Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов
© 2003-2017, Martovsky
Главная > Эксклюзив

15.10.2007 Ислам в России начала ХХI века в высказываниях современников

Автор: Маслов Олег Юрьевич

Для того, чтобы определить роль и место ислама в России, необходимо вначале пробиться сквозь информационную завесу "Диалога цивилизаций" (российское комплиментарно-креативное дополнение к концепции С.Хантингтона "столкновение цивилизаций") и взглянуть на мир глазами лидеров ислама. С.Модестов в книге "Геополитика ислама" фиксирует: "С точки зрения ислама все мировое пространство де­лится на три области: область ислама (дар уль-ислам), или область веры (дар уд-дин), область войны (дар улъ-харб) и область мира (дар ус-сульх). Область ислама включает все страны, находящиеся под властью мусульман и управляемые по законам шариа­та. Область войны состоит из населенных мусульмана­ми и немусульманами стран, которые, однако, находятся под властью немусульман. С этими странами считается возможным заключать перемирие сроком на 10 лет, кото­рое может быть продлено путем возобновления договора. Территории, образующие область мира, принадлежат немусульманским странам с немусульманскими правительствами, которые, однако, признают первенство мусуль­манского мира, находятся в зависимости от него". Какое место Россия занимает в геополитической карте ислама? Ответ на данный вопрос каждый может найти самостоятельно. Сегодня важно понять, каким предстает ислам в глазах современников.

До и после 9.11

Необходимо выделить своеобразный "Рубикон", которым является 11 сентября 2001 года. До данного трагического события ислам в России воспринимался как вполне естественное явление. И это несмотря на общеизвестные события в Чечне. Достаточно вспомнить статью В.Третьякова "Когда же президентом России станет мусульманин?", опубликованную в 16 января 1998 года в "Независимой газете". Комментируя данную статью, А.Шмулевич выделяет следующее: "Третьяков полагал: гарантированно, не ранее 2030 года, когда русские составят меньшинство населения, президентом выберут представителя большинства - татарина. Статья наделала немало шума и вскорости была благополучно забыта. Тема, однако, никуда не делась". События 9.11 заставляют по-новому взглянуть и на многие старые публикации.

Трагическое событие 11 сентября 2001 года является, безусловно, глобальным историческим событием. Данное событие обозначило начало первого "рубиконного времени" ХХI века ровно в той степени, в которой убийство эрцгерцога Фердинанда в Сараево обозначило начало первого "рубиконного времени" ХХ века.

Ислам как сверхидеология

События 9.11 заставили взглянуть на ислам по-новому. Наиболее распространенный взгляд на эпоху постмодерна – это эпоха "исчезновения идеологий". Но российский интеллектуал В.Можегов позиционирует ислам в формате сверхидеологии: "Так, 9.11 являет нам сверхидеологию на основе Ислама. Еще более убедительно та же идеология была явлена в Беслане. Убийство детей во имя милосердного Бога — такого не знал даже век ХХ, уж на что, казалось бы, лишенный всяческих сантиментов! Американский бушизм и комиссары Евросоюза являют подобные варианты сверхидеологий на основе протестантизма и либерализма. Не забудем про недвижный конфуцианский Китай, готовый, вознаграждая себя за тысячелетнее ожидание, хлынуть на нас всеми своими миллиардами, и хтоническую праматерь Индию, родину всех индоевропейцев". Но наиболее часто ислам позиционируют как глобальный пассионарный проект.

Пассионарный ислам

С.Кургинян отмечает: "Ислам дышит этой энергией глобального проекта, контрпроекта. И идея о переводе русских в ислам становится, между прочим, все более и более популярной. Вопрос о том, хватит ли русского драйва на новую глобальность, и есть вопрос жизни и смерти русских. Пусть сначала будет этот драйв". А.Шмулевич предостерегает: "В девятнадцатом веке Россия вела с Англией Большую игру - за контроль над мусульманской Азией. Сегодня маятник качнулся в другую сторону, и уже поднимающийся политический ислам начал свою Большую Игру - за контроль над Россией, над странами Запада, за то, чтобы стать ведущей силой планеты". А Проханов, позиционируя спасительную для России имперскую идеологию, выделяет "огненный ислам": "Сегодня в российском обществе существует четыре идеологии, которые можно назвать живыми — наряду со множеством идеологий полуживых и даже мертвых... как новация, идеология "огненного ислама". Можно даже сказать, что ислам, который всегда был для России периферийной идеологией, активно выходит на передний план, демонстрирует впечатляющий потенциал развития и, не исключено, станет здесь доминирующим... Сегодня, когда проблема распада России стала настолько актуальной, настолько обеспеченной всем течением политических процессов, возникает острейшая необходимость создания такой мегаидеологии, и она создается в катастрофах, создается в войнах, создается через вымирание великого русского народа, создается в атмосфере террористических актов и геополитической экспансии США, Китая, исламского мира. Разумеется, это будет имперская идеология, которая должна быть значительнее, интереснее, оснащеннее, чем рудиментарная идеология двуглавого орла".

Ислам как угроза

Общим местом для большинства российских экспертов становится негативное маркирование ислама. Ислам – это символ угрозы России. Так, тележурналист М.Леонтьев называет ислам в ряду иных угроз для России: "Давление на Россию вплоть до ее расчленения может быть связано даже совсем не с опасениями собственно российского соперничества, а с противодействием другим угрозам, например, китайским, исламским, европейским, а также с обеспечением той или иной конфигурации контроля Соединенных Штатов над мировыми ресурсами". Несколько иной позиции придерживается В.Иноземцев: "Считаю нужным особо отметить, что в ближайшие годы Россия не столкнется ни с одной из тех "угроз", о которых постоянно говорят как нынешние власти, так и многие обслуживающие ее эксперты. Практически мононациональной стране, "зажатой" при этом между крупнейшими экономическими и политическими игроками, Европой и Китаем, а на юге граничащей с исламскими государствами, не грозит распад".  И это заставляет нас погрузиться в мир цифр.

Игры с цифрами

Из официальных источников известно, что на начало 2007 года в России проживает не более 15 миллионов этнических мусульман, причем, исповедуют ислам не более 9 миллионов человек. По мнению российского исламоведа Романа Силантьева, численность российских мусульман остается сегодня "самым серьезным мифом" об исламе в России, и до сих пор точные данные об этом отсутствуют. По данным социологических опросов, ислам в России исповедуют всего лишь 7-9 млн человек. Данная информация была распространена рядом российских информационных агентств в апреле 2007 года.

С.Модестов отмечает: "По словам Талгата Таджутдина, мусульман в России – 15 млн, по заявлениям Равиля Гайнутдина – 20млн, а Гейдар Джемаль говорит о 30 млн человек. Как полагает М.Тульский, чем радикальнее исламский деятель, тем более неадекватную цифру он называет" (С.Модестов "Геополитика ислама"). А.Шмулевич презентует следующие цифры: "Доля славянского населения (как и общая его численность) в России постоянно снижается. Суммарная численность представителей традиционно исламских народов, по данным переписей, составляла: в 1959 году - 7 млн человек (6% населения России), в 1970-м - 9 млн (7%), в 1979-м - 10 млн (7%), в 1989-м - 12 млн (8%), в 2002-м - 15 млн (10%). Если тенденция сохранится, то в 2020 году в России будет 130 млн жителей, в том числе 20 млн "этнических мусульман" (15% населения), в 2050-м - 110 млн жителей, из них 30 млн "этнических мусульман" (27%), а в 2100-м - 90 млн жителей, не менее половины которых будут "этнические мусульмане". Однако тенденция роста мусульманского населения сильно занижена". А какие выводы из данных цифр могут сделать русские?

"Меж Сиона да Ислама"

Российский философ В.Аверьянов отмечает: "Мифы русских органицистов иные: они связаны с мечтой о невовлеченности в чужие игры, отчего и возникает соблазн окрестить их "изоляционистами". Однако в современной народной песенке поется об этом скорее с позиций здравого смысла, чем с позиций страусиного эскапизма: "Меж Сиона да Ислама светит нам чужая яма...". А тележурналист С.Доренко размышляет о теневой деятельности исламистов: "Мы знаем, что не все революции бывают бархатные или померанчовые, но бывают еще исламские. У нас действуют по-прежнему люди, которые финансируются саудитами и эмиратами. Они вовсе не нуждаются ни в Первом, ни во втором телеканале. Они действуют под ковром, под полом, они вполне подпольные. Если бы вы их пригласили на телеэфир, то это никак бы эти организации не удовлетворило. Их сфера деятельности находится в тени. Точно также, как господин Сечин  отказался бы (я в этом просто уверен!) дать публичные разъяснения по поводу “Байкалфинансгрупп”. Эти господа совсем не нуждаются в общественной дискуссии". В данных высказываниях можно выделить некие общие представления о перспективах русского народа "меж Сиона да Ислама".  

Ислам как проект

Г.Каспаров фиксирует геополитический формат ислама: "В современном мире главными субъектами мировой геополитики являются надгосударственные объединения, которые можно условно назвать "проектами". Это американский проект, проект "Единой Европы", китайский проект и проект радикального ислама. Внутри каждого из них достигнут определенный консенсус в отношении самоидентификации и целей развития. Если Россия хочет быть самостоятельным игроком, а не объектом в чужой игре, нам необходимо определиться с тем, кто мы и в каком направлении мы движемся. Уверен, что успех русского национального проекта зависит от создания русской политической нации, не ограничивающей себя национально-этническими рамками...строительство новой России – это открытый проект".

В.Аверьянов, размышляя о выборе России, выделяет следующее: "...сделать "окончательный" выбор. Или Россия с "передовой" цивилизацией против международного терроризма и стоящей за ним цивилизации исламской или наоборот. Сам факт вписываемости России в "иудеохристианскую цивилизацию" у ее апологетов сомнений, похоже, не вызывает. Так же как их противники не сомневаются, что Россия – страна скорее христианско-исламская..." Важнейшим в данном видении является то, что вводится в фокус внимания концептуальный формат "столкновения цивилизаций": "Надеяться на то, что, пожертвовав Россией как цивилизационным проектом, мы сохраним хотя бы свое славянство, свою этничность – это самообман".   

Толерантность по-русски

Из тысяч публикаций в сети Интернет необходимо выделить статью Степана Орлова "Национальный вопрос в российской империи и СССР" о геополитическом видении русского народа. В ней корректно представлено то, что можно, пользуясь современной терминологией, назвать "толерантность по-русски". Ст.Орлов выделяет следующее: "У русских в целом не было народа-соседа, народа-конкурента, с которым приходилось бы соизмерять себя в ходе каждодневного сосуществования, "быть начеку". Простите за пафос, но можно сказать, что единственным "соседом", чей взгляд всегда чувствовали русские, был Господь, "испокон веков граничит с Богом моя Светлая Русь". Бог Правды. Оговорюсь для неправославных читателей: я разбираю сейчас не мистическую, а этнопсихологическую реальность".

Видение Орлова в значительной степени отличается от публичных взглядов "титульных" русских патриотов, но именно это видение наиболее четко дает представление о геополитическом видении русских: "Из наших дней вернёмся в Российскую империю. В определённом смысле можно сказать без особой натяжки, что никакие "другие народы" в России не жили. Конечно, они жили в различных частях Империи, это верно. В Туркестанской губернии жили одни инородцы, а Петербургской – другие. Русские из этих частей, в той или иной степени соприкасались с этими этносами, имели представление об их образе жизни, менталитете, культуре, поведенческих особенностях, но за границы, как сказали бы сейчас, "регионов" информация такого рода не распространялась, на неё просто "не было запроса". А не было его потому, что не было в той системе внутри самой России этноса, способного быть "вызовом" всей русской нации в целом (даже евреи подошли к этой роли лишь к началу ХХ века)". В карте реальности Ст.Орлова необходимо обратить особое внимание на трансформацию русских в критические моменты истории: "Упрекая нынешних русских в слабости родовых связей и отсутствии этнофаворитизма, нужно помнить – сама ситуация появления в русских городах и весях инородческих диаспор слишком нова для нашей нации. И тем более глупостью звучит призыв «учиться у чеченцев». Учиться нужно у казаков, благо казак дремлет в каждом из нас".

Русский ислам С.Градировского

Концепция С.Градировского "Русский ислам" не пользуется спросом у русских. В 2003 году в сети Интернет писали: "В последнее время ведутся жесткие дискуссии вокруг проекта "Русский ислам", выдвинутого сотрудником аппарата Полпреда Приволжского федерального округа г-на С. Кириенко г-ном Градировским и ассоциируемого с г-ном Щедровицким, а также с возглавляющим "Фонд развития ислама в России" Олегом Клоченком и журналистом Максимом Шевченко". Типичными были высказывания "Адепты политизированной секты "Русский ислам" пытаются взять под контроль религиозную, национальную и информационную политику в РФ". Сегодня это почти забыто.

Сегодня политизированные мусульмане тешат себя сказками о массовом обращении русских в ислам и другими греющими им душу мифами и мифологемами. К этому добавить больше нечего. Необходимо только сфокусировать внимание на том, что С.Градировский ныне борется за избирательные права мигрантов. А сама концепция "русского ислама", как и положено "пробирочной" концепции, уже приказала долго жить. Ей на смену пришла исламизация России по С.Переслегину. А это творческое развитие идей "русского ислама". 

Исламизация России по С.Переслегину

Известный российский футуролог С.Переслегин рисует будущее России "мощными мазками": "Сложнее обстоит дело с мусульманами. Для того чтобы их "замирить", необходимо провести... массовую исламизацию России. Государство должно отказаться от "внутреннего договора" с православием, провозгласив равноудаленность власти от всех конфессиональных групп. Желательно побудить Русскую православную церковь к признанию Мухаммеда пророком, что заложит реальную основу для дальнейшего взаимодействия религий. В России должна быть законодательно запрещена как антихристианская, так и антимусульманская пропаганда. Необходимо всячески поощрять исламскую религиозно-исследовательскую деятельность, добиваясь переноса богословских центров на российскую территорию. Изучение арабского языка как сакрального языка Ислама, должно стать обязательным в школах и университетах Поволжского и Южного федерального округа, в то время как английскому языку должна отводиться факультативная роль". Причем, если не будет массовой исламизации, то будущее России более чем плачевно: "Если России не удастся интегрировать в себя чужие цивилизационные ценности, она неизбежно будет разорвана на куски. В первой четверти XXI века Российская Федерация может распасться на четыре неравные части: западные регионы присоединятся к ЕС или одному из его осколков, восточная будет экономически ассимилирована Китаем и Кореей, юг Волго-Уральского порога подвергнется интенсивной исламизации, север, по которому пройдет разлом, окажется в запустении".

Оппонируя С.Переслегину, православный интеллектуал К.Фролов отмечает: "В международной политике только Церковь может дать верный ориентир. Россию разрывают любители присоединить ее к кому-либо. Между тем, в крупнейших цивилизационно-культурных системах — протестантской, секулярно-глобалистской, исламской — Россия не более чем провинция. И только в системе координат восточно-христианской цивилизации Россия способна стать субъектом, а не объектом мировой политики, ибо без сильной России, страны православной традиции останутся маргиналами в современном мире, а Православие будет отброшено на обочину борьбы идей и смыслов".

Война в символьно-знаковых полях

В работе "Война как символ" отмечалось следующее: "Какое событие в Ираке необходимо признать знаковым в прошедшем 2006 году? Безусловно, могут называться события с максимальным числом человеческих жертв, но важнейшим знаковым событием для Ирака, которое не повлекло за собой гибели людей, является взрыв "Золотой мечети" в городе Самарра. И это событие жестко связано с Символом Веры.

Почему разрушения в феврале 2006 года в мечети Аль-Аскарийя необходимо отнести к войне в символьно-знаковых полях? Во-первых, взрыв бомбы не привел к человеческим жертвам, и соответственно, удар наносился сознательно по Символу, по одной из самых главных святынь иракских шиитов. Во-вторых, после данного теракта столкновения между шиитами и суннитами захлестнули весь Ирак. Ситуация вышла из-под контроля. Именно после этого события большинство экспертов по международной политике сделали выводы о том, что примирение между шиитами и суннитами невозможно, что Америке удалось разорвать антиамериканский фронт на Ближнем Востоке, из чего делались дальнейшие выводы о перспективах распада Ирака на три новых государства.

Любой объективный аналитик будет вынужден признать, что многочисленные кровавые жертвы до взрыва "Золотой мечети", как со стороны шиитов, так и со стороны суннитов не приводили к  таким комплексным последствиям, и лишь удар по Символу Веры, по мечети, в значительной степени повлиял на массовое сознание шиитов. И символическая казнь Саддама Хусейна в первый день мусульманского праздника была отмечена спектром символов, знаков и элементов карнавальной культуры...

Войны ХХI века - это войны против символов. "Башни" Всемирного торгового центра – это символы экономической мощи США, и в известной степени, и символы глобализации. Вне зависимости от точки зрения на трагические события 11 сентября 2001 года большинство экспертов склонны считать не случайным выбор объектов атаки. Здания Всемирного торгового центра – это в первую очередь символы, а лишь затем просто офисные здания в центре Манхеттена".

Анализ событий в символьно-знаковых полях позволяет увидеть то, что скрыто от обыденного взгляда. Как оценивать заявление муфтия Аширова о необходимости изменить герб России с целью "убрать с него кресты"? Ответ прост. Это действие в рамках войны в символьно-знаковых полях. Именно этим объясняется реакцию православных интеллектуалов на заявление Аширова. Именно подобные заявления позволяют утверждать, что глобальный ислам как проект и Россия несовместимы.

Так почему в России ислам последовательно противопоставляется православию? Ответ на этот вопрос необходимо искать в последствиях событий 11 сентября 2001 года.

11 сентября 2001 года

События 11 сентября 2001 привели к рождению интеллектуального символа "международный терроризм". Данный символ ныне жестко связан с символом ислам. Недавно миру был представлен новый интеллектуальный символ – "исламофашизм".

Что нам известно о термине "исламофашизм"? Впервые его употребил президент США Дж.Буш, а затем он был подхвачен сотнями распространителей нового креативного символа во многих странах мира. "Термин исламо-фашисты, гораздо точнее передает суть разворачивающегося на наших глазах глобального конфликта, чем трусливая политкорректная формулировка "международные террористы" (А.Пионтковский). "Истерия о терроризме и введение Бушем термина исламофашизм как раз и говорит об этом приближающемся "моменте истины" (А.Нагорный). И это позволяет нам сформулировать исходные положения.

Исходные положения

·         Ислам в России – разменная карта в большой глобальной политической игре. Ислам в России – это периферия Большого ислама.

·         Встраивание российского ислама в глобальный ислам в формате "проекта"  - тренд к разлому России по религиозному признаку. Концепции "русский ислам" С,Градировского и "исламизация России" С.Переслегина ориентированы на русских пораженцев. А это безмерно микроскопическая прослойка граждан России.

·         Введение в фокус внимания ислама скрывает сверхзадачу – удержание духовных и интеллектуальных лидеров ислама в архаике крови. 

·         Вызовы 9.11 – это вызовы для духовных и интеллектуальных лидеров ислама. Они не оценены лидерами ислама по достоинству ни в России, ни за ее пределами.

·         Рождение инновационных интеллектуальных символов, таких как "исламофашизм", "исламский Халифат" демонстрируют, что процесс деисламизации глобального пространства находится в начальной стадии – стадии "зажигания" символов. 

·         Стратегия воздействия на лидеров ислама строится на формировании у них комплиментарных и, одновременно, ложных карт реальности: пассионарный ислам и энтропийное православие и т.п.

·         Формирование у лидеров ислама ложных карт настоящего и будущего: неуклонный рост числа мусульман в России и последующее вытеснение русских на периферию – путь к кровавой Трагедии.

По теме: Символы и знаки ХХI века:

Война как символ. (http://www.polit.nnov.ru/2007/02/21/symbolwar/) (Символы и знаки ХХI века - часть 4)

Концепция интеллектуальных символов и символьно-знаковых полей. (http://www.polit.nnov.ru/2007/05/08/symbolconcept/) (Демо-версия)

Генезис символа "холокост" и будущее государства Израиль. (http://www.polit.nnov.ru/2007/05/28/softholokaust/)

© 2003-2017, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна