Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Эксклюзив

22.03.2008 "Обратная сторона" Таджикистана или средневековый Душанбе сегодня (нравы и обычаи города "вечного понедельника")

Автор: Сергей Комлев, г. Екатеринбург

Каратегин, 1807 год (Один день из жизни «Бая»)

Глава Ханства есть Бай. Право жизни и смерти суть неотъемлемое достояние его одного, он вполне располагает городами, селами и народами, находящимися в Ханстве. Полноту власти его ограничивает только животный страх мести со стороны более сильных мира сего.

В городах, отстоящих далеко от его дворца, им назначаются градоначальники, коим он передает часть своих прав, кроме права распоряжаться жизнью и смертью. В случаях, где смертная казнь им кажется необходимою, они спрашивают на это разрешения Бая, равно как должны они извещать его обо всех важных происшествиях во вверенных им местах. Кроме того, они должны посылать ему еженедельно свои донесения, которые обыкновенно подаются Баю по утрам. И тут он кладет немедленно резолюции. Если же градоначальникам подчинены другие поселения, то старосты их, назначенные, опять-таки, Баем, относятся не прямо к нему, а к начальнику главного города, и тот, в случае нужды, передает их донесения Баю.

Каждый день начинается практически одинаково. Подъем ближе к 10 утра. Утро начинается с того, что новый мальчик-бачча омывает рыхлое тело Бая, а тот для себя решает, взять ли его к себе в эту же ночь или прогнать на взрослую мужскую половину дома, где он более не будет ублажать извращенные желания хозяина, а станет делать черную работу. Ближе к полудню начинается завтрак: плов с перепелками, поедаемый в компании придворных лизоблюдов, рассказывающих последние сплетни: у кого в этом году хороший урожай, кто разбогател, кого можно обобрать.

После обеда скорый суд над провинившимися подданными. После этого объезд владений, в ходе которого жители падают от страха ниц, прячут подростков от сластолюбивых глазенок похотливого «наместника бога на земле», а также весь свой более или менее приметный скарб, способный  вызвать зависть Бая. Ближе к 4-5 часам дня Бай и его свита, отягощенные поборами и скорыми «судебными» разбирательствами, возвращаются в господский дом, где уже кипят котлы на огне и готовится обеденная пища. Обед растягивается на 2-3 часа и перемежается курением анаши, распитием запрещенных исламом спиртных напитков, хватанием за разные места прислужек, решением «финансовых» вопросов, да и просто похрапыванием обалдевших до дури «хозяев жизни».

Вечером начинается прием народа. На самом высоком, мягком и темном месте восседает Бай – властитель гор, рек и батраков. От его кивка головой зависит, у кого отберут имущество, кому отдадут чью-то дочь, а кому на голову свалится удача в виде золотошвейного халата с барского плеча. Ближе к 8-9 часам вечера начинается самое интересное – ужин, а вернее пиршество, состоящее из десяти блюд, запретных возлияний, непотребных утех и полного разврата. Это греховное баловство длится до глубокой ночи, а нередко и до первых петухов, когда простолюдины просыпаются на утреннюю молитву, чтобы просить у Всевышнего прощения за грехи, в том числе и их господина.

Прошло 200 лет

Нет больше каратегинских беков/баев, изменился мир: сменилось несколько поколений людей, живущих на таджикской земле, ушел в небытие СССР, пытавшийся построить «справедливый мир для рабочих и крестьян мусульманского Востока», взорваны небоскребы-близнецы в далекой Америке... Все оказалось на свалке Истории. Все ли?!

Как и много лет назад, шальной от свалившейся на него власти, с тяжелой головой просыпается Эмомали Рахмон-Бай после вчерашней посиделовки в кругу своих подельников-лизоблюдов, проклиная их за то, что они опять с готовностью подавали ему соленые огурчики после «Реми Мартин Луи ХIII Гранд Шампань Коньяк», регулярно доставляемого за счет казенного бюджета «придворными» сладкоголосыми казнокрадами-подхалимами таджикского Баши. Мало того, что малосольными огурцами его накормили, так еще, нахваливая его «заслуги» перед арийской нацией, «влили» ему в горло пол-литра русской водки, говоря, что все эти коньяки-арманьяки лишь для придурковатых иностранцев, не понимающих истинного «арийского характера».

«Чем бы заняться с такой-то головой?» - уныло размышлял бай всех горных и низинных ариев-таджиков, луноликий «Эмомали Рахмонбаши Бай-I». Девушки-мальчики, массаж-пассаж и прочие развлечения, дававшие хоть какую-то отдушину в первые годы его властного куража, постепенно опостылели. Все золотые коронки у таджиков, белые носки у чиновников, а также финансовые потоки у наркобаронов и наркоторговцев давным-давно отняты и пополнили российские и виргинские банковские счета, открытые на девятерых отпрысков Рахмонбаши.

«Бриллиант» таджикской экономики из «ТадАЗа» был переименован в «ТАЛКО», и финансовые потоки оттуда пошли на «нужные» счета. Алюминий день и ночь согревает своим металлическим блеском подуставшее сердце горного сидельца. «Что же не так, что бы еще доброго сотворить для этих простолюдинов? Из каких-то несчастных таджиков я их превратил в «великих Ариев», дал возможность увидеть вплотную тротуары Москвы и самые дальние ее подворотни. Что бы еще новенького для них придумать?» - навязчиво сверлила пьяненькая мысль голову Эмомали Шарипа. И тут его понесло!

Несмотря на то, что недавно он принимал у себя в Душанбе лидеров стран-членов ОДКБ (и даже отметил в их окружении свой день рождения), он решил еще немного погреть ручонки на своей спекулятивной «дружбе» с Россией. Мало того, что таджикское руководство на американские деньги получило 600-метровый автомобильный мост через реку Пяндж на границе с Афганистаном, а также выразило желание пересмотреть контракты с российскими компаниями по поводу сооружения ГЭС в горах Памира, так Эмомали Шарип решил еще в «ответку» выпросить у России оружия на целый миллиард. Получив удовольствие от этого кульбита, он решил сравнять счет в поединке «РФ-США» и предложить американцам военную базу в Таджикистане, которая, как в соседнем Кыргызстане, «могла бы вполне мирно соседствовать с базой российской». Ведь если «многовекторная дипломатия» ближайших географических соседей по Центральной Азии приносит им успех, то почему бы и Душанбе не придерживаться курса на «дружбу со всеми против всех»?

Для своих лизоблюдов он тоже решил приготовить задачку, как говорится, «чтоб жизнь медом не казалась». Заменив несколько незначительных постов, он оставил на прежних местах «старых акул», долгое время исправно грабивших народ Таджикистана: Алимардонова М., Бабаева Г., Солиева Х., Гулова Ш., Нажмиддинова С. и др. Задумка удалась – народ получил то, что он, по мнению Эмомали-бая, «заслужил»: правительство воров, вечно поддакивающих и восхваляющих министров. Правительство, значительная часть которого состоит их явных коррупционеров, которые вечно заискивают перед Рахмонбаши (Акилов А.Г., Кодири А., Худоеров Б., Зухуров Ш., Хамидов М., Рахмонов А. и др.), а часть просто-напросто  предает интересы страны (ставленник США – Зарифи Х., Узбекистана - Бобозода Г.).

«А чтобы экономика работала нормально – поставим собутыльника», - радостно будоражила голову Шарипыча новая шальная мысль. Экономикой пусть руководит госсоветник Давлатов М., который не может начать свой рабочий день без стакана водки. А чтобы ему не было скучно, пускай с ним сидят и пьют водку Рахимов Ш., Сайфиев М., Нозимов М. и его вечный собутыльник, а теперь зав. отделом аппарата, Носыров И.

Для усиления добавим советника по экономике Кельдиерову М., которая поставила свою сестру начальником крупного предприятия республики «Госэлектронадзор». Правда, за это ей пришлось до упаду пить водку с Давлатовым М., а сестре ее - переспать с ним и при этом еще заплатить 20 тысяч долларов США. Сама Кельдиерова, как шептались в окружении Эмомали Шарипа, переспала с Азизовым. И это назначение было впоследствии бурно отмечено в компании Азизова, Давлатова и двух сестер.

Подбор женщин на руководящие должности необходимо привести в «порядок» по двум критериям: пускай они представляют кулябский регион (Носирова М., Шерова С., Мухамаддиева Б., Шарипова Г., Тагаева С., Каримова И., Одинаева Б., Зайнуллоева Х., Хасанова Г. и др.) или обслуживают мужскую половину представителей этого клана. Чтобы получить должность министра здравоохранения, сегодня надо стать лечащим врачом и любовницей одного из «родственников».

Вот женщина-образец - заместитель Премьер-министра, ее жизнь и карьера изложены в Интернете. Только имея такой «моральный облик», сегодня можно  курировать вопросы образования и здравоохранения, напрямую связанные с воспитанием подрастающего поколения. А уж о моральном облике заместителя директора агентства по контролю за наркотиками Одинаевой Б. и говорить нечего.

Но если ты не из Дангары, у тебя нет вообще никакого будущего. Аппарат Бая заполнен зятьями, которые только учатся писать, а когда научатся - будет поздно. Госсоветники Президента не занимаются вопросами, которые входят в их прямую обязанность. Они больше заняты тем, как бы обустроить своих сестер, сыновей, зятьев, племянников - всех не перечислить, родственников много.

Вот простые люди недоумевали и возмущались тем, что вместо справедливого наказания, казнокрады и мздоимцы получают еще более высокие назначения. Миралиев А. умудрился увеличить долг региона с $70 млн. до $300 млн. Однако это не помешало ему купить в Курган-Тюбе 2-х этажный особняк и за $500 тыс. - знаменитый ресторан «Оби тоза» - «красавчик»! А как он «поработал» в области: растлил нескольких несовершеннолетних девушек из бедных семей Курган-Тюбе, демонстративно вывез в Дангару имущество на 5 грузовиках. А Госсоветник по кадрам – Азизов, его подельник? Во время работы каждый год менял руководящие кадры в области и за назначение на пост председателя района установил таксу в размере от $50 тыс. до $100 тыс. И теперь у него уже 7 квартир в Душанбе, 2-х этажное здание напротив Минздрава республики, дома в 102 микрорайоне и на ул. Пушкина. За год в Дангаре он построил два особняка.

«Эмомали Рахмон бай-бачча Арий Великий» подустал от работы и приказал секретарше с широким вырезом на груди (как он любит) принести еще бутылку пива. Настроение вроде бы было «ничего», но не хватало какого-то куража. Он решил посмотреть досье на своего земляка, которого чуть более года назад он назначил руководить «Таджик эйр». Деньги вроде бы от него «поступали», но что-то подсказывало, что он, как и все дангаринцы, еще тот «деятель»! Когда он назначил Генеральным директором Тиллоева Х., все квалифицированные кадры авиакомпании были уволены, а большая часть ушла «по собственному желанию».

 Надо отдать ему должное – он, как и ожидалось, окружил себя некомпетентными людьми, создал никому не понятную структуру ЦУР с большими полномочиями. Возглавить ее он доверил Ерибекову М., человеку, основная цель которого была обозначена «Самим» очень четко, – «делать деньги на всем». За это Ерибеков постоянно откатывает Генеральному директору его долю, которую последний отсылает дальше Баю. Это касается всего, что проходит через ЦУР. Деньги делаются на осуществлении рейсов на прибыльных линиях. То же самое происходит и с авиатопливом. Поставку авиакеросина осуществляют фирмы, которые постоянно платят Тиллоеву, а тот платит дальше. Представительства других авиакомпаний, как и положено, также постоянно платят «свою долю». Вопрос о назначении представителей тоже не обходится без соответствующего «подхода». Это касается и гостиницы «Парвоз», которую он вернул с баланса Минтранса только для того, чтобы выкупить ее самому. Сейчас он также хочет выкупить цех бортпитания и Агентство воздушных сообщений. Все свои дела он прокручивает через фирмы, оформленные на братьев, племянников и т.д. Стоянка, магазины, тележки, автомойки - все это в распоряжении ЗАО «Евар». Нетрудно догадаться, чья это фирма. Все деньги авикомпании отмываются через эту фирму. Это касается и поставки продукции для бортпитания.

«Конечно, все можно понять. Тиллоев отец 7 детей. Каждого ребенка надо одеть, обуть, дать образование и т.д. Очень жаль, когда дети попадают в плохие руки. Новоявленный зять Тиллоева и его родственники гнусно утверждают, что дочь Тиллоева вышла замуж не девочкой, и поэтому ее отец сделает все, чтобы скрыть позор», - как-то сумбурно рассуждал главный дангаринец Таджикистана. «Зато на нуждах и законных правах летного состава генеральный директор всегда экономит», - наконец-то «Бая всех дангаринцев» посетила радостная мысль.

Во всех СМИ прорекламировали, что авиакомпания приобрела в лизинг «Боинги», но никто не говорит о технических характеристиках данных машин, о фирме-собственнике и др. Москва не дает согласия на полет самолетов в Россию, потому что они не отвечают техническим характеристикам. И эти самолеты, и фирма-собственник занесены в «черный список».

Но самая приятная часть работы Тиллоева – это подбор бортпроводниц. Их он подбирает самолично. Для этого они должны вступать с ним в интимные отношения и исполнять его старческие прихоти. Это относится и к его секретаршам. В центре, рядом с Академией наук, на проспекте Рудаки - 35 есть квартира, где Тиллоев «отдыхает». Соседи называют эту квартиру «чалабхона». Отдыхает он, как «Сам» Эмомали Шарип Рахмон из Дангары! А это многого стоит.

«Он выкупил весь подъезд в доме напротив Аппарата президента, имеет дома в районе Якка-чинара и Зеленного базара, несколько квартир в центре – пускай все знают. Кроме того, есть еще квартира в Москве», - Э.Рахмона обуяла гордость за своего земляка.

«Да, нужно бы также молодое поколение «таджикской нации» правильно воспитывать. Для этого поставим-ка нужных людей на нужные места», - продолжал цинично рассуждать Эмомали бай-бачча. «Кто у нас в кадровом резерве? Факеров Х., Комилов С., Одинаев С., Имомов М. Пускай Факеров ежегодно от приемной комиссии имеет около $500 тыс., но не забывает отстегивать долю! А Комилов пускай занимается Налоговым институтом. В этом институте, как в коммерческом, «учатся» студенты, которые находятся за пределами республики. Их зачетки находятся в руках помощников ректора, методистов и замдеканов. За одну сессию они берут $100-200. У студентов, которые исключены, «помощники» берут по $200 и восстанавливают их. Вот и славно!»

Довольный проведенным «анализом» своих кадров, «Бай всея Таджикистана» решил напоследок посмотреть, как живет простой народ, не зажирел ли, не обленился ли? Увиденное его несказанно обрадовало! Рост цен на продукты питания вынуждает население затягивать пояса. Растущая инфляция заставляет стремительно «худеть» кошельки граждан. Худеть, в прямом смысле слова, этой зимой, по всей видимости, придется не только кошелькам. Повышение цен на продукты питания уже бьет по населению. Поход на базар приятно удивил Эмомали Шарипа очередным ростом цен. Не одно, так другое обязательно да подорожает.

В сентябре «взлетела» мука – значит, зарубежные счета Бая пополнятся еще на порядок. Власти незамедлительно создали рабочую группу «по выяснению причин подорожания» - цена на муку сразу же продолжила свой рост. Вчера на нескольких столичных рынках мешок (50 кг) муки первого сорта стоил 140 сомони. Еще недавно он стоил 115. При этом, трудно сказать, что в стране дефицит муки. Мешками с казахскими наклейками «Целина» завалены все столичные рынки. Однако, цены не падают. Мясо, «рекомендованная» цена на которое была 12 сомони, сейчас доходит до 14 - 15 сомони за килограмм. Вслед за мукой стремительно подорожало масло. Литровая бутылка растительного масла иранского производства, стоившая совсем недавно 4,5-5 сомони, сегодня продается за 8-11, а сливочное масло подорожало с 17 до 21 сомони. Цена пачки макарон российского производства взлетела на 50%. И так практически со всеми продуктами питания. На душе Бая стало светло! За 10 месяцев текущего года большинство продуктов первой необходимости подорожали почти на 100%: молоко, стоившее в начале года 1-1,5 сомони, сейчас стоит от 2 до 3 сомони за литр, хлеб подорожал с 60 дирамм до 1.20 сомони! И это при средней заработной плате рядового таджикистанца в 160 сомони ($46)!     

Глиняный дом на окраине Душанбе. Старенький потертый забор. Здесь живет семья Зайдуллаевых: отец, мать и 7 детей. Старшего, 20-летнего Дильшода, весной женили, а уже летом он уехал на заработки в Россию. «Вся надежда на него, - признается его мать, апаи Мавчуда. - Он скоро начнет зарабатывать деньги, тогда и мы заживем получше». А пока Зайдуллаевым приходится туго. Отец семейства зарабатывает 220 сомони, апаи Мавчуда работает вместе с мужем. Ее заработок составляет 130 сомони. В общей сложности выходит почти $100. «Вот, получим зарплату, нужно заплатить за свет - это 20 сомони, - считает апаи Мавчуда, - купим два мешка муки, одного никак не хватит, - это 240 сомони. Килограмм 20 картошки - это 20 сомони, макароны 10 килограммов - это 30 сомони. Масло нужно, оно сейчас по 8 сомони литр. Купим пять литров. Нет, пять не получится, останется 10 сомони. Тогда три литра - это 24 сомони. Останется 16 сомони - это до следующего месяца надо дотянуть. Нет, не дотянем, придется опять в долг брать». Вся надежда на «таджикских рабов-нелегалов», работающих в России.

«Работают нелегалы без выходных, а привычные места их обитания в столице России - теплые мусоросборные камеры в жилых домах. Сегодня в Москве работают около 150 тысяч приезжих из Таджикистана. 48 тысяч вкалывают только на ручных автомойках. В подвалах крупных баз и рынков живут и работают по 3-10 тысяч, а таких рынков - 20. Еще примерно 100 тысяч строят и охраняют особняки на Рублевке. 90% из них трудятся нелегально. Главная причина нынешних злоключений таджиков в Москве в том, что почти 70% из них элементарно неграмотны. Не умеют ни писать, ни читать - причем зачастую не только на русском, но и на родном языке. Зарегистрироваться для них - большая проблема, какой бы ни была система регистрации».

«Великий Арий» удовлетворенно вздохнул после получения этой информации – в Таджикистане все спокойно, самые активные рабы сосланы в холодные страны, старые и молодые находятся под строгим надзором вороватых нукеров. Жизнь почти удалась! Теперь можно выкурить папироску «райского зелья» и чуть-чуть расслабиться от трудов праведных. После второй глубокой затяжки в проеме двери взволнованно замаячила виновато-вороватая физиономия генпрокурора. Ничего не понимая, он велел ему зайти. Генпрокурор молча протянул ему листок бумаги:

«Акция ОПЗД - Таджикистан. ОПЗД действует против режима диктатора Рахмона с января 2004 года по 2007год. Мы требуем Отставки диктатора Рахмона и привлечения ее За Геноцид Таджикского Народа в период 1992-1997 год который он убиль и уничтожиль от 40-45 тысяч Таджиков за свои демократические идеи и отдать его под Международный Суд Гаага как диктаторов Пиночет - Теллор и другие. Фактов очень много. Демократические оппозиционый партий достаточно их собирал. Он отдавал Массовий прикази об уничтожение Мирных людей. Например в одном Пянджском погранотряде по Приказу Диктатора Рахмона и его Сторонники были Убити от 4000 5000 тысяч Мирных Людей в Ноябре 1992 года. Народ Пянджского района не даст нам соврат, вы можети вести Независимую журналистский расследованый. Приступление без наказаный не бувает и давности не имеет... Мы Просим Админстрации Сеnrtasia.ru публикават нашей статии и помоч нам Таджикам для Демократизации Р.Таджикистан. Мы Таджикский Народ Будем очень Блогадарный вам за это. И ваша Рейтинг будет на высоте Памирских гор. Спасибо вам за все. Подпись - Самадов. 2007 год, Польша».

Весь кайф как ветром сдуло. «Это все?» - почему-то писклявым голосом спросил уменьшившийся в размерах «Эмомали Рахмон бай-бачча». Генпрокурор подобострастно неуклюже вытащил еще пачку листков, на которых крупными буквами можно было различить названия аналогичных заявлений: «Международная амнистии о состоянии прав человека в республики Таджикистан: 2005-2007» и др. Тяжелая пепельница с неожиданной скоростью ударилась в филейную часть не успевшего юркнуть в проем двери прокурора. День Дангаринского Бая был безвозвратно испорчен.  

 

Мнение редакции сайта не совпадает с позицией автора.

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна