Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов
© 2003-2017, Martovsky
Главная > Перспективы

20.01.2009 Отношения России и Запада в начале ХХI века в высказываниях современников

Автор: Маслов Олег Юрьевич

 "Оппозиция Западу – идеализация
особого пути России" &
(Э.Паин)

"Россия больше не смотрит на Запад
как на пример для подражания"
(Из программы партии СПС)

"Элите 90-х удалось сделать то, что
безуспешно пытались реализовать
идеологи ЦК КПСС, привить народу
отвращение к западным ценностям"
(П.Крупкин)

"Демократический камуфляж нашей
системы требует партнерства с Западом"
Д.Фурман)

Ярко выраженная антироссийская позиция Запада, как в ходе "пятидневной войны", так и в ходе очередной "газовой" войны между Россией и Украиной, заставляет по-новому взглянуть на отношения Запада и России.  

Из прошлого в настоящее

В начале Русской кампании 1812 года Наполеон произнес: "Я чувствую себя гонимым к цели. Как только я приду к ней, то стану ненужным, атома будет достаточно, чтобы разбить меня. Но до той поры все силы человеческие ничего не смогут сделать против моей судьбы". Именно эти слова Наполеона могут в какой-то степени объяснить действия "маленьких бонапартов" Саакашвили и Ющенко.

Н.Нарочницкая констатировала: "После Ялты и Потсдама Запад потратил огромные ресурсы для компенсации нового соотношения сил. История плана Маршалла, интеграционных механизмов от Рима до Маастрихта, военного блока НАТО хрестоматийна. Новым в этом процессе было не создание альянсов – известной с давних времен формы мировой политики. Новым был их тип и уровень, ибо они не просто ограничивали в силу обстоятельств, а качественно и необратимо размывали национальный политический и экономический суверенитет". А.Фурсов, в рамках экскурса в историю, выделил следующее: "Уже в конце XIX века Запад фактически прислал России "черную метку". "Акт берлинской конференции" 1884 года зафиксировал принцип "эффективной оккупации": если страна не может как следует добывать сырье на своей территории, то она обязана допускать к эксплуатации более эффективные и развитые страны. Формально это говорилось об афро-азиатских странах, но в виду имелась и Россия, все больше попадавшая в зависимость от западных банков. На рубеже ХХ-XXI веков ситуация типологически повторяется под знаменем глобализации и ТНК". "Бряцание оружием" руководства НАТО, заявления Бернара Кушнера – это также своеобразные "черные метки". Все это попадает в массовом сознании граждан России на традиционные стереотипы восприятия реальности. Типичная реакция русских: новая Третья мировая война придет с Запада, из Европы. Точно так, как это было и в 1812, и в 1914, и в 1941 годах.

А.Баумгартен отметил, что "у населения Запада формируется представление, что Россию не только нужно было бы "поставить на свое место", но и что это возможно сделать силой и без сверхпотерь. Отсюда совсем недалеко и до мысли о возможности "окончательного решения русского вопроса". Недавний документальный фильм британского телевидения "Положение России" (The State of Russia) открывается заставкой, на которой "раненый, уже издыхающий бурый медведь ползет по бесконечной снежной долине, а вокруг только капканы, капканы и кровь, расползающаяся безобразными пятнами по снегу". В титрах, политкорректные создатели фильма спешат успокоить своих чувствительных зрителей, что в процессе съемок они не причинили никакого вреда животным. На всякий случай, они также напоминают, что "медведь это метафора России". Нетрудно поставить себя на место среднего англичанина, как известно большого любителя животных, риторически спрашивающего себя при виде издыхающего российского медведя: а не было бы гуманнее прикончить его (да и себе спокойней), пока он там ползет?  Систематическое отравление сознания западного обывателя страхом и ненавистью по отношению к России должно рассматриваться как акт подготовки к войне".

Представления о Западе

 Философ С.Кочеров отметил: "Запад – это понятие, распространяемое в России вначале на Европу, а с XX в. и на Северную Америку и обозначающее "цивилизованный мир", который существует и развивается по другим законам, чем Русская цивилизация. Отношение к Западу в России на протяжении, по крайней мере, трех последних столетий амбивалентно. С одной стороны, признаются экономическая развитость и материальное богатство Запада по сравнению с более отсталой и бедной Россией. С другой стороны, распространено убеждение в том, что Россия обладает более высокой и духовной культурой, чем деградирующий в интеллектуальном и нравственном отношении Запад, в доказательство чего обычно ссылаются на классическую русскую культуру или на потенциальное богатство "русской души". Отсюда проистекает полная готовность перенимать у Запада высокие технологии, качественные товары и средства комфорта и демонстративный отказ от того менталитета и образа жизни, которые делают возможным это материальное изобилие, в его русском понимании. Со времен спора западников и славянофилов и до наших дней многие российские интеллектуалы убеждены, что Россия, которая долго училась и воспитывалась на великих образцах культуры Запада, в настоящее время превзошла своего учителя, а в недалеком будущем еще и спасет оскудевший духовной жизнью и творческими талантами Запад от грозящей ему катастрофы. В политической жизни современной России Запад отождествляется со странами Западной Европы, США и Канадой, которые живут в условиях процветающей рыночной экономики и либеральной демократии. Нынешние российские власти, как и во времена Петра I,  хотели бы заимствовать у Запада его экономику, но не либеральную демократию".

Аналитик С.Маркедонов считает, что "Запад" — условная и не вполне корректная конструкция для обозначения США и их европейских партнеров. Она используется политиками и дипломатами из соображений "удобства" (равно как и такие обозначения, как Кавказ, Центральная Азия, Балканы, Ближний или Дальний Восток)". Но вместе с тем Запад – это и устойчивый в массовом сознании граждан России". А.Елисеев констатировал: "Запад, несмотря на все свои рыночно-прагматические выкрутасы, ведет себя как самая настоящая и непримиримая идеократия. Он всегда предпочитает устранить все чуждое ему, пусть даже оно и не собирается как-то противостоять и сопротивляться. Только этим, к слову, и можно объяснить устранение режимов Милошевича и Хусейна, которые готовы были договариваться с США и идти на серьезные уступки".

 До августа 2008 года

Что писали об отношенях России с Западом до августа 2008 года? Д.Фурман: "Вести из стран СНГ как вести с фронта. Потеряны Грузия, Украина, Молдавия, Киргизия. Аджария пала, Приднестровье в осаде. Враги устраивают диверсии в Узбекистане и Казахстане, подбираются к Белоруссии. Минск держится, но если он падет, страшно подумать, – открывается дорога на Москву. Что же за война идет на просторах СНГ? Кто, с кем и за что воюет? Эта война – продолжение той холодной войны, которую вели Запад и СССР, только на значительно более узком пространстве, при ином соотношении сил и с несколько меньшим ожесточением". Л.Шевцова: "Во время своего первого срока Путин положил начало так называемому "мультивекторному принципу" во внешней политике, который основывался на том, что Россия движется во всех направлениях: на Восток и на Запад, не беря на себя окончательных обязательств". А.Улунян фиксирует исчерпанность "мультивекторной политики": "Российская внешняя и внутренняя политика может оказаться в глубоком системном кризисе. Такой итог очевиден, несмотря на успокоительные заявления представителей российских властей и комментарии лояльных СМИ. Попытки Москвы играть "Востоком против Запада" и "Западом против Востока" не привели к ожидаемому результату. Восток оказался Востоком, а Запад — Западом".

П.Святенков выделил следующее: "Сотрудничество с Западом рассматривается просто как привилегия правящей касты. Когда бывший глава администрации президента Александр Волошин посетил Вашингтон и встретился там с рядом крайне высокопоставленных чиновников (визит освещался газетой "Коммерсант"), никому и в голову не пришло обвинить председателя совета директоров РАО "ЕЭС" России в шпионаже. Тем паче — в "сотрудничестве с Западом". Понятно же, что члену правящей касты общаться с западными партнерами не просто необходимо, напротив — прямо предписано. Чего не сказать про всяких "оппозиционеров", для которых встреча с иностранными чиновниками — уже компромат". А Г.Каспаров, в преддверии событий августа 2008 года, констатировал: "У Запада есть мощное оружие, связанное с воздействием на счета российской элиты, которые находятся в западных странах. Вопрос, как далеко они готовы пойти..." Иной позиции придерживался О.Матвейчев: "На самом деле, главное оружие Запада — гуманитарное, мы выиграли гонку в технике, но проиграли в конце XX века в гуманитарных технологиях, мы проиграли гуманитарную войну". А В.Карпец акцентировал внимание на интеллектуальных "прозападных" проектах: "Подтверждением "нервозности Запада" является широкое распространение имеющего антимосковскую, антицентралистскую и антиэнергетическую направленность т. н. "северного проекта" "Европы от Китежа до Аляски" (В.Штепа) и "новгородского проекта" (А. Широпаев), направленных на отделение примыкающих к Арктике земель от "большой России".

Известный своими антироссийскими взглядами украинский интеллектуал В.Филин предполагал следующее: "...президент России Владимир Путин сам пока еще не определился, чего именно он все-таки хочет. Выбор у него не богат: либо отдать страну, своих соратников и отдаться самому на волю мировой элиты, либо остаться и попытаться возглавить трудное и неблагодарное дело — движение страны по независимому пути развития, прекрасно понимая, что его за это сразу же сделают изгоем на Западе".

Позиция российских либералов

Российские либералы – западники. Это проявляется в их повседневной риторике. Можно вспомнить, как Л.Гозман призывал "противодействовать представлениям, что у нас особый народ. Что на Западе демократия, а у нас – соборность, что там выборы, а у нас – царь. Это бред сивой кобылы". В программе партии СПС "Горизонт 2007-2017" подчеркивается опасность отказа от подражания Западу:  "Россия больше не смотрит на Запад как на пример для подражания. Но одновременно Россия перестала ориентироваться и на то, как развивается весь мир. Других ориентиров у России нет. Поэтому она вынуждена искать их в каком-то уникальном "особом пути". А в это время открытый глобальный мир стремительно развивается и движется вперед".

 "Опасен ли Запад для России?" - задавался вопросом Б.Березовский. И сам отвечал на данный вопрос: "Ответ однозначен – исключительно полезен. Без его участия Россия до сих пор прозябала бы в ...коммуно-гебистском СССР". Запад – это интеллектуальная Мекка для высших чиновников России. Достаточно вспомнить известное изречение заместителя главы Администрации президента РФ В.Суркова: "Интеллектуальные решения нужно искать на Западе. Представление, что мы сами на ровном месте что-то изобретем - оно нелепо. Мы должны идти учиться... Не выпасть из Европы, держаться Запада – существенный элемент конструирования России".

П.Ильинский напоминает о силе Запада: "Поддержка "своих сукиных сынов" – и вне страны и в ее собственных пределах – очень дорого обходится. Даже богатому и могущественному Западу. Вашингтон это, кажется, уже начал осознавать. Что неудивительно. Разница между западным и не-западным миром состоит в том, что первый учится даже на самых недавних своих ошибках, которым всего лишь несколько лет или месяцев, а не ждет для этого два или три поколения. Потому-то он пока и впереди планеты всей. И слухи о его смерти, совсем по Марку Твену, сильно преувеличены. Или, точнее – являются чистейшей воды дезинформацией. Следствием непрофессионализма некоторых журналистов". Интеллектуал А.Соколов предположил: "Потерпела поражение концепция олигархического ("либерального") "империализма", де-факто принятая на вооружение Кремлем и по сути предлагавшая США сделку: закрепление России в качестве "младшего партнера" в западном либерально-глобалистском проекте в обмен на предоставление Москве преимущественного доминирования в бывших советских республиках. В соответствии с этой концепцией задача восстановления и  укрепления российских позиций в  постсоветском пространстве была возложена на крупный, преимущественно сырьевой капитал. "Либеральный империализм" стал проекцией на внешнюю политику интересов чиновничье-олигархических кланов по формуле: "что хорошо для крупного российского бизнеса, то хорошо для России". Сегодня, после прояснения позиции Запада, с данным высказыванием необходимо согласиться. 

От ненависти до любви... и обратно

А.Самоваров отметил следующее: "СССР — это общество, построенное на стремлении к идеалу, и таким идеалом был коммунизм. Вера в коммунизм угасала постепенно, на излете 1960-х годов ее практически уже не было. Но люди привыкли верить в сказку, и постепенно место коммунизма самым парадоксальным образом занял Запад. Даже тот, кто ненавидел Запад, в споре говорил: "А вот на Западе...". И это "на Западе" было неоспоримым аргументом. Запад становился мерилом всего". Э.Паин напомнил: "В 1991 г. в России доля людей, поддерживавших идею о том, что социализм завел нас в тупик, за один год выросла с 8% до 57%. Тогда же Запад из постоянного врага превратился в эталон для подражания для 60% опрошенных". Признаем, что 1991 год был действительно очередным "годом Великого перелома", а 25 декабря 1991 года СССР не стало. Для российского общества были обозначены новые цели.

Российские либералы Б.Немцов и В.Милов продекларировали новый "светлый путь": "Государствам Запада принадлежит решающая роль в установлении нового миропорядка, сложившегося в мире после  Второй мировой войны. Восстановление разрушенной войной Западной Европы по плану Маршалла и превращение ее в образец процветания для остального мира – результат плодотворного трансатлантического альянса между Европой и США, присоединение к которому должно стать стратегической целью России". К.Крылов иронично отметил, что "российское общество по привычке определяет себя как "транзитное" — то есть "общество переходного периода", движущееся откуда-то куда-то". В.Найшуль отметил исчерпанность отживших свой век стереотипов: "Обычно все наши болезни характеризуются как "переходный период", говорят, что "мы отстали от Запада на 150 лет и поэтому должны терпеть", или "у нас всегда воровали". Мне кажется, что отбиваться дальше такими фразами будет уже нельзя". Сегодня можно признать, что российское общество – антизападно.

Ценности

Г.Явлинский некогда провозгласил: "Наши олигархи не поняли западных ценностей. Россия дала им огромные запасы нефти и газа, не требуя взамен работы. Эти богатства приобрели бывшие комсомольцы. Они не знают, что такое искренность, честность. Они циничны, и все методы борьбы для них хороши". А.Владимиров также выделил ценностный аспект взаимодействия Запада и России: "У Европы и у России разные базовые ценностные основы. У Европы (Запада) это ценности 'индивидуального выживания', а у России - ценности 'коллективного существования'. Свести их вместе, конечно, можно, но, безусловно, трудно. Для такого шага требуется огромная и длительная совместная работа государства и общества. А этого-то как раз наша власть делать не умеет, организовывать не хочет и даже не старается подобным вещам обучиться". Ценности – это всего лишь повод для стратификации граждан России. "...мы собирали подписи только в защиту людей, разделяющих нормальные западные ценности в рамках Пакта о гражданских и политических правах" (В.Новодворская).

Особенности российского либерализма подчеркнул Вас.Жарков: "Однако, внутренний (не на уровне understand, а на уровне realize) перевод либеральных понятий и ценностей, сводился к простому: "хотим жить как у них". То есть как на Западе. Отсюда почти детский комплекс неполноценности: они (Запад) изначально лучше нас знают, что такое либерализм, мы в лучшем случае можем им подражать". Что получилось в итоге? "Элите 90-х удалось сделать то, что безуспешно пытались реализовать идеологи ЦК КПСС, привить народу отвращение к западным ценностям", - отметил П.Крупкин.

Проблемы российской элиты

Л.Шевцова выявила закономерность: "У нас, чем больше Россия становится сырьевым придатком Запада, тем активнее российские элиты компенсируют свой комплекс неполноценности за счет усиления державнических амбиций. Ядерная держава с сырьевой ориентацией – это действительно новый мировой феномен". А.Дугин отметил следующее: "Прозападная элита – которая и так есть и правит – не может открыто заявлять о своих приоритетах, её массы опрокинут. Этого не могут не понимать заокеанские заказчики всего процесса. Запас доверия к либерализму и демократии массы также исчерпали, и за этими лозунгами их не поведёшь".

Л.Шевцова отметила: "Парадокс в том, что большая часть российской элиты стремится к более тесным контактам с Западом и вместе с этим хочет отгородить остальное население страны от Запада. Миллиардеры, как Роман Абрамович, живут со своими семьями на Западе, имеют счета в местных банках, работают за границей и оттуда заботятся о своих инвестициях, но как только они приезжают в Россию, то устраивают патриотическое шоу. Только так российская элита может сохранить свой статус в обществе, где царят антизападные настроения". Шевцова констатирует: "Элита стремится на Запад и отгораживается от своего народа". Иной позиции придерживается "патриот" В.Ансимов: "Власть за последний десяток лет стала "другой", народ достаточно един, и многое в этом плане сделала осознанная линия власти на сплочение общества вокруг патриотических дат 4 ноября и 9 мая и на объединение Русской Православной Церкви. Достичь большего уровня объединения возможно только в экстренных условиях всеобщей мобилизации к тотальной оборонительной войне с Западом".

Ю.Тюрин отметил: "Запад с нарциссическим удовольствием поддержал рабское "западничество" в России и постарался сделать так, чтобы Россия ни в коем случае сама не стала "Западом" и не поняла сути Запада, на долгие века застряв на этапе слепого поклонения "совершенным" народам, которым исторически больше повезло. Отсюда - перманентное требование "реформ" со стороны Запада, которое (в отличие, например, от требования территориальных уступок) всегда встречает понимание у российской "цивилизованной" - и соответственно оторванной от народа - элиты..." М.Хазин выделил существенное: "С точки зрения России, ситуация стала критической, поскольку Россия всегда была проектной страной. Она просто не может жить без своего собственного проекта, будь то проект православного царства, самодержавной империи или мирового коммунизма. Проблема стоит так: у народа своего проекта нет, а элита включена в западный проект. Бессмысленно апеллировать к этой элите, которая выступает как наемный менеджмент западного проекта".

Опасный Запад

М.Делягин фиксирует: "Запад насаждает демократию в своем, ущербном понимании слова, не демократию как власть народа, а демократию как набор процедур, позволяющую ворам и демагогам, да еще и служащим Западу, властвовать над этим самым народом". Ю.Сошин отметил: "Духовная ткань Запада истончилась и прогнила, в ней зияют "дыры", требующие "заплат" в виде прямой лжи или "зон умолчания" об определенных событиях и процессах. Такими "дырами", к примеру, являются история режимов Пол Пота и Пиночета, нынешняя судьба косовских и хорватских сербов, война в Македонии и, в конце концов, история самого Бен Ладена и движения "Талибан".

Сошин считает, что "агрессивный мессианизм современного Запада замаскированный под "борьбу за свободу" и претензии его на моральное лидерство в мире есть борьба за сохранение экономического лидерства, за сырье и ресурсы. Морали там нет, и не просматривается". Н.Роева предполагает: "Западу и его союзникам - национал-оранжистским азефам - нужна вовсе не революция. Им нужен русский Тяньаньмэнь в миниатюре, который дал бы повод для окончательной демонизации Кремля с целью развязывания полноценной холодной войны против "картонной империи зла".

Цивилизационный аспект

  С.Кургинян высказал алармистское предположение: "Если западная цивилизация — а мы часть ее — не выработает этой новой повестки дня в XXI веке, точнее, в первом его двадцатилетии, она умрет. И замечательные авианосцы армии США помогут здесь не больше, чем ракеты СС-18 Советскому союзу". Ю.Царик считает: "Россия, в силу ряда общеизвестных причин, является уникальным государством – государством-цивилизацией (которую мы в дальнейшем будем называть восточно-славянской или православной). Поэтому стоящую перед западным сообществом задачу необходимо признать действительно непростой: как можно ликвидировать эту цивилизацию, не получив взамен "геополитический Чернобыль"? Анализ в формате цивилизаций и позволяет выявить новый контекст отношений России и Запада.

П.Святенков, анализируя процесс мирной экспансии ЕС на "Дикий Восток", отметил следующее: "Сложно сказать, что является естественной границей для подобного странного образования, но, по-видимому, это Урал. Именно так они утверждали еще в 80-х годах, в ходе общения с весьма недальновидным М.С.Горбачёвым. А на юге такой границей, надо полагать является пояс африканских пустынь. И недавнее предложение Франции с Германией создать Средиземноморский союз с участием государств Магриба — тому свидетельство". Сложность интеграции Турции в ЕС – это сложность совместного бытия как минимум в рамках единого экономического пространства двух цивилизаций. Союз цивилизаций – это желаемое будущее, но реальные шаги к воплощению в жизнь союзов цивилизаций пока, увы, не просматриваются.

Проблемы интеграции в ЕС постсоциалистических стран породили ряд дисфункций в организме Евросоюза. Можно припомнить шутку: "Европа двух скоростей и двух "тормозов" – братьев Качиньских". Очередной "газовый" конфликт между Россией и Европой, а главное, полный отказ России от европейской энергетической хартии, обрисовали контуры экспансии Евросоюза. Признание европейскими элитами независимости Косово, признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии породили новую реальность. И данная реальность требует осмысления. 

Парадокс ситуации заключается в том, что российская элита и элита ЕС, имеющие во многом схожие интересы, не знают как продолжить процесс  сближения, не нарушая базовых принципов своего существования. Более того, в российском обществе вызревают представления, базирующиеся на глубинных паттернах, что Запад – это враг России. И новая война с Западом уже не воспринимается, как мрачный алармизм.

Несоответствие иерархий ценностей и исчерпанность отживших свой век взглядов на взаимодействие при разрешении кризисов требуют новых межцивилизационных подходов. Но в Европе к этому не готовы. И в России тоже. Налицо нусогенный кризис. И именно формат данного кризиса и будет определять особенности взаимоотношений России и Запада в ближайшей исторической перспективе.      

Статьи в формате "в высказываниях современников":

Будущее России в высказываниях современников (http://www.polit.nnov.ru/2008/10/06/futurerussia/)

Мировой кризис начала ХХI века в высказываниях современников (http://www.polit.nnov.ru/2008/01/29/crisisalarm/)

Новая Великая депрессия  ХХI века в высказываниях современников. (http://www.polit.nnov.ru/2007/10/30/newcrisisworld/)

Ислам в России начала ХХI века в высказываниях современников (http://www.polit.nnov.ru/2007/10/15/ossislam/)

Исчерпанность демократии в России начала ХХI века (демократии в оценках современников) (http://www.polit.nnov.ru/2007/02/28/democracypast/)

Российская элита начала ХХI века в оценках современников (http://www.polit.nnov.ru/2006/10/09/roselitotsid/)

По теме "Россия в начале ХХI века":

Глобальная энергетическая Хартия и новая российская энергетическая доктрина (http://www.polit.nnov.ru/2009/01/19/energodochart2/)

Мировой кризис и новая энергетическая доктрина России (www.polit.nnov.ru/2009/01/03/rosenergdoctr/)

Легко ли переживет Россия "пятилетку" низких цен на нефть (хроника текущего мирового кризиса – 9) (http://www.polit.nnov.ru/2008/12/10/oillowtimes/)

России – креатор новой глобальной финансовой архитектуры (хроника текущего мирового кризиса - 6) (http://www.polit.nnov.ru/2008/11/08/rosfinarkhitec6/)

Россия и мировой кризис: от "тихой гавани" к "вертикальному взлету" инфляции (хроника текущего мирового кризиса – 4) (http://www.polit.nnov.ru/2008/10/19/inflcrisvzlet4/)

Мировой кризис, дефолт-1998 и реальность-2008 (хроника текущего мирового кризиса - 2) (http://www.polit.nnov.ru/2008/09/29/jpmorchoobase2/)

Против кого будет воевать Россия в ХХI веке (http://www.polit.nnov.ru/2008/09/21/warrossgeo1/)

Пять взглядов на падение добычи нефти в России (Нефть в начале ХХI века – часть 1) (http://www.polit.nnov.ru/2008/09/05/oilrussialow/)

Россия начала ХХI века в преддверии мирового валютно-финансового кризиса (http://www.polit.nnov.ru/2008/03/31/crisisworldross/)

Демографическая ситуация в России и итоги выборов в Госдуму – 2007 (http://www.polit.nnov.ru/2007/12/10/demografika/)

Какой капитализм построен в России начала ХХI века (http://www.polit.nnov.ru/2007/08/20/capitalism/)

Легитимность собственности в России начала ХХI века (http://www.polit.nnov.ru/2007/04/23/legitimout/)

Имидж России и эпоха персонально-ориентированного террора (http://www.polit.nnov.ru/2006/12/13/personorienterr/)

О системе лицензирования политической деятельности в России (http://www.polit.nnov.ru/2006/11/15/politcence/)

Странные 12-летние циклы Российской истории (http://www.polit.nnov.ru/2006/09/05/uraboros/)

Трансформация политической системы страны при Владимире Путине с точки зрения стратегий менеджмента (http://www.polit.nnov.ru/2006/06/29/transform/)

Новая "внутренняя эмиграция" в России начала ХХI века (http://www.polit.nnov.ru/2006/05/23/emigration/)

Тупик для России под названием "государство–нация" (http://www.polit.nnov.ru/2006/01/19/russia/)

Новейшая политическая история России (http://www.polit.nnov.ru/2005/04/04/history/)

© 2003-2017, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна