Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2019, Martovsky
Главная > Аналитика

15.08.2008 К чему приводит малая победоносная война?

Автор: Сергей Кочеров

         Почти два года тому назад я опубликовал свою статью "Хотят ли Грузия и России войны?" (http://www.polit.nnov.ru/2006/09/29/georgwar/), которая, если верить статистике посещений нашего сайта, вызвала заметный интерес в последние дни вооруженного противостояния наших стран. В данной статье, написанной после демонстративного задержания грузинской полицией пятерых российских офицеров, загодя объявленных шпионами, были рассмотрены причины и мотивы, делающие военное решение политического конфликта между Москвой и Тбилиси вполне возможным. Кое-что из предсказанного мной сбылось, вроде того, что грузинские лидеры "и дальше будут испытывать терпение своего северного соседа, приставая к нему на манер шпаненка из подворотни", хотя "при возможном совпадении геополитических интересов США и России по Ирану дядя Сэм сдаст своего грузинского прихвостня со всеми потрохами и даже не заметит, как его забьют возле Цхинвала или в Кодорском ущелье". Некоторые прогнозы подправила жизнь, и военное поражение Грузии не стало электоральной победой Сергея Иванова, о котором я писал тогда, что в начале операции "Наследник-2008" он "проигрывает даже при сравнении с Дмитрием Медведевым, несмотря на то, что того никак нельзя назвать "президентом от Бога"". Общий же вывод статьи был таков, что "ни руководство Грузии, ни руководство России настоящей войны не хотят. Но они желают воспользоваться плодами победы в этой войне, хотя, как известно, нельзя приготовить омлет, не разбив яиц". Вот и посмотрим, каковы плоды, надо полагать, уже законченной войны, и кто из нее вышел победителем.

Начало конца

          Кто первым начал боевые действия в Южной Осетии? Это далеко не праздный вопрос, потому что именно сторона, совершившая нападение, признается агрессором, если только ей не удастся убедить весь мир, что справедливость на ее стороне. Понятно, что у Грузии и России диаметрально противоположное мнение на сей счет, но, кажется, внимание политиков, экспертов и журналистов других государств 8 августа было приковано к впечатляющему открытию Пекинской Олимпиады и не снизошло до начала кровопролития в далекой непризнанной республике. Интересно, что многим из них даже сейчас до этого нет никакого дела. Например, "светоч" американских демократов Барак Обама, в котором некоторые видят наследника Джона Кеннеди, на днях заявил: "Неважно, как начался этот конфликт, но Россия вывела его за рамки ситуации вокруг Южной Осетии и вторглась на территорию другого государства".  Стоит ли после этого удивляться, что многие официальные и публичные лица на Западе до сих пор убеждены, что война в Южной Абхазии началась не с бомбардировки Цхинвала грузинскими самолетами и захвата осетинских сел грузинскими "миротворцами" в ночь с 7 на 8 августа, а с введения в Южную Осетию танков 58-й российской армии днем 8 августа? И вот уже данную версию после первых дней боевых действий стал повторять как "Отче наш" и официальный Тбилиси.

         Непростой ответ на вопрос о том, кто "первый начал", можно дать, лишь следя за потоком информации, когда она поступает напрямую с места действий и еще не подвергается цензуре человеческой памяти и политического интереса. Так в 19-40 7 августа поступило сообщение о том, что президент Грузии Михаил Саакашвили выступил по грузинскому телевидению, где, в частности, сказал: "Я хочу обратиться к тем, кто сейчас стреляет в грузинских полицейских. Хочу с полной ответственностью сказать и признать, что несколько часов назад принял очень трудное решение – не отвечать огнем". (Позже секретарь Совбеза Грузии Каха Ломая скажет, что основанием для этих слов стала гибель одного военнослужащего грузинского миротворческого батальона и ранение четверых его сослуживцев в результате попадания снаряда в штаб одного из постов грузинских миротворцев). Далее глава Грузии пообещал полностью амнистировать членов вооруженных формирований Южной Осетии, если они прекратят огонь, выступил за прямые переговоры между Тбилиси и Цхинвали, предложил Южной Осетии "неограниченную автономию", а России – стать гарантом автономии Южной Осетии на территории Грузии".        

         Если исходить из телеобращения Саакашвили, вооруженные силы Грузии должны были огня не открывать, дожидаясь начала мирных переговоров. Но в 23-30 того же дня грузинские подразделения  начали обстрел Цхинвала из крупнокалиберных орудий, в том числе из установок "Град", а затем по меньшей мере 5 грузинских самолетов нанесли бомбовый удар по территории Южной Осетии. Примерно через час после начала обстрела в эфире телеканала "Рустави-2" командующий грузинскими миротворцами Мамука Курашвили назвал происходящее "началом операции по наведению конституционного порядка" в Южной Осетии. Тогда же грузинские силы вышли из подчинения общему командованию миротворческих сил в Южной Осетии и начали обстрел позиций своих российских коллег. (Грузинская сторона до сих пор отрицает факт своего нападения на российских миротворцев, которые держали круговую оборону до подхода российских частей. Тем самым, по логике официального Тбилиси, в наших солдат стреляли некие загадочные "югоосетинские бандформирования", которые, как видно, и вынудили начать военные действия миролюбивого Саакашвили). Тогда же, кстати, министр по вопросам реинтеграции Грузии Темур Якобишвили заявил: "Целью руководства Грузии является не взятие городов. В Тбилиси хотят лишь поставить точку на криминальном режиме, чтобы никто не угрожал нашим городам, гражданам и инфраструктуре". Но уже около полуночи с 7 на 8 августа грузинские вооруженные силы начали штурм Цхинвала.

         Другим злободневным вопросом, который будет иметь важнейшее значение для точного установления и возможного наказания "поджигателя" войны, станет вопрос о том, кто разрушил столицу Южной Осетии. Официальные власти Грузии во главе с Саакашвили и даже представители "непримиримой" грузинской оппозиции вроде Георгия Хаиндравы убеждают грузинскую и мировую общественность в том, что это сделали "российские агрессоры", которым бомбить свой или чужой город все равно, что стакан водки выпить (судьба Грозного – тому пример). Между тем, если следовать не эмоциям, а фактам, еще около 10-00 8 августа, т.е. за несколько часов до пересечения российскими танками границ Южной Осетии, правительство Грузии пообещало выделить 50 млн. лари (более 35 млн. долларов) на оказание гуманитарной помощи Южной Осетии. Это обещание, озвученное премьер-министром Грузии Владимиром Гургенидзе, было связано с тем, что, по его словам, "Грузия будет проводить все действия, которые необходимы для реабилитации инфраструктуры и предотвращения гуманитарной проблемы в регионе". Стало быть, грузинской стороне наутро после начала операции были в общем известны последствия своего коврового обстрела Цхинвала системами реактивного залповового огня, отчего и была демонстративно названа такая немалая для бюджета Грузии сумма. Разумеется, ни о какой бомбардировке города российскими самолетами тогда не могло быть и речи. Да и зачем российским войскам было стирать с лица земли город, выжившее население которого встречало их как своих спасителей?

         Весьма любопытно, что Саакашвили и члены его правительства заявляют о невозможности сознательного уничтожения города грузинской стороной, ссылаясь на то, что "грузины – не варвары". Понятно, что для нынешних грузинских лидеров наиболее подходящими кандидатами на роль разрушителей и поджигателей являются русские, в которых они видят не народ, давший миру Пушкина и Чайковского, а грубых и жестоких дикарей, которым жизнь не мила, пока их руки не обагрятся кровью миролюбивых и просвещенных грузин. Но, как известно, из истории даже такие народы, как англичане и немцы, в культурности которых не посмеет усомниться даже утонченный Саакашвили, применяли варварские способы ведения войны. Можно напомнить о массовых расправах британских воинов над сипаями и бурами или о зверствах солдат рейхсвера в двух мировых войнах. Да и сами грузины еще полтора десятка лет назад, в пылу гражданской войны, закончившейся падением Гамсахурдиа, уничтожали друг друга так, что сами говорили, будто не верили, что такое возможно. Поэтому заявления о том, что потомки Шота Руставели не могут опуститься до бесчеловечного обращения с противниками, надо принимать с большой осторожностью. Тем более, когда речь идет об осетинах, против которых "демократические правительства" Грузии проводили политику государственного терроризма что в начале 20-х, что в начале 90-х годов прошлого века.

         Судя по тем данным, что поступали с мест ведения боев и которые, конечно, должны быть подтверждены и документированы, грузинские военные при нападении на Южную Осетию проводили этнические чистки, подпадающие под определение геноцида. В рамках данной статьи ограничусь лишь одним из получивших известность примером. 8 августа грузинские солдаты вошли в юго-осетинское село Хетагурово. Обозленные сопротивлением мужчин, павших при защите своего села, они увели в неизвестном направлении большую группу молодых женщин и сожгли храм Пресвятой Богородицы, построенный еще в X веке, вместе с укрывшимися там стариками. В этом же селе, по словам свидетелей, людей давили гусеницами танков, так что спаслись только те, кто убежал в лес. Грузинские власти, западные политики и российские правозащитники дружно возопят, что это – грубая военная пропаганда Кремля, а на самом деле грузинские солдаты ценой своей жизни спасали жизнь осетинских детей и честь невинных девушек. Так проверьте этот факт с обязательным привлечением зарубежных юристов и журналистов, чтобы по этому поводу, как и по многим аналогичным, не осталось никаких сомнений! И тогда станет ясно, чем было на самом деле наступление грузинских военных в Южной Осетии – наведением конституционного порядка в стране или геноцидом против одного из ее народов. Кстати, обе чеченские кампании Москвы, с которыми друзья Саакашвили ныне сравнивают последнюю цхинвальскую авантюру Тбилиси, притом, что в них имели место военные преступления против мирных жителей, все же не были этническими чистками, в чем можно скорее обвинить режим Дудаева в 1991-1994 годах. В противном случае ни один влиятельный чеченский клан, вроде Кадыровых, не перешел бы на сторону Москвы.

         Так чем же была военная кампания Тбилиси в Южной Осетии, если исходить из реальных фактов и логики событий, а не из телевизионных заявлений Саакашвили на английском языке и с флагом Евросоюза за спиной о том, что Грузия защищает свою территориальную целостность и ценности западного образа жизни? Это была скоротечная военная операция, направленная на скорейшее уничтожение сопротивляющихся, вытеснение несогласных и подчинение устрашенных осетин, чтобы утвердить в Грузии свою славу собирателя родных земель, а в мире – реноме самого верного и стойкого защитника интересов США и НАТО на Кавказе. Не получилось. Авантюра "маленького Гитлера", что более оскорбляет интеллект Гитлера, чем мораль Саакашвили, провалилась. Хотя начало военной операции, совпавшее с началом Олимпиады, было выбрано весьма удачно, но буйные фантазии возобладали над трезвым расчетом. Взять Южную Осетию с ходу не удалось, Рокский тоннель не был захвачен, Россия ответила нежданно жестко и скоро, США военной помощи не оказали. Кстати, не разделяю мнения тех, кто, считает, будто нападение Грузии на Южную Осетию оказалось неожиданным для Белого дома и Пентагона. Думаю, что американское руководство в общем и целом знало о плане Саакашвили и предоставили ему действовать на свой риск. По принципу, если захватишь Южную Осетию – то мы признаем тебя хоть Майклом Великим, а если облажаешься, то поможем, чем можем, и на расправу не выдадим. В этом убеждает то, что в дни боевых действий и после их окончания все государственные и политические деятели США  рьяно поддерживали и поддерживают Саакашвили, а ныне предлагают Москве, как это делает Кондолиза Райс, предать забвению факты геноцида осетинского народа с грузинской стороны.

         Последний случай, о котором упомянул президент России Дмитрий Медведев, дает предельно ясный ответ на вопрос, нужно ли было России вводить свои войска на территорию суверенной Грузии. Даже если не поднимать вопрос о защите своих миротворцев и граждан, проживающих в соседнем государстве, что для США является незыблемым основанием для полноценного военного вмешательства, можно ли было терпеть, как на твоих глазах фактически истребляют малый народ? Причем, события последних дней показали, что лишь одна Россия всерьез относится к его судьбе. Ни Совету Безопасности ООН, ночное заседание которого 7 августа началось с часовым опозданием и закрылось со словами председателя: "Уже поздно, и мы ничего не решим...", ни ведущим мировым государствам, пославшим своих спортсменов на Олимпиаду, до введения российских войск в Южную Осетию не было никакого дела до того, что тысячи людей лишаются там крова, здоровья и жизни! После трогательной заботы о косовских албанцах "цивилизованный мир" проявил презрительное равнодушие к южным осетинам, как будто речь шла не о людях, а о насекомых. Какова была реальная альтернатива действиям России в этой ситуации? Выражать свое моральное неодобрение и ждать одобренного всеми сторонами решения Совбеза ООН, как полагают российские правозащитники, которые объединились с Западом в неистовой критике Москвы?! Не надо быть пророком в своем отечестве, чтобы предсказать, что в этом случае, нам пришлось бы наблюдать за тем, как северные осетины хоронят своих южных собратьев, а Запад аплодирует демократу Саакашвили, красующемуся с грузинским флагом и с грузинским младенцем на руках на фоне развалин Цхинвала. Нет, Россия приняла другое решение, которое было правомерным и с политической, и с нравственной точки зрения.  

Конец начала

         Но вот насильник получил по голове и рукам, был отброшен к своей столице и принял условия прекращения огня, что после его прежних хвастливых заявлений выглядит как акт капитуляции. Кто выиграл от этой войны и кто получил или присвоил плоды победы? На этот счет существуют самые разные точки зрения, потому что победа с учетом одного отношения или перспективы может сочетаться с поражением в других аспектах. Совершенно очевидно, что Россия продемонстрировала свою решимость в защите своих граждан и близких ей народов за рубежом, недвусмысленно обозначив тем самым свои геополитические интересы не только на Кавказе. Но вступление российских войск на территорию Грузии при довольно примитивном и откровенно кондовом информационном освещении военной кампании российским телевидением, придает нашей стране на международной арене имидж не столько сильной, сколько агрессивной державы. России еще придется представить неоспоримые для мировой общественности факты геноцида грузинских военных против мирных осетин, чтобы ее действия подпали под определение "гуманитарной интервенции", которая в нынешних условиях одна дает право на военное вмешательство во внутренние дела другого государства. От этого, кстати, напрямую зависит и начало процесса международного признания независимости Южной Осетии и Абхазии от Грузии.

         Грузия, безусловно, проиграла военную часть кампании, но за счет более эффективной пропаганды, рассчитанной не только на грузинский народ, но и на мировое сообщество, позиционировала себя в роли малой демократической страны, что подверглась нападению большой авторитарной державы. Разумеется, в этом отношении Тбилиси помогают США и восточноевропейские партнеры, которым вовсе не хочется предстать в роли политического наставника и союзников государства, проводящего политику геноцида в отношении своих малых народов. При отсутствии весомых доказательств преступлений грузинских политиков и военных в ходе кампании в Южной Осетии, Тбилиси может даже получить карт-бланш на вхождение в НАТО, хотя вряд ли это произойдет на ноябрьском саммите Североатлантического альянса в этом году. Но даже если Грузия получит негативную оценку мирового сообщества за свои действия под Цхинвалом, ее заступники сделают все, чтобы не допустить суда над Саакашвили по аналогии с судом над Милошевичем. И независимо от того, как сложится ситуация во внешнем мире, в сознании грузинского общества эта война укрепит образ России как "врага Грузии", который будет эксплуатировать если не сам Саакашвили, то его удачливый противник, что сменит его на посту президента.

         США, безусловно, показали свою слабость, во-первых, как государство, не способное контролировать поведение своего грузинского партнера, во-вторых, как сверхдержава, оказавшаяся не в состоянии предотвратить военное поражение своего союзника. Такой удар по престижу стал возможен не только в силу того, что Белый дом возглавляет "хромая утка", что до сих пор называет Владимира Путина своим другом. Более важным является то, что американцы, может быть, впервые за последнее время осознали для себя  "предел возможного". Скованные сложной ситуацией в Ираке и Афганистане, и готовящиеся к столкновению с Ираном, США поняли, что военная поддержка Грузии чревата неоправданным риском, а поэтому приняли единственно возможное для себя прагматическое решение. "The New York Times" в статье "Столкновение в Грузии - урок для США о роли России" приводит слова исполнительного директора центра Stratfor Джорджа Фридмана, специализирующегося на геополитическом анализе и разведке. Он сказал о военной кампании в Южной Осетии: "Мы попали в ситуацию, когда в глобальном масштабе не располагаем необходимыми средствами для каких-либо действий. Если принять это во внимание, то нам лучше заткнуться". Однако это не значит, что американцы отвергли Грузию, простили Россию и забыли о своих интересах. Боевые действия между Россией и Грузией еще сыграют свою роль в президентской кампании в США, принеся больше очков задиристому Маккейну, чем сдержанному Обаме. Да и военное поражение Тбилиси еще крепче привязывает его к колеснице дяди Сэма, с которой тот утверждает в мире новый американский порядок.

         В несомненном выигрыше от грузино-российской войны оказалась разве что Европа. "Старая Европа", с Францией во главе, показала себя "вестником мира", став удачливым посредником в переговорах между Москвой и Тбилиси, которые не пожелали вступать в диалог на уровне глав государств. "Новая Европа" в лице глав Польши, Украины и стран Прибалтики явила себя "великим утешителем", навестив после завершения боев Саакашвили, чтобы заявить своему печальному другу, что их страны все время конфликта были вместе с "братским грузинским народом". Такая позиция позволяет и невинность соблюсти, показав себя защитниками дела мира и свободы, и капитал приобрести, не провоцируя Россию резко поднять цены на газ. Это сулит Москве, с одной стороны, приятные хлопоты в отношениях с Францией и Германией, с другой стороны, большие разборки с Украиной по поводу пребывания Черноморского флота и приглашения Киева в НАТО, вероятность которого после войны России с Грузией заметно повысилась.

         В явном проигрыше от российско-грузинской войны оказалось международное право, ибо военные действия снова доказали, что кто "сильнее, тот и прав", и тот самый мировой порядок, который в принципе не может вводить военное насилие в естественный круг вещей. Заявления политиков и споры дипломатов наглядно продемонстрировали, что под нескончаемые разговоры о моральных принципах и гуманитарных ценностях  идет передел мира на зоны влияния, при котором имеют значение прежде всего экономические и политические интересы, а в качестве решающего аргумента применяется военная сила. В таком мире даже благородное стремление спасти малый народ, обреченный на вытеснение или гибель "малой империей", трактуется британской "The Times" не иначе как "ловушка, расставленная врагами Грузии".

Ссылки по теме:

Хотят ли Грузия и России войны? - http://www.polit.nnov.ru/2006/09/29/georgwar/

© 2003-2019, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна