Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Эксклюзив

16.09.2008 Современные мифы о нефти (Нефть в начале ХХI века – часть 7)

Автор: Маслов Олег Юрьевич

"Экономисты не в состоянии предсказать
развитие экономических событий на год
вперед, что уж и говорить о трех или
четырехлетних прогнозах"
(The Independent)

 

2008 год ввел в фокус внимания глобального экспертного сообщества нефть. Стартовав со 100$ за баррель в начале года, нефть, вопреки всем прогнозам, а также "законам рынка", дошла 3 июля 2008 года до 145$ за баррель, а затем благополучно вернулась 9 сентября к исходным 100$ за баррель. А 15 сентября 2008 года цена нефти упала ниже 100$ за баррель.  Угроза глобальной рецессии, коллапса мировой валютно-финансовой системы заставили многих и многих анализировать специфический мировой рынок нефти.

Нефтяная "температура" мировой экономики в 2008 году

2 января 2008 года цена на нефть впервые в своей истории достигли отметки в 100 долларов за баррель. 12 марта, нефть установила новый рекорд на уровне 110,2 доллара за баррель, несмотря отсутствие фундаментальных данных, оказывающих поддержку "черному золоту". После этого стало ясно, что 120 и 130 долларов за баррель нефти не станут психологическими барьерами, требующими переосмысления динамично изменяющейся реальности.

22 мая 2008 года цена на нефть достигла новых исторических уровней (WTI - $135,09, Brend - $135,14) на фоне ослабления доллара по отношению к евро. 26 июня 2008 года цена на нефть преодолела очередной психологический барьер поднявшись до $140,39 за баррель. На следующий день - до $142,99 за баррель. 2 июля 2008 года по итогам торгов на NYMEX августовские фьючерсы на поставку нефти марки WTI подорожали на $2,60, или на 1,9%, до $143,57 за баррель. Августовские фьючерсы на поставку нефти марки Brent выросли на $3,59, или на 2,6%, до $144,26 за баррель. 3 июля 2008 года по итогам торгов на NYMEX августовские фьючерсы на поставку нефти марки WTI подорожали на $1,72, или на 1,2%, до $145,29 за баррель. В ходе электронных торгов на Globex стоимость барреля нефти поднималась до $145,85. Позволяет ли это предположить, что глобальное экспертное сообщество не в состоянии провести аналогию между ростом цен и ростом температуры у больного? Нефть, безусловно,  является индикатором грядущего мирового кризиса.

Financial Times в редакционной статье от 11 мая 2008 года отметил: "Если для богатых стран 125 долларов за баррель - это сильный тормоз экономического роста, то для бедных, если учесть еще и повышение цен на продовольствие - это дальнейшее обнищание. Предложение нефти должно расти вслед за спросом, и если роста не будет, то цена в 200 долларов за баррель становится вполне реальной перспективой. А это значит, что для бедных стран вполне реальной перспективой становятся и серьезные срывы в экономическом развитии, и международные трения, и валютные кризисы".

Аналитик Джеффри Хук выделил следующее: "Большая Нефть делает с этими рекордными прибылями? Менеджмент направляет большую часть доходов на дивиденды и выкуп акций, что повышает рыночную стоимость компаний и стоимость биржевого опциона их руководства. На разработку новых месторождений нефти идет менее 4 процентов прибыли. Эта тревожная ситуация означает, что резервы Большой Нефти остаются на прежнем уровне, в то время, как крайне необходимо увеличить предложение". Джеффри Хук убежден, что "акции нефтяных компаний более прибыльны. Если бы 20 лет назад вы инвестировали 10 000 долларов в пять ведущих нефтяных компаний, то сегодня ваш портфель акций стоил бы 100 000 долларов. Те же самые 10 000 долларов, вложенные в один из паевых фондов из индекса S&P 500, стоили бы сегодня 60 000 долларов. Акционеры нефтяных компаний имеют большое преимущество".

И это позволяет предположить, что нефть в ближайшей исторической перспективе не выйдет из фокуса внимания глобального экспертного сообщества.

Два ключевых мифа и один диагноз 

Бернард Шоу иронично отметил, что "любая профессия – это заговор против непосвященных". Мировой рынок нефти скрыт от непосвященных тысячами информационных завес, сознательным сокрытием реальных цифр, а также мифами и мифологемами. Именно поэтому, проще всего выявить ключевые мифы, которые призваны скрыть реальные институты воздействия на цену барреля нефти. Отметим, что широкий круг экспертов относит "пик нефти" или "пик Хубберта" к сфере мифов. Представляется, что это ошибка.

Первый ключевой миф – это миф о непредсказуемости цены на баррель нефти. В.Мау убежден, что "весь опыт свидетельствует о принципиальной непрогнозируемости цен на энергоресурсы". Второй ключевой миф – это миф о том, что нефть поддается рыночным законам. На поддержание этого мифа работают сотни тысяч экспертов и аналитиков во многих странах мира. Но единственное, в чем они преуспевают после событий 1973 года, в постановке диагноза мировому рынку нефти. И этот диагноз - волатильность.

Истоки мифа о непредсказуемости цены на нефть 

Анализ публичных прогнозов позволяет придти к выводу, что подавляющее большинство прогнозов не сбываются. Именно на этом основан миф о непредсказуемости цены на нефть. Наглядный пример – прогноз департамента энергетики США 2002 года, сделанный до вторжения в Ирак. По прогнозу департамента базовая цена нефти с 2005 по 2025 будет колебаться от 20 до 30$ за баррель, Высокая цена – от 30 до 40$ за баррель, низкая цена - 10 до 20$ за баррель.

В мае 2008 года на слушаниях в Сенате США руководителей крупнейших нефтяных компаний попросили назвать реальную цену на нефть. Глава корпорации Shell заявил, что нефть должна стоить от $35 до $70 за баррель, глава BP America назвал цифру в $60, а глава ExxonMobil - $55 за баррель. Министр экономики, торговли и промышленности Японии заявил, что на основе "объективных факторов" можно предположить, что цена барреля нефти должна составлять $60.

Форматы поддержания мифа

Для того чтобы выявить форматы поддержания мифа, обратимся к одной из публикаций в журнале "Эксперт". С.Журавлев, анализируя мировой рынок нефти, пришел к следующему выводу: "И все же цена нефти, подобно русской душе, остается загадкой". Нет необходимости анализировать данную публикацию, так как весь текст – это подводка к квинтэссенции, зафиксированной в приведенной выше цитате. Отметим лишь, что данная публикация – это еще и сознательный отказ от экспертизы как таковой. Не случайно в сети Интернет ходит дежурная шутка, что "журнал "Эксперт" не имеет никакого отношения к глобальному экспертному сообществу".

Экономист Анатолий Отырба так прокомментировал данную статью. Он отметил, что текст Журавлева чень напоминает попытку школьника вычислить смену скорости ветра, но, при этом, исходящего из того, что: а) ветер делают деревья; и б) что его скорость зависит от амплитуды качающихся деревьев. Да и вывод соответствующий, - что цена нефти, как и русская душа, - загадка". Экономист Отырба предложил то, что в состоянии сделать любой интеллектуал, интересующийся системой ценообразования на мировом рынке нефти: "Попробуйте осуществить расчеты с учетом следующих факторов:

·        что фьючерсы, в отличии от спота, не потребительский товар а актив, тезаврационный инструмент;

·        на сколько лет вперед сегодня торгуют фьючерсными контрактами;

·        какова суммарная стоимость всех выкупленных контрактов; (скажу по секрету, фантастическая)

·        прикиньте, могут ли частные инвесторы обладать такой суммой?

·        если нет (а это так), то вычислите, откуда она могла взяться (это ключевой фактор)?

·        подумайте, могут ли быть среди частных инвесторов глупцы,  скупающие контракты на десятилетия вперед, и в таких объемах, не будучи уверенными (даже в условиях "пузыря"), что а) нефть через десятилетия еще будет востребована; б) что доллар, в котором они определили цену контрактов, к тому времени еще будет существовать?

·        ...что рост денежной массы, точнее – рост финансового капитала значительно опережает рост тезаврационных активов, и товарной массы".

Экономист подводит нас к следующему умозаключению: "Теперь, зная ответы на все предыдущие вопросы, вы можете легко вычислить, кто владелец большинства контрактов. Ну а теперь поняли, как он может играть на рынке? Ведь при желании, он, обладая неограниченными эмиссионными возможностями (а точней, - вынужденной эмиссионной необходимостью), может, как поднимать (до какого-то неопределенного времени), так и обрушить его, - или, прекратив скупку фьючерсов (чем он занимается сегодня), или выбросив на рынок необходимое для обрушения, количество. Ведь этого добра у него как грязи. Так, что, задача, над которой вы ломаете голову, далеко не самая важная. Куда важней знать, какие у этого, пока всесильного игрока, планы. Ведь рано или поздно, он вынужден будет обрушить рынок, (параллельно с финансовым, с которым они взаимозависимы, и у которых общий "папа"). И главные здесь вопросы, – когда это произойдет? Какие потрясения они вызовут? И, что необходимо предпринять, чтоб минимизировать эти потрясения?"

Косвенно выводы А.Отырбы подтверждает С.Лопатников: "Устраивая надлежащие утечки информации, нетрудно вызвать нужную реакцию "биржевого планктона". Однако нельзя исключить, что политические субъекты без труда могут добиться нужного поведения биржи, просто организуя надлежащие интервенции через подконтрольные "псевдорыночные" структуры. Аффилированным с государством структурам это вполне по силам. Это значит, что прогноз поведения цен на нефть не может быть сделан из экономических соображений".

Другим форматом поддержания данного мифа являются высказывания известных политиков. Так, президент России Д.Медведев заявил: "Сейчас никто не понимает, как формируются цены на нефть на мировом рынке и какова закономерность их движения" (12.09.2008). Данное заявление прозвучало на встрече с дискуссионным клубом "Валдай" (Интерфакс).

Прогнозы, прогнозы, прогнозы

Как известно, "цену прогнозов знает лишь время". Приведем знаковые прогнозы 2008 года. Дэвид Страхан, автор книги 'Последний нефтяной шок' ('The Last Oil Shock'), предположил: "Добыча нефти в России снижается; Саудовская Аравия отложила на полку планы расширения производственных мощностей, а советники правительства Нигерии прогнозируют, что к 2015 г. уровень добычи упадет на 30 процентов. Подобных новостей все больше, ждите нефть по 200 долларов за баррель". М.Делягин считал: "Тщетны надежды тех, кто готов покупать баррель за 120 американских долларов. Но и аппетиты тех, кто намерен его продавать за 200 долларов США также следует умерить. Цена на нефть в ближайшее время будет колебаться от  130 до 165 долларов США за баррель" (16.07.2008). Геннадий Шмаль, президент Союза нефтегазопромышленников России, был категоричен: "Цена $250 за баррель черного золота, уверен, в ближайшее время просто нереальна. Если подобное все-таки случится, то наступит коллапс мировой экономики". Будет крайне любопытно оценить данные прогнозы в рамках краткосрочной исторической перспективы.

Миф о рыночности нефти

Аналитик С.Лопатников отметил, что "любые предсказания цены, сделанные на основе расчета баланса спроса и предложения, не срабатывают, и индикаторы вроде эластичности цены оказываются лишенными смысла. Так, потенциальное прекращение поставок иракской нефти означало бы потерю максимум 686 тыс. баррелей в день — в 13 раз меньше, чем добывает одна только Россия. Однако цена на нефть в результате начала иракской войны резко подскочила, тогда как на увеличение Россией добычи нефти в 2 раза всего за 5 лет рынок вообще никак не отреагировал". Аналитики Goldman Sachs отметили, что тот факт, что в отсутствии каких-либо сильных геополитических факторов нефть поднялась выше $100, несмотря на опасения относительно рецессии и снижения спроса, является благоприятным сигналом, и они повысили свои прогнозы на 2009 и 2010 годы с $90 и $80 до $105 и $110 соответственно (07.03.2008). "Отсутствие каких-либо сильных геополитических факторов" – это и есть явный признак того, что цена барреля нефти на мировом рынке, в известной степени, "рукотворна". 

Известный аналитик в сфере энергетики В.Сапрыкин выделил следующее: "Цена нефти повысилась четырехкратно, если сравнить декабрь 1998 г. и сентябрь 2000 г. (от $9 до $37 за барр.). Необходимо отметить, что за этот период времени не возникало каких-либо существенных военно-политических потрясений, которые могли бы резко менять спрос и предложение на нефть. Эти и предыдущие колебания нефтяных цен не приводили к симметричному изменению потребления черного золота, поскольку базовые его потребители (транспорт, генерация тепла и электроэнергии) имеют ограниченные возможности быстрого перехода на другие виды топлива".

Сегодня аналогичные слова можно сказать и о периоде с  марта 2003 года по июль 2008 года, когда  цена на баррель нефти выросла до $145. Трудно найти рыночное объяснение и падению цены на нефть со $145 до уровня ниже $100. Это при условии, что "выводятся за скобки" знания о влиянии спекулятивного капитала, о "предвоенной наценке", а также об активных шагах крупнейших игроков на рынке нефти, действующих в условиях текущего мирового кризиса.

Я.Миркин отметил: "Динамика цены на нефть на протяжении 30 последних лет - пример волатильности чрезмерно высокой и постоянной по характеру. Находясь в декабре 1970 г. на уровне 1,8 долл. за баррель1, цена выросла до 12,8 долл. за баррель в декабре 1974 г. и 39,0 долл. за баррель в феврале 1981 г. Затем последовал глубокий спад в цене на нефть до уровня 10,9 долл. за баррель в июле 1986 г., сменившийся новым подъемом до уровня 32,9 долл. за баррель в октябре 1990 г. В 1991-1993 гг. цена на нефть снова снижалась до 12,5 долл. за баррель (декабрь 1993 г.), затем достигла 23,2 долл. за баррель в декабре 1996 г., вновь плавно снизилась до 9,4 долл. за баррель в декабре 1998 г., с тем чтобы за год вырасти в 2,6 раза, будучи зафиксированной в декабре 1999 г. на уровне, превышающем 24 долл. за баррель". Обратим внимание на то, что данный цифровой ряд не сопровождается комментариями о "рыночных механизмах" формирования цены на мировом рынке нефти.

Представляется, если какой-либо аналитик сможет объяснить колебания на мировом рынке нефти в начале ХХI века рыночными факторами, то он, безусловно, может претендовать на Нобелевскую премию по экономике. Но таких, увы, в мире нет.    

Диагноз

В 2008 году А.Кочетков отметил: "Рынок нефти переживает период значительной волатильности. Потребители просят производителей добывать больше нефти, а производители винят спекулянтов в использовании слухов и беспокойств для поднятия цен". Кочетков предположил: "Реальные потребители и поставщики перестали играть главную роль на рынке. Цена перестала отражать существующие потребности в нефти, а скорее является инструментом получения доходов для игроков, которые не заинтересованы в получении реального барреля. Поэтому рынок стал в гораздо большей степени реагировать на слухи, беспокойства и ожидания, тем более, что его высокая волатильность позволяет играть, как на повышение, так и на понижение". Так что такое волатильность?

Волатильность – это изменчивость, англ Volatility — статистический показатель, характеризующий тенденцию рыночной цены или дохода изменяться во времени. Является важнейшим финансовым показателем в управлении финансовыми рисками, где представляет собой меру риска использования финансового инструмента за заданный промежуток времени. Чаще всего вычисляется среднегодовая волатильность. Выражается волатильность в абсолютном (100$ ± 5$) или в относительном от начальной стоимости (100% ± 5%) значении (Википедия).

Позволяет ли вышеизложенное предположить, что высокая волатильность какого-либо рынка – это признак регулирования цены нерыночными методами? История ОПЕК говорит о многом, в том числе, и об особенностях ценообразования на данном специфическом рынке. Но ныне влияние ОПЕК на цену барреля нефти практически равно нулю.  

По теме "Нефть в начале ХХI века":

Пять взглядов на падение добычи нефти в России (Нефть в начале ХХI века – часть 1) (http://www.polit.nnov.ru/2008/09/05/oilrussialow/)

Падение цен на нефть: схлопывание нефтяного пузыря или нефтяная пауза? (Нефть в начале ХХI века – часть 2) (http://www.polit.nnov.ru/2008/09/05/oilbubble/)

Спекулятивная составляющая цены нефти (Нефть в начале ХХI века – часть 3) (http://www.polit.nnov.ru/2008/09/06/oilspec/)

Хронология знакового роста цен на нефть и секрет "предвоенной" наценки (Нефть в начале ХХI века – часть 4) (http://www.polit.nnov.ru/2008/09/06/oilrecordwar/)

Нефть как индикатор Первой глобальной Великой депрессии ХХI века (http://www.polit.nnov.ru/2008/01/09/naftaindicator/)

Эпоха высоких цен на нефть и Первая глобальная Великая депрессия ХХI века (http://www.polit.nnov.ru/2008/02/22/crisisnaftahigh/)

Третья Мировая война, новая "Холодная" война, и энергетические войны (http://www.polit.nnov.ru/2008/09/03/coldoilwar/)

Воспоминания о грядущем: Иран-2008 и Ирак-2003 (Нефть в начале ХХI века – часть 5) (http://www.polit.nnov.ru/2008/09/09/crushirakiran/)

Сценарии удара по Ирану и "11 сентября" (http://www.polit.nnov.ru/2008/09/03/crushiranscripts/)

Crush-кризисы в новейшей глобальной истории и мировой рынок нефти (http://www.polit.nnov.ru/2008/09/04/crushcrisis/)

Новые даты удара по Ирану, страны – плацдармы и международный тыл  (Нефть в начале ХХI века – часть 6) (http://www.polit.nnov.ru/2008/09/11/crushiranfutur/)

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна