Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Перспективы

30.03.2009 Коды власти: апологетика неравенства и dress-code (Символы и знаки ХХI века – часть 18)

Автор: Маслов Олег Юрьевич

"Надобно  знать,  что  шинель   Акакия Акакиевича

служила тоже предметом насмешек чиновникам;

от нее отнимали  даже благородное имя шинели

и называли  ее  капотом"

(Н.Гололь, "Шинель")

"Долой канотье, вместо тросточки стек

И шепчутся дамы:

"Да, это же просто другой человек..."

(В.Высоцкий)

  "Ну, дикари! В обществе, где нет цветовой

дифференциации штанов, не имеет смысла жить!"

(Фраза из фильма "Кин-дза-дза")

"Может ли полковник носить генеральские  лампасы?

– Да, может, но только на кальсонах"

(Шутка советских времен)

  

Коды власти разнообразны. Понятие "власть" имеет десятки тысяч дефиниций, и любое определение власти соответствует своему времени и формату проявления власти. Власть является одним из древнейших интеллектуальных символов и, казалось бы, его можно отнести к архаичным символам, но мы вынуждены признать, что "власть" – это интеллектуальный гипер-символ. И значение этого символа с годами не ослабевает.

Власть должна во всем отличаться от не-власти. Первое важнейшее архаичное отличие – одежда, или пользуясь современным языком, дресс-код. Для того, чтобы выявить архаику дресс-кода, обратимся к русской классической литературе.

Дресс-код в классической литературе

Дресс-коду в литературе посвящены десятки исследований. Для нас представляют интерес лишь знаковые творения, позволяющие увидеть реальность ХХI века, в формате повторяющихся циклов. В бессмертном творении А.С.Пушкина "Евгений Онегин" есть слова, которые довольно часто мелькают в глянцевых журналах:   

"Вот мой Онегин на свободе;

Острижен по последней моде;

Как dandy лондонский одет;

И наконец увидел свет".

Современная "эпоха гламура" – это пра-пра-пра-внучка "света" начала ХIХ века.

Вторым знаковым творением, непосредственно связанным с дресс-кодом, является "Шинель" Н.В.Гоголя. Признаем, что Гоголь впервые увязал определенный тип одежды не только с авторитетом носителя определенного типа одежды: "Надобно  знать,  что  шинель   Акакия Акакиевича служила тоже предметом насмешек чиновникам; от нее отнимали  даже благородное имя шинели и называли  ее  капотом", но и с символами власти. Дм.Емец отметил, что финале повести Акакий Акакиевич является в виде "живого мертвеца", призрака, в виде тени; что эта тень выступает в роли мстителя и пугает живых; оставаясь призрачно нереальной, она, однако, вполне реальным образом срывает с них всевозможные покровы — "на кошках, на бобрах, на вате, енотовые, лисьи, медвежьи шубы..." Однако, хотя и "не разбирая чина и звания", тень действует по восходящей линии — от титулярных советников до "самых тайных", то есть от девятого класса до первого в табели о рангах. Страшная тень перебирает всю чиновную иерархию. Но в принципе, не ограничивается ею, так как сказано, что призрак сдирает с плеч "всякого рода меха и кожи, какие только придумали люди для прикрытия собственной".

Признаем, что дресс-код российской власти находится в формате "dandy–шинель". 

 От кепки Ленина до кепки Лужкова по Б.Беляеву

Б.Беляев отметил, что Ленин "одевался просто — по-народному, по-пролетарски. Однако в реальности это не совсем так. Ленин всё-таки был выходцем из дворянской семьи и предпочитал традиционную одежду российского интеллигента начала ХХ века: костюм-тройку, галстук, туфли. И большевистская партия по своему составу тоже была интеллигентской организацией вплоть до прихода к власти. В такой среде переодевание Ленина в одежду пролетария выглядело бы слишком карнавально. С победой революции Ленин понял, что надо быть ближе к народу, именно тогда обычная пролетарская кепка стала неотъемлемой частью одежды вождя".

Беляев акцентирует внимание на связи между политической реальностью и одеждой лидера: "Сталин, сменивший Ленина на посту лидера партии, был одним из активных приверженцев военного стиля. После окончания Гражданской войны в стране пропагандировалась идея осаждённой крепости: строительство социализма ведётся в государстве, окружённом враждебными державами, готовыми в любой момент напасть на колыбель мировой революции. Военная одежда Сталина и его окружения призывала мобилизовать все силы на укрепление обороноспособности СССР. Военный стиль стал атрибутом сталинской эпохи и вышел за рамки Вооружённых сил".

Двойственность, запечатленная в посмертном монументе на могиле Н.С.Хрущева работы Э.Неизвестного, отражалась ив одежде советского лидера. Б.Беляев фиксирует: "При Хрущёве аппарат оделся в костюмы и галстуки. Сам Никита Сергеевич в одежде балансировал между игрой в простонародность и жаждой респектабельности, во время зарубежных визитов то и дело меняя свой костюм на украинскую вышитую рубаху. Хрущёв не отставал и от последних веяний моды и нередко носил одежду, сшитую за границей. Например, когда в ООН наш генсек стучал по трибуне ботинком, обещая показать Америке кузькину мать, он был одет в костюм от итальянского модельера Анджело Литрико (ботинок, кстати, тоже был итальянский)".

Б.Беляев отмечает естественность преемственности дресс-кода власти от Брежнева к Горбачеву: "С приходом к власти Леонида Ильича Брежнева партийный аппарат стал приобретать лоск. Тон задавал сам генсек. Костюмы руководителям СССР подбирали и шили высококвалифицированные специалисты. Всё очевиднее стал уклон в сторону импортной одежды. Более того, советское руководство зачастую копировало стиль одежды лидеров западных стран. В их глазах Брежнев и его окружение стремились казаться респектабельными... Особенно преуспел в умении одеваться Михаил Горбачёв. Он показал свету не только прекрасно сшитые костюмы, но и жену, которая по изысканности гардероба могла соперничать с супругами руководителей западных стран. В стиле одежды четы Горбачёвых прослеживалась противоречивость политики той эпохи: с одной стороны, ориентация на западные буржуазные стандарты и ценности, атрибутом которых является социальное неравенство, а с другой — политика, направленная на углубление социальной справедливости".

Архаика дресс-кода и постсоветская реальность

Единого дресс-кода у постсоветской власти в конце ХХI века не было. Достаточно вспомнить "белые демократические штаны" первого вице-премьера Бориса Немцова. "Немцов прославился белыми штанами при тёмном пиджаке на официальной встрече в аэропорту тогдашнего президента Азербайджана Гейдара Алиева" (А.Юрьев). Дресс-код власти задавал в это время не президент Ельцин, а премьер-министр Черномырдин.

А.Козлачков отметил, как дресс-код лидера НДР отразился на функционерах партии Черномырдина: "В соответствии с партийной принадлежностью выстраивается и имидж молодого партийного функционера. В НДР, например, предпочитают американскую деловую моду: ядовитого цвета галстук, двубортный пиджак, желательно с металлическими пуговицами, и строгая стрижка" (10.02.1998). Не случайным является то, что сменивший Черномырдина на посту премьер-министра "киндер-сюрприз" С.Кириенко в первые дни своего премьерства был облачен в костюм а-ля Черномырдин и по цвету, и по фасону, о чем злословили во всех модных заведениях – "засушенный премьер".

Одежда власть имущих иногда и навязчивым способом попадает в фокус общественного внимания. Можно вспомнить статью А.Наджарова "Не Скуратовым единым, или Как покупают прокуроров", опубликованную "Литературной газетой" N 28 от 14-20 июля 1999 года,  в которой сообщалось, что генеральный прокурор Скуратов Ю.И. заказал и сшил для себя в итальянской фирме "Зена" 14 костюмов, оплата за которые произведена фирмой "Мабетекс". 

Необходимо признать, что дресс-код – это архаичная форма идентификации и самоидентификации. Внешние символы власти получили название регалии. Регалии – это внешние знаки княжеской, царской, королевской и императорской власти. В России императорскими регалиями  являлись корона, скипетр, державный меч, государственный щит, государственная печать, государственное знамя, государственный орел и государственный герб. К регалиям, в широком смысле, относят также трон, порфиру и некоторые царские одежды, в частности бармы ("оплечье"), которые при Петре I были заменены на императорскую мантию.

Нет необходимости заострять внимание на дресс-кодах российской власти начала ХХI века. Спортивные одеяния В.Путина – это всего лишь один из артефактов "эпохи гламура". Признаем, что военную моду на годы вперед определил модельер Валентин Юдашкин, и это глубоко символично, для понимания духа эпохи.

Напомним, в январе 2008 года верховный главнокомандующий Владимир Путин  осмотрел новые образцы военной формы в здании Генштаба Минобороны. Президенту продемонстрировали порядка 70 образцов формы для армии и флота. По словам замминистра обороны по тылу Владимира Исакова, новая форма, которая, в  отличие от  прежней, элегантна и  насыщена разнообразной цветовой гаммой, президенту понравилась. На показе присутствовали министр обороны Анатолий Сердюков, замминистра обороны Владимир Исаков и другие представители руководящего состава Минобороны, а также известный российский модельер Валентин Юдашкин, являющийся разработчиком новой военной формы (РИА Новости).

Дресс-код президента Медведева не находится в фокусе общественного внимания. На форумах иногда шутят про "ботинки на высокой подошве". Но можно вспомнить про публикацию В.Берлова на "Скандалы.ру": "Поводом для пересудов стал один из эпизодов его визита в Красноярск, состоявшегося 13 ноября 2007 года. В тот день, прибыв на заседание Госсовета по проблемам развития транспорта и совещание по развитию Сибирского и Южного федеральных университетов, и замёрзнув на улице, первый вице-премьер Дмитрий Медведев заглянул в самый крупный за Уралом бутик, где приобрел меховое пальто из белька стоимостью в полмиллиона рублей. Отметив мудрость поступка столичного гостя, не перешагнувшего в своих запросах подлежащую государственному контролю сумму в 600 тысяч "деревянных", местные политики и олигархи буквально смели аналогичную продукцию с прилавков всех окрестных салонов. С легкой руки преемника изделия из меха полярного белька, по ошибке названного в СМИ белугой, попали в список престижных вещей федерального значения". Берлов иронизировал: "По мнению политологов, вскоре пальто из шкурок новорожденных детенышей гренландского и каспийского тюленя – бельков станет таким же атрибутом причастности к власти, каким до недавнего времени был костюм от Brioni, любимой марки президента Путина". После избрания Дмитрия Медведева президентом об истории про пальто из меха полярного белька быстро позабыли.

Dress-code и "общество кукол"

А.Козлачков выделил существенное: "Есть  изречение Набокова: "Мода - это творчество человеческой посредственности, известный уровень, пошлость равенства". И опять оно показалось мне очень точным. И самом деле, суждения на тему “идет-не идет” по банальности, а также по затрате умственной энергии сравнятся лишь с суждениями на тему “вкусно-не вкусно” или “холодно-тепло-жарко”. Часто этими суждениями и ограничивается собственно умственная деятельность. Все эти странные Лагерфельды, Версачи, Шанели и проч. Какой взлет фантазии, сколько вдохновения надобно, чтобы переставлять цветные перья из задницы модели на голову и обратно".

C,Лунев связывает дресс-код с более высокими материями: "На Украине нет правды. Есть перманентное желание всех обмануть. И себя тоже. Потому все вывески на одном языке, а думают на другом. Потому на официальном уровне происходит одно, а на неофициальном другое. Чему они тогда удивляются, если все чаще звучит "да пошли вы со своей Украиной"... Нет на Украине уже национальной идеи. Есть имитация и национальный дресс-код. Форма одежды. Не более". И с данным позиционированием необходимо согласиться. 

А.Лапшин отметил следующую метаморфозу: "Прошло уже 40 лет с тех пор, как во Франции вышла книга "Общество спектакля", написанная философом и политическим радикалом Ги Дебором. Название этой сразу же ставшей знаменитой работы говорило само за себя. Автор охарактеризовал современные социальные отношения между людьми как тотальный спектакль, в ходе которого фальсифицируется даже искренний протест против царящей вокруг симуляции. Судя по всему, Дебор считал "общество спектакля" последней стадией отчуждения форм от их первоначального смысла. Увы, оказалось, что вслед за "обществом спектакля" может возникнуть "общество кукол". Признаем, что в "обществе кукол" дресс-код имеет важнейшее значение.

В работе "Генезис символа "фашизм" и будущее Европы" было приведено следующее. Мягкий фашизм – это не мифический офисный гламурный фашизм. Мягкий фашизм создает новую реальность, это непрестанный процесс трансформации жизни в сторону гедонизма и жестокости. Образ soft-фашизма лучше всего демонстрирует уже ставшее классическим творение Эдди Эрикссона:

 

"Мы – Князья парадокса, генералы абсурда,
Шьют рейхсфюреры моды, холокост от кутюр,
Мы подарим на Марсе независимость курдам,
А зверьё перемелем на рагу -  конфитюр

Дискурс виснет в и-нете, точно вошь на аркане,
Мир распятого бога, презирая, отверг.
Снова Дуче во френче от Джорджо Армани,
А на Фюрере – китель от Дирк Биккемберг!

В шоке вздернутся нервно обывателя брови,
Пусть кривится гримасой либеральный эстет,
Вечность требует драйва и жертвенной крови,
Биту  Дольче - Габбана и от Гуччи  кастет!"

Апологетика неравенства

Признаем, что дресс-код жестко связан с апологетикой неравенства. И дело не в примитивном позиционировании, сформулированном одним Web Doe: "Для одних – гламур, или тот же гламур, но в одеяньях анти-гламура, а для других обноски". Проблема глубже.  

Полина Федотова, анализируя культовый фильм Георгия Данелия "Кин-дза-дза", выделяет следующее: "Нелепым выглядит и почитание малиновых и желтых штанов. Каждый плюканин мечтает о таких штанах и с завистью смотрит на их обладателей. Нет ли чего-то похожего и в нашей жизни? Ведь одежда – это не только предмет телесной потребности или моды, но еще и признак общественного статуса человека. Представьте себе картинку на историческую тему. Как мы распознаем, где раб, а где господин, где помещик, а где крестьянин, где царь, а где подданные? Социальное неравенство фиксируется ("опредмечивается") в платьях и костюмах и именно в одежде прежде всего бросается в глаза. Вспомните пушкинскую "Барышню-крестьянку". Стоило помещичьей дочке надеть крестьянское платье, и незнакомые люди воспринимают ее как крестьянку, а не как дворянку. Костюм – это маркер социального положения лица. Богатого от бедного, людей с разным социальным статусом мы отличаем прежде всего по внешнему виду. Стоит только подумать, какое место в мечтах современного человека занимают синие штаны из грубой дерюги или куртка из свиной или бараньей шкуры, чтобы через плюканскую "фантастику" проступила земная реальность. Кто не мечтал о дубленке, натуральной шубе, кожаном пальто? Чем не малиновые штаны?"

Федотова отметила: "Здесь мы подходим к пониманию того, что институт "малиновых штанов", то есть социально-имущественное неравенство является одной из ипостасей рыночного общества. Апологеты неравенства усматривают в нем большое благо, незаменимый стимул к развитию, двигатель прогресса. Не будь неравенства,– утверждают они, – человеку не к чему было бы стремиться, личность лишилась бы главного стимула к деятельности. Воцарится равенство – человек утратит смысл существования, жизнь заглохнет, развитие остановится. "В обществе, где нет цветовой дифференциации штанов, не имеет смысла жить!" Это кредо плюкан, это прочное убеждение миллионов землян. Но те, кто так рассуждает, желают в сущности одного: чтобы кто-то перед ними на коленях ползал, а они могли на них плевать. Только в этом и заключается смысл социального неравенства. Апологетика неравенства есть апологетика господства".

Аналитик В.Карпец отметил: "Хотим мы того или не хотим, но сегодняшний русский человек - это в большинстве своем ни "шмелевский" православный, ни белый офицер, ни чеховский интеллигент, ни денди "серебряного века", ни традиционный крестьянин или купец, ни - увы! - старообрядец в кафтане, ни тем более "язычник" в стиле "фолк". Если все это и существует, то исключительно как "прикид" для тех, кто может это себе позволить. По деньгам или свободному времени, которое тоже определяют деньги. Девяносто девять процентов русских - не могут. Есть два типа русский людей - советский (подавляющее большинство) и "гламурный" (очень малая часть бывших "новых русских", которые сами по себе тоже уходят в историю). Сюда входит и "белый гламур", и "православный гламур", и "старообрядческий гламур". Можно сюда добавить и новомодное "эмо".

Карпец считает, что одной из "реальных культурно-типовых альтернатив в современной жизни" является "условно"... "Ксения Собчак". Но это всего лишь нас приближает к пониманию природы "общества кукол" и поэзии Эдди Эрикссона, но не природы власти.

Желтые носки Бена Бернанке

Грег Ип на страницах The Wall Street Journal поведал о любопытной истории, которую многие российские конспирологи охарактеризовали как столкновение реальной власти с властью фиктивной. Данная история произошла с Беном Бернанке, незадолго до его назначения главой ФРС: "Летом 2005 г. Белый дом поручил Бернанке возглавить президентский Совет экономических советников. До этого он мало встречался с Бушем. Со своей знаменитой ненавистью к официальным, деловым костюмам он сильно выделялся на фоне одетых с иголочки топ-менеджеров, которых обычно приглашал на работу Белый дом. Тем не менее, он заслужил доверие президента. Как говорят очевидцы, однажды Буш пожурил Бернанке за то, что он пришел на заседание в Овальный кабинет в темном костюме и желтых носках. Спустя несколько дней Бернанке пришел на очередное заседание с президентом пораньше и раздал желтые носки всем участникам встречи. Когда вошел Буш, все, включая вице-президента Дика Чейни, были в этих носках. Президент засмеялся".

Широкий круг российских конспирологов убежден в том, что реальная власть в мире принадлежит ФРС. А политическая власть, даже в США,  всего лишь "приманка для plain folks". Не более того. Реальная власть – это власть, генерирующая коды власти, в том числе, и дресс-код.

По теме: Символы и знаки ХХI века:

Концепция интеллектуальных символов и символьно-знаковых полей. (http://www.polit.nnov.ru/2007/05/08/symbolconcept/) (Демо-версия)

Пустота и симулякр – ключевые символы постмодерна  (Символы и знаки ХХI века – часть 17) (http://www.polit.nnov.ru/2009/03/03/symbolpoostota/)

Символы постмодерна. Тупик - лабиринт. (http://www.polit.nnov.ru/2006/10/25/symboltwo/) (Символы и знаки ХХI века - часть 2)

Символ "гламур". (http://www.polit.nnov.ru/2007/07/11/symbolglamour/) (Символы и знаки ХХI века - часть 11)

"Вашингтонский обком" – ключевой символ в России начала ХХI века. (http://www.polit.nnov.ru/2007/03/19/symbolwashobkom/) Символы и знаки ХХI века - часть 6)

Символ "трибунал" и будущее России. (http://www.polit.nnov.ru/2007/06/20/symboltribunal/) (Символы и знаки ХХI века - часть 8)

Ключевые концепции и интеллектуальные символы перед распадом СССР (http://www.polit.nnov.ru/2008/11/20/concepthistory1/)

Символы "химера" и "антисистема" в сфере политики (Символы и знаки ХХI века – часть 16) (http://www.polit.nnov.ru/2008/12/26/symbolhimera/)

В плену "погасших" символов. Архаичные символы. Стабильность – хаос.  (http://www.polit.nnov.ru/2006/10/19/symbolone/) (Символы и знаки ХХI века - часть 1)

Революция и кровь. (http://www.polit.nnov.ru/2006/11/20/symbolrev/) (Символы и знаки ХХI века - часть 3)

Война как символ. (http://www.polit.nnov.ru/2007/02/21/symbolwar/) (Символы и знаки ХХI века - часть 4)

"Партии" как символ ХХI века. (http://www.polit.nnov.ru/2007/03/15/symbolpartiotism/) (Символы и знаки ХХI века - часть 5)

Интеллектуальные гиперсимволы. (http://www.polit.nnov.ru/2007/04/10/symbolhyper/) (Символы и знаки ХХI века - часть 7)

Особенности контент-анализа символьно-знаковых полей. (http://www.polit.nnov.ru/2007/06/26/symbolkontent/) (Символы и знаки ХХI века - часть 9)

Концепт-символы ХХI века и тайм-символы ХХ века. (http://www.polit.nnov.ru/2007/07/03/symcontime/) (Символы и знаки ХХI века - часть 10)

Генезис символа "холокост" и будущее государства Израиль. (http://www.polit.nnov.ru/2007/05/28/softholokaust/)

Четыре всадника Апокалипсиса начала ХХI века. (http://www.polit.nnov.ru/2007/07/16/apocalypses/) (Символы и знаки ХХI века - часть 12)

Символ "застой". (http://www.polit.nnov.ru/2007/09/25/symbolzastoy/) (Символы и знаки ХХI века - часть 13)

Символ "Великая депрессия" и неизбежность "кастового самоубийства" финансистов в ХХI веке (Символы и знаки ХХI века – часть 14) (http://www.polit.nnov.ru/2007/10/23/symbolgreatdep/)

Графические символы в ХХI веке (Символы и знаки ХХI века – часть 15) (http://www.polit.nnov.ru/2008/07/04/symbolgraf/)

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна