Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Обозрение

25.03.2007 Куда идут «несогласные»?

Автор: Сергей Кочеров

С декабря прошлого года в общественно-политическую жизнь России вошли акции "несистемной" оппозиции, объединенные названием "Марш несогласных". Эти акции, проводимые по инициативе форума "Другая Россия", который создали политики М. Касьянов, Г. Каспаров, Э. Лимонов, И. Хакамада и политологи Г. Сатаров и С. Белковский, призваны показать единство радикально настроенных  "правых" и "левых" в неприятии нынешнего политического режима в России. Действуя в соответствии с правилом "когда у оппозиции зажимают рот, у нее развязываются руки", организаторы "Другой России" перешли от парламентских форм борьбы, которые, при современном развитии административного ресурса в России, не сулят им успехов, к методам "прямого действия" на улице, менее зависимой от власти, чем покорные суды и лояльные избиркомы.

Столичные страсти

Первый "Марш несогласных" состоялся 16 декабря 2006 г. в Москве и в целом прошел в соответствии с поговоркой  "первый блин - комом". Власти города сделали все, чтобы марш не прошел, ссылаясь, в частности, на заботу о горожанах, свободу движения которых могут нарушить "несогласные". Днем раньше мэрия Москвы разрешила проведение образцово-показательной массовой демонстрации движения "Наши". В результате на улицы столицы вышло несколько сотен "несогласных", которые были  блокированы силами ОМОНА, превосходившего демонстрантов не только умением, но и числом. Заслуживает внимания, что наряду с общими лозунгами "Вернуть людям выбор!", "Выборы без оппозиции – это фарс и обман!", демонстранты предъявили претензии также к политике столичных властей. Так, они потребовали прекратить насильственное выселение людей и уродование архитектурного облика столицы, что, по их разумению, делается властями города для обогащения "строительной мафии".

Иначе проходил "Марш несогласных", состоявшийся 3 марта этого года в Санкт-Петербурге и пришедшийся на разгар кампании по выборам в Законодательное собрание. На улицы города на Неве вышло около 6 тыс. демонстрантов, которым удалось прорвать несколько кордонов милиции и оцепление ОМОНа у Московского вокзала, после чего их колонна двинулась по Невскому проспекту в сторону Дворцовой площади. Демонстранты смогли преодолеть половину пути, прежде чем их остановили у Гостиного двора, где произошло задержание более сотни активистов, в том числе ряда организаторов акции. И хотя большинство задержанных было вскоре отпущено, скандал вышел за пределы второй столицы и самой России, тем более, что Петербургский гражданский комитет принял обращение к ОБСЕ и в Совет Европы. В нем, в частности, утверждалось, что "события 3 марта – силовой разгон мирного многотысячного шествия оппозиции по Невскому проспекту – окончательно ставят крест на легитимности нынешних петербургских выборов и городской политической системы в целом". 

Помимо претензий к ущемлению демократии в России и нарушениям в ходе избирательной кампании питерские демонстранты выдвинули также развернутые претензии к городским властям и лично к губернатору В. Матвиенко. Им, в частности, вменялось в вину проведение "варварской" застройки, захват земель, принадлежащих горожанам и коммерческим структурам, уничтожение парков, скверов, садов и детских дворовых площадок, монополизация рынка перевозок в пользу трех-четырех частных компаний, после чего цены на проезд увеличились на 70 %. Был там и лозунг "Руки прочь от малого бизнеса!", который подкреплялся требованиями "дать права льготного выкупа арендуемых у города помещений тем, кто в них работает" и "компенсировать ущерб малым предпринимателям, нанесенный правительством города уничтожением сферы мелкорозничной торговли". Это проливает несколько иной свет на возмущение г-жи В. Матвиенко, назвавшей марш "провокацией", организованной "гастролерами из Москвы", которые привезли "два вагона человек с экстремистскими настроениями". Тем более странно, что "московские гастролеры" шли по Невскому проспекту, выкрикивая лозунги "Это – наш город!" и "Позор!".

Провинциальная история

На этом фоне "Марш несогласных", намеченный на 24 марта в Нижнем Новгороде, изначально должен был оказаться более скромным. В городе с 2003 г. не было традиционных для него ранее скандальных выборов, а последние события, отчасти похожие на "акции массового протеста", произошли в январе, когда коммунисты проводили митинг против повышения цен на услуги ЖКХ. В нижегородском отделении "Другой России", куда вошли местные отделения Национал-большевистской партии, Объединенного гражданского фронта, Народно-демократического союза и представители правозащитных организаций Нижнего Новгорода, нет харизматических и просто широко известных лиц, а договориться с популярными людьми, вроде Андрея Климентьева, они не захотели или не сумели. Поэтому нижегородский "Марш несогласных", задуманный его организаторами как шествие от площади Горького по улице Большая Покровская до площади Минина и, далее, до памятника гражданину Минину и князю Пожарскому, не мог привлечь особенно много людей. Вся надежда у инициаторов этой акции была на запретительные меры местных властей, и нижегородские власти их в этом отношении не обманули.

Как только сотрудники нижегородской мэрии были извещены о предстоящей акции, они стали выдумывать предлоги для отказа демонстрантам, один другого чуднее. Первым делом городская администрация объявила членам оргкомитета "Марша несогласных", что в это же самое время и в этом же самом месте у них заранее была запланирована акция "Город мастеров", которая традиционно проводится в сентябре, во время празднования Дня города. Затем, когда местные лидеры "несогласных" пожелали ознакомиться с планом этого мероприятия, им было сказано, что вообще-то будет проводиться "детский праздник, посвященный весенним каникулам". Приз за самый оригинальный отказ мог бы получить мэр Нижнего Новгорода В. Булавинов, который, если верить пресс-релизу нижегородского отделения НБП, сославшегося на свой источник в мэрии, заявил, что на самом деле отказ в проведении "марша" связан с тем, что 24 марта в Нижнем Новгороде на площади Народного единства (конечной цели маршрута) начнутся археологические раскопки, имеющие целью нахождение ... утраченной библиотеки царя Ивана IV Грозного (!).  Справедливости ради, надо сказать, что городские власти изначально предлагали "Другой России" пойти другим путем – по  площади Ленина и улице Советской, на что "несогласные" сразу же не согласились. При этом они указывали на свое конституционное право на проведение митингов и демонстраций, имеющее уведомительный, но не разрешительный характер, отлично зная, что конституция в России никогда не была "законом прямого действия".

Как и следовало ожидать, власти подготовились к разгону "марша" лучше, чем организаторы – к его проведению. За несколько дней до акции правоохранительные органы перехватили и арестовали весь тираж газеты "несогласных" (60 тыс. экземпляров). Затем, накануне мероприятия, они задержали руководителя нижегородского отделения НБП И. Шамазова и руководителя пресс-службы оргкомитета "марша" Ю. Староверова по обвинению в  распространении в Саранске интернет-книги "Русская кухня терроризма: азбука от "А" до "Я". Ранним утром 24 марта власти зная, что любимым средством транспорта наших радикальных оппозиционеров является поезд, начали фильтрацию молодых приезжих у Московского вокзала и одновременно стягивали свои силы к центру города. В результате этой операции, в которой, по информации сайта "Грани.ру", было задействовано до 20 тыс. сотрудников милиции, бойцов ОМОНа и солдат внутренних войск, а также бронетранспортеры и милицейский вертолет, прибывший из Москвы, площадь Горького была блокирована до прихода основной массы демонстрантов, которые, наряду с обычными прохожими, поворачивались назад на далеких подступах. Губернатор Нижегородской области В. Шанцев и мэр Нижнего Новгорода В. Булавинов лично провели на площадь участников детской акции, проводимой наперекор мятежному "маршу", обеспечив тем самым нашему детству надежную защиту.

В результате к 12 часам дня на площади находилось около полусотни "несогласных" и примкнувших к ним граждан, которые, объединившись под плакатами с лозунгами  "Нет обогащению "Газпрома", ОАО "Волгателеком" и "Нижновэнерго" за счет народа!", "Вернуть людям Нижний Новгород! ", "Вернуть людям выбор!" и "Вернуть людям деньги!", сделали попытку двинуться в сторону Большой Покровки. Однако, в соответствии с поговоркой "Напугал ОМОН плакатом!", бойцы армии правопорядка быстро доказали, на чьей стороне сила, оперативно захватив и посадив в специальные автобусы 25 активистов и 12 журналистов. Всего же в городе в этот день было задержано 102 человека, из которых почти все, после установления личности, были в тот же день отпущены. Самой серьезной промашкой силовиков было задержание журналиста  "Нью-Йорк таймс", сотрудников агентств Рейтер и Ассошиэйтед пресс, которых, по уверению самих милиционеров, тут же освободили, а, по заявлению журналистов, избили в автобусе. Не удивительно, что иностранные СМИ приняли версию последних и сообщили в тот же день о "десятках задержанных и избитых, включая иностранных журналистов". А в целом же, по мнению нижегородских властей, все в этот день было хорошо: "Сегодня организаторы убедились, что нижегородцев их акция совершенно не интересует. Люди спокойно гуляют, у нас в городе организовано 8 ярмарок, проводится праздник".

Впереди – Москва!

После нижегородского "Марша несогласных" возникает впечатление, что лидерам "Другой России", стоящим за проведением подобных акций, мероприятие 24 марта понадобилось исключительно для проверки некоторых своих умозаключений о возможных ответных действиях властей. В этом убеждает то, что никто из лидеров "Другой России" так и не приехал в Нижний Новгород, а посетивший его с визитом С. Белковский отбыл в "первопрестольную" накануне шествия. Весьма показательно и то, что Г. Каспаров, выступая после проведения "Марша несогласных" в Петербурге, заявил, что "Третий марш" состоится 15 апреля в Москве, даже не вспомнив об акции в Нижнем. Нет, "нижегородские жертвы" для них были принесены не напрасно. Они проверили власть в провинции на прочность, выявив ее сильные и слабые стороны. Для них более не является тайной, что, отвечая на критику "несогласных" милицейскими методами под предлогом обеспечения порядка и безопасности, власть не решает указанных проблем, а загоняет их вглубь, что несет в себе угрозу гораздо больших потрясений. Но, главное, действуя в соответствии с принципом "кто сильнее – тот и прав", чиновники и силовики убеждают радикальную оппозицию в том, что там, где можно рассеять тысячу людей, сотни тысяч остановить невозможно.

По всей видимости, все эти уроки лидеры  "Другой России" собираются учесть при проведении более массовых мероприятий в двух столицах, которые в идеале – для оппозиции – должны завершиться "Оранжевой революцией", приуроченной к парламентским или президентским выборам в России. А что касается "Марша несогласных" в Нижнем Новгороде, то, несмотря на то, что он оказался немногочисленным по составу своих участников, большая часть которых была блокирована еще на дальних подступах к месту сбора, власти повели бы себя крайне самонадеянно и недальновидно, сочтя его событием маловажным. "Марш"  показал, что отношения "системной власти" и "несистемной оппозиции" в России все более приближаются к состоянию войны. А это верный индикатор нарастания напряженности в государстве и обществе, т.е. того состояния, которое все меньше напоминает официально декларируемую стабильность.     

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна