности?

Сегодня в России начинает доминировать крайне упрощенный взгляд на оппозицию. Для того чтобы стать оппозиционером - достаточно всего лишь объявить себя противником действующего Президента России В.Путина. Но является ли антипутинизм признаком оппозиционности?

В.Голышев концептуально упаковал антипутинизм в некий формат: "Оппозиция должна отстаивать ценности и идеи противоположные тем, которые отстаивает власть. То есть, оппозиция должна настаивать на закреплении за Россией максимально высокого цивилизационного статуса или, по крайней мере, на том, что процесс ее экономической, социальной, политической, информационной и всякой иной деградации должен быть немедленно остановлен...Оппозиция сегодня – это совокупность всех тех, для кого очевидно, что путинщина – тупиковая ветвь эволюции". Можно предположить, что персонализированное неприятие действующей власти может быть лишь одним из признаков оппозиционности в России. Но этого признака явно не достаточно для того, чтобы считаться реальным оппозиционером. Для этого необходимо иметь систему взглядов и идей, отличную от взглядов и идей основных представителей действующей власти.

Отличной от В.Голышева точки зрения придерживается либеральный экономист Е.Ясин: "Сейчас поводом для объединения оппозиций разного толка является противостояние Кремлю. Считаю это неконструктивным, поскольку соединить идеологические крайности невозможно. Придет время, и разношерстные течения, которые сегодня числятся в оппозиции, вновь выйдут на политическую арену, будут пользоваться популярностью, и за их представителей будут голосовать". Из чего можно сделать вывод об отсутствии консенсуса по данному вопросу в кругах самих оппозиционеров. И это само по себе говорит о многом.

В начале ХХ века один из лидеров кадетов Павел Милюков четко выделил два типа оппозиции: "Пока в России существует законодательная палата, контролирующая бюджет, русская оппозиция останется оппозицией Его Величества, а не его Величеству". В России начала ХХI века нет четких критериев деления на типы оппозиции, по отношению к институту президента.

Можно ли считать КПРФ, ЛДПР и "Другую Россию" оппозицией?

Данный вопрос не является праздным по ряду причин. КПРФ за последние 15 лет утвердилась в статусе самой оппозиционной партии. Но данный статус является, скорее всего, своеобразной данью традиции. Коммунисты – это бывшая власть в нашей стране. А политическую силу, отстраненную от власти, принято традиционно считать оппозицией.

КПРФ в России никогда не вернет себе власть. Более того, в глазах все более широкого круга граждан России КПРФ – это системообразующий элемент действующей системы власти. Так можно ли считать КПРФ оппозицией в России?

Оппозиционность ЛДПР – это уже давно дурной анекдот. Имитационный характер оппозиционности ЛДПР фиксирует социолог Л.Бызов в следующем формате: "Весьма реалистичными кажутся прогнозы, что на выборах 2007 года будет сформирован практически однопартийный парламент (ну, может быть, для имитации многопартийности будет оставлена ЛДПР, фактически тоже одно из подразделений "партии власти").

"Другая Россия" также представляется оппозиционной в формате классического позиционирования. Данный формат позиционирования заимствован у антиглобалистов: "Другой мир возможен". Именно этим объясняется то, что данное аморфное образование претендует на роль оппозиции в России. Но анализ позиций большинства активных участников "Другой России" позволяет выявить, что позиции действующей власти и позиции оппозиции по ключевым политическим вопросам практически полностью совпадают. Так можно ли считать "Другую Россию" оппозицией?

Для того чтобы ответить на поставленные вопросы необходимо проанализировать основные идеи и взгляды федеральной власти и оппозиции.

Восемь признаков того, что оппозиция в России не является оппозицией

Интеллектуальные игры, связанные с понятием оппозиция, обычно проходят в формате классического позиционирования и выделения термина "оп-позиция". Данный упрощенный взгляд позволяет многое прояснить. Выделим восемь базисных позиций, в рамках которых российская оппозиция разделяет абсолютно те же воззрения, что и действующая власть. Это: Конституция РФ, выборы, партии, институт президента, народ, природа власти, демократия и видение будущего России.

Природа власти. Природа власти и у представителей действующей власти, и у оппозиционеров однотипна. Это власть элит. Нынешняя власть может смениться на патриотическую или националистическую, но природа власти останется элитной. Есть те, кто знает, что делать, и есть народ, который должен следовать указаниям новых вождей. Г.Павловский выделил один специфический аспект: "Российский оппозиционер ощущает моральное право на патерналистское отношение к “народу”, как подлежащему повторной, справедливой колонизации, готовя себя к “ротации элит”, то есть – смене колониального мандата". Действительно, если считать нынешнюю власть в России оккупационной, то какая для народа разница, кто в России получит "ярлык на княжение" от "Вашингтонского обкома".

Демократия. По данной позиции существует очевидный консенсус не только между парламентскими партиями, но также и в среде внепарламентских партий. Отрицание демократии на сегодняшний день в России – это признак "маргинальщины". В верности демократии клянутся без какого-либо повода и лидеры системной оппозиции и отдельные интеллектуалы, несмотря на то, что век демократии уже практически закончен. Приход постдемократии неизбежен, а клятвы в верности "идеалам демократии" – это не более чем маркирование в символьно-знаковых полях для опознавания в формате "свой - чужой".

Выборы. Выборы – это единственная политическая форма в демократии. Раздаются голоса, утверждающие, что "выборы перестали служить надежным способом решения вопроса о власти". (А.Миловзоров). Но подобное здравомыслие остается незамеченным и властью и оппозицией. Власть в России считает, что выборов в России должно быть поменьше, системная оппозиция считает, что выборов должно быть побольше. Но то, что выборы должны быть сохранены именно в этом виде, в этом оппозиция и власть едины.

"Свободные выборы!" Уж сколько раз твердили миру, что это "великая ложь нашего времени". (А.Елисеев). Можно подписаться под этими словами. Но оппозиция не предлагает ничего инновационного, кроме как "научиться побеждать в нечестных выборах".

Партии. Российская власть в лице В.Суркова считает, что партии "авангард гражданского общества, инструмент участия общества в политической жизни. Аналогичной точки зрения придерживается и интеллектуальный оппонент В.Суркова Д.Рогозин: "Не считая завоевание большого числа мест в Государственной Думе основной целью нашей борьбы, я тем не менее считаю, что русским патриотам следует предпринять серьезные усилия для сохранения собственного парламентского инструмента, т.е. легальной политической партии". Но искусственная партизация страны – это путь в тупик. Власть считает, что партий в России должно быть меньше, желательно – две, а лучше – одна, а оппозиция считает, что партий должно быть больше, и "барьеры" к тому же должны быть пониже. Но партии, независимо от их числа, - это форма эффективнейшего отчуждения политического ресурса от гражданина. И в этом вопросе по отношению к народу власть и оппозиция едины.

Народ. Народ в России не является субъектом политики. Именно на этом основан внутриэлитный консенсус. Апеллирование к народу, как со стороны КПРФ, так и со стороны либеральных партий, носит исключительно пропагандистский характер. Народничество считается неким анахронизмом: "Странно, но народничество, вроде бы отмершее в позапрошлом веке, оставило некую матрицу политической философии, которая навязчиво воспроизводится всеми" (Г.Павловский).

Косвенно подобное отношение к народу подтверждают и сами оппозиционеры: "Вся политика сегодняшняя традиционных демократических партий сводится к маневрированию внутри Садового кольца и попыткам прорваться через черный ход за кремлевскую стену" (Г.Каспаров). И "плач" либералов по поводу отмены порога явки на выборы, в формате заботы о народе, выглядел крайне неубедительно, поскольку, например, те же лидеры "Яблока" приветствовали отмену графы "протии всех", как бы не предполагая, что власть сделает следующий шаг по минимизации рисков в борьбе с протестными настроениями в обществе. Всем без исключения партиям на выборах нужен электорат, а не народ. И в этом все партии в России солидарны с действующей властью.

Для большинства системных оппозиционеров народ – это нечто низменное. Ярким подтверждением этому является фраза "яблочника" С. Митрохина: "Сейчас главная задача демократов заключается в том, чтобы научиться побеждать в нечестных выборах. Эта задача посильная для них. Эта задача решаемая. Это главная политическая задача. Любое устранение от этой задачи и уход куда-то в народ, какие-то низы непонятные, это просто капитуляция. Это такое изображение некой деятельности. Никто там внизу не выживал никогда". К этому добавить больше нечего.

Конституция РФ. Отношение к действующей Конституции, как ничто иное объединяет власть и системную оппозицию в России. Г.Каспаров: "У нас в России достаточно сегодня способов без всяких революционных потрясений заставить власть выполнять всего на всего те законы, которые написаны. Пусть наша конституция несовершенна, она мне не очень нравится, тем не менее, она позволяет нам влиять на изменение этой власти". Аналогичной позиции по действующей Конституции РФ придерживается и М.Касьянов, а также Г.Явлинский: "Наше единственное условие – сохранение Конституции Российской Федерации".

В природе не существует проекта Конституции от КПРФ или от ЛДПР. Известны проекты Конституции ИНС, А.Н.Севастьянова, концептуальные подходы к созыву Учредительного собрания АРИ, но данные проекты никак не связаны с публичными политическими силами. А политические структуры, претендующие на роль оппозиции в России, скорее всего, никогда не выдвинут реального альтернативного проекта действующей Конституции РФ.

Институт Президента. Наиболее объективное представление о данном институте дают высказывания лиц фантастически далеких от реальной политики. Их стремление участвовать в предстоящих выборах Президента РФ впечатляет. Например, забытый Богом и людьми "Союз Русского Народа" планирует определиться по кандидатам в Президенты-2008.

Институт Президента для большинства граждан, самоидентифицирующих себя как представителей оппозиции, является своеобразной "точкой опоры", с помощью которой планируется изменить реальность в России. Институт Президента – это предел мечтаний для любого оппозиционера, как бы кандидата в Президенты, причем мечтаний об "абсолютной власти". И даже представители тех политических структур, которые говорят о парламентской республике в России, жестко не отрицают институт Президента.

В какой-то степени можно согласиться с высказыванием М.Леонтьева: "Единственным институтом, который состоялся вопреки всему, оказался институт президента, всенародно и легитимно избираемого. Именно наличие такого института позволило в известный момент остановить окончательный развал России, когда катастрофа была осознана и Государство оказалось востребованным". Но не в меньшей степени объективно описывает новую реальность П.Святенков: "...власть сжимается в точку, стремясь к своему источнику — институту президентства". Вызов для власти более чем очевиден. Но отношение к данному всевластному институту не планируют менять ни сама власть, ни оппозиция.

Отсутствие захватывающей мечты о будущем России. Ничто так не объединяет оппозицию и власть в России, как отсутствие захватывающей мечты о будущем России. В.Штепа отмечает в действиях оппозиционеров: "Они могут пламенно проклинать Америку, ислам, путинский режим и т.д., но на вопрос: "А сами-то чего хотите?" обычно раздается лишь звенящая пустота — или банальности вроде построения того же самого "национального государства", только "хорошего"...

Новые вызовы для системной оппозиции

Предстоящие выборы в Госдуму станут знаковым событием в России, в рамках определения реальных перспектив существования политической системы, сложившейся в формате Конституции 1993 года. Отмена графы "против всех" – это еще и форма принуждения к выбору оппозиционной партии. Но известна закономерность, "то, что навязывают, отвращает". Поэтому предстоящие выборы в Госдуму – это в первую очередь удар по тем политическим структурам, что называют себя оппозиционными. Длительное пребывание данных оппозиционеров в Госдуме позволяет их назвать системной оппозицией, так они жестко вписаны в нынешнюю систему власти и являются ее неотъемлемой частью.

Требование "проголосуйте за нас" – это требование поддержки всей действующей системы власти. Но может ли это требование считаться одновременно и требованием оппозиции? Р.Латыпов отмечает: "Лихо приуроченная к встрече G8 конференция "Другая Россия" стала тем, что многие наблюдатели склонны оценивать как "рождение объединенной оппозиции". И не беда, что основные акторы оппозиционного мейнстрима – КПРФ, СПС, "Яблоко" и "Родина" – данное мероприятие по сути дела проигнорировали, в очередной раз продемонстрировав системный характер своей оппозиционности".

Еще одним вызовом для системной оппозиции является "сложность работы" с националистами. "...националисты сегодня готовы к тому, чтобы стать пушечным мясом для разного рода кукловодов. Сказывается слишком долгое нахождение в оппозиции, которое вредно для националиста" (А.Елисеев). Данные опасения не являются беспочвенными. Более того, системная оппозиция практически не готова к работе в новых условиях, когда национальный фактор становится одним из ведущих факторов в предстоящих выборах.

Новые вызовы для оппозиции самым естественным образом создает федеральная власть. И то, что сегодня происходит с оппозицией в России – это этап фильтрации и люстрации оппозиции. Как известно "основные задачи российской оппозиции" на современном этапе озвучил Г.Павловский: "Пока оппозиция непрозрачна, ее надо фильтровать...Я полагаю, что оппозиция для того, чтобы выйти из народнического циклизма, нуждается в люстрации. Люстрация оппозиции должна быть проведена самой оппозицией, для того чтобы она получила возможность и моральные права разговаривать с властями о власти".

Этапы трансформации оппозиции в России

Необходимо выделить три этапа трансформации оппозиции в России в начале ХХI века. Первый этап – это этап, включающий в себя полномасштабную электоральную реформу. В ходе данной реформы федеральная власть получила абсолютный контроль над всеми представительными органами власти, включая Государственную Думу. Данный этап был завершен в 2003 году.

Второй этап – это этап предъявления жестких идеологических требований к тем политическим структурам, которые самоидентифицируют себя как оппозиционные. Это этап фильтрации и люстрации оппозиции по Г.Павловскому.

Третий этап, безусловно, начнется после выборов в Госдуму-2007. Сегодня контуры данной трансформации просматриваются в рамках инициативы Г.Каспарова по неучастию в выборах в Госдуму, а также по формату "единый кандидат от оппозиции".

Борьба с оппозицией как технология трансформации оппозиции

Представляется, что борьба с оппозицией – это технология трансформации оппозиции. Безусловно, власти необходима победа над теми, кто именует себя оппозицией в России. Над этим размышляет Ю.Крупнов: "Льва Троцкого к середине 30-х годов стал мучить один, главный вопрос, который он и сформулировал в 1935 году в названии одной из своих статей "Почему Сталин победил оппозицию", и в самой статье: "В чем сила Сталина?". Ни Троцкий, ни его тогдашние и нынешние последователи так и не поняли главного. Сила была не в Сталине, а в российской государственности, которую он, Сталин, начал восстанавливать". К данной точке зрения можно относиться по-разному. Но остается открытым вопрос, является ли повседневная поддержка действующей власти, в формате "спасти президента Путина", гарантией включения в состав системной оппозиции?

М.Делягин считает, что "правящая бюрократия, начав, не может остановиться — и вот уже более года она пытается превратить слово "оппозиционер" в синоним слова "фашист". Мысль более чем верная. Но символ "фашист" – это лишь один из ограничителей в рамках фильтрации и люстрации оппозиции в России. А борьба с оппозицией – это всего лишь политическая технология трансформации оппозиции. Подписание "антифашистского пакта" – это одна их "присяг" действующей власти, о которой упоминал А.Зудин. И это, скорее всего, не единственная "присяга".

Фильтрация и люстрация оппозиции под воздействием разноплановых сил

По мнению широкого круга российских экспертов политический статус Г.Павловского поддерживается тем, что он озвучивает наиболее одиозные инициативы действующей власти. В одной из своих публичных лекций на Полит.ру Г.Павловский подробно изложил принципы, на которых будет проходить фильтрация партий перед выборами в Государственную Думу-2007: "Пока оппозиция непрозрачна, ее надо фильтровать...". Необходимо отметить, что призывы Павловского обладают определенной эффективностью. Так, например, С.Глазьев все чаще упоминает термин "социал-демократия" и все реже "народ". И этому есть объяснение из истории нашей страны. Достаточно вспомнить знаменитую фразу Н.Бухарина: "У нас многопартийная система: одна партия у власти, а остальные в тюрьме".

Необходимо отметить, что идея люстрации возникла в оппозиционных кругах. Достаточно вспомнить высказывания М.Юрьева: "С элитами рецепт ещё проще – люстрация. Нынешние элиты в подавляющей части исправить нельзя, их придётся просто заменить (не путать с физическим уничтожением)". Можно предположить, что мы в очередной раз наблюдаем перехват креативных идей у оппозиции.

Представляется, что выборы в Государственную Думу–2007 могут стать наглядным примером фильтрации и люстрации оппозиции в России. В массовом сознании граждан России может сложиться устойчивая картина, в рамках которой все партии, допущенные к выборам не будут считаться оппозиционными. Этому будет максимально способствовать и инициатива Г.Каспарова по неучастию в предстоящих выборах в Госдуму: "Парламентские выборы бессмысленны в том плане, что этот результат заранее будет предсказуем. Тратить силы, в общем, довольно ограниченные силы объединенной оппозиции на участие в выборах, в которых ни одна реально оппозиционная партия принять участие все равно не сможет, нам кажется бессмысленным".

Каспаров объясняет эффективность неучастия в выборах, как технологию делегитимизации власти в России: "Если будут голосовать 25 процентов, например, населения, если будет явно ниже, чем было обычно. Если люди будут демонстративно выказывать свое отношение к тому, что происходит, то все-таки власти будет нанесен довольно серьезный удар, именно легитимности власти. Потому что на самом деле вопрос власти решается на парламентских выборах". Это позволяет предположить, что "Другой России" удастся изменить структуру оппозиции, а также и представления массового сознания граждан России об оппозиции. Но для нас сегодня важно понять, что трансформация оппозиции в России будет осуществляться под воздействием разноплановых сил.

Если кампания по неучастию в выборах станет эффективной, то ни одна из партий, допущенных властью до выборов не будет считаться реально оппозиционной. Все допущенные к выборам партии будут действовать в рамках своеобразной политической лицензии (http://www.polit.nnov.ru/2006/11/15/politcence/), которую они получат от действующей власти. В данной политической лицензии будут прописаны все публичные позиции партии в предстоящих выборах. Управляемой демократии в России требуются абсолютно управляемые политические партии. Это и является конечной целью фильтрации и люстрации политических партий в России.

Структура оппозиции после выборов 2007 – 2008 годов

Трансформация политической системы в России обращена в будущее. И это будущее настанет после выборов Президента-2008. Какова будет структура оппозиции?

Представляется, что официально оппозиция будет состоять из двух частей: парламентская оппозиция и внепарламентская оппозиция. Парламентская оппозиция - это все партии в Госдуме, кроме "Единой России", а внепарламентская оппозиция – это все остальные партии, находящиеся на государственном финансировании (http://www.polit.nnov.ru/2006/05/18/duty/). Маргинальная оппозиция не будет признавать их за оппозицию. Но главным будет не это. Единственной реальной оппозицией власти после Президентских выборов останется народ.

Народ – единственная оппозиция в России

Трансформация политической системы при В.Путине закрепляет технологию "наследуемого президентства" (http://www.polit.nnov.ru/2005/06/29/legacy/) в России, минимизирует риски действующей власти в рамках немногочисленных выборов. "Вертикаль власти" в России – это несколько слившихся воедино различных вертикалей. Партийная "вертикаль власти" будет состоять из различных парламентских и внепарламентских партий, "присягнувших на верность курсу".

Выборы в Госдуму-2007 должны продемонстрировать, насколько эффективна так тщательно выстраиваемая партийная "вертикаль власти". А это зависит, по мнению ряда экспертов, от того, насколько граждане России поверят политическим деятелям, призванным имитировать оппозицию в России. А если имитация будет неудачной?

Единственной оппозицией в России после президентских выборов 2008 года станет народ. Народ убедится в том, что оппозиция никогда не придет к власти в России. Более того, народ поймет то, что отметили более века назад братья Гонкур: "В конечном счете недовольных негодяев столько же, сколько негодяев довольных. Оппозиция не лучше правительства". И народ будет искать новые эффективные формы реализации собственной власти и защиты собственных интересов, не доверяя это тем, кто лишь имитирует заботу о народе. А что сегодня может противопоставить "горизонталь народа" "вертикали власти"? Только свою собственную волю, направленную против всех имитаций в России: и имитации власти, и имитации оппозиции.

Публикации по теме:

"О завершении первого этапа фильтрации партий перед выборами в Государственную Думу – 2007" (http://www.polit.nnov.ru/2006/10/30/gosdumafiltr/)

"Росрегистрация" и селекция партий перед выборами в Госдуму – 2007 (http://www.polit.nnov.ru/2006/08/31/rosregistr/)

Отмена графы "против всех" и контуры системного политического кризиса в России (http://www.polit.nnov.ru/2006/06/16/against/)

Госдума – 2007 и "налог на воздух" (http://www.polit.nnov.ru/2006/05/18/duty/)

Скрытые итоги выборов в Московскую городскую Думу и их влияние на последующие выборы в России (http://www.polit.nnov.ru/2006/02/15/mosgorduma/)

Новая прикольная классификация политических партий в России (http://www.polit.nnov.ru/2006/01/11/grading/)

"Партии - наш рулевой", или Заметки о построении "Партийной вертикали власти" (http://www.polit.nnov.ru/2004/11/11/vertikal/)

© 2003-2019, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна