Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2018, Martovsky
Главная > Аналитика

15.03.2007 "Партии" как символ ХХI века (Символы и знаки ХХI века – часть 5)

Авторы: Маслов Олег Юрьевич , Александр Васильевич Прудник

Предстоящие выборы в Госдуму – 2007 ставят в "повестку дня" ряд вопросов. Один из ключевых вопросов: являются ли "партии" символом ХХI века или это архаичный политический символ? Сама постановка подобного вопроса многим покажется абсурдной. Однако, общеизвестно, что партии возникли в уже далеком в ХIХ веке, а веком расцвета символа "партия" стал  прошедший ХХ век. Именно поэтому, исходя из реалий XXI века,  данный интеллектуальный символ можно отнести к архаичным политическим символам. Известный российский интеллектуал М.Афанасьев убежден, что "массовые партии – вчерашний день мирового политического процесса, уходящая натура". Так чем можно объяснить столь длительное существование архаичного политического символа?

Необходимо признать, что любой архаичный политический символ в состоянии поддерживать свое длительное историческое существование лишь за счет постоянных мутаций. Подтверждением этому являются и двухпартийные системы в США, и однопартийная система в Японии, и вектор трансформации символа "партия" в Европе, да и трансформация этого символа в России.

Являются ли демократическая и республиканская партии в США теми же партиями, какими они были в начале ХХ века? Являются ли эти партии партиями в европейском понимании? Безусловно, нет. Две партии в США – это лишь форма поддержания стабильности политической системы. В Японии, США, в любой из стран Европы в понятие "партии" вкладываются абсолютно разные смыслы. И это позволяет выделить один из признаков долголетия символа "партия". Это поливариантность восприятия символов.

Что такое поливариантность восприятия символов? Поливариантность восприятия в своем крайнем проявлении напоминает рисунок, удостоившийся приза на фестивале юмора в болгарском городе Габрово. Два человека стоят лицом друг к  другу и показывают руками на цифру, нарисованную между ними на земле. Перед глазами одного цифра 9, перед глазами другого цифра 6. И оба они правы. В 70-е годы прошлого века это воспринималось, как юмор, в начале ХХI века – это реальность. В мире не существует каких-либо директивных органов, которые могут предписывать гражданам различных стран мира единое восприятие того или иного символа или понятия.

Кроме поливариантности восприятия символа вторым условием его исторического долголетия является мутация символа, заключающаяся в наполнении его новым смыслом, соответствующим новым контекстам или "дыханию времени". Наиболее показательными мутациями символа партия являются мутации данного символа в Европе и в России.

Мутагенез символа

В начале ХХI века, в символьно-знаковых полях, символ "Европа" жестко связан с символами "евро", "Конституция" и "союз". Объединительные процессы, заключающиеся в расширении Европейского союза, в укреплении единой общеевропейской валюты, должны были найти свое юридическое закрепление в Конституции ЕС. Интеллектуальный символ "партии" не входит в первую тройку символов, непосредственно связанных с символом Европа. Но при анализе знаковых европейских событий начала ХХI века можно отметить, что выборы в Европарламент жестко связаны с символом "партии".

 Выборы наполнили Европарламент доверительной легитимностью. Понятие "доверительная легитимность" формализует количество граждан, которые путем процедуры выборов передали часть своих политических прав по управлению Евросоюзом избранным депутатам. В силу этого, доверительная легитимность Европарламента значительно превосходит доверительную легитимность статусного лидера ЕС Жозе Мануэля Дуррана Баррозо (Jose Manuel Barroso), который получил соответствующий статус вне демократической процедуры выборов. Именно этим можно объяснить известные трудности Баррозо с назначением отдельных комиссаров и формированием Европейской комиссии в целом.

Франция и Нидерланды, затормозившие процесс принятия Конституции ЕС, де-факто, лишь отсрочили на незначительное время дату принятия Конституции. Причем, даже принятие Конституции не разрешит большинства проблем Европейского Союза. В проекте Конституции ЕС нет ответа на один из главных вопросов: "Европейский Союз – это союз народов, союз государств или союз партий?". Сегодня данный вопрос вытеснен из фокуса общественного внимания. Но реальная перспектива жизнедеятельности ЕС после принятия Конституции будет заключаться в неуклонном ослаблении национальных государств, входящих в ЕС, а затем и их историческом исчезновении. Других перспектив у национальных государств в ЕС просто нет. Параллельно с этим процессом будет нарастать процесс унификации политического пространства Европы в рамках вектора создания общеевропейских партий. Не случайным является то, что партия "зеленых" легендарного Даниэля Кон-Бендитта  (Daniel Cohn–Benditt)  сразу создается как общеевропейская партия.

Как это  ни покажется парадоксальным, но мутагенез символа "партия" в Европе во многом совпадает с мутагенезом символа "партия" в России. Так, в Европе в ближайшей исторической перспективе лидеры общеевропейских партий будут становиться все большей политической силой, так и в России символ "партия" становится все ближе к символу "власть". В нашей стране все партии после декабрьских выборов в Госдуму 2007 года, де-факто, сформируют партийную "вертикаль власти". О чем, собственно, говорилось задолго до выборов.

 Можно предположить, что унификация партий в Европе будет проходить болезненно. Представьте себе на минуту, что Россия становится членом ЕС и в России проходят выборы по партийным спискам в Европарламент. В таком гипотетическом Европарламенте и представители КПРФ, и представители российских "зеленых" в случае их избрания вынуждены были бы войти в соответствующие фракции и всемерно поддерживать  и бороться за легализацию однополых браков в России, а также за право однополым семьям усыновлять детей. А также неустанно бороться с проявлением любой религиозной мысли, которая жестко табуируется негативной меткой "религиозный фундаментализм". Именно в такой ситуации принуждения к отказу от  своих фундаментальных убеждений находятся сейчас представители элит всех стран, вступивших в ЕС в начале ХХI века.

Контуры "договора - 2007"

В России достаточно много пишется о "проблеме-2008", а также о "договоре-2008". В российском экспертном сообществе распространена точка зрения, что выборы нового президента России – это своеобразная форма "общественного договора" между народом и новым Президентом. Данная точка зрения не бесспорна. Сегодня в России не менее важным вопросом является "договор-2007". Выборы в Государственную Думу 2007 года – это своеобразный договор всех политически активных граждан между собой о презрении народа, Члены всех разрешенных партий убеждены, что голосование за любую партию – это форма добровольного отказа граждан от своей политической власти. "Договор – 2007" – это договор федеральной власти с политически активными гражданами об условиях их включения в ареал власти. А граждане России, как и положено безграмотным людям, ставят на этом договоре в день выборов "галочку". И тем самым гражданин, не вникая в суть договора, в котором его нет в качестве одной из сторон, соглашается на полное отчуждение своей политической воли в пользу российских политических партий. Данный договор, а его нельзя назвать "общественный",  можно условно назвать "минус народ" или "партии – всё, народ – ничто". И соответствующее видение "договора-2007" позволяет нам анализировать общественно-политическую ситуацию в формате "власть народа – власть партий".

Безусловно, партии – это эффективнейшая форма отчуждения политических ресурсов граждан в пользу элит. И столь длительное историческое существование символа "партии" объясняется волей властных элит, заинтересованных в исторически бесконечном периоде отчуждения политических ресурсов граждан от самих граждан. "Европа народов, Европа граждан, а не Европа партий" – таким видится лозунг европейских интеллектуалов на ближайшую историческую перспективу. "Все партии – дерьмо", "Приди на выборы и перечеркни бюллетень со списком всех разрешенных партий" - такими могут быть главные лозунги выборов в Госдуму - 2007 в России.

Общее в мутагенезе символа "партии" в России и символа "партии" в Европе – это дрейф данного интеллектуального символа к символу "власть". А голосование за любую партию в России при нынешней политической системе – это знак поддержки власти в целом, вне зависимости от того, за какую именно партию проголосует гражданин.

Позитивное маркирование символа "партия" в России

Позитивное маркирование символа обычно осуществляется силами, заинтересованными в "зажигании" конкретного символа. "Администрация президента" является одним из знаковых символов власти в России, в формате интегрального символа "власть". Заместитель главы Администрации президента В.Сурков позиционирует партии как "авангард гражданского общества, инструмент участия общества в политической жизни". Данный презентационный формат, безусловно, напоминает гражданам старшего поколения один советский лозунг: "КПСС – передовой отряд советского общества". И это не случайно. Интеллектуальный символ "гражданское общество", безусловно, занимает то же место в иерархии ценностей постсоветской власти в России, которое занимал символ "коммунизм" в советскую эпоху. А интеллектуальные заимствования из наследия советской эпохи теперь больше не возбраняются, а даже приветствуются.

Политолог В.Никонов "привязывает" символ "партия" к важнейшему российскому символу власти – "президенту Путину": "Путин искренне убежден, что России нужны полноценные, крупные политические партии. Стимулирование создания партий будет идти по двум основным направлениям. Первое - преодоление беспартийности власти. В эпоху борьбы с "проклятым наследием КПСС" были введены беспрецедентные нормы, запрещавшие высшим руководителям быть членами какой-либо партии. Сделав партийной исполнительную власть, а не только Думу, можно заметно повысить стимулы к укреплению самих партий".  

Позитивное маркирование интеллектуального символа осуществляют и те, для кого служение данному символу – это хлеб насущный. Так, лидер партии "Яблоко" Г.Явлинский считает: "Партии - это специальный инструмент. Это субъект. Сейчас напринимали законов о партии, это формальные вещи, которые совершенно необходимы... Единственный механизм, через который власть передается без конфликтов, — это политические партии. Ничего другого человечество не придумало". Другой партийный деятель придерживается еще более радикальной точки зрения: "Партии - это единственный разумный способ политического структурирования общества. Либо жесткая диктатура и авторитаризм, либо партийное многообразие, которое придает любому государственному устройству демократический характер и коллегиальность принятия решений" (Г.Гудков). Можно отметить и неудачные попытки позитивного маркирования. Так, один из лидеров партии "Единая Россия" в стремлении "зажечь" символ "партия" негативно маркировал один из знаковых символов власти: "Беспартийный президент – это бред".

Негативное маркирование символа "партия" в России

Негативное маркирование символа "партия" осуществляется в нескольких форматах. Данный символ либо "привязывается" к какому-либо негативному символу, либо признается "погасшим". М.Соколов, безусловно, позиционирует символ "партия" как "погасший": "Что до парламентских политических партий, то уверенности в их существовании у меня нет..." М.Афанасьев использует комбинированный метод негативного маркирования: "Российские политические партии – и обслуживающие власть, и оппозиционные – представляют собой настоящий институт национального недоверия. Об этом свидетельствуют буквально все общероссийские и местные социологические опросы. Поэтому и легитимность парламента сегодня почти полностью обеспечивается связью депутатов-одномандатников со своими избирателями...Партия из стабильной организации с оформленным массовым членством и целой армией парторгов превращается в интерактивный пиар-проект, который задумывается, продвигается и переформатируется в зависимости от конъюнктуры политического рынка".

 С.Черняховский также использует комбинированный метод негативного маркирования: "Проблема не в том, что партии свое изжили, а в том, что их реально не существует... партии в современном обществе объективно умирают, развитие общества требует повышения роли научного знания, его профессиональные политические представители призваны заменить партийное начало в управлении обществом. Все это связывается с эпохой перехода от индустриального общества к обществу постиндустриальному, в принципе построенному на превращении науки в непосредственную силу, в том числе и политическую...Они (партии) никогда не занимались реальной борьбой за власть, они всегда делали вид, что за нее борются. Они никогда не занимались реальным выражением тех или иных социальных интересов, они играли роль их выразителей. Поэтому в результате партии сформировались как театральные труппы, более — менее талантливые". Негативное маркирование – это эффективное оружие конкурентов: "...вся политика сегодняшняя традиционных демократических партий сводится к маневрированию внутри Садового кольца и попыткам прорваться через черный ход за кремлевскую стену..." (Г.Каспаров).

Взгляд сквозь символ

Символ "партия" – это символ механистического взгляда на мир. Это подтверждает терминология идеологов искусственной партизации страны: "Новая норма численности партий внесла очень важную корректировку в техзадание на 2005 год - 50 тысяч членов партии, и эта численность должна быть доказана до 1 января 2006, то есть в течение этого года. В этом смысле текущий год фактически с добавлением, которое внесла норма 50 тысяч, имеет еще очень важную сторону - это означает создание партийных машин. В течение года - напряженный, но реальный срок - должны быть созданы массовые партийные машины" (Г.Павловский). "...управление страной, о котором мы говорим в настоящее время, можно описать как управление, осуществляемое достаточно узкими властными группами, опирающимися исключительно на бюрократические структуры. Поэтому возможен конфликт между государством и обществом. Мы понимаем эти проблемы. Все это может быть преодолено только в том случае, если формирование власти в государстве будет происходить с участием политических партий. Создание механизмов, связывающих общество и государственную машину, должно произойти через развитие политических партий" (В.Плигин). Механизмы, машины – это символы модерна. Партии – это один из ключевых интеллектуальных символов модерна. Все это отжившие свой век символы

"Партии" – это символ разделяющий. А ХХI век потребует общественно-политического устройства, соответствующего живому организму. В него с "механизмами" и другими модернистскими "железяками" не войти. Взгляд на мир сквозь интеллектуальный символ "партии" – это взгляд архаичного человека, застрявшего в ХХ веке. Человека, жестко дифференцирующего весь мир и не желающего видеть ничего, кроме того что требуется лично ему для архаичного выживания.

"Партии" – "гаснущий" интеллектуальный символ. "Сегодня в политическом пространстве мы имеем дело с двумя объективными процессами. Первый — явное, во всяком случае, в России, снижение авторитета и реальной роли политических партий. Второй — столь же очевидное повышение роли экспертов и политтехнологов..." (С.Черняховский). Так можно ли признать символ "партия" символом  ХХI века? Безусловно, нет. Данный символ искусственно навязан России в рамках пресловутой концепции "догоняющего развития". И этот символ не "зажигает", несмотря на изощренные усилия государственных пропагандистских "машин".

Символ и реальность: выбор между патриотизмом и партиотизмом

Было бы большой ошибкой считать, что партиотизм – это чисто российский феномен. Если под патриотизмом принято понимать любовь к Родине, преданность своему Отечеству, своему народу, то партиотизм – это преданность партии, включающая в себя отречение и от любви к Родине, и от преданности Отечеству, и от своего народа. Именно из этого понимания и следует, что партиотизм является полной противоположностью патриотизма, причем формой активного уничтожения патриотизма, как духа, как символа государственности. И этому есть масса примеров.

Необходимо задать простой вопрос: "Каким образом повлияет на поведенческие модели тех или иных членов различных партий в Европарламенте становление общеевропейских партий?" Каждый член Европарламента будет  соизмерять влияние партийных уставов и неписанных норм партийного поведения с влиянием национальных интересов той страны, которую он представляет. Можно предположить, что влияние партийных бонз с каждым годом будет все возрастать, а степень ответственности политиков перед национальным избирателем будет падать. Это вполне естественный процесс. Поэтому можно сделать вывод, что партиотизм будет последовательно вытеснять патриотизм из европейских коридоров власти. Более того, уже в ближайшем будущем отстаивание национальных интересов будет восприниматься, как опасный анахронизм или как форма политической клоунады. Не случайно в европейских СМИ фракция Европарламента, в которую входят представители различных националистических партий, преподносится как маргинальная.

В России члены всех без исключения партий могут считать себя партиотами. В соответствии с действующим законодательством не члены партий не могут быть избраны в Государственную Думу, и это привело к тому, что 98% граждан России дискриминированы в своих правах по одному из политических признаков - беспартийный. Таким образом, партиотизм в России приравнял 98% граждан России к апатридам. Безусловно, можно, прикрываясь юридической терминологией, говорить о том, что граждан лишили лишь пассивного избирательного права, но это лишь приближает нас к мысли о том, что торжество партиотизма в России – это и есть торжество добровольного рабства. Партиоты – это "цепные псы" демократии.

Сегодня перед теми интеллектуалами и политиками в России, которые именуют себя патриотами, стоит крайне простой выбор: или перейти в лагерь победивших партиотов, или остаться со своим народом и объявить холодную гражданскую войну всем без исключения партиям и партиотам – этому новому  "малому народу" по определению И.Шафаревича. Или – или. Тем более, что холодная гражданская война против граждан России ведется уже полтора десятилетия, и потери со стороны гражданского населения внушительны.

На войне как на войне. И никому из политически активных граждан не удастся прикрыться презумпцией невменяемости. Даже А.Севастьянову, недавно торжественно отметившему 5-летие НДПР. Партиотизм – это идеология "малого народа". Убежденным в противоположном, придется доказывать, как минимум, что партии – это истинно русская форма самоорганизации и самозащиты. Что само по себе забавно. 

В книге Геннадия Прашкевича "Золотой миллиард" показана некая альтернатива, перед которой уже в ближайшее время, скорее всего, предстанет большинство российских интеллектуалов.  Писатель Д.Володихин так оценивает написанное: "Прашкевич, на мой взгляд, искренне считает, что надо бы, надо, надо! людям рационально мыслящим, творчески одаренным и хорошо воспитанным, наконец-то собраться вместе, зажить по-своему, а от груза быдляков, привешенного к социуму тупой матерью-природой, следовало бы так или иначе избавиться. Может быть, избавиться постепенно, а может быть, — резким движением... Он поет глобализацию в самой крайней форме... Но, как и всякий талантливый человек, Прашкевич органически не может врать, воспринимая ложь как художественную халтуру. И он честно описывает, как будут истреблять быдло. И как холодная жестокость жителей Экополиса отнимет у них облик человеческий. И как гуманитарная интеллигенция, вставшая на сторону быдла, тоже пойдет под молотилку. Кто хоть немного замарался — гоблин среди людей. Ему жить хорошо не дадут. Хиляй за ограду, друг, возись со своими головожопыми. Никаких полутонов, никаких "переходных типов". Только чистые и нечистые. Вернее, только чистые — к исходу "окончательного решения". Так вот, в России этот выбор уже начался. Хочешь в "золотой миллиард" – вступай в любую партию. Не принимают в "Единую Россию", прорывайся в "Справедливую". Власть считает тебя одиозным, и тебе заказан путь во все разрешенные партии – всё равно называй себя и своих двух-трех сторонников "партией", как Новодворская, Лимонов или Севастьянов. Стань партиотом,  и ты будешь допущен в "золотой миллиард". Главное – отдели себя от народа! Главное - предай свой народ!    

Еще не так давно считавшийся патриотом Д.Рогозин сделал свой выбор в пользу партиотизма, когда проголосовал в Госдуме за отмену графы "против всех". Логически этот шаг понять можно. Надо же как-то принудить неразумных избирателей голосовать за разрешенную властью партию патриотов. А на деле Рогозин действовал как хладнокровный и циничный партиот, прекрасно понимающий, что он лишает граждан России права "не покупать гнилой товар".

Сегодня известный российский интеллектуал - монархист А.Елисеев утверждает, что "России нужна настоящая правая партия – традиционалистская, националистическая и социальная". А какая разница между левой и правой партией, если и та и другая всего лишь технологически отчуждает от гражданина и политические, и экономические права? Сегодня символ "партия" – это "черный карлик", полтора столетия назад бывший яркой, живой звездой, а теперь превратившаяся в "черную дыру", стремительно всасывающую в себя все живое. Служение погасшему и чуждому символу – это не патриотизм. Это  сознательный выбор гибельного пути для своего народа.

  

По теме Символы и знаки ХХI века:

Символы и знаки ХХI века (часть 1: в плену "погасших" символов) (http://www.polit.nnov.ru/2006/10/19/symbolone/).

 Символы и знаки ХХI века (часть 2: тупик и лабиринт) (http://www.polit.nnov.ru/2006/10/25/symboltwo/)

Символы и знаки ХХI века (часть 3: революция и кровь) (http://www.polit.nnov.ru/2006/11/20/symbolrev/)

Символы и знаки ХХI века (часть 4: война как символ) (http://www.polit.nnov.ru/2006/02/21/symbolwar/)

© 2003-2018, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна