Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Перспективы

05.07.2008 Графические символы в ХХI веке (Символы и знаки ХХI века – часть 15)

Автор: Маслов Олег Юрьевич

Из любого справочника по символам можно узнать, что на протяжении всей своей истории человек использовал свою способность распознавать и узнавать абстрактные изображения - знаки и символы - для предостережения, руководства, указания направления и передачи информации. Нашу жизнь окружают самые разные символы - от букв и чисел до знаков и символов, используемые в религии, науке, искусстве, причем порой многие из них имеют очень глубокий смысл. Наиболее важной функцией знаков и символов является, если это сформулировать кратко, установление связи между людьми посредством графических изображений.

Графические символы доминировали на протяжении веков, пока они не стали вытесняться интеллектуальными символами. Можно ли считать, что все графические символы в начале ХХI века – это "погасшие" символы? Безусловно, нет. Графическими символами насыщен кинематограф. Графические символы на обложках книг. Графические символы можно обнаружить в рекламной продукции, на упаковках и этикетках. Это позволяет предположить, что графические символы в ХХI веке заняли свою специфическую нишу. Какова эта ниша и как влияют графические символы на сознание людей в ХХI веке? Это вопрос достойный всестороннего исследования.

Постмодерн и мутагенез графических символов

Философ А.Неклесса, анализируя динамично изменяющуюся реальность, отметил: "Мы наблюдаем деградацию, частичный распад, "таяние" недавно усвоенного политического языка, мутацию "классической" политико-правовой культуры, причудливые артефакты квазипартийных химер, драматичные трансформации недавних идеалов, перерождение социополитических институций и концептов: публичной политики, представительной демократии, среднего класса, гражданского общества". Необходимо признать, что мутагенез затронул и все социокультурное пространство, включая сферу символов и знаков. Процесс непрестанных мутаций – это один из основных признаков эпохи постмодерна.

Графический дизайнер Павел Родькин отметил в 2005 году следующее: "В ситуации остывания постмодернистского дизайна новой волны 80-х и 90-х и ухода его лидеров на второй план (закрытие культового дизайнерского журнала "Эмигре") складывается состояние фактического стилевого безвременья. Современный дизайн оказывается на распутье, а некоторые его лидеры (например, Нэвил Броуди) задаются вопросом: что дальше? Что будет после постмодернизма? Этот вопрос логичен, если мы находимся в конце постмодерна... И потому этот ключевой стратегический вопрос задается вполголоса..." Представляется, что необходима одна существенная поправка. В нашей стране процесс "остывания постмодернистского дизайна" осмысливался постфактум. Корректней было бы сказать, что творческая и интеллектуальная элита России с середины 90-х годов прошлого века "пережила" все фазы постмодерна в формате "ускоренной возгонки".

Социолог А.Ослон отметил: "Нарастание сложности мира теорий привело к ощущению, что что-то качественно изменилось, вероятно, перейден тот порог, после которого заговорили о фрагментарности и неохватности, о постмодернизме". Известный российский интеллектуал С.Кургинян считает, что постмодерн - "это философия конца истории, конца коммунизма, конца демократизма, конца социального государства, конца нации как таковой. Там все очень быстро доходит до конца человечества. Жить в ситуации этого бесконечного конца и есть, по существу, задача в ситуации постмодерна". П.Родькин акцентирует внимание на следующем: "Постмодерн, безусловно, создает комфортные условия, когда можно двигаться во всех известных направлениях. Само понятие "конца истории" возможно только в условиях постмодерна. Возможно ли в этом контексте говорить о "конце искусства"? Это позволяет нам выделить существенное.

Постмодерн принес с собой в социокультурное пространство не только системное отрицание всех достижений эпохи модерна, но и расширяющее многообразие, причем, в форматах поливариантного восприятия одних и тех же символов. Например, новый российский праздник 4 ноября, де-факто, празднуют несколько целевых групп граждан, связывая данный праздник со своим специфическим набором символов. Фрагментарность, расширяющееся многообразие и поливариантность восприятия – это "три кита" постмодерна. Именно видение данного формата и позволяет объективно взглянуть на мир графических символов в начале ХХI века.

Миф о всемогуществе графических символов

Нет сомнений в том, что миф о чудодейственном влиянии символов на сознание людей рожден и постоянно поддерживается в творческой среде. Что заставляет специалистов по рекламе, графических дизайнеров вносить тот или иной символ в собственные продукты? Чаще всего это связано с верой или надеждой на то, что данный символ окажет воздействие на потребителей продукции, как минимум в двух аспектах: привлечение внимания и побуждение к покупке или потреблению. Необходимо признать, что данные представления находятся вне научной сферы, но от этого феномен выявления влияния символов на сознание людей не становится менее занимательным.

Анализ влияния символов с точки зрения нейро-лингвистического программирования (NLP) позволяет выявить один очевидной пробел в мифе о влиянии графических символов. Изменение поведенческой модели в NLP осуществляется в формате "подключение–загрузка–директивная установка". Таким образом, графический символ в состоянии эффективно осуществить лишь процесс "подключения", то есть "овладеть вниманием человека". Процесс "загрузки" теоретически возможен, если человек знает данный графический символ, более того, он к нему позитивно относится. Но "директивная установка", то есть установка на потребление – это уже из сферы ненаучной фантастики.

Интеллектуал А.Елисеев считает, что "символика – это очень важно. Может быть, даже не менее важно, чем программа или организация. Символ способен привлекать человека своей образностью, будить у него какие-то древние, "архетипические" представления". И с данным высказыванием необходимо согласится. Ст.Яковлев акцентирует внимание на том, что символы сложны для обыденного восприятия: "Вы знаете, как в средневековой культуре, на полотнах старых мастеров (Босх здесь ярчайший пример) принято было изображать отчаяние? Многострадальный Иов? Нищий пьяница? "Враги сожгли родную хату"? Вовсе нет. Отчаяние изображалось в виде молодой женщины, сидящей на свинье и смотрящейся в зеркало. Свинья – символ обжорства. Зеркало – символ тщеславия. Если человеку негде более искать смысла своего существования, нежели в земном и бренном; если все радости жизни свелись для него к удовлетворению самых низменных своих страстей – значит, этот человек впал в отчаяние. Ему неведома радость вдохновения, благодать бескорыстной помощи ближнему, счастье нравственного поступка и все прочее, что позволяет человеку называть себя человеком, а не биологическим организмом". Творческие люди в большинстве своем – люди с самобытным мифологизированным сознанием.

Необходимо признать, что объективный анализ не в состояние повлиять на мифологизированное сознание. Более того, объективная реальность дает массу примеров эффективного влияния графических символов. В наибольшей степени это проявляется в аспекте феноменологии успеха. Действительно, если успех связан с какими-либо символами, то как можно отрицать влияние символов?

В 1991 году вышел в свет культовый фильм "Молчание ягнят" ("The silence of the lambs") Джонатана Демме. Феноменальный успех данного фильма заключается не только в нескольких Оскарах, доставшихся фильму, но и в многочисленных дискуссиях в американской сети Интернет о влиянии тех или иных символов на успех фильма. Сегодня "Молчание ягнят" – это один из главных аргументов творческих личностей в споре о влиянии символов на сознание людей.

"Молчание ягнят" и феномен влияния символов

В отечественном кинематографе в наибольшей степени насыщены символами фильмы Андрей Тарковского. Об этом написано достаточно много, поэтому нет смысла заострять на этом внимание. В западном кинематографе в наибольшей степени насыщены символами так называемые "культовые" фильмы. И вершина насыщенности, и в известной степени  перенасыщенности символами, "Молчание ягнят" Джонатана Демме. В начале проанализируем феномен культовых фильмов.

Культовые фильмы позволяют нам осознать практически невидимую связь между графическими и интеллектуальными символами. В сказке Г.Х.Андерсена мальчик Кай выкладывает слово "вечность" из льдинок. Графического символа "вечность" нет. Вечность – это интеллектуальный символ. В фильме "Семь" ("Seven") Дэвида Финчера, де-факто, переведены в визуально-графический формат семь смертных грехов: обжорство, жадность, лень, зависть, гнев, гордыня и страсть. Нет необходимости задавать вопрос: есть ли графические символы семи смертных грехов? Ответ очевиден. Общепринятых графических символов смертных грехов нет.

Давайте вспомним, что писали о фильме "Молчание ягнят" сразу после его выхода на экраны мировых кинотеатров. Многие выделяли стирание грани между реальностью и фильмом. Чудовищные персонажи  во время просмотра фильма входили в нашу повседневную жизнь, и занимали в ней свое место. Другой аспект осмысления феномена успеха фильма – это перенасыщенность фильма символами. Что писали о фильме в американской сети Интернет?

В первую очередь, многочисленные эксперты выделяли мощный символический ряд. Фильм начинается с показа штаб-квартиры ФБР – это один из ключевых символов власти. Затем возникает, казалось бы, не взаимосвязанный набор из следующих слов-символов: рана, агония, боль, любовь, оно. Данные слова символы – это концептуальный формат фильма. Для российских граждан менее всего понятен символ "оно" ("it"), обладающей мрачным ареалом неизбежного и бесчеловечного. В "Молчании ягнят" – это символ непризнания в человеке человека.

Эксперты по символам насчитали в фильме более 100 графических символов, начиная с простейших – бабочка и куколка, отсылающих сознание к процессу трансформации и мутагенеза, заканчивая символами, непосредственно влияющими на сознание – смерть и стремление к полету, Многие эксперты увидели в распятии полицейского не гротесковое изображение распятия Христа, а символическую птицу, устремленную ввысь.

Необходимо отметить, что фильм "Молчание ягнят" дал толчок к феномену покадрового просмотра. "Покадровики" активно обсуждали многие графические символы. Например, почему "христова рана" на груди серийного убийцы с правой, а не с левой стороны. Они не упустили из вида и то, что в заключительной части фильма, когда серийный убийца ищет пистолет, на его одеяле – свастика. Свастику невозможно заметить в рамках обычного просмотра фильма. Именно поэтому краткое мелькание свастики, а это один из мощнейших графических символов, в начале пытались позиционировать в формате  "25-го кадра". Но затем в экспертной среде возобладало иное мнение.

Большинство интеллектуалов, пытающихся осмыслить феномен успеха фильма "Молчание ягнят", пришли к выводу, что успех основан на двух аспектах: перенасыщенность символами "ткани" фильма и глубинное воздействие на сознание человека символов, значение которых сознание даже не фиксирует. Необходимо отметить, что, несмотря на спорность выводов, они получили широчайшее распространение в творческой среде в США, а затем и повсеместно. Причем, распространение соответствующего воззрения осуществлялось исключительно в сети Интернет. И сегодня можно отметить, что данные позиции, по прошествии многих лет после выхода культового фильма, не принято подвергать сомнению.

Ниша графических символов

Графические символы, безусловно, являются архаичными символами, но в начале ХХI века они заняли свою специфическую нишу, как в кинематографе, так и в сфере рекламы. Графические символы в кинематографе находятся в формате творческих поисков креаторов фильмов, не только в формате позитивного и негативного маркирования, но и в формате искусственного мутагенеза тех или иных символов. Графические символы в  сфере рекламы также выполняют задачу маркирования, но в формате социальных групп. Большинство графических символов на упаковках и этикетках решают главную задачу – привлечение и удержание внимания. А насколько эффективно тот или иной графический символ выполняет задачу привлечения внимания к рекламируемому товару или услуге – это уже сфера качественных социологических исследований.

Графические символы крайне разнообразны. Более того, есть тенденция к увеличению многообразия. Религиозные, каббалистические, рунические символы и иероглифы – это своеобразный месседж различным целевым группам потребителей, и в то же время, система социального кодирования. Атомизация народов и активная динамика создания и распада неисчислимых социальных групп не оставляют выбора для рекламодателей. Поиск новых форм воздействия на массовое и индивидуальное сознание неминуемо ведет к поддержке экспериментов, в том числе, и с графическими символами.

   

Статья опубликована в журнале Packaging R&D №3 (17) 2008 в формате "Взгляд сквозь символ. Концепция интеллектуальных и графических символов и символьно-знаковых полей" - http://packagingrd.ru/wp-content/uploads/packagingrd_06_2008.pdf  

По теме: Символы и знаки ХХI века:

Концепция интеллектуальных символов и символьно-знаковых полей. (http://www.polit.nnov.ru/2007/05/08/symbolconcept/) (Демо-версия)

В плену "погасших" символов. Архаичные символы. Стабильность – хаос.  (http://www.polit.nnov.ru/2006/10/19/symbolone/) (Символы и знаки ХХI века - часть 1)

 Символы постмодерна. Тупик - лабиринт. (http://www.polit.nnov.ru/2006/10/25/symboltwo/) (Символы и знаки ХХI века - часть 2)

Революция и кровь. (http://www.polit.nnov.ru/2006/11/20/symbolrev/) (Символы и знаки ХХI века - часть 3)

Война как символ. (http://www.polit.nnov.ru/2007/02/21/symbolwar/) (Символы и знаки ХХI века - часть 4)

"Партии" как символ ХХI века. (http://www.polit.nnov.ru/2007/03/15/symbolpartiotism/) (Символы и знаки ХХI века - часть 5)

"Вашингтонский обком" – ключевой символ в России начала ХХI века. (http://www.polit.nnov.ru/2007/03/19/symbolwashobkom/) Символы и знаки ХХI века - часть 6)

Интеллектуальные гиперсимволы. (http://www.polit.nnov.ru/2007/04/10/symbolhyper/) (Символы и знаки ХХI века - часть 7)

Символ "трибунал" и будущее России. (http://www.polit.nnov.ru/2007/06/20/symboltribunal/) (Символы и знаки ХХI века - часть 8)

Особенности контент-анализа символьно-знаковых полей. (http://www.polit.nnov.ru/2007/06/26/symbolkontent/) (Символы и знаки ХХI века - часть 9)

Концепт-символы ХХI века и тайм-символы ХХ века. (http://www.polit.nnov.ru/2007/07/03/symcontime/) (Символы и знаки ХХI века - часть 10)

Символ "гламур". (http://www.polit.nnov.ru/2007/07/11/symbolglamour/) (Символы и знаки ХХI века - часть 11)

Генезис символа "холокост" и будущее государства Израиль. (http://www.polit.nnov.ru/2007/05/28/softholokaust/)

Четыре всадника Апокалипсиса начала ХХI века. (http://www.polit.nnov.ru/2007/07/16/apocalypses/) (Символы и знаки ХХI века - часть 12)

Символ "застой". (http://www.polit.nnov.ru/2007/09/25/symbolzastoy/) (Символы и знаки ХХI века - часть 13)

Символ "Великая депрессия" и неизбежность "кастового самоубийства" финансистов в ХХI веке (Символы и знаки ХХI века – часть 14) (http://www.polit.nnov.ru/2007/10/23/symbolgreatdep/)

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна