Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2019, Martovsky
Главная > Перспективы

01.02.2009 Модераторы глобальных дискурсов: Давосский форум, G-7, G-8, G-20 (Новейшая глобальная история в формате direct – часть 4)

Автор: Маслов Олег Юрьевич

"Человек начинает осознавать себя не в
реальном, а в "виртуальном"  мире оценок
и ожиданий"       (М.Делягин)

"Главным источником силы и влияния
“мозговых центров” стали не углубленные
исследования, а управление экспертным
дискурсом"
(И.Крыстев)

Завершился очередной экономический форум в Давосе. Можно ли отнести данный форум к знаковым событиям в новейшей глобальной истории человечества? Безусловно, нет. Несмотря на то, что Давосский экономический форум (WEF) посетили и удостоили своим вниманием ключевые политики ведущих стран мира, выдающиеся финансисты и яркие представители мира бизнеса данный форум не оставит своего следа в истории. WEF не стал событием. Более того, он практически не дал пищу для размышлений.

Что представляет собой Давосский экономический форум? Напомним, что именно на Давосском форуме прозвучало много лет назад знаменитое "Who is Mr. Putin?". Для многих экспертов "январский Давос" – это всего лишь "площадка" для обсуждения текущих мировых экономических проблем. Для интеллектуалов с конспирологическим мышлением Давосский экономический форум, Бильдербергский клуб и Трехсторонняя комиссия – это мировая закулиса. Действительно, на форуме в Давосе происходит множество неформальных встреч, которые оказывают существенное влияние на многие значимые процессы. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с книгой Ли Куан Ю "Сингапурская история: из "третьего мира" - в "первый" (1965 - 2000)".

Многие аналитики воспринимают WEF как шоу. В конце 90-х годов прошлого века Анат.Уткин отметил: "Запад, не допуская в свой лагерь, будет всё же выдавать России антиаллергены в виде займов МВФ, в виде полудопуска на раунды “семёрки”, в виде давосских шоу..." А.Неклесса позиционирует WEF в формате "матрицы солидарности": "В стилистике (пост)современного миростроительства востребованным ресурсом оказываются те или иные матрицы солидарности (включая глокальные территориальности), позволяющие прочертить социальный ландшафт в агрегатном состоянии транснационального сообщества. Распространение "давосской культуры" космополитичных игроков меняет состав шахматных фигур и иерархию мировых связей в пользу выплывающего из прогностического тумана "золотого архипелага" Новой Ганзы". Для нас представляет особый интерес место WEF в формате глобальных дискурсов. 

От Давоса до Давоса (WEF-2006 – WEF-2009)

Объективный анализ аспекта управления глобальными дискурсами требует критического объема информации. Для презентационной модели достаточно сведений о последних четырех форумах, начиная с форума 2006 года.

Ретроспективный взгляд позволяет выявить многое. Главная тема ВЭФ-2006 – "Императив созидания". Вместе с тем на ВЭФ-2006 прошла презентация книги "Новые государственные финансы", и это позволяет нам перекинуть логический мостик к форуму 2009 года. Но мы с вами должны признать, что данная книга – это дань взвешенному алармизму, но не мейнстрим ВЭФ-2006.

Книга "Новые государственные финансы" - это третье издание в серии публикаций, посвященных глобальным общественным благам, которая издается "Оксфорд Юниверсити Пресс" для Отдела исследований в области развития ПРООН (Программа развития ООН). Книга была издана под редакцией Инге Кауль (Inge Kaul) и Педру Кунсисанью (Pedro Conceicao). Данная книга заслужила громкое признание со стороны всемирно известных специалистов. Лауреат Нобелевской премии Джозеф Стиглиц отметил: "Эта книга служит вехой – она обозначает начальные границы поля, которое будет возделываться в грядущие годы".

Администратор ПРООН Кемаль Дервиш заявил: "Растущая взаимозависимость между странами и те вызовы, которые несет с собой этот процесс, ставят перед нами вопрос об организации более эффективного управления глобализацией – управления, которое будет отличаться новыми уровнями сотрудничества между субъектами общественного и частного секторов, между государствами и глобальными рынками". Роберт Шиллер (Robert Shiller), один из более чем двадцати именитых соавторов книги “Новые государственные финансы”, заявил в рамках публичной дискуссии в Давосе: "Глобализация неизбежно влечет за собой рост нестабильности, а поэтому важно напрячь воображение и поразмыслить как о рисках, так и о возможностях, которые несет нам глобализация". А Инге Кауль подчеркнула: "Правительства все чаще и чаще выступают в роли посредников между политическими пожеланиями глобальных, мобильных субъектов и местных, национальных организаций". Для нас последний формат представляет особый интерес, так как в нем отчетливо зафиксирован мультивекторный подход к дискурсам.

Чем запомнился ВЭФ-2007? Украинский аналитик В.Филин выделил, что главным героем WEF-2007 "стал первый вице-премьер правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев. Его, усиленного мощной "группой поддержки" во главе с Анатолием Чубайсом и Германом Грефом, в Давосе однозначно восприняли как будущего президента России, который "заступит на царствование" уже в следующем году". Экономист М.Делягин подчеркнул: "Аналитики развитых стран восприняли направление Путиным в Давос Медведева в сопровождении мощного либерального десанта (Грефа и Чубайса) как полноценную презентацию преемника и отнеслись к ультралиберальной позиции, заявленной Медведевым, как к демонстрации личной воли самого Путина". Делягин отметил, что "еще до начала Всемирного экономического форума в Давосе (2007) представители аналитического сообщества США указывали на его исключительную важность: по их мнению, именно на этом форуме должен был быть намечен вектор развития человечества на ближайшие 10 лет". Подчеркнем, что акцентирование внимания на перспективе является ключевой особенностью любого дискурса. А оценки аналитиков сформировали дискурс, который доминировал в России в течение целого года.

В рамках Давоса 27 января 2007 прошла пленарная сессия под названием "Пути развития современной России: сильные стороны, проблемы роста и перспективы". На данной сессии присутствовала практически вся российская делегация, а выступление Дмитрия Медведева вызвала огромный резонанс в мире, и именно это позволяет нам оценивать выступление будущего президента России в формате дискурса. Многие аналитики обратили внимание на позиции Дмитрия Медведева, который признал, что роль государства в российской экономике должна быть утилитарной и прагматичной: если участие государства не является необходимым, государство в таких процессах участвовать не должно.

Выделим важнейшую особенность любого дискурса, будь то глобальный дискурс или дискурс "для внутреннего потребления": Дискурс гарантированно включает в себя элемент позитивных ожиданий. Знаковое выступление Дмитрия Медведева сформировало следующие позитивные ожидания Запада и российских либералов. Так, А.Чубайс в "Московских новостях" отметил, что "российское пленарное заседание на форуме прошло блестяще", и акцентировал внимание на том, что "есть набор знаковых символов, которые должны быть затронуты". По оценке Чубайса, Медведевым "все ключевые слова были сказаны", и Запад однозначно их идентифицировал в том ключе, что Медведев — это "свой". В формате ожиданий  предполагалось, что будущих президент РФ Д.Медведев должен:

- "ратифицировать энергетическую хартию;

- дать согласие на "интернационализацию" природных ресурсов страны в интересах Запада;

- расчленить "Газпром", другие естественные монополии и "Роснефть", передав контроль над ними иностранцам;

- отказаться от энергетического сотрудничества с Китаем;

- умерить "имперские амбиции" путем окончательного разрыва с Белоруссией, "сдачи" Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья;

- свернуть военно-техническое сотрудничество с Венесуэлой, Ираном, Сирией;

- "дать свободу" Северному Кавказу;

- освободить Михаила Ходорковского и других "узников совести", прекратить уголовное преследование Леонида Невзлина, Бориса Березовского, и других "политических беженцев" (ФОРУМ.мск).

В.Филин отметил, что Давосе-2007 отсутствовали представители Китая, а "американцы оказывались инициаторами и деятельнейшими проводниками всех главных инициатив и обсуждений форума-2007, доказывая, что они отнюдь не собираются уходить с захваченных позиций". Но уже через год произошли существенные изменения.

WEF-2008 был ознаменован основным докладом с красноречивым названием: "Global Risks-2008". Доклад был подготовлен в сотрудничестве с Citigroup, Marsh & McLennan Companies, Swiss Re, Wharton School Risk Center и Zurich Financial Services, Center for Risk Management and Decision Processes и Wharton School под руководством Charles Emmerson. Основная фабула этого доклада состоит в том, что мир столкнется с системным экономическим кризисом в ближайшие 12 месяцев, Так же ожидается риск подорожания продовольствия, уязвимость глобальных каналов поставок и подорожание энергоносителей в ближайшие несколько лет. А в целом, мир ждет высокий уровень политической и экономической неопределенности на протяжении десятилетия. Доклад был основан на данных, поступивших от более 100 видных представителей деловых кругов, руководителей, ученых и других ведущих специалистов.

Выделим существенное. Мир в январе 2008 года уже жил в условиях мирового кризиса. Сегодня эксперты большинства стран мира считают официальной датой начала текущего мирового кризиса 10 августа 2007 года – дату проведения первой совместной интервенции центробанков ведущих стран мира. М.Хазин отметил следующее: "Те, кто принимают стратегические решения в рамках "Западного" глобального проекта, решили, что тему кризиса необходимо легализовать в рамках общего экономического экспертного оборота. Во-первых, поскольку избежать ее уже явно становится невозможно. Во-вторых, чтобы обсуждение это шло в нужных рамках и по нужным направлениям". Именно поэтому, главным итогом ВЭФ-2008 можно признать легализацию дискурса под названием "мировой кризис". Точнее, введение данного дискурса в формат жесткого директивного управления.

Представляется, что управление данным глобальным дискурсом уже невозможно по целому ряду причин. Но стремление немногих управлять дискурсом под условным названием "мировой кризис" – это вполне естественное желание.

Что было отмечено в ходе WEF-2008? "Мысли о кризисе взялись не сейчас, но если раньше такие прогнозы были прогнозом героев-одиночек, то сейчас об этом говорит такая уважаемая организация как МВФ", - отмечает О.Беленькая. "Тема кризиса – это тема стратегическая. Не Давос место для ее обсуждения. Невозможно обсудить и принять комплекс тактических мер, в масштабе года, которые могут серьезно повлиять на течение этого кризиса – его предпосылки закладывались десятилетиями – соответственно и обсуждать его нужно в аналогичном масштабе", - считает "герой-одиночка" М.Хазин. Действительно, различные форумы, в том числе и WEF, предназначены лишь для обозначения контуров глобальных дискурсов, но не для углубленной аналитической работы.

 Отметим еще один итог ВЭФ-2008: оправдание активных действий, идущих в разрез с идеологемами "вашингтонского консенсуса". Анатоль Калецкий иронично отметил: "Тот факт, что американские политики все же признали, что кредитный кризис вызвал сбой рыночного механизма, потребовавший государственного вмешательства, стал самым воодушевляющим событием прошлой недели. Исполнительность американской политической системы и прагматический взгляд политиков США в поиске нерыночных решений, даже не смотря на то, что это идет вразрез с идеологией свободного рынка, вызвали у участников в Давосе чувство, близкое к восхищению".

Чем запомнился WEF-2009? На данный экономический форум приехали более 40 глав различных государств. Большинство авторитетных экспертов были едины во мнении, что, судя по публичным выступлениям, почти все главы государств не имеют представления о реальных причинах мирового кризиса, о его глубине и длительности, и тем более, о путях преодоления кризиса. Новые глобальные дискурсы заданы не были. Локально-государственные дискурсы призваны обозначать "заботу конкретных лидеров о своих народах". 

"Пространство дискурса" и ожидания

Как отмечалось выше, дискурс гарантированно включает в себя элемент позитивных ожиданий. Премьер-министр РФ В.Путин в своем выступлении в Давосе 28 января 2009 особо выделил аспект ожиданий: "Кризис - еще и порождение завышенных ожиданий. Были неоправданно раздуты аппетиты корпораций относительно постоянно растущего спроса. Гонка фондовых индексов и капитализации очевидно стала доминировать над повышением производительности и реальной эффективности компаний". Путин подчеркнул: "К сожалению, завышенные ожидания существовали не только в бизнес-среде. Они задавали быстрый рост стандартов личного потребления, прежде всего, в развитых странах. Рост, который - и это нужно прямо признать - не был подкреплен реальными возможностями. Это было не заработанное благополучие, а благополучие в долг, за счет будущих поколений. Вся эта "пирамида ожиданий" должна была рано или поздно рухнуть, что, собственно, и происходит на наших глазах".

Представляется, что тема ожиданий не является случайной для Владимира Путина. Сакральный смысл первых лет ХХI века в России заключен в известном высказывании Путина, произнесенном им на встрече с представителями российских деловых кругов: "Ожидание счастья бывает лучше самого счастья" (29.03.2006). Это позволяет по-иному оценить слова Путина в Давосе. Акцентируем внимание на том, что его слова не вписываются в контекст нового глобального дискурса, а соответствуют локально-государственному, внутри российскому дискурсу.

Несколько лет назад экономист М.Делягин концептуально оформил то, что можно условно назвать "пространство дискурса": "Человек начинает осознавать себя не в реальном, а в "виртуальном"  мире оценок и ожиданий". Именно "пространство дискурса" и позволяет нам объективно оценивать не только публичные выступления политиков, но и эффективность модераторов глобальных дискурсов.   

G-7 и G-8 в оценках экспертов

Что нам известно о G7 и G8. Одно из заявлений саммита G8 начинается словами: "Мы, главы государств и правительств восьми главных [major] промышленно развитых демократий..."  Из истории также известно следующее. До того, как превратиться в "восьмерку" с включением в состав России, данное неформальное сообщество прошло ряд этапов. "Большая шестерка" возникла на совещании глав государств и правительств Франции, США, Великобритании, ФРГ, Италии и Японии в Рамбуйе 15-17 ноября 1975 (с начала 70-х годов подобные встречи проводились на уровне министров финансов). В 1976 году "шестерка" превратилась в "семерку", приняв в свой состав Канаду. По отношению к сообществу ведущих государств мира сложился следующий стереотип восприятия: "Большая восьмерка" должна стать неким дирижером оркестра, который будет координировать мировые политические процессы" (В.Ягья). Но оказывает ли G7 или G8 реальное влияние на мировые политические процессы?

Необходимо признать, что влияние G7 и G8 с каждым годом становится все менее весомым. Обеспокоенность о потере контроля политических институтов над динамично изменяющимися финансово-экономическими процессами постоянно позиционируется политическими лидерами ведущих стран мира с конца ХХ века. Сегодня можно констатировать, что политическая элита большинства стран мира является заложницей глобальной финансовой элиты. А отношение к G8 становится все более скептическим.  

Известный российский экономист С.Егишянц так позиционирует G8: "Этого совершенно нельзя сказать про лидеров Восьмёрки, прозаседавшихся в первые три дня прошлой недели в Японии – крупнейшие мировые масс-медиа единодушно отмечают слабость и растерянность собравшейся там элиты: по сути дела всё мероприятие свелось к проклятиям по адресу непонятно кого и к пожелательным благоглупостям – ни одной по-настоящему серьёзной меры борьбы с наступающими трудностями не было предложено. Daily Telegraph с немалым сарказмом описывала тяжкое житьё сильных мира сего – они сразу же обратились к планете, с патетическим красноречием призывая людей урезать «ненужный спрос» на пищу: особенно усердствовал британский премьер Гордон Браун, сетовавший на англичан, которые-де слишком уж много жрут – после чего президенты и премьеры, весьма огорчённые таким нечувствием быдла к их высоким помыслам, отправились на ланч из 6 блюд, за которым последовал обед из 8 блюд; всего же новоявленные сторонники рационального питания отведали за день по 24 блюда каждый – но ведь это ж мелочь, верно?"

Егишянц подчеркнул: "Атмосфера саммита временами напоминала не то детский сад, не то заседания Политбюро ЦК КПСС эпохи поздней геронтократии – чего стоят жалобы высокой публики на предмет того, что, мол, они все за сильный доллар, но тот однако ж почему-то не растёт, протиивный! Этот высокий полёт мысли прервал раздражённый президент Всемирного Банка Роберт Цёллик, отметивший, что болтовня о мощном баксе имеет нулевую ценность, а единственный реальный способ воздействия на рынок – это повышение ставки в США; мировые лидеры после подобной серой прозы сильно напоминали чеховских героев, которых пугал низкий прагматизм Ермолая Алексеевича Лопахина – "Напоминаю вам, господа: двадцать второго августа будет продаваться вишнёвый сад. Думайте об этом!.. Думайте!.." Только вот думать тут некому – а в этом случае, как известно, со временем "наступает тишина, и только слышно, как далеко в саду топором стучат по дереву"...(14.07.2008). М.Хазин придерживается аналогичной позиции: "Заявление по итогам встречи G7 оказалось смесью банальностей и благоглупостей, и ничего, кроме роста паники на мировых рынках оно вызвать не может. Поскольку демонстрирует полную беспомощность этой организации перед теми вызовами, которые сегодня стоят перед мировой экономикой".

Отметим, что заседания G7 и G8 последних лет не оказали существенного влияния ни на ход мировой истории, ни на процесс формирования новых глобальных дискурсов.

Кризисы и дискурсы

Отметим, что выходы из того или иного мирового кризиса обычно не связаны ни с заявлениями лидеров G-7, ни с итоговыми протоколами Давосских экономических форумов. Для того чтобы убедиться в этом проанализируем согласованные действия мировых лидеров, предпринятые в середине 80-х годов ХХ века для преодоления кризисных явлений того времени.

Из экономической истории известно, что во время первого срока правления администрации президента Р. Рейгана (1981—1984 гг.) на фоне устойчивого экономического роста в США стоимость американской валюты взмыла вверх. Естественно, страны пытались координировать международную политику в валютной области, чтобы хоть как-то стабилизировать ситуацию на международных валютно-финансовых рынках. В течение 80-х годов среди центральных банков промышленно развитых стран обсуждалось несколько соглашений, направленных на преодоление нестабильности курса доллара на валютных рынках. Данные соглашения должны были продемонстрировать рынку желание лидирующих стран переломить тенденцию в курсообразовании доллара. Первым подобным соглашением стал договор Plaza Accord. Этот договор представляет собой соглашения, подписанные 22 сентября 1985 года министрами финансов и управляющими центральных банков 5 ведущих стран в отеле "Плаза" в Нью-Йорке. Соединенные Штаты, Япония, Германия, Франция и Великобритания договорились о проведении согласованной политики и высказались в пользу дальнейшего роста курсовой стоимости основных валют относительно доллара США. Подобные совместные заявления стали возможны потому, что к марту 1985 года доллар достиг наивысшего исторического значения относительно всех остальных валют (например, за фунт стерлингов давали всего лишь 1,05 долл.). В то время, как для борьбы с растущим дефицитом платежного баланса США требовалось значительное снижение курса американской валюты.

Следующими согласованными действиями стал Луврский договор. Луврский договор – это международное соглашение, достигнутое на встрече министров финансов и руководителей центральных банков шести ведущих индустриальных государств (Канады, Франции, Германии, Японии, Великобритании и США) 22 февраля 1987 года в Луврском дворце в Париже. М.Хазин так описывает последствия данный договоренностей: "Накачка японского финансового пузыря началась после заключения соглашения Плаза в сентябре 1985 года, согласно которому центральные банки договорились переоценить основные мировые валюты по отношению к доллару США. Девальвация доллара и ревальвация иены имели два прямых следствия. Во-первых, японские экспортные товары стали более дорогими, что привело к перемещению японского производства в восточно-азиатский регион, в котором валюты продолжали равняться на девальвированный доллар США. Во-вторых, японские активы оказались переоцененными, что привело к повышению цен на земельную собственность в Японии, в результате чего токийский фондовый рынок достиг беспрецедентных высот. В итоге к концу 1989 года индекс Nikkei достиг отметки в 40.000 пунктов (сегодня он находится в районе 13.000). Однако этот пузырь не мог увеличиваться до бесконечности. Его резкое сдувание в начале 1990-х годов привело Японию к долговой дефляции, которая не преодолена до сих пор".

Вышеизложенное позволяет выявить следующее. Согласованные действия ведущих стран мира привели в краткосрочной перспективе к значительному ослаблению Японии, основного конкурента США. Модераторами изменений выступили не лидеры ведущих стран, а министры финансов и главы центробанков ведущих стран мира. Это позволяет предположить, что не случайно "вашингтонский консенсус" включает в себя норму - "независимость центробанков от правительств". Глобальные дискурсы формировались после соответствующих договоров, а встречи лидеров ведущих стран мира того времени представляют интерес лишь в аспекте "локально-государственных" дискурсов.

Мировая политическая сфера и политехнологические информационные завесы

Чем отличается текущий мировой кризис от аналогичных кризисов прошлых лет? Во-первых, центробанки ведущих стран уже предприняли ряд совместных действий, но это пока не привело  к позитивным, осязаемым результатам. Во-вторых, глубина кризиса позволяет предположить, что мировая экономика входит в глобальную рецессию, и все традиционные способы стимулирования мирового рынка неэффективны. В-третьих, длительная глобальная рецессия может привести к ряду деструктивных последствий: очередной дефолт экономики США, крушение доллара и фрагментации мирового рынка на валютные зоны – это всего лишь одно из наиболее обсуждаемых последствий текущего мирового кризиса.

 Текущий мировой кризис позволил выявить то, что мировая политическая сфера уже, де-факто, превратилась в "политтехнологическую многоуровневую информационную завесу" (А.Прудник). Выступления публичных политиков дают все меньше пищи для размышлений. Более того, искусственно задаваемые властями дискурсы отвергаются и опровергаются динамично изменяющейся реальностью. Это позволяет предположить, что одно из главных отличий текущего мирового кризиса от кризисов ХХ века – это полная беспомощность политиков перед деструктивными явлениями в финансово-экономической сфере. За словами большинства политиков – зияющая пустота. Канцлер Германии А.Меркель заявила о необходимости создания мировой экономической хартии для того, чтобы закрепить общие экономические ценности. Меркель считает: "Так же, как ООН была создана на основании идеи о правах человека, я бы хотела, чтобы мы разработали хартию, основанную на общемировых экономических принципах" (20.01.2009). Время прошедшее после данного заявления  говорит о том, что это "глас в пустыне".

Нет сомнений в том, что и надежды на G-20 ничем не подкреплены. Ничего существенного в саммите в апреле 2009 года не произойдет. G-20 – это тоже своеобразная "информационная завеса", призванная "размазать" ответственность за текущий мировой кризис на большее число мировых лидеров, выводя на время G-7 из фокуса экспертного и общественного внимания. 

Неспособность политических элит ведущих стран мира противостоять кризису, нижайшая эффективность ООН, нарастание кризисных явлений в большинстве стран мира – все это может привести  к радикальным изменениям в мировой политической сфере. Сегодня протесты граждан различных стран мира направлены против собственных правительств. В ближайшей исторической перспективе они по-иному ответят на вечный вопрос "кто виноват".  

Россия и пути выхода из мирового кризиса

 Представляется, что Россия может стать генератором новых идей, способных изменить мир к лучшему. До сего дня российские лидеры  инновационных предложений не озвучили. Но это не значит, что Россия и дальше будет двигаться в фарватере G7, принимая на себя разрушительные издержки мирового кризиса. Запас прочности у российских властей невелик. Их можно охарактеризовать словами из фильма "Александр Невский" – "маловата кольчужка". А надежда на призвание России звучит в словах П.Я.Чаадаева: "У меня есть глубокое убеждение, что мы призваны решить большую часть проблем социального порядка, завершить большую часть идей, возникших в старых обществах, ответить на важнейшие вопросы, какие занимают человечество. Я часто говорил и охотно повторяю: мы, так сказать, самой природой вещей предназначены быть настоящим совестным судом по многим тяжбам, которые ведутся перед великими трибуналами человеческого духа и человеческого общества".

По теме "Новейшая глобальная история":

Новейшая глобальная история в формате direct: ФРС и ОПЕК (http://www.polit.nnov.ru/2008/12/18/gistoryonline1/)

Конкуренция глобальных Проектов: "Вашингтонский консенсус" vs "Пекинский консенсус" (Новейшая глобальная история в формате direct – часть 2) (http://www.polit.nnov.ru/2009/01/06/gistpewashproj2/)

Доллар США в истории человечества (http://www.polit.nnov.ru/2008/12/15/usadollgistory/)

Особенности войн начала ХХI века – год 2009-й: "газовая" война и агрессия Израиля против сектора Газа (Новейшая глобальная история в формате direct – часть 3) (http://www.polit.nnov.ru/2009/01/14/gistwargazaukr3/)

G-2 или американо–китайский двухполярный мир: вызов для Китая (http://www.polit.nnov.ru/2009/01/26/usachina2wchi/

© 2003-2019, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна