Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2019, Martovsky
Главная > Аналитика

30.01.2007 Казахстан начала ХХI века как Польша перед 1939 годом

Авторы: Маслов Олег Юрьевич , Александр Васильевич Прудник

"Не плакать, не смеяться,
не проклинать, а понимать".

(Б.Спиноза
Политический трактат, I, § 4)

Казахстан привлек к себе внимание всего мира теми переменами, которые произошли в этой стране в конце 2006 - начале 2007 года. Визит Назарбаева в Китай и подписание ряда ключевых соглашений между Китаем и Казахстаном, последующее назначение нового премьер-министра Казахстана, официальное извещение о том, что нефть с Тенгиза потечет по трубопроводу "Баку – Тбилиси – Джейхан", все это вместе взятое запустило процесс осмысления новой реальности. Причем в рамках данного осмысления все отчетливее проявляется необходимость выработки новой политики ведущих стран мира к новому самоопределившемуся Казахстану.

Вектор движения Казахстана прочь от России более чем очевиден. Причем данный вектор, в отличие от аналогичного движения Азербайджана, практически не афишируется в российских СМИ. И это все труднее скрыть за умолчанием и информационными завесами. Новая политика по отношению к Казахстану требуется в первую очередь России.

Взаимовыгодные отношения между Россией и Китаем в ХХI веке невозможны без учета интересов Китая в Казахстане. Это реальность. Есть ли у России интересы в Казахстане? Безусловно, есть. А что из себя сегодня представляет Казахстан? Казахстан начала ХХI века соткан из пиара, как ни одно государство, некогда входившее в состав Союза Советских Социалистических Республик. А сможет ли пиар–государство противостоять реальным вызовам, толчком к которым могут стать высоковероятные военные события в Иране? Затронет ли глобальный финансово–энергетический кризис Казахстан, превратив его в своеобразную "воронку" или милостиво обойдет стороной? Ответы на эти вопросы и необходимо найти, причем, в ближайшее время.  

"Казахстан плюс Китай минус Россия"

Представляется, что формула "Казахстан плюс Китай минус Россия" в наибольшей степени характеризует те изменения, которые произошли в последние месяцы во внешней политике Казахстана. Подтверждений данной формуле, в какой-то степени напоминающей одну знаменитую фразу бессменного лидера Казахстана Нурсултана Назарбаева начала 90-х годов прошлого века, более чем достаточно. Изложим их по порядку.

Визит Назарбаева в Китай и подписание межгосударственных соглашений между Китаем и Казахстаном. Лидеры двух стран договорились о сотрудничестве в области разработки нефтяных и газовых месторождений Казахстана, а также  обсудили проект создания трансграничного газопровода и расширения существующего нефтепровода, развития гидроэнергетики и соединении железных дорог Китая и Казахстана в южной части границы между двумя государствами. Из официальных пресс-релизов стало известно, что за первые десять месяцев этого года поставки казахской нефти в Китай увеличились более чем в два раза — до 54.000 баррелей в сутки. В 2006 году объем торговли между двумя странами находится на уровне $8 миллиардов, в 2010 году ожидается — $10 миллиардов и в 2015 году — $15 миллиардов.

В российских СМИ данные соглашения не попали в фокус общественного внимания. Более того, привычно позиционировалось, что в Казахстане успешно функционируют РАО ЕЭС, Газпром и то, что ВВП Казахстана на половину формируется российскими инвестициями.

Назначение нового премьер-министра Казахстана. Политолог Ю.Солозобов достаточно подробно изложил хитросплетения казахской внутренней политики: "41-летний Карим Масимов, получивший образование в Китае, и владеющий английским, китайским и арабским языками, как нельзя лучше подходит на роль экономического и политического "реформатора"... Многие российские обозреватели уже поспешили назвать нового премьера РК "прокитайским". Действительно, за годы обучения и работы в Поднебесной (К.Масимов окончил Пекинский институт языка, юридический институт Уханьского университета, работал в торгпредстве в Урумчи, директором торгового дома Казахстана в Гонконге) новый глава кабмина приобрел серьезные связи среди китайской политической элиты и бизнесменов. Некоторые источники в спецслужбах намекают, что карьерная биография К.Масимова тесно связана со службой в органах советской разведки по китайскому направлению. С учетом того, что Казахстан подписал с Китаем соглашение о сотрудничестве в XXI веке во время последнего визита Назарбаева в конце декабря, это назначение приобретает знаковый характер. Однако, как отмечают информированные наблюдатели, новый премьер РК - уйгур, а не этнический казах. Поэтому ожидается, что степень мягкого сопротивления Казахстана новому китайскому владычеству в Центральной Азии будет неуклонно нарастать.

Кроме того, что Карим Масимов считается одним из доверенных людей среднего зятя Президента - Тимура Кулибаева. Такой явный переход премьерского кресла в распоряжение связки влиятельных ФПГ и клана Кулибаева означает, что именно этот пул открыто претендует на "постназарбаевское" наследство. Похоже, что внезапная смерть Туркменбаши никого в Центральной Азии не оставила равнодушным, и в Астане всерьез задумались над булгаковской фразой о том, что "любой человек смертен, и самое главное, что он внезапно смертен". Назначение К. Масимова и новые кадровые перестановки в правительстве демонстрируют готовность политического класса Казахстана осуществить преемственность власти без ненужных смут и потрясений".

Обращает на себя внимание то, что перспективы антикитайской политики Масимова не выглядят логически обоснованными. И известная фраза Масимова: "Президент Назарбаев четко определил внешнеполитические приоритеты. Наш главный партнер — Россия, второй — Китай, третий — США. Не очень корректно ставить вопрос, за русских мы или за американцев", - не является реальной основой для выдвижения предположений о пророссийской политике Казахстана. В качестве позитивного примера в России фокусируется внимание на том, что недавно правительство Казахстана заблокировало $1,9-миллиардную сделку по продаже канадской Nations Energy, добывающей нефть в Казахстане, китайской компании CITIC. Но данный пример, скорее всего, подтверждает, что сегодня Казахстан еще не готов к тем темпам передачи на восток казахских ресурсов, которые требуются динамично развивающемуся Китаю. 

Необходимо отметить и то, что сама казахская элита пошла на радикальную перестройку своей внутренней и внешней политики. Назначение премьер–министром уйгура означает отказ от одного из главных принципов этнократии. Безусловно, можно позиционировать, что уйгуры пришли на  территорию Казахстана из Китая в рамках процесса вытеснения, и на этом строить прогнозы о внешней политике Казахстана. Но уйгуры – это свои для ханьцев, ровно в той степени, в какой являются своими для большинства граждан России, например, тувинцы. Фигура С.Шойгу не выглядит инородной в политическом бомонде России, и точно также не выглядит инородной для большинства граждан Китая фигура уйгура Масимова. Более того, вполне реальна перспектива последовательного закрепления в массовом сознании граждан Казахстана формата "казах = уйгур = китаец".  

Перспективы переключения транспортировки нефти с Тенгизского месторождения на нефтепровод "Баку – Тбилиси - Джейхан".  24 января 2006 года президент "КазМунайГаза" Узакбай Карабалин, заявил о новом маршруте, который "предназначен для экспорта возрастающих объемов казахстанской нефти с месторождений Кашаган и Тенгиз через Каспийское море на международные рынки по маршруту "Баку–Тбилиси–Джейхан". Ранее предполагалось, что основная часть возрастающей добычи нефти на Тенгизе будет транспортироваться на европейские рынки через российскую территорию в Новороссийск по второй ветке КТК (Каспийского трубопроводного консорциума), которая в случае ее строительства должна увеличить пропускную способность маршрута с 38 млн. тонн, из них 28 млн. приходится на казахскую нефть, до 67 млн. тонн к 2011 году" ("Независимая газета" 26.01.2006). В рамках данного заявления становится очевидным, что Россия теряет монопольные позиции на транзит нефти и газа из стран Каспийского региона, а также вырисовывается перспектива отсечения России не только от углеводородов Казахстана, но и от углеводородов Туркмении.

В.Цымбурский утверждает, что "Казахстан должен рассматриваться не как малое государство, балансирующее между разными "центрами сил", а как одно из ключевых и фундаментальных звеньев великого территориального пояса, несущей конструкции современного мира. Во многом от судьбы этого звена зависит, будет ли этот пояс тем, чем он был в веках — поясом, разделяющим и связывающим цивилизации Евроазии, или же он окажется частью новой структуры, замкнутой на Евроатлантику и позволяющей евроатлантическим структурам контролировать Евроазию изнутри, приплюснув их к океанской кайме". С данным утверждением можно согласиться лишь частично, в том аспекте, в котором прозрачно намекается на возможную деструктивную роль Казахстана по отношению к Евразии. Заявление президента КазМунайГаза в реальности и обозначает "контролирующий" Евроатлантический вектор.

Представляется, что формула "Казахстан плюс Китай минус Россия" является универсальной формулой для понимания того, что происходит в Казахстане. Причем частичная переориентация Казахстана на Запад  и перспективы строительства трубопровода по дну Каспийского моря до Баку являются в не меньшей степени вызовом для Китая, чем для России. Именно это заставляет по-новому взглянуть на взаимоотношения Китая и России в начале ХХI века.  

Россия и Китай в начале ХХI века

По мнению члена Комитета по международным делам Совета Федерации, в прошлом в течение многих лет Чрезвычайного и полномочного посла РФ в Китае, Рогачева: "В настоящее время отношения между Россией и Китаем находятся на самом высоком уровне за всю их историю". Действительно, Россия связана с Китаем спектром соглашений. В марте 2006 года на российско-китайском форуме деловых кругов были подписаны 32 протокола о намерениях между российскими и китайскими компаниями на общую сумму  2 миллиарда 480 миллионов долларов. За девять месяцев 2006 года объем двусторонней торговли составил почти 25 миллиардов долларов. Высшее руководство в Москве и Пекине поставили цель: к 2010 году довести объем нашего товарооборота до 60-80 миллиардов долларов. А стратегический союз России и Китая стал просматриваться в рамках ШОС.

Политолог С.Марков считает, что "ШОС не только одна из немногих организаций, где нет американцев, но также чуть ли не уникальное объединение, где нет американских сателлитов. В этой связи у американцев нет инструментов воздействия на ШОС и блокирования ее решений. Шанхайская организация сотрудничества не антиамериканская, она неамериканская, но американцы, как известно, исповедуют большевистскую логику – "кто не с нами, тот против нас", поэтому они позиционируют неамериканскую организацию как  антиамериканскую". Постоянные презентации ШОС (в саммите Шанхайской организации сотрудничества 15 июня 2006 года приняли участие президенты России, Узбекистана, Киргизии, Таджикистана, Казахстана и Китая. В качестве наблюдателей также были представители Пакистана, Индии, Ирана, Монголии и Афганистана),  как "Союза государств без США",  породили робкие надежды на то, что Россия выйдет из фарватера американской политики и полностью сосредоточится на реализации собственных геополитических проектов.  Суммируя высказывания ряда российских экспертов, можно предположить, что мы с вами присутствуем в начале формирования "повестки дня" для будущего Президента России.

 В данную "повестку", скорее всего, будут вписаны два пункта: концептуальная позиции российского государства о русском народе, как о разделенном народе, и соответственно, публичная презентация территориальных претензий к ряду соседних стран. В рамках формирования данной "повестки", которая может стать реальной "повесткой" если не для президента России – 2008, то для президента России – 2012, слова Н.Назарбаева о том, что не надо спешить с расширением состава ШОС и с включением в ШОС Ирана, выглядят, как личные опасения Президента Казахстана за будущее своей страны. В позиции Назарбаева просматривается стремление сохранить собственное "наследство", полученное после распада СССР. Не более того. А то, что данная реплика позиционировалась российскими СМИ, как проявление пророссийской позиции, является всего лишь попыткой скрыть новые нарождающиеся внешнеполитические настроения в России.

Необходимо напомнить о том, что именно президент Казахстана Н.Назарбаева четко высказался о перспективах вступления Ирана в ШОС. За форматом "не надо торопиться со вступлением Ирана в ШОС" стоит стратегия Казахстана, направленная на усиление собственных позиций, под прикрытием информационной завесы о "многовекторной политике" Казахстана. 

Каталы "китайской карты" в России

Не является большим секретом, что ШОС рассматривается многими экспертами по международной политике, как политический инструмент международной экспансии Китая. Многие аналитики и эксперты в России считают, что  Китай является  главным врагом России в ХХI веке. Кто видит в Китае главного врага России?

Начало разыгрывания "китайской карты" в России положил один из лидеров российских либералов А.Чубайс. Глава РАО ЕЭС А.Чубайс на съезде СПС 24.12.2001 года заявил о необходимости делать выбор между Китаем и США: "Я выскажу мысль, которую, может быть, странно будет слышать из моих уст и которая, может быть, кажется не очень значимой в работе региональных организаций, но надеюсь, что она будет понята со временем и принята. У страны в целом на ближайшие 5-7 лет ничего более значимого, более масштабного, ничего в подлинном смысле исторического по сути дела не осталось, кроме одного вопроса – место России в мире. Я считаю, что в ближайшие 5-7 лет именно в этой сфере произойдет фундаментальный, ни с чем не сопоставимый в нашей истории, гигантский по значению  исторический поворот.

Первые признаки этого поворота, пока еще достаточно робкие, уже произошли. Но то, что будет происходить дальше, как мне кажется, абсолютно беспрецедентно. Это изменит не только место России в мире и не только отношения России с миром – это изменит всю внутриполитическую карту страны. Это изменит позиции президента внутри страны. Это очень серьезно отразится на его рейтинге, приведет к значительному, если не радикальному, пересмотру взаимоотношений президента со всеми ведущими элитами внутри страны и полному изменению всей структуры его электоральной поддержки.

Я рискну сказать, что в последние годы для нормального гражданина России вопрос о том, кого мы больше поддерживаем – Соединенные Штаты или Китай, был довольно абстрактным. Существовали гораздо более насущные вопросы".

Обсуждение в начале ХХI века международной темы на съезде одной из либеральных партий факт удивительный. Контекст высказывания Чубайса не оставляет сомнений в том, что российские либералы видят единственным союзником России США, а врагом – Китай. Вполне конкретно данную позицию либералов оформил "яблочник" А.Арбатов: "Угрозой для России может стать Китай". А немного позже М.Ходорковский сделал предельно алармистское заявление: "Только мобилизационный проект, если мы хотим построить современную экономику, нам придется стряхнуть с себя сонное оцепенение последних лет. Никакие PR-ухищрения уже не помогут. Но проект не может быть связан с идеей выживания – только с идеей процветания. Если бороться за то, чтобы "не было еще хуже" - очень скоро окажемся под пятой стремительно растущего Китая и прекратим существованием в качестве независимого государства".

Необходимо отметить, что озабоченность экспансией Китая на Дальневосточные и Сибирские территории России проявляется в России все назойливее: "Прежде всего, следует сказать о Китае, который бурно развивается в качестве территориальной империи, причём у него есть все предпосылки для того, чтобы со временем превратиться в национальное государство и далее в национальную империю. Если Россия не сохранит своей государственной идентичности, то основная часть её территории, на которой сосредоточена большая часть полезных ископаемых, окажется в китайской зоне экспансии" (О.Григорьев).

Алармистские высказывания о том, что два миллиона китайцев ежегодно нелегально остаются в России, не подтверждаются официальными данными, но презентация Китая в качестве  главного врага России носит целенаправленный характер. Так Д.Верхотуров отмечает "Привычным тезисом в вопросе о страшной "китайской миграции" является отсутствие точных данных. Авторы так и пишут, что никто точно не знает, сколько китайцев в России, но, наверное, уже миллионы", и что "при рассмотрении фактических данных, китаисты вынуждены были сделать вывод о незначительном характере китайской нелегальной иммиграции".  Но в многочисленных статьях продолжают утверждать, что счет нелегальных мигрантов из Китая идет на миллионы, а также постоянно воспроизводится метафора А.Пионтковского о союзе России с Китаем, как союзе "кролика и удава". Из Китая последовательно и планомерно формируется образ главного врага России.   

Образ врага

Образ врага из Китая формируется по следующим направлениям: неуправляемая миграция китайцев в Россию и процесс вытеснения "коренных народов" со своих "исконных земель", плюс неминуемый военный конфликт между Россией и Китаем, который должна будет спровоцировать китайская сторона.

Каким образом интерпретируются различные события, для того, чтобы возникло ощущение реальности угроз России от Китая? События 2005 года, когда Россия отдала Китаю острова на Амуре, послужили не только поводом для обвинений российских властей и партии "Единая Россия" в нарушении действующей Конституции РФ, но и  поводом для того, чтобы вспомнить события  из истории СССР и понятие "умиротворение агрессора". В работе "Империя и Россия-СССР в ХХ веке" (http://www.polit.nnov.ru/2005/08/01/ussr/) подробно анализировались неудачные действия властей и перед Первой, и перед Второй Мировыми войнами. Действительно, союз с Германией и два договора между Германией и Россией 1939 года оказались договорами с будущим агрессором.

К настоящему времени уже появились публикации о том, что договор между РФ и Китаем во многом напоминает содержание договоров между СССР и Германией 1939 года. В частности,  в аспекте поставки сырьевых ресурсов. Советский Союз по соответствующим договорам должен был поставлять Германии "полтаблицы Менделеева", то есть все то, что было необходимо режиму Гитлера для наращивания своей вооруженной мощи. В рамках данного взгляда на историю поставки энергоресурсов из России в Китай выполняют аналогичную миссию, повышая и без того стремительно растущую экономическую мощь современного Китая.

А.Храмчихин, анализируя ход учений подразделения Шэньянского ВО, отмечает: "...совершили бросок на расстояние 1000 км на территорию Пекинского ВО, где провели учебное сражение с частями этого округа учения...это подготовка к войне с нами, других вариантов здесь просто нет. Причем отрабатывались наступление, а не оборона. Применительно к Тайваню указанный сценарий не имеет смысла. Отрабатываются классические глубокие наступательные операции на суше, в горно-степной местности, их объектами для Китая могут быть лишь Россия и Казахстан. Третьего не дано". В данный прогноз необходимо внести существенную корректировку. Представляется, что эти учения в наибольшей степени соответствуют логике экспансии против Казахстана, а не против России.

"Умиротворение" Россией Китая за счет уступки российских территорий, гарантированных поставок энергоресурсов, безусловно,  и в дальнейшем будут позиционироваться многими российскими экспертами в аспекте аналогичного "умиротворения" фашистской Германии. Можно предположить, что данные исторические параллели будут периодически презентоваться и в программных заявлениях лидеров различных российских партий. Тема отношений между Россией и Китаем становится все более "горячей" темой. Но для нас сегодня важно осознать перспективные внутрироссийские настроения, которые могут трансформироваться в "повестку дня" нового президента России, и соответственно, в новую внешнеполитическую доктрину России после Путина.

Разыгрывание "китайской карты", последовательное формирование из Китая образа главного врага России до 2006 года осуществлялось исключительно силами российских либералов, но с 2006 года к данной теме подключились и те политически активные граждане России, которые самоидентифицируют себя как патриоты.

Миф о многовекторной политике" Казахстана

Представляется, что назначение нового премьер Казахстана должно развеять миф о постоянно декларируемой руководством Казахстана "многовекторной политике". "Основная задача нового кабинета - разработка конкретной стратегии по вхождению Казахстана в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мира" (Ю.Солозобов). Но данная стратегия предполагает усиление роли Казахстана как самостоятельного игрока на рынке углеводородов. А в этом отказывают ныне даже России. В нашей стране многие продолжают делать вид, что не замечают уход Казахстана в сферу влияния Китая. Но не ангажированные аналитики уже пришли к выводу, что "многовекторная политика" Казахстана – это та же имитация, как и многое в самой России.

Опасность для России заключается не только в выходе Казахстана из ЕЭП: "В этих условиях для Китая первостепенный интерес представляет казахская нефть, что в некоторых сценариях развития может обозначать тесный Казахстано-Китайский союз с выходом Казахстана из единого экономического пространства (с неизбежным последующим распадом этого пространства)" (Х.Селдон), но и в полной переориентации этой страны на внешнюю политику в формате "минус Россия".

За мифом о "многовекторной политике" Казахстана скрывается и антироссийская идеология. Так М.Сытник отмечает, что "те российские политики, которые не придают этой мягкой и скрытной формы антироссийской идеологии никакого значения, считая ее допустимым явлением по сравнению с агрессивными формами других соседей по СНГ – совершают грубейшую ошибку и наивно заблуждаются в перспективах интеграции евразийского пространства. Мягкая форма антироссийской болезни в Казахстане, на которую закрывает глаза российское руководство ради интересов сырьевых корпораций России, парадоксальным образом приведет к более прочной и глубокой политико-идеологической дезинтеграции России и Казахстана через 5-7 лет".

Перспективы Казахстана, как государства-нации

Одна из главных мифологем доминирующих над казахской элитой, мифологема, воплощенная в слова: "Кто-то очень не хочет, чтобы Казахстан стал сильным и процветающим государством". Данная мифологема повторяется в последние годы практически всеми публичными политиками Казахстана и выполняет своеобразную мобилизующую роль перед лицом невидимой угрозы. Но в данной мифологеме, безусловно, зафиксирована тень реальной угрозы Казахстану, как государству–нации.    

Президент Ирана Махмуд Ахмединеджад ввел в оборот словосочетание "стереть с карты мира". Особенности жизнедеятельности большинства стран, возникших на обломках СССР, заключаются в том, что их "нацбилдинг" носит этнократический характер. А противостоит "нацбилдингу" реальная экономическая глобализация и гипотетически высоковероятная война за все мировые углеводороды. Перспектив "нацбилдинга" нет ни у одной страны в мире, включая "незалежную" Украину, а следовательно, этой перспективы нет и у Казахстана. Экономическая глобализация неминуемо разрушит остатки суверенности всех без исключения государств. Любые иные утверждения в лучшем случае ошибочны.  

Казахстан – пиар-государство

Казахстан предстает миру оазисом благополучия и процветания. Во многом столь благостная картина создана интеллектом российских политтехнологов и пиарщиков, не нашедших применения своим талантам в России. Но иногда информационная завеса приоткрывается, и миру предстает реальная картина жизни в Казахстане. Так, Айнур Балакешова пишет о том, что "более 700 работников металлургического предприятия АО "Миттал Стил Темиртау", одной из ведущих магниток Казахстана, подали заявления о приеме на работу в российское предприятие "Северсталь". Рабочие заявили, что покидают страну, где их труд не ценятУходят профессиональные кадры, знатоки своего дела, которых не заинтересовали высокой зарплатой. Они долго ждали, когда иностранный владелец магнитки Лакшми Миттал обратит на них внимание. Этого не произошло. А сколько можно ждать? Той зарплаты, которую платит компания, хватает лишь на первые десять дней".

Данная информация является исключением из правила. Более того, представляется, что данная публикация стала возможной лишь после того, как первые семьи рабочих из Казахстана стали переселяться в Россию.

Русские – разделенный народ и "повестка дня" будущего президента России

Приближающиеся выборы Президента России презентуются в российском экспертном сообществе  как "проблема-2008". И для подобного позиционирования есть масса оснований. Переход власти от Ельцина к Путину, де-факто, не означал смену элит в России, но последствия данного перехода более чем очевидны. И не только для российских экспертов. Это позволяет нам предположить, что переход власти от В.В.Путина к любому его преемнику будет означать гарантированную трансформацию политической системы страны, которая в значительной степени может отличаться от трансформации, осуществленной при В.В.Путине (http://www.polit.nnov.ru/2006/06/29/transform/).

Одной из забав российского экспертного сообщества в преддверие президентских выборов является формирование "повестки дня" для будущего Президента России. Главный редактор журнала "Политический класс" В.Третьяков, размышляя о будущем России, акцентирует внимание на следующем: "Объединенная Европа и США не хотят понять и еще одного важнейшего фактора. Сегодня русские – самая большая разделенная нация Старого Света. 25 миллионов русских в 1991 году оказались (и не по своей воле) за пределами России. Большая часть из них (20 миллионов) - на Украине...И никто не сможет запретить России стремиться к воссоединению с этими соотечественниками, как никто не мог помешать немцам желать собственного воссоединения и в конечном итоге добиться его".

Необходимо отметить, что метапослание В.Третьякова обращено не только к Украине, но и к Казахстану, в котором проживает шесть миллионов русских. А главное, сформулирован важнейший пункт "повестки дня" будущего президента России.

Китай - "спящий" союзник России

Анализ поведения российской элиты до Первой Мировой войны и советского руководства до Второй Мировой войны позволяет выявить не только ошибки стратегического характера, связанные с выбором союзников в будущей войне, но и сложность выбора, стоящего перед нашей страной. Несмотря на то, что большинство российских экспертов убеждено в том, что Россия "слепо следует в фарватере американской политики", сближение со "старой Европой" в обход  проамериканского "санитарного кордона" и сближение с Китаем также являются очевидными трендами. Гипотетически можно предположить, что трансформация одного из нынешних партнеров России в агрессора позволяет надеяться на то, что помощь в отражении агрессии придет со стороны "спящего" союзника.

Необходимо признать, что последовательная антикитайская позиция российских либералов привела к тому, что тема раздела Казахстана уже вышла из стен "закрытых клубов" и обсуждается в узких кругах российского экспертного сообщества. От той части российских интеллектуалов, которые отстаивают тезис о грядущей экспансии Китая против России, требуется  четко и ясно объяснить, в конце концов, российскому экспертному сообществу, почему, по их мнению, Китай выберет для своей экспансии Россию с ядерным оружием, а не практически безоружный Казахстан. Необходимо признать, что на данный вопрос должны ответить и казахские интеллектуалы. Представляется, что сегодня необходимо признать Китай по отношению к России в качестве "спящего" союзника, а не в качестве потенциального агрессора. И данный подход необходимо распространить и на "Старую Европу" и на США, вплоть до проявления реального агрессора по отношению к России. 

 Раздел Казахстана или новый план "Молотова – Риббентропа"

В последнее время в потоке публикаций  в формате "Россия – Казахстан – Китай" стали появляться тексты не только о грядущей агрессии Китая против России. Особый интерес представляют редкие алармистские статьи казахстанских интеллектуалов. Так, в одной из подобных статей М.Адилов отмечает, что "в XXI веке именно Китайская Народная Республика несет в себе главную угрозу национальной безопасности Республики Казахстан". Также акцентируется внимание на том, что "миллиард долларов из КНР куда опаснее трех миллиардов из РФ и пяти из США". И особо выделяется, что "национализировать компании с китайским участием по примеру некоторых латиноамериканских государств не удастся – границы-то у нас общие".

В работе М.Адилова говорится и о возможной агрессии Китая против Казахстана и России, причем не акцентируется внимание на выборе приоритетного направления: ациональные интересы Китая диктуют ему продвижение на север, а в зону экспансии попадают не только Казахстан, но и Сибирь, и Дальний Восток".  Автор упустил один существенный момент, что в кризисной ситуации у России имеется достаточно широкое поле для маневра. Россия ни при каких обстоятельствах не может стать "разменной картой" при столкновении интересов Китая и Казахстана. А Казахстан, при согласовании стратегических интересов Китая и России такой "картой" стать может. Просто однажды, в ответ на вторжение китайских войск в Казахстан, Россия также может ввести свои войска в эту страну, но в рамках собственных представлений о справедливости нового нарождающегося мира.

М.Адилов также отмечает, что "общие границы с КНР дают возможность не только организовать кратчайшие транспортные маршруты, но и избежать ограничительного влияния третьих государств. Наличие крупных запасов полезных ископаемых при отсутствии экспортных пошлин и щадящем инвестиционном законодательстве превратили нас в важнейший источник сырья. А низкий уровень жизни большей части казахстанских граждан при дешевизне китайских товаров экономически уже привязал наш внутренний рынок к соседнему". Из чего можно сделать вывод о том, что ресурсы Казахстана являются более привлекательными, чем ресурсы России. Но пугающего заключения из этого не следует. Скорее всего, перспективы данного осмысления слишком страшны.

Главный вопрос сегодня заключается лишь в том, по какой линии будет произведен раздел Казахстана между Россией и Китаем. Для Китая крайне важен выход к Каспийскому морю, поэтому можно прогнозировать, что новая граница между Китаем и Россией пройдет по реке Эмба и по 47 градусу северной широты. Раздел Казахстана по Эмбе и по 48 градусу северной широты неприемлем для России из-за Байконура. А данного пространства Китаю более чем достаточно, в том числе и для реализации ранее достигнутых договоренностей между Китаем и Туркменистаном о поставках в Поднебесную газа. Осуществить соответствующие поставки проще всего через территорию Казахстана. Возможны и иные, более гибкие конфигурации раздела. Все зависит от взаимных договоренностей между руководством Китая и России.

Сегодня не столь важно, в какой фазе глобального кризиса и в какой форме Китай вынужден будет осуществить агрессию против Казахстана, с целью предотвращения коллапса своей экономики и гибели миллионов своих сограждан. Сегодня важно осознать лишь то, под каким  лозунгом Россия может ввести войска в Северный Казахстан. 6 миллионов русских в Казахстане (37%) – это весомый аргумент даже для ООН, тем более, что данная международная организация будет находиться в патовой ситуации из-за того, что вне правовых, с точки зрения международных законов, действиях будут участвовать как минимум два государства, входящих в Совет Безопасности ООН. А исключение РФ и Китая из ООН неминуемо  напомнит мировому сообществу об исключении СССР из Лиги Наций в 1939 году.

150 километров Транссиба – это дополнительный аргумент в пользу  подобных действий России. Стоит напомнить, что обновленный Транссиб – это новые возможности для России. Транссиб в перспективе - это "главный транспортный мост  между Азиатско-Тихоокеанским регионом и Европой. Достаточно сказать, что в рамках этого проекта было проложено 45 тысяч километров оптико-волоконных сетей, установлена единая система компьютерного управления производства фирмы Siemens, а пробный состав, груженый контейнерами, прокатился от Находки до белорусской границы за 10 дней вместо "морских" 30-35 суток" (В.Винников). В условиях глобального кризиса возвращение в состав России исконно русских земель будет воспринято во всем мире с пониманием.

Глупо отрицать, что в современном мире идет война за всю мировую нефть. Нарождающиеся концепции энергетической безопасности предполагают международный контроль над всеми источниками углеводородов в мире. На учете каждый галлон добытой нефти. Достаточно напомнить, что агрессия Ирака против Кувейта, который в недалеком прошлом был одной из провинций Ирака, привела к долгосрочному конфликту интересов, который завершился свержением режима Саддама Хусейна и "демократизацией" Ирака. Нет сомнений в том, что Казахстан, просто в силу обладания крупными запасами нефти, также нуждается в своеобразной "демократизации". Но "демократизацию" может осуществить не США, а Китай. Сложно, практически невозможно представить, что Казахстану будет позволено еще длительное время оставаться самостоятельным игроком на мировом рынке нефтепродуктов.

Можно ли уже сегодня говорить о том, что Казахстан уже осознал свою перспективу и непрочность своих международных позиций? Безусловно, нет. Элита Казахстана мало чем отличается от этнократических элит всех стран, созданных после распада СССР. Те же заверения лидеров стран об успехах во всех областях жизнедеятельности и те же самогипнотизирующие призывы: "Дайте нам время, и у нас все будет хорошо!" Анклавное мышление лидеров стран-новоделов порождает два вопроса: "К кому они обращаются с просьбой "дать время?" и "Кто же им даст это время?" Процесс экономической глобализации неумолим, а ресурсы на планете Земля крайне ограничены.

На чем основана прогностическая модель раздела Казахстана? Она основана на представлениях тех российских интеллектуалов, кто сумел рационально обосновать тезис, что руководство Китая, выбирая направление вектора своей возможной агрессии, выберет Казахстан, а не Россию. И не только потому, что Россия обладает ядерным оружием. Главное заключается в том, что России, в отличие от СССР до Второй Мировой войны, есть, что предложить потенциальному агрессору. Пользуясь выражением А.Солженицына - уступить Китаю часть "подбрюшья России". А  интересы Китая являются сегодня очевидными и для большинства гражданин Казахстана. Чего нельзя сказать о российских антикитайски настроенных  либералах.

Интересы Китая

"Китай не может быть региональной державой. То, как она развивается в последние десятилетия, говорить о том, что у нее должны быть мировые претензии, но она не ставит задачу стать второй после США ядерной державой – она хочет стать вторым центром мощи, она хочет стать богатой, привлекательной страной" (В.Иноземцев). А как стать вторым центром мощи без экономической и политической экспансии? И кто является проводником идей нового Великого Китая?

Необходимо вспомнить об особенностях Сыньцзян–Уйгурского автономного округа, непосредственно граничащего с Казахстаном. Живущий в Германии русский писатель из Казахстана В.Куклин отмечает: "Из всех китайских провинций Синьцзян — самая, быть может, необычная. Даже Тибет с его ламами, тайнами и недосягаемостью все-таки более известен европейцам и более понятен им и самим китайцам, чем эта расположенная на северо-востоке территория, где обитает около ста миллионов бывших подданных властителя Поднебесной, потом ставшими гражданами Гоминдана и, наконец, гражданами Китайской народной республики под руководством Мао и его последователей. О степени нелояльности Синьцзяна режиму Великого Кормчего говорит такой факт: по результатам социалистического соревнова­ния по уничтожению мух и воробьев, провинция эта неизменно, из года в год, оказывалась на последнем месте. Хотя неизменно первой была по сдаче молока и мяса государству. Во время знаменитой культурной революции шестидесятых годов Синьцзян стал местом ссылки большого числа представителей "гнилой буржуазной интеллигенции", поэтому как-то незаметно, спустя лет двадцать, именно в этой провинции взросло огромное число грамотных, образованных молодых людей, которые приветствовали экономические реформы Ден Сяо-Пина и с вожделением глядели на рассыпающийся на их глазах во время правления Горбачева Советский Союз.

Люди эти воспитаны на теории китайской гегемонии на азиатском континенте, много раз видели в своей жизни "правильные" географические карты, где граница Великого Китая распространялась на всю юго-восточную Азию, а на севере достигала Ледовитого океана, отторгая таким образом весь Дальний Восток и Сибирь от России, а также захватывая такие ставшие впоследствии независимыми, государства, как Казахстан, Киргизия, Узбекистан и Туркмения. На территории Таджикистана, Афганистана и Индии с Непалом и Пакистаном Китай великодушно не претендовал" (Valerij  Kuklin  "Истинная власть"  М. Голос-Пресс, 2004).

Что дает Китаю вынужденная агрессия против Казахстана и заключение договора по разделу Казахстана с Россией? Выгода Китая более чем очевидна. Китай получает следующее:

· Нефтегазовые месторождения Казахстана

· Возможность строительства транзитных магистралей для транспортировки нефти и газа в Синьцзян – Уйгурский автономный округ, а в перспективе и в континентальный Китай из Ирана и освоение собственных месторождений в шельфе Каспийского моря

· Обширные территории для переселения граждан из континентального Китая

Выход Китая к Каспийскому морю создает все необходимые предпосылки для получения Китаем энергетической независимости, что является одним из условий дальнейшего экономического роста в этой стране. Необходимо отметить и то, что выход Китая к Каспийскому морю ослабляет значение Персидского залива и создает все необходимые предпосылки к созданию естественного энергополитического блока во главе с Китаем. В данный блок гарантированно войдут не только Узбекистан, но и Туркменистан. А краткосрочный разрыв договора между Туркменистаном и российским Газпромом в 2006 году предоставил всем экспертам объективную информацию о том, что Китай уже сегодня готов покупать газ у преемника Туркменбаши Ниязова по цене, втрое превышающей ту, что платит российский Газпром сегодня. Нет сомнений и в том, что Китай не будет смущать союз с не демократическими, авторитарными странами.

Интересы России

Почему Россия уже в ближайшее время будет заинтересована в разделе Казахстана? Тема борьбы с "русским фашизмом", длительное время доминировавшая в российских СМИ, стала выводиться из фокуса общественного внимания после трагических событий в Кондопоге. Это является следствием того, что в России приближается период "судьбоносных выборов". Но одной из скрытых причин выведения темы борьбы с "русским фашизмом" из фокуса общественного внимания являются новые нарождающиеся персонально-ориентированные общественные ожидания, связанные с личностью будущего лидера России. А Россия ждет нового Сталина (http://www.polit.nnov.ru/2006/05/29/president/), и Имперский вектор для России является единственным возможным вектором развития в ХХI веке.

Недавнее решение российского руководства по расширению фронта борьбы с международным терроризмом за пределами России является наглядным подтверждением того, что нынешнее руководство страны уже следует в рамках естественного для нашей страны Имперского вектора. Возврат в Россию исконно русских земель и 6 миллионов русских будет гарантированно поддержан подавляющим большинством граждан страны.

Укрупнение регионов в России позволяет предположить, что все территории нынешнего Северного Казахстана могут быть названы Целиноградским краем со столицей в городе Целинограде. Для этого уже созданы все необходимые предпосылки. А реальная возможность возврата России исконно русских земель возможна в рамках предстоящего неминуемого прямого или опосредованного военного конфликта между США и Китаем. Данная тема уже давно является "рабочей" темой для экспертов в России: "Российская реальность перестала нужным образом соотноситься с возникающей у нас на глазах глобальной реальностью, в которой главное – это конфликт Китая и США. Увы, все данные говорят о том, что этот конфликт развивается быстрее, чем кто-либо мог предположить" (С.Кургинян). 

Нет сомнений в том, что внутри России есть маргинальные силы, которые осудят раздел Казахстана. Но необходимо отметить, что раздел Казахстана, де-факто, трансформирует Россию в "государство-границу" или "государство-часовой". Трудно предположить, что США и Объединенная Европа заинтересованы видеть Россию союзником динамично развивающегося Китая. Безусловно, Россия будет полностью открыта для любых локальных конфликтов с Китаем, причем, провоцируемых извне. Поэтому трудно представить, что Россия попадет после раздела Казахстана в международную изоляцию. Более того, раздел Казахстана и усиление Китая смогут, наконец, создать новый формат глобальной стабильности, которого не существует в мире в последние 20 лет.

О самоопределении казахского народа

Безусловно, в Целиноградском крае должен пройти референдум, аналогичный тому, что состоялся в Черногории в 2006 году. И граждане России согласятся с итогами референдума о присоединении данных территорий к России. Россия поддержит и проведение аналогичного референдума и в Великом Казахстане, несмотря на то, что новое государственное образование, де-факто, будет на первом этапе протекторатом Китая.

В Казахстане на сегодняшний день проживают 16,7 миллиона граждан. И идеологи "самоопределившегося казахского народа", гордящиеся тем, что в относительно короткие исторические сроки число казахов в Казахстане значительно превысило число русских, будут еще при своей жизни жить в стране, в которой большинство граждан будут китайцами. Планируемое переселение 50 миллионов граждан из континентального Китая в Синьцзян-Уйгурский автономный округ, в котором уже проживают около 100 миллионов граждан, демонстрирует перспективы аналогичной экспансии в не вошедшую в состав России часть Казахстана. Поэтому итоги второго референдума, на котором самым демократическим образом граждане свободного Казахстана проголосуют за присоединение к Китаю, так как по прошествии 5 – 7 лет большинство граждан нового Казахстана будут ханьцами, будут означать создание нового Казахского автономного округа в Китае. Если в этом будет настоятельная необходимость.

Особенности нового "пакта Молотова – Риббентропа ХХI века"

Представляется, что размежевание российских и китайских войск не может завершиться миром, если между Россией и Китаем не будет предварительных тайных договоренностей. Эти договоренности будут касаться трех аспектов:

· Границ территориального раздела Казахстана

· Порядка и дипломатических форм разрешения локальных конфликтов

· Совместных шагов по легитимизации тайных договоренностей в сфере международных отношений

Отдельным пунктом должны быть оговорены гарантии всем русским по переезду через демаркационную линию, разделяющую Казахстан, на территорию  России. А также возможность переезда казахов на свою новую историческую родину, если они этого захотят.

Необходимо отметить, что новый "пакт Молотова - Риббентропа ХХI века" будет подписан новым поколением российских лидеров, и не исключено, что новым поколением руководства Китая. Все необходимые предпосылки внутри Казахстана полностью сформируются к 2010 – 2013 годам и политическая не стабильность, как при сохранении Назарбаевым своего президентского кресла, так и при передаче его преемнику, гарантируется. Но нельзя исключить и того, что глобальный кризис может быть спровоцирован и раньше, в случае, например, агрессии США против Ирана.

Сроки раздела Казахстана

Говорить о конкретных сроках раздела Казахстана можно лишь в трех аспектах: отталкиваясь от даты начала военной агрессии США против Ирана и в аспекте определения срока вызревания всех необходимых условий внутри самого Казахстана, а также в рамках подготовки спектра тайных соглашений между Россией и Казахстаном. Говорить о конкретной дате раздела Казахстана невозможно по той простой причине, что эта дата, безусловно,  будет совпадать со временем первого глобального финансово-энергетического кризиса. Первый глобальный финансово-энергетический кризис – это знаменитая американская "Великая депрессия", которая охватит одновременно все без исключения страны мира. А прогнозировать дату глобального финансово-экономического кризиса сегодня практически невозможно из-за астрономического числа факторов, которые необходимо учитывать в рамках соответствующего анализа.

Из новейшей истории можно вспомнить, что в мае 1990 года М.С.Горбачев был избран на съезде Народных Депутатов СССР первым Президентом СССР, а уже в декабре 1991 года такая страна, как СССР, была "стерта с карты мира". И это позволяет предположить, что кризисные явления в России, Украине, Казахстане станут очевидными в 2009 - 2013 годах, а глобальный финансово-энергетический кризис приведет к необратимым изменениям. И не только в странах на постсоветском пространстве. А какие именно страны будут "стерты с карты мира", а какие расширят свои границы, данными вопросами будет заниматься уже новая ООН, которая будет создана по итогам окончания Третьей Мировой войны не позднее 2020 года.

Неизбежность раздела Казахстана или Казахстан как "Перл-Харбор ХХI века"

Предстоящий раздел Казахстана не является плодом праздного ума или абстрактного моделирования. Казахстану можно посочувствовать, исходя из понимания того, что грядущая "транзитная война" не оставит данной стране и его народам даже минимального шанса на лучшее будущее. Казахстану, как государству–новоделу, просто не повезло, и он попал в ту ситуацию, которую незадолго до Перл-Харбора адмирал Ямомото назвал "воронкой". Это ситуация, когда "воевать нельзя, и не воевать нельзя".

Перл-Харбор уже давно стал символом агрессии Японии против США. Этому в значительной степени способствовал Голливуд. В фильме "Перл-Харбор" Япония предстает вероломным агрессором, при этом выводится из фокуса внимания, что незадолго до трагических событий США, де-факто, объявили полную блокаду поставок нефти в Японию. По оценкам экспертов в день нападения на Перл-Харбор запасов нефти в Японии, если  ее тратить только на военные нужды, оставалось лишь на 2 года, а при общем потреблении экономикой страны на 6 месяцев, после чего в стране наступил бы неминуемый коллапс. Из чего следует, что агрессивные действия Японии против США были фактически запрограммированы.

Восстановим в памяти исторические события начала 40-х годов прошлого века. 19 июля 1940 года Рузвельт провел встречу со своими главными советниками. Указав на карту, висевшую во всю ширину комнаты, президент пояснил, что день за днем изучал ее и, наконец, пришел к выводу, что "единственный путь преодолеть мировые трудности состоит в прекращении поставок топлива странам-агрессорам, в особенности запасов топлива, необходимых для ведения войны". 26 сентября 1940 года в ответ на японские действия в Индокитае и, как бы, предваряя близящееся заключение пакта Японии с Германией и Италией, Вашингтон ввел запрет на экспорт в Японию любого железного и стального лома, но не нефти. 27 мая 1941 года президент Рузвельт объявил о введении в стране "неограниченного чрезвычайного положения". С начала августа из Соединенных Штатов в Японию нефть больше не поставлялась. Никаких иных источников пополнения запасов нефти в случае прекращения поставок из Америки и Ост-Индии у Токио не было. Чтобы продолжать войну, необходимо было начинать войну.

Обеспокоенность японских властей вылилась в "миссию Коноэ". Премьер-министр принц Коноэ поднял вопрос о своей вероятной встрече с президентом США Рузвельтом. Возможно, он мог напрямую обратиться к американскому президенту. Коноэ даже был готов отвергнуть союз с Гитлером в рамках Оси ради достижения соглашения с американцами. Обеспокоенные энергетической ситуацией придворные круги поддержали идею Коноэ. "Весь комплекс стоящих перед Японией проблем сведен к одному очень простому вопросу, а именно - нефти, - заявил премьеру в частной беседе лорд-хранитель печати Коити Кидо. - Возможно, что Япония не сможет победить в войне с Соединенными Штатами". Сам император благословил миссию Коноэ. "Я получил от командования военно-морского флота разведывательные данные о полном эмбарго на экспорт нефти, введенного Америкой против Японии, - сообщил император принцу Коноэ. - Ввиду вышеизложенного встреча с президентом (Рузвельтом) должна состояться как можно быстрее". Коноэ предложил провести свою встречу с Рузвельтом не где-нибудь, а в Гонолулу. Рузвельт не дал ни согласия, ни полного отказа на проведение данной встречи. Встреча не состоялась, и военное столкновение между Японией и США стало неизбежным. И 7 декабря в 7.55 по гавайскому времени на американские корабли, стоявшие в Перл-Харборе, начали падать бомбы (По материалам сайта Сахалинского Государственного Университета – факультет нефти и газа).

Для чего понадобился данный экскурс в историю?  Существует два не совпадающих типа восприятия истории. Восприятие экспертов того или иного исторического события - символа и восприятие в формате "plain folks". Для непосвященных граждан "Перл-Харбор" – это символ агрессии Японии против США. Для историков–профессионалов "Перл-Харбор" – это еще и символ провокационного влияния на события.

Представим на минуту, что война за всю мировую нефть вступила в завершающую фазу. Началась война в Иране, а это может привести к блокированию поставок нефти в Индию и Китай. Причем для Китая данная ситуация может стать критической, в том же формате, что и для Японии перед Перл-Харбором. Тогда у руководства Китая останется лишь один выход – осуществить агрессию против Казахстана и выйти к месторождениям углеводородов на Каспии через территорию этой страны. Ввод китайских войск на север Ирана и последующее отражение агрессии США, аналогичное тому, как это было осуществлено по отношению к Северной Корее, не только укрепит союз Китая с Ираном после окончания Третьей Мировой войны, но легитимизирует раздел Казахстана между Россией и Китаем.

Важно понять, что сегодня Китай, безусловно, не хочет никакой войны. Нет каких-либо существенных подтверждений грядущей военной экспансии со стороны этой динамично развивающейся державы. Но и Япония в 30-е годы прошлого столетия не думала о войне с США. Она лишь хотела уменьшить свою зависимость от Соединенных Штатов, особенно от поставок большей части нефти, идущей в основном на топливо для флота и военной авиации. Япония справедливо полагала, что это может повредить ей в ходе войны. Но концепция безопасности Токио и шаги, предпринятые им для достижения независимости, жестокая экспансия с целью создания "сферы сопроцветания", способствовали в свою очередь возникновению условий для войны с Соединенными Штатами. Такова диалектика событий. Сегодня и США не планирует начинать Третью Мировую войну... 

Необходимо отметить, что для Китая внутриконтинентальная война является естественной, чего нельзя сказать о США. США – морская держава, а проведение сухопутной операции в Иране неминуемо натолкнется на призыв руководства Ирана к Китаю по оказанию военной помощи для отражения агрессии. Нынешний Китай в состоянии в течение месяца перекинуть на север Ирана до миллиона своих солдат (без тяжелой техники). После чего ООН прекратит свое существование по факту неспособности остановить новую мировую войну. И к моменту окончания Третьей мировой войны мир будет стоять перед проблемой создания новой ООН, так как нынешняя ООН докажет свою полную несостоятельность разрешать какие-либо международные конфликты. ООН повторит судьбу Лиги Наций.

Таким образом, уже сегодня стало очевидным, что возможная агрессия Китая против Казахстана является не только вынужденным, но и единственно возможным шагом Китая в естественных условиях необъявленной войны за всю нефть на земле. Угроза коллапса для промышленности Китая и голода для миллиарда трехсот миллионов граждан Китая – это серьезный аргумент в политике.

 В представленном прогнозе нет неуважения к народам, населяющим Казахстан, с учетом того, что более 6 миллионов граждан Казахстана русские. Казахстан исторически попал в "воронку". И если сегодня он отдает Китаю ресурсы собственной территории в рамках договоров, а это те ресурсы, которые уже нельзя не отдать, то уже завтра все будет по иному.

Как уже говорилось выше, метафора Пионтковского о союзе России с Китаем, как о союзе "кролика с удавом", более чем многогранна. Эта метафора позволяет объективизировать формат союза Казахстана с Китаем, зафиксированного договорами декабря 2006 года. А аналитикам в Казахстане необходимы сегодня веские аргументы, с помощью которых они смогут объяснить новому руководству Казахстана, почему в условиях катастрофической нехватки углеводородов Китай нападет на Россию, стремясь аннексировать нефтяные промыслы западной Сибири (посмотрите хотя бы на карту, чтобы понять абсурдность такого сценария!), а не будет пробиваться к Каспию через нефтеносный Казахстан к своему главному потенциальному союзнику Ирану.

Но пока в Казахстане доминируют запредельно наивные высказывания о намерениях России: "Иран блокирован Соединенными Штатами, и любые его попытки расширить свое влияние в регионе будут немедленно пресечены, в том числе с применением силы. И в этом американцам обязательно помогут россияне, которым совсем не хочется усиления иранцев на Каспии"  (М.Адилов), которые могут лишь только дезориентировать. Необходимо отметить и то, что при "казахском" варианте в качестве "бонуса" Китай может получить и Туркмению с ее гигантскими запасами углеводородов. Едва ли мы получим какой-либо вразумительный ответ на поставленные вопросы. Скорее всего, нас и дальше будут забавлять "восточными сказками" о "многовекторной политике" Казахстана и об экономическом чуде, являющемся плодом мудрого руководства этой страны, и лишь в незначительной степени - углеводородов.

По теме:

О неизбежности и этапах распада Грузии (http://www.polit.nnov.ru/2006/07/26/georgia/).

Кому выгодна концепция "проигранной Третьей Мировой" или Россия в преддверии новой мировой войны (http://www.polit.nnov.ru/2006/10/21/newquestwar/)

© 2003-2019, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна