Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Экспертиза

27.11.2008 Интеграционные процессы и продажа газа за рубли глазами экспертов

Белорусско-Российский Интеллектуальный Клуб предложил экспертам ответить на вопросы: Каким образом повлияет текущий мировой кризис и решение российских властей о постепенном переходе к продаже углеводородов за рубли на интеграционные процессы в формате "Россия – Беларусь – Украина"? Способствует ли эта российская идея перехода к продаже газа и нефти вне России за рубли интеграции постсоветского пространства?

Баранчик Юрий – независимый эксперт-международник, Интернет-проект IMPERIYA.BY (Беларусь)

Первое, на что хотелось бы обратить внимание, и без чего ответ на данный вопрос, в принципе, невозможен, это на то, что переход Беларуси в оплате российских энергоносителей на российские рубли носил не добровольный, а исключительно вынужденный характер, т.к. предоставление первой транши российского кредита в 1 млрд. долл, без которого белорусская финансовая система, возможно, дотянула бы только до Нового года, Кремлем было напрямую увязано с подписанием официальным Минском меморандума по этому вопросу.

Т.е. речь идет не о добровольной интеграции, а о принуждении к сотрудничеству. Соответственно, отсюда вытекает очень простой вывод: если Москва вынуждена заниматься принуждением к интеграции своего самого близкого (официально) союзника, то что можно говорить о других странах?

При этом необходимо отметить, что подписание данного соглашения (о переходе на российский рубль при оплате за энергоносители), по сути, мало что меняет в валютном обеспечении белорусско-российской торговли, т.к. только после подписания меморандума белорусская сторона опубликовала данные, согласно которым около 58-60% торгового оборота между двумя странами и так осуществлялось в российских рублях.

Поэтому я не думаю, что переход в оплате за энергоносители на российские рубли можно назвать интеграцией. Интеграция – это добровольное объединение интересов и ресурсов. Здесь же, на мой взгляд, Россия вынуждена продавливать через элиты постсоветских стран не только свои национальные интересы, но и национально-государственные интересы народов постсоветских стран и подчинять национальные элиты жесткой логике экономического выживания.

Несомненно, это весьма непрочная конструкция. И при первой же возможности национальные элиты постараются восстановить статус-кво. Соответственно, переход на российский рубль национальными элитами постсоветских стран будет не приветствоваться, что свидетельствовало бы об их стремлении, по крайней мере, к экономической интеграции с Россией, а восприниматься ими как отступление и временное поражение. Следовательно, и Россия не имеет права останавливаться на достигнутом и вынуждена развивать достигнутый успех и далее до тех пор, пока экономики и финансы постсоветских стран не будут пристегнуты намертво к российской финансово-экономической системе.

Только тогда, когда это произойдет, национальные элиты вынуждены будут отказаться от экономического национализма, существующего сугубо на уровне элит большинства постсоветских стран, признать не только экономические интересы России, но и экономические реалии нового многополярного миропорядка, соответственно, с большим понимаем и осознанием отнестись к идее необходимости интеграции постсоветского пространства.

Что касается экономической интеграции в формате "Россия-Беларусь-Украина", то, на мой взгляд, более логично говорить не об одном, а о двух форматах – "Россия-Беларусь" и "Россия-Украина". Но и в таком случае, принципиально картина не меняется: принуждение к сотрудничеству, хотя Беларусь и Украина и не могут выступать единым фронтом, т.к. идеологические установки у руководства этих стран, по крайней мере, на публичном уровне, диаметрально противоположные.

Поэтому решение данной проблемы заключается исключительно в одном факторе – сможет или нет сама Россия продавить рубль как резервную мировую валюту, используя имеющиеся финансово-экономические и ресурсные рычаги или нет. Но даже становление рубля как региональной резервной валюты не отменяет вопроса о политической интеграции постсоветских стран, поскольку вхождение в рублевую зону может даже подстегнуть процессы политического дистанцирования национальных элит постсоветских стран от России (см. вчерашнее предложение ЕС об ассоциации шести постсоветским странам). Следовательно, России все равно не уйти от необходимости активного формирования и поддержки в странах СНГ тех общественных сил, которые выступают именно за политическую интеграцию постсоветского пространства.

Андрей Ваджра – независимый эксперт, информационно-аналитический Интернет-ресурс "Руська правда" (Украина)

Продажа российского газа и нефти за рубли, прежде всего, усилит экономические позиции России и откроет для рубля перспективы постепенной трансформации в одну из устойчивых международных валют. В большей степени эта устойчивость, насколько это можно понять из планов Москвы, будет основываться не на обеспечении рубля запасами золота или неких материальных ценностей созданных национальной экономикой, а российскими запасами энергоресурсов. В данной ситуации, пока Россия будет располагать существенными запасами газа и нефти, рубль будет весьма устойчив к мировым финансовым потрясениям, так как спрос на российскую валюту будет находиться в прямой зависимости от спроса на российские энергоносители.

Но, как мне кажется, главный вопрос заключается в том, сможет ли Россия подвести под фундамент своей национальной валюты реальную экономику. Сейчас миру в основном нужен российский газ и нефть. Если их будут продавать только за рубль, будет нужен и рубль. Но запасы энергоносителей не вечны. По оценкам экспертов, мировой энергетический кризис необходимо ожидать в течение ближайших 50-70 лет. И что будет потом, когда у России закончится нефть и газ?

 У РФ есть уникальная возможность, используя колоссальные финансовые накопления от продажи энергоресурсов, поднять свою экономику не только из руин, но и вывести её на передовой технологический уровень. На мой взгляд, сверхзадача Москвы это - не привязка рубля к необходимым сейчас миру российским ресурсам, а создание условий, при которых миру понадобится рубль для покупки российских товаров и услуг. На данный момент Россия имеет уникальную возможность самостоятельно инвестировать свою экономику. И для этого ей особо не нужны ни иностранные инвесторы, ни принесение кого-то в жертву экономической модернизации, как это когда-то сделал Сталин с крестьянством ради индустриализации СССР.

Что касается интеграции постсоветского пространства, то мне кажется, что продажа нефти и газа за рубли вряд ли как-то существенно повлияет на интеграционные процессы на постсоветском пространстве. Тем более в политической сфере. Думаю, что это лишь усилит позиции Москвы в диалоге со своими партнерами по СНГ. И не более того.

По моему глубокому убеждению, возможность интеграции постсоветского пространства, прежде всего, лежит в плоскости идеологии, психологии и политики, а уже потом в сфере финансово-экономического прагматизма. Даже если взять Европу... Ведь её интеграция это прежде всего результат общей культуры, ценностей, мировоззрения, идеологии, желания правящих элит объединить европейцев, а уже потом – результат стремления совместно координировать торговлю и производство. Идея европейского единства существует ни одно столетие. И существует в головах политиков, философов, писателей, деятелей культуры, а не капиталистов. Капиталисты её подхватили позже.

Возьмите в качестве примера Украину и Россию. В плане «холодного расчета» совершенно очевидно, что украинская экономика (прежде всего её высокотехнологический сектор) не может существовать без российской. Но, тем не менее, правящая элита Украины делает всё от неё зависящее, чтобы разорвать ещё уцелевшие производственно-экономические и торговые связи с Россией, и таким образом окончательно похоронить украинскую экономику. И всё это лишь из-за неких идеологических установок и предпочтений пары сотен индивидов, контролирующих волею судьбы украинские госструктуры, академическое сообщество и средства массовой информации. И какой бы очевидной ни была экономическая, культурная, военно-политическая выгода для ВСЕХ жителей Украины от интеграции с Россией, пока эти НЕСКОЛЬКО СОТЕН идеологически отштампованных индивидов контролируют госаппарат, систему образования и СМИ, никакой украинско-российской интеграции не будет ни при каких условиях.

А посему, вопрос интеграции постсоветского пространства это, прежде всего, вопрос политический, а уже во вторую очередь – финансово-экономический, и продажа российских энергоносителей за рубли на него никак не повлияет.

Лаваль Наталья – независимый эксперт, Интернет-проект "Война и Мир" (Россия)

Текущий мировой кризис обязательно повлияет на интеграционные процессы, поскольку по мере разрастания кризиса на фоне, честно говоря, правительства бывших республик (кроме России) уже не смогут проводить характерную для 90-х годов центробежную протекционистскую политику, поскольку защищать уже нечего, все съели. Поэтому интеграционные процессы обязательно будут. Вопрос в том, как поведут себя крупные игроки, в частности, Россия. В условиях конкурирующих интеграционных проектов (ЕС, НАТО, ВТО, восточно-европейский альянс, общество друзей Грузии и т.д.) набор инструментов, склоняющих к интеграции должен быть весьма разнообразным.

Саму же интеграцию в простых словах можно будет определить как "потребность сохранить статус-кво": только Россия уже стремится к восстановлению статуса былой державности и в ее интересах распределить риски этого проекта (в том числе и финансовые через введение рублевых расчетов)  на возможно больше количество партнеров, а менее самодостаточные страны будут стремиться застраховать свое оставшееся добро и жизненный уровень дружбой и экономическим сотрудничеством с более сильными государствами или союзами. Т.е. будет искать подходящую страховую компанию.  Критериями же для покупки любой страховки обычно является репутация, бухгалтерский баланс и надежность страхового агента. Следовательно, давайте смотреть на предложенную Россией идею даже не взаиморасчетов, а просто расчетов за газ в рублях с этой точки зрения.

Собственно, тема продажи углеводородов за рубли муссируется уже так давно, что воз, который и поныне там, уже превратился в памятник самому себе. Одна надежда на то, что в недрах российского минфина в обстановке строжайшей секретности высоколобые отечественные ученые, самые прожженные акулы эпохи "дикого капитализма" начала 90-х и нежные юноши-экономисты из Принстона. Гарварда, Йеля и Оксфорда денно и нощно творят архитектуру новой финансовой рублевой власти.

Но если не углубляться в оптимистичную конспирологию, то можно смело утверждать, что решение российских властей о постепенном переходе к продаже углеводородов за рубли без конкретной готовой или строящейся инфраструктуры, стоящей за этой идеей, является популистским лозунгом и чисто политическим ходом и в этом смысле окажет только негативное влияние на любые интеграционные процессы. Во-первых, природа любой популистской идеи лежит в проведение четкой границы между "нами" и "ими", а уж "мы-то ого-го-го!", а следовательно соответствует центробежным процессам. Во-вторых, страховой агент, не предоставляющий реальной информации о том, как он собирается выполнять свои обязательства, не вызывает доверия и выбран может быть только на том основании, что другие еще хуже.

За любым серьезным решением всегда должен стоять вразумительный план его исполнения. Перевод взаиморасчетов стран СНГ на рубли потребует строительства новой финансовой инфраструктуры по четкому проекту. Это иллюзия, что можно просто использовать стихийно сложившиеся институты и механизмы. То, что сработает один-два раза, благодаря личным связям и удачному стечению обстоятельств, не будет удобным для постоянного использования, и контрагенты изыщут более простой способ оперировать своими расчетами. Примеров — тьма. Поэтому половинчатая идея "продавать газ за рубли" - это всего лишь разовое решение и не направленно на запуск процесса интеграции.

В случае, если все-таки строительство новой финансовой архитектуры будет реально запущено, и в него будут вовлечены специалисты из всех заинтересованных в общей валютной зоне стран, вот тогда можно будет поговорить об интеграции. Поскольку к интеграции ведет только совместная деятельность.

По моему мнению, с точки зрения России взаиморасчеты в рублях должны быть уже не идеей, а на фоне текущего кризиса естественной попыткой задумывающейся о завтрашнем дне независимой державы обеспечить собственное выживание, вторую запасную кровеносную систему, образно говоря. Это то, что помимо голой идеи должна положить на стол переговоров с возможными партнерами российская сторона. Если она претендует стать сердцем запасной системы, то она должна быть не только готова и к ресурсным и к финансовым расходам на первом этапе, но и знать, для чего она это делает. И надо бы изыскать человеческие ресурсы для правильной формулировки этой задачи, которая в отличии от голой идеи будет содержать в себе большую часть ответа (например, тот самый таинственный think-tank, о котором я говорила выше).

Чем больше наработок в этом направлении сделала российская сторона, тем больше шансов оказаться в глазах ищущих страховки стран не рэкетиром, а этаким цивильным страховым агентом.

Впрочем, вернемся из облачных замков в реальность, мы обсуждаем здесь всего лишь идею "продавать углеводороды за рубли", покупать Россия за рубли ничего не собирается, но пока об этом ни слова! Такая постановка вопроса безусловно отвечает политическим интересам России в краткосрочной перспективе, поскольку заставляет нервничать оппонентов и дает надежду более слабым партнерам на серьезное покровительство. К сожалению, весь этот выигрыш быстро растает, а кредит доверия снова провалится в негативную зону, если за словами не последуют реальные дела. В долгосрочной перспективе негативный эффект этого конкретного шага нивелируется общим политическим белым шумом.

В экономическом смысле попытка продавать согласившимся странам газ за рубли, а рубли для этих покупок за доллары/евро тоже не очень похожа на стремление к интеграции. Хотя, конечно, она может оказаться весьма полезной в краткосрочной перспективе, поскольку обеспечит рабочие места многочисленному нашему среднему классу и подстегнет потребительский индекс. В долгосрочной же экономической перспективе печальный пример США (населения и государства, а не финансовых гигантов) очевидно предостерегает от прямого копирования уже известных способов управляться с финансами и странами-сателлитами.

Что же касается политической интеграции, то такого зверя в природе не существует. Экономическая, военная — сколько угодно, но как вы представляете себе интеграцию политиков, хлеб которых в том, чтобы найти десять отличий себя от другого и провозгласить эти отличия новой политической программой? 

Итог: Россия пока не предложила своим контрагентам ничего приятного, чтобы они попытались изменить текущее положение дел. А вырванные под давлением соглашения о рублевых расчетах за углеводороды на ситуацию никак не повлияют.  

Олег Маслов, Александр Прудник "Независимое аналитическое обозрение" (Россия)

В работе "Кризис мировой (долларовой) валютно-финансовой системы, мультивалютный мир и Первая глобальная Великая депрессия ХХI века" (http://www.polit.nnov.ru/2008/02/16/dollcrismulti/), опубликованной в феврале 2008 года приводилось следующее. Презентовалась алармистская позиция М.Хазина: "Сможем ли мы сформировать свою собственную, рублевую валютную зону? Если современное экономическое руководство России останется, то шансов на это нет – достаточно процитировать нынешнего министра финансов, который уже который раз объясняет, что даже рублевую нефтяную биржу создать в ближайшее время невозможно. Что уж говорить о целой зоне! А раз так, то возникает вопрос, в какую зону мы войдем, кто будет руководить нашей экономикой? Вопрос достаточно неприятный и опыт американского либерального руководства отечественной экономкой показал, что эффект от него оказался крайне негативным. Но наука гласит, что альтернативы, скорее всего не будет. Либо мы разработаем собственную экономическую политику, без оглядки на разных (и, прямо скажем, спорных) иностранных "гуру", либо волна экономического кризиса неминуемо вовлечет нас под каких-то реальных игроков". Хазин категоричен: "Если же зоны рубля не будет, Россию ждет катастрофа: западная часть страны отойдет к европейской валютной зоне, южная — к мусульманской, восточная — к китайской".

М.Хазин убежден, что "главной политической проблемой ближайших лет станет определение зональных валют и границ валютных зон. Собственно, некоторые уже известны: это американский доллар и евро. Хотя уже границы "зоны евро" - большой вопрос. В частности, удастся ли Евросоюзу включить в свою зону Северную Африку с ее большими запасами углеводородов?"

Если анализировать продажу газа за рубли в формате перспектив развития валютных зон, то мы должны признать следующее (Термин "валютные зоны" введен в 2002 году А.Кобяковым и М.Хазиным). Переход к продаже российских ресурсов за рубли – это первый робкий шаг в правильном направлении. Грубо говоря – это шаг к "суверенной экономике". Отметим, что этот шаг демонстрирует некие намерения, причем, лишь части российской элиты. А другая, либеральная часть российской властной элиты, данный процесс планомерно и эффективно "торпедирует". Именно поэтому данный шаг российских властей не в состоянии оказать существенного воздействия и на интеграционные процессы, и на процесс оздоровления российской экономики. Вместе с тем, продажа энергоресурсов за рубли и запуск биржи в Санкт-Петербурге, торгующей ресурсами за рубли, – это вектор в желаемое будущее России. 

Лунев Сергей – независимый эксперт, информационно-аналитический Интернет-ресурс "Руська правда" (Украина)

Мне кажется, стоит рассматривать предложенный Россией переход Украины, Беларуси на торговлю за "рубли", как конфетку, которая втянет эти страны в более тесное сотрудничество с Россией. И не более того. На мой взгляд, Россия в 2009 году будет использовать метод "кнута и пряника". При этом "кнута" будет значительно больше, особенно в отношениях с Украиной. Любви к России в краткосрочной перспективе это не прибавит, ни у народа, ни у элит. Тем более, что "рублевое давление" России будут использовать в своей пропаганде националистические силы для разжигания анти-российских и русофобских настроении. Но в целом, в долгосрочной перспективе Россия только выиграет. И элиты, и население будет вынуждено пойти на все условия России, перед угрозой глобального экономического кризиса.

Щербаков Иван – независимый эксперт, Интернет-проект "Процветающая Беларусь" (Беларусь)

Переход на рубли в расчетах не имеет отношения к интеграции. Ибо расчет в долларах или евро вовсе не означал интеграцию с США или Европой. Переход на рубли – это скорее уход от доллара, будущее которого весьма туманно.

Перспективы и степень интеграционных процессов в большей степени зависят от того, как Россия выйдет из кризиса. Думаю, у России хорошие шансы.

В формате "глазами экспертов":

Политический и финансово-экономический кризис на Украине осени 2008 года глазами экспертов (http://www.polit.nnov.ru/2008/10/23/ukrnazbilding/)

Саммит G-20 15 ноября 2008 года глазами экспертов (http://www.polit.nnov.ru/2008/11/15/expersumm20/)

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна