Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Обозрение

16.03.2009 Технология выхода из мирового кризиса: "плохой" банк для "токсичных" активов (новейшая глобальная история в формате direct – часть 9)

Автор: Маслов Олег Юрьевич

"Было бы желательно действовать быстро,
чтобы вывести проблемные активы с
банковских балансов, чтобы банки смогли
вновь сосредоточиться на будущих
перспективах, а не на прошлых ошибках"
(Э.Розенгрен)

"Каждый, кто говорит вам, что он может
оценить все акции, представленные в
Value Line (это база данных по компаниям,
содержащая финансовую информацию),
должен иметь очень преувеличенное
мнение о своих способностях"
(У. Баффет)

Что будет зафиксировано в новейшей глобальной истории о мировом кризисе 2007-2009 годов, при условии, что текущий кризис будет завершен в 2009 году. Во-первых, будет отражена хронология кризиса. На сегодняшний день она упрощенно выглядит следующим образом:

·        10 августа 2007 года – первая совместная интервенция центробанков ведущих стран мира. Дата начала мирового кризиса 2007-2009 годов

·        15 сентября 2008 года – банкротство Lehman Brothers. В феврале 2009 года The Economist отметил: "В середине сентября мировая финансовая система начала резкое падение. Банкротство Lehman Brothers превратило разразившийся в богатых странах кредитный кризис во всемирное бедствие, поскольку международная банковская система приблизилась к краху, и даже основные ее функции – такие как кредитование торговли – были парализованы. Чтобы остановить гибель финансовой системы, грозящий отправить мировую экономику в "штопор", политики спешно выступили с планами спасения банков и обещаниями фискального стимулирования. К сожалению, становится все отчетливее понятно, что заявленных целей достичь не удалось. Когда в конце 2008 года финансовый кризис распространился по всему миру, значительная доля мировой экономической системы вошла в состояние свободного падения" (03.02.2009)

·        1 октября 2008 года – принятие "плана Полсона"

·        13 февраля 2009 года – принятие "плана Обамы"

·        2 марта 2009 года – знаковое падение индекса Dow Jones. Рынок акций США открылся снижением на фоне сообщения о рекордных убытках страховой компании American International Group. При этом, индекс Dow Jones к 17:36 мск снизился на 1,88% до 6930 пунктов, опустившись ниже психологически важной отметки 7000 пунктов, впервые с октября 1997 года. Широкий круг экономистов предположил, что мировой кризис "достиг дна".

Во-вторых, в истории будет зафиксировано, за счет каких конкретных действий был преодолен мировой кризис. На сегодняшний день можно отметить следующее. Деятельность МВФ, G-7 и G-20 – это всего лишь своеобразная "информационная завеса" текущего мирового кризиса. Реальные шаги по выходу из кризиса – это антикризисные программы ведущих стран мира, в которых ключевое значение имеет безудержная эмиссия денег.

Другое важнейшее направление выхода из кризиса – это создание "плохого" банка для "токсичных" ресурсов. Немецкий аналитик М.Либиг выделил следующее: "Предвидя накопление еще более массивных "токсичных активов" в своих банковских системах и подвергаясь давлению со стороны банков и истеричной прессы, правительства США и Великобритании, похоже, движутся к созданию государственного "плохого банка". Схема предполагает выкуп государством у частных банков "секьюритизированных" (ABS) или структурированных (деривативы) активов, фактически ничего не стоящих, на сумму 2 трлн долларов. Практически создание "плохого" банка означает полную социализацию возникших по частной инициативе спекулятивных убытков, что приведет США к банкротству. Месседж банков, шантажирующих государство, прост: не вкладывайте деньги в реальную экономику, а помогите нам избавиться от наших бросовых активов". Президент ФРБ Бостона Эрик Розенгрен заявил в марте 2009 года, что банки должны смириться и избавиться от безнадежных кредитов ради того, чтобы быстрее вернуться к нормальному ведению дел: "Было бы желательно действовать быстро, чтобы вывести проблемные активы с банковских балансов, чтобы банки смогли вновь сосредоточиться на будущих перспективах, а не на прошлых ошибках" (03.03.2009).

От плана Полсона к плану Обамы

М.Либиг отметил в сентябре 2007 года: "Согласно сведениям из надежных источников, Федеральный Резерв неохотно, но во все больших масштабах использует в качестве залога ценные бумаги, обеспеченные недвижимостью, включая бумаги, обеспеченные субстандартной ипотекой. 24 августа этот факт был признан нью-йоркским подразделением Федерального Резерва. Это, по существу, означает, что банкам дозволяется «сбрасывать токсичные отходы» в Федеральный Резерв – что, возможно, является первым шагом к созданию общественной "финансовой помойки", куда американские банки могут выбрасывать обесцененные ABS и прочие бумаги, связанные с субстандартными ипотечными кредитами, которые они не в состоянии реализовать на рынке. Экономист Пол Кругман недавно предложил конвертировать подобные бумаги в нечто подобное "облигациям Брэди" начала 1990-х годов. Таким образом, американские банки готовы понести даже более серьезные потери, но только ни в коем случае не допустить единовременного сброса обесценившихся бумаг".

Катрин Матье и Анри Стердиньяк отметили, что "план Полсона предполагал, что американское государство скупит "токсичные" ("toxiques") активы переживающих трудности банков. Государство может также предоставить банкам субординированные займы – эту стратегию выбрала Франция. Такая стратегия содействует укреплению прочности банков и их способности предоставлять займы и кредиты, но она не дает юридической базы для влияния на практику банков: государство финансирует их, «не имея права на свое слово». Предпочтительнее методы, используемые в Великобритании, где государство может войти в капитал банка и в его правление, что создает новую основу для управления банками: в частности, последних обязывают уменьшить чрезмерное вознаграждение, получаемое банковским руководством и операторами рынка" (10.01.2009). Идеи Полсона нашли свое отражение в "плане Обамы".

Министерство финансов США предложило в рамках "плана Обамы" создать государственно-частное партнерство с фондом до $1 триллиона, чтобы выводить так называемые "токсичные" активы с банковских балансов. Однако, пока остается неясным, как именно будет работать эта организация. Президент ФРБ Бостона Эрик Розенгрен отметил: "Стимулирование банков к избавлению от проблемных активов, вероятно, потребует больше давления со стороны наблюдателей, для того, чтобы зарезервировать или списать эти активы, и предпринять шаги, чтобы быстро от них избавиться" (03.03.2009). Министр финансов США Тимоти Гейтнер планирует разморозить кредитные рынки посредством новой программы, которая направлена на выкуп "плохих"  активов в размере до $1 трлн. смешанным фондом из  государственного и частного капитала. Исполнительный директор частного инвестфонда Blackstone Group LP Стивен Шварцман ожидает, что частный сектор, в конечном итоге, сделает на этом "хорошие деньги", но добавил, что есть и сложные проблемы, в числе  которых определение стоимости “токсичных” активов.

Системный риск и "токсичные" активы

После 15 сентября 2008 года министр финансов Генри Полсон заявил журналистам, что речь идет о принятии мер, которые должны снять "системный риск" для финансовой системы США. Предполагается, что будет создано государственное агентство, которое выкупит "плохие" активы у банков. Именно эти активы стали источником кризиса на долговом рынке, который постепенно распространился на все сегменты финансовой системы США. Только Citi, JPMorgan, Bank of America, Goldman Sachs, Merrill Lynch, Lehman Brothers имели на 30 июня активов низшего, третьего класса на $ 500 млрд. (Bloomberg). Реальная цена этих активов - сложный вопрос, так как они не являются в настоящее время ликвидными, отмечают эксперты (20.09.2008).

Британская "Телеграф", ссылаясь на секретный документ Еврокомиссии, сообщила, что на балансе европейских банков, в общей сложности, находится проблемных активов более чем на 18 триллионов евро. Эксперты предполагают, что выкуп или спиcание всех "токсичных" активов серьёзно усугубит ситуацию, в которой уже находится Европа. "Дэйли Телеграф" считает, что "проблемные" активы могут составлять 44 процента совокупного балансового счёта европейских банков. Из них 13 триллионов 700 миллиардов евро находятся на так называемых торговых счетах кредитных организаций. Ещё 4,5 триллиона стоят ликвидные, то есть, доступные для продажи инструменты банков (12.02.2009).

В тайном документе на 17-ти страницах, который министры финансов обсуждали 10 февраля 2009 года, говорится, что если правительства европейских стран попытаются выкупить или списать все эти "токсичные" активы, это может привести к ещё более глубокой рецессии, чем та, в которую Европа уже погрузилась. Содержание секретного доклада, о котором пишет "Телеграф", позволяет надеяться, что финансовые чиновники Евросоюза осознали глубину проблемы. В докладе Еврокомиссии подчеркивается, что инвесторы уже и так сомневаются в способности таких стран, как Греция, Португалия, Ирландия и Британия, возвращать долги.

"Плохие" и "хорошие" банки: опыт Швеции и Финляндии

The Economist дал следующую историческую справку: "История разделения банков на "плохие" и "хорошие" началась, как минимум, в 1988 году, когда американский банк Mellon Bank переместил свои "плохие" ссуды на энергию и недвижимость в Grant Street National Bank, который финансировался за счет бросовых облигаций и прямых инвестиций. Такие решения проблем исключительно частным путем недопустимы в период кризисов, которые охватывают всю банковскую систему, поскольку частного капитала просто не хватает. В начале 1990-х Швеция и Финляндия национализировали некоторые из своих крупных банков и основали "плохие" банки, куда те могли "выбрасывать" свои активы. Приблизительно в это время в Америке был создана корпорация Resolution Trust Corporation, которая должна была продавать ссуды и обеспечения сотен обанкротившихся сберегательных банков. В каждом случае активы, поступившие в "плохой" банк, составляли примерно 8% от ВВП, согласно исследованию, проведенному Даниелой Клингебиль из Всемирного банка".

The Economist отметил: "Известно, что взять почку у мертвого донора легче, чем у живого. Когда в начале 1990-х регулирующие органы Скандинавии и Америки начали извлекать проблемные ("плохие") активы из пострадавшей от кризиса банковской системы, помогло то, что участвующие банки или уже обанкротились, или находились под контролем государства.  Сегодня же политики пытаются извлечь "ядовитые" активы из банков, которые все еще находятся в частных руках и продолжают существовать, по крайней мере, официально. И в этом случае задача усложняется. Осенью прошлого года правительства всего мира наполнили частные банки дополнительным капиталом и гарантировали их долги, чтобы защитить эти банки от дальнейших убытков и помочь им привлечь частный капитал. Но убытки продолжались, и все предпринятые усилия оказались тщетными. Некоторым банкам просто потребовался дополнительный капитал, отдельные были сразу национализированы.  Более того, из-за того, что спасательные операции проводились бессистемно, частные инвесторы предпочитают оставаться в стороне, опасаясь потерять свой капитал. По словам экспертов, нужен более системный подход. Они предлагают создать "банк плохих активов", который изымал бы проблемные активы, чтобы банки с "хорошими" активами могли бы возобновить кредитование".

Государство как "плохой банк"

М.Хадсон задает вопрос: "Банк "агрегатор" (звучит как аллигатор из болот плохих долгов и убытков) будет скупать плохие долги и размещать их в общественном агентстве. Правительство называет его "плохим" банком (это первый пункт Гейтнера). Но он хорош для Уолл-Стрит, потому что он скупает плохие долги, вместе со свопами и производными инструментами, которые никогда и не были хорошими. Если частный сектор отказывается покупать плохие долги по ценам, которые предлагают банки, почему это делает правительство?" (16.02.2009).

The Economist отметил: "В текущем кризисе политики взяли кое-что от "плохих" /"хороших" банков.  В октябре банк UBS слил  $60 млрд. "ядовитых" активов в фонд при поддержке Швейцарского центрального банка. Америка возьмет на себя большую часть убытков по проблемным активам Citigroup стоимостью $306 млрд. и Bank of America стоимостью $118 млрд. Также в Америке при поддержке Федеральной резервной системы создается фонд для ценных бумаг, обеспеченных активами, который поможет освободить банки от "плохих" займов. Великобритания может застраховать банки от будущих убытков. Как и в случае с "плохим" банком, главная цель - это изолировать "ядовитые" активы, привлечь частные инвестиции и не давать банкам накапливать капитал.  Но они не получили никакой рыночной стоимости (хотя соглашения о разделении убытка частично служат для этой цели). Это освобождает банки от немедленного признания своих убытков, но вся система в тени неопределенности.  Банки не станут увеличивать кредитование, если они будут бояться, что будущие потери по кредитам "съедят" весь их остальной капитал. "Плохой" банк может избавить от таких волнений, так как банки и инвесторы могут быть уверены, что проблемные активы либо были удалены из банковской системы, либо будут удалены в случае их возникновения. Пол Миллер из инвестиционного банка Friedman Billings Ramsey говорит, что государственный "плохой" банк может дороже заплатить за активы, чем частный инвестор, потому что для него стоимость привлеченных денежных средств значения не имеет, ему не требуется капитал, и он может хранить активы до срока их погашения. Кроме того, он может разработать профессиональный и единый подход к оценке стоимости и ликвидации "плохих" активов, тогда как "хорошие" банки будут принимать новые кредитные решения".

В России вопрос о создании "плохого" банка не стоит, так как его функции, по традиции, выполнит государство.

"Плохой банк" по Хадсону

Аналитик Майкл Хадсон отметил следующее: "Плохой банк" не готов родиться на этой неделе, но эмбрион уже есть. Он примет форму частно-публичного партнерства по примеру печально известного творения Тони Блэра в Великобритании. Вспоминая господина Блэра (а я пишу этот текст из Англии) почти все британские эксперты по США, с которыми я разговаривал, выражали изумление выступлением Обамы на прошлой неделе, который в своей речи идеализировал британского коллегу Джорджа Буша, в то время как тот непопулярен на родине. Правление Блэра было ужасным, и восхвалять его не за что его. Он приватизировал железные дороги и создал кошмарное частно-публичное партнерство, которое удваивало, утраивало и даже учетверяло стоимость публичных проектов, усугубляя тяжелые финансовые проблемы. Если Обама не осознает, как он шокировал Британию и большую часть Европы своей похвалой, тогда есть опасность, что он навяжет похожее частно-публичное "партнерство" и США".

Хадсон акцентировал внимание на том, что "новый частно-публичный институт будет финансироваться частными фондами из тех денег, которые были предоставлены для рекапитализации американских банков (во главе с банками Уолл-Стрит, которые всю эту кашу и заварили). Банки используют деньги минфина, полученные с помощью "займов" под гарантию своих мусорных ипотечных пулов, чтобы купить акции нового пятитриллионного института, созданного по образцу Fanny Mae и Freddie Mac. Его облигации будут обеспечены (вот почему он называется публичным – общество берет на себя риски). Этот институт будет иметь возможность покупать и реорганизовывать ипотечные закладные, которые попадают в руки правительства и других акционеров. Этот "Трест спасения домовладельцев" использует свои частные фонды во имя "социально ответственной" цели "спасения налогоплательщика" и домовладельцев среднего класса с помощью пересмотра ипотечной закладной с изначальных 500.000 долларов при новой рыночной цене в 250.000 долларов".

Хадсон иронично подчеркнул: "Вот в обычных оруэлловских эвфемизмах условный сценарий, который вас ждет. Партнерство по спасению домовладельцев выступает как истинный Банк Спасения, воскресший после крушения Пузыря №1. Его клиентами будут семьи, связанные ипотечными кредитами и впадающие в отчаяние от того, что цена на их главный актив падает все больше. Новый банк скажет им: "Мы призваны вам помочь. Мы пересмотрим цену вашей закладной, которая сейчас стоит 250.000 долларов, а также уменьшим ставку по кредиту до 5,5%. Это сократит ваши ежемесячные платежи на треть. Вы не только сможете остаться в своем доме, но и повысите его стоимость". Семья, наверное, скажет: "Великолепно!" Но им придется заключить соглашение. Здесь-то новое частно-публичное партнерство их и прикончит. Профинансированный с помощью частных инвесторов, которые возьмут на себя "риск" (и соберут урожай), Банк Спасения сообщит семье, что согласен пересмотреть их закладную: "Теперь правительство взяло на себя убыток (в нынешней пародии это называется "национализацией" финансовой системы), позволив вам остаться в своем доме, но нам нужно вернуть деньги, которые были потеряны. Раз мы помогли уцелеть вам, вы поможете уцелеть нам. Поэтому, когда придет время продать ваш дом или пересмотреть закладную, наше Партнерство спасения домовладельцев получит прибыль на всю сумму списания". Другими словами, если домовладелец продает дом за 400.000 долларов, партнерство получит 150.000 долларов дохода на капитал. Если дом продается за 500.000 долларов, то банк получит 250.000 долларов. А если дом будет продан еще дороже, благодаря новым клонам Алана Гринспена, надувающим новый пузырь, то доход будет соответственно разделен. Если разделение 50/50 и дом продается за 600.000 долларов, тогда собственник разделит 100.000 долларов дополнительного дохода на капитал с Партнерством спасения домовладельцев. Таким образом, Партнерство заработает гораздо больше через присвоение части дохода на капитал (при наличии инфляции активов, стимулированной кредитами), чем на процентах по кредитам".

Хадсон считает, что "пузырь 2.0 может стать для Уолл-Стрит даже выгоднее, чем пузырь Гринспена. В последнее время средний класс также получал свой профит, даже если покупателям приходилось на всю жизнь залезать в долговое рабство, чтобы купить дорогие дома. Разумеется, в действительности выгоду получали банки, потому что выплаты процентов по ипотеке были сопоставимо выше рентных платежей. Но у домовладельцев был шанс на то, что цена дома вырастет. И если они не теряли деньги на рефинансировании ипотечной закладной или на обналичивании своей собственности для поддержания стандартов потребления своего поколения, уровни зарплат которого снижаются с 1979 года. Как заявил господин Гринспен в своем слушании в Конгрессе, главной причиной снижения зарплат в том, что рабочие боятся бастовать и даже просто пожаловаться на всё более трудную и продолжительную работу ("растущая производительность"), потому что они боятся просрочить платежи по ипотеке или по договору найма и остаться бездомными. Это счастливое условие нормальной работы, которое финансовые управляющие с Уолл-Стрит предпочли бы восстановить. Теперь они не обязаны получать доход так, чтобы средний класс домовладельцев тоже становился богаче. После краха Экономики Пузыря №1 сегодняшние должники-домовладельцы хотят просто, чтобы план выплат позволил им остаться в своих домах. Партнерство спасения домовладельцев ради своих банков и крупных инвесторов сможет присвоить доходы на капитал, которые были движущей силой американского "создания богатства" при надувании пузыря. Вот что означает "предложение акций заёмщика в сделке, предусматривающей кредиты".

По Хадсону: "Эта ситуация подводит экономику к дилемме. Только одна политика считается политически верной в наши дни – та, которая делает ситуацию хуже: дать еще больше правительственных денег в надежде, что банки создадут еще больше кредитов, чтобы поднять цены на недвижимость и сделать их еще более заоблачными. А кредиты надуют Экономику Пузыря №2. Лоббисты огромного Плохого Банка кричат, что все серьезные решения нынешних проблем с долгами и изменением налогов для рабочих политически неверны, и прежде всего, проверенное временем списание долгов, которое вернет налоговое бремя в пределы способности его оплатить. Именно это, предположительно, должен делать рынок с помощью банкротств во время анархического коллапса или при осознанном и направленном участии правительства. Плохие банки, требовавшие все эти годы "свободного рынка", боятся настоящего свободного рынка, потому что он угрожает их премиям и другим выплатам. Для Уолл-Стрит свободные рынки "свободны" от общественного регулирования хищного кредитования. "Свободны" от налогов на богатство, поскольку налоговое бремя перекладывается на работающих. "Свободны" для финансового сектора, который в имя своего профита обвил реальную экономику как плющ дерево, чтобы паразитировать".

"Плохой" банк в Германии

Германские сберегательные банки рассматривают в настоящее время идею создания "плохого банка", который мог бы взять на себя рискованные активы региональных финансовых структур, в акционерных капиталах которых сберегательные банки владеют большей частью. По мнению издания Financial Times Deutschland, которое ссылается на сведения, почерпнутые у анонимных осведомленных источников, региональные банки могут учредить структуру, в которую смогут перевести "токсичные активы". Пока банкиры отдают предпочтение идее "скинуть" "плохие долги" централизованному банку, финансовое ведомство высказывается против (24.02.2009).

М.Либиг отметил: "В Германии правительство до настоящего времени категорически отказывается от применения схемы "плохого банка". Министр финансов Пеер Штайнбрюк называл эту схему "политическим динамитом", не имеющим экономического смысла. Однако банки усиливают давление, напоминая о том, что правительственный "фонд стабилизации финансового рынка" в размере 500 млрд евро имеет временной лимит в 36 месяцев. В течение этого трехлетнего периода государство может гарантировать "токсичные активы", но после этого они вновь оказываются на балансе банков. Беспокойство банкиров, несомненно, свидетельствует о том, что сами они не верят в "излечение" своих активов". Либиг выделил существенное: "Германский экономист Вильгельм Ханкель выступил с абсолютно разумным предложением по разрешению проблемы "токсичных" активов в банковской системе: пусть "плохой" банк или несколько таких банков будут созданы, но самими банкирами, а не государством. Самому же государству, по предложению Ханкеля, следует внести изменения в правила отчетности, позволяя частным банкам переводить средства в специальное управление фондированного долга. Эти управления, в свою очередь, введут процедуру постепенного "развязывания" и ликвидации этих задолженностей в промежутке 10, 20 лет и более. Предложение Ханкеля соответствует юридическому принципу ответственности за собственные действия частного бизнеса и оставляет ему долгосрочное напоминание о последствиях беспечных спекулятивных игр. Что еще более важно, банки таким образом получают возможность всецело сосредоточиться на кредитовании реальной экономики, не беспокоясь о списаниях. Эти вложения в реальную экономику и позволят им создать стоимость для постепенного погашения задолженностей".

Перспективы международного соглашения

В.Иноземцев предположил: "Первичен вопрос о том, насколько свободно то или иное правительство в эмиссии денег для погашения порожденных кризисом проблем. И мне кажется, что государства, валюты которых свободно конвертируются, которые занимают и на внутреннем, и на внешнем рынке в одной валюте, будут лидерами в преодолении кризиса. Мне кажется, что США, Англия, Япония, страны Европы смогут в ближайшие 6 месяцев залить деньгами свои проблемы, вывести плохие активы в новые структуры, обеспечить возобновление выдачи кредитов реальному сектору экономики". Представляется, что Иноземцев отразил интегральную позицию российской властной элиты на перспективы мирового кризиса. Но есть и иная позиция.

Американский миллиардер Джордж Сорос считает, что Европейский союз должен активно участвовать в выработке международных антикризисных мер, направленных на решение проблемы "токсичных" активов. Сорос заявил об этом в интервью австрийскому изданию Der Standard: "Необходимо международное соглашение о плохих активах, которое позволит разделить нагрузку между всеми государствами, иначе еще больше из них пострадает".

Сорос подчеркнул: "ЕС должен в этом участвовать. Если они этого не сделают, евро может не пережить кризис". Данное заявление позволяет предположить, что технология выхода из текущего мирового кризиса за счет безудержной эмиссии денег и создания "плохих" банков для "токсичных" ресурсов – это "открытая технология", предполагающая "ручное управление". Ближайший саммит G-20 позволит увидеть, в какие сроки и в какой степени потребуется новое международное соглашение для преодоления текущего мирового кризиса.

  

По теме "Новейшая глобальная история":

G-20 - "Новый Бреттон-Вудс" и глобальная энергетическая Хартия (новейшая глобальная история в формате direct – часть 5) (http://www.polit.nnov.ru/2009/02/08/gistenbrwoods5/)

Модераторы глобальных дискурсов: Давосский форум, G-7, G-8, G-20 (Новейшая глобальная история в формате direct – часть 4) (http://www.polit.nnov.ru/2009/02/01/gistdavosgmoder4/)

Конкуренция глобальных Проектов: "Вашингтонский консенсус" vs "Пекинский консенсус" (Новейшая глобальная история в формате direct – часть 2) (http://www.polit.nnov.ru/2009/01/06/gistpewashproj2/)

G-2 или американо–китайский двухполярный мир: вызов для Китая (http://www.polit.nnov.ru/2009/01/26/usachina2wchi/)

Новейшая глобальная история в формате direct: ФРС и ОПЕК (http://www.polit.nnov.ru/2008/12/18/gistoryonline1/)

Доллар США в истории человечества (http://www.polit.nnov.ru/2008/12/15/usadollgistory/)

Особенности войн начала ХХI века – год 2009-й: "газовая" война и агрессия Израиля против сектора Газа (Новейшая глобальная история в формате direct – часть 3) (http://www.polit.nnov.ru/2009/01/14/gistwargazaukr3/)

Геополитические итоги 2008 года (новейшая глобальная история в формате direct – часть 6) (http://www.polit.nnov.ru/2009/02/10/gist08directgeo/)

История сокрытия американской рецессии или мир между Великой рецессией и Первой глобальной Великой депрессией (новейшая глобальная история в формате direct – часть 7) (http://www.polit.nnov.ru/2009/02/24/gistgreatrecess7/)

Текущий мировой кризис 2007-2009 и далекий 1971 год  (новейшая глобальная история в формате direct – часть 8) (http://www.polit.nnov.ru/2009/03/15/gistnew1971/)

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна