Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов
низкие расценки kerama marazzi . Сайт Российского производителя качественной детской трикотажной одежды, водолазки, школьная форма.
© 2003-2017, Martovsky
Главная > Экспертиза

31.07.2009 Кризисология и экономическая наука в начале ХХI века: деловые циклы и циклы пузырей (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 22)

Автор: Маслов Олег Юрьевич

"Попытки увеличить благосостояние любого

государства посредством добавления или

удерживания в нем ненужного количества

золота или серебра - абсурдны, поскольку

это равносильно попытке поднять дух

семейств, обязав их держать в доме

ненужное количество кухонных

принадлежностей"                   (Адам Смит)

"Экономика – это наука о распределении

благ. А благ всем не хватает" (А.Дворкович)

"Возможно, идея о том, что рынок нельзя

обмануть - это единственная здравая мысль,

которой мы обязаны теории эффективного

рынка"                     (The New York Times)

Даст ли текущий мировой кризис толчок развитию экономической науки? Ответить на данный вопрос сложно, так как признаков какого-либо влияния носителей доминирующих экономических знаний на процесс выхода из кризиса не отмечено. Ряд Нобелевских лауреатов по экономике занимают активную публичную позицию, но их влияние на процесс принятия решений минимален. Наука в целом, а экономика в частности находятся в глубоком кризисе. Поэтому, в лучшем случае, мы можем сегодня говорить о развитии и становлении кризисологии.

Признаем, что текущий мировой кризис оказал существенное влияние на отношение к экономике как к науке. Процесс переосмысления основ экономических знаний уже достиг определенного уровня, и позволяет нам сделать первые выводы. Данный процесс, безусловно, носит исторически характер.

Что сегодня находится в фокусе экспертного внимания? Приведем типичные высказывания. "Спрос на казначейские облигации достиг той фазы "пузыря", которая создалась на рынке технологических компаний в 2000 году и на рынке недвижимости шесть лет спустя", - заявил старший экономист Merrill Lynch & Co Дэвид Розенберг. Эндрю Смитерс из компании Smithers & Co в Лондоне в своем отчете от 30 апреля 2009 года (Inflation: Neither Inevitable Nor Helpful) отметил, что "допустив развитие пузырей активов, центральные банки потеряли контроль над своими экономиками, поэтому угроза инфляции и дефляции возросла". В Моденской декларации было отмечено:  "Наиболее опасный финансовый спекулятивный пузырь, оставшийся вне всякого контроля, представляет собой так называемые "деривативы" (производные финансовые инструменты). Согласно оценкам расположенного в Базеле Банка международных расчетов (БМР), номинальная стоимость деривативов ОТС (сделки, заключаемые вне официальных рынков и не учитываемые в официальных балансах банков и других финансовых институтов) составляет $600 трлн, с индексом среднегодового роста приблизительно 25%". Таким образом, мы можем констатировать, что аспект "пузырей" находится в фокусе экспертного внимания.

Мартин Вулф, оценивая перспективы выхода из мирового кризиса, предположил: "Жизненно важно поддерживать спрос и вернуться к росту, не раздув очередной кредитный пузырь. Это будет сложно". Ведущий аналитик Citigroup Тобиас Левкович отметил: "Идея схлопывания "пузырей" известна давно". С данными позициями можно согласиться, но возникает вопрос – как экономическая наука описывает циклы пузырей? Честная попытка ответить на данный вопрос неминуемо приводит к печальному ответу. Экономическая наука безмолвствует. Студентов, изучающих экономику и финансы, упорно заставляют штудировать "деловые циклы". А это, в лучшем случае, похоже на обучение правилам езды на детском трехколесном велосипеде тех, кто будет управлять космическими кораблями.

Будущее науки экономики

Сегодня мы можем предположить, что наука экономика будет изменяться под влиянием трех факторов:

·        Доминирующие до начала мирового кризиса экономические теории перестанут описывать динамично изменяющуюся реальность ("монетаризм", "экономикс" и теория эффективного рынка уже воспринимаются как новейшая интеллектуальная архаика).  

·        "Классическая" экономика окончательно выйдет из фокуса экспертного внимания. Более того, "классическая" экономика будет представлять интерес лишь в аспекте истории экономики, а не как предмет, достойный изучения.  

·        Актуальные экономические исследования потребуют инновационного видения. Отказ от "классической" экономики будет заложен в перспективу.

Известный российский экономист М.Хазин предположил: "Современная модель создания богатства (дохода), поостренная на доступе к дешевому кредиту, который, в свою очередь, возникает за счет эмитированных (напечатанных) долларов, подходит к концу. И что с этим делать пока не очень ясно – никаких явных альтернатив пока просто не видно. И по этой причине есть серьезные основания считать, что исследования в этом направлении станут самыми актуальными в экономической науке первый половины XXI века". И с данным видением можно согласиться.

Циклы пузырей и деловые циклы

Термин "пузырь" часто используется для описания динамично изменяющейся реальности. Аналитик М.Вулф: "Жизненно важно поддерживать спрос и вернуться к росту, не раздув очередной кредитный пузырь. Это будет сложно". У.Песек: "Если только что лопнувший пузырь не принес выгоду, нужно раздуть еще один". Бартон Малкиль, автор книги "Случайное блуждание вниз по Уолл-стрит", вынужден был признать: "Да, пузыри существуют. Дело в том, что их сложно предсказать заранее. Теперь мы знаем, что в марте 2000 года цены на акции были завышены. Теперь мы знаем, что цены на жилье зашли слишком далеко". Сегодня уже мало признания очевидного.

В работе "Деловые циклы, циклы "пузырей", Кондратьевские циклы и Первая глобальная Великая депрессия" было отмечено существенное.  Экономические циклы - термин, обозначающий регулярные колебания уровня деловой активности от экономического бума до экономического спада. В цикле деловой активности выделяются четыре четко различимые фазы: пик, спад, дно или низшая точка и подъем. Д.Сорос считает, что "периодические кризисы были частью большого подъема деловой активности. Сегодняшний спад представляет собой кульминацию супербума, который продолжался в течение 60 лет". Х.Макрей убежден: "Существует такое явление как глобальные экономические циклы, и никто не в силах избежать их. Их продолжительность может несколько отличаться у разных стран. Текущая фаза роста, в которой находится экономика в настоящий момент, длится от шести до семи лет, а значит, уже близка к своему завершению, хотя следует отметить, что предыдущие три цикла длились восемь-девять лет. Мы не до конца понимаем, почему существуют эти циклы. Нам также неизвестен способ смягчения их влияния. Однако мы можем утверждать, что амплитуда циклов немного уменьшилась, что уже хорошо".

Пузыри и теория эффективных рынков

The New York Times отметила этапы "исчезновения" теории эффективных рынков: "С теорией эффективных рынков знакомы все. Она зародилась на финансовом факультете Чикагского университета и долгое время будоражила умы ученых, уверовавших в то, что фондовый рынок победить нельзя по определению, поскольку вся имеющаяся информация уже заложена в ценах. Иными словами, фондовый рынок признавался рациональным. Однако за последнее десятилетие теория эффективного рынка, которая в 1970-х превратилась почти что в аксиому, серьезно пошатнулась на своем пьедестале. Первый удар нанесли сторонники теории бихевиоризма, такие как Ричард Тейлер из Чикагского университета и Роберт Шиллер из Йельского университета, которые довольно убедительно продемонстрировали, что психология масс, стадное поведение и тому подобные явления могут оказывать значительное влияние на динамику фондовых рынков. То есть, на поверку, рынки оказывались не такими уж эффективными. Затем последовало и более существенное доказательство: пузырь доткомов, за которым последовал пузырь на рынке жилья. Что и требовалось доказать Quod erat demonstrandum".

The New York Times приводит следующее: "По мнению Джереми Грантэма, (рыночный стратег и управляющий GMO - компании по управлению активами) теория эффективных рынков в определенной степени, напрямую связана с нынешним финансовым кризисом. "В погоне за четким математическим порядком и элегантными моделями, экономический истеблишмент занизил роль недобросовестного поведения, не говоря уже об откровенных вспышках иррациональности", - написал он в своем квартальном обзоре. "В чудовищно ошибочную теорию эффективных рынков целиком и полностью верили многие наши финансовые лидеры, а уж частично в нее верили все. В итоге, наше правительство и экономические власти просто сидели сложа руки, в полной уверенности, что все само собой наладится, даже когда смертельно опасная комбинация спекулятивных пузырей на рынке жилья, ослабленный контроль, извращенные инициативы и опасно сложные инструменты медленно толкали нас к пропасти, в которую мы сейчас благополучно падаем. Разве нечто подобное возможно в мире тотальной эффективности, в существование которого они так свято верили? Но самое ужасное, что эта теория привела к тому, что многие стали недооценивать опасность схлопывания пузырей". "По умолчанию, мы верим в то, что рынок знает, что делает. И это самая нелепая чушь, которую только можно придумать".

The New York Times подчеркивает: "Если бы профессиональные инвесторы признали наличие изъянов, и торговали бы с учетом того, рынок сошел с рельс, они бы сумели его победить. Но, благодаря теории эффективности, никто не хотел называть вещи своими именами и признавать наличие пузыря - ведь было принято считать, что цены на акции являются рациональными". The Australian задает вопрос: "что же такое пузырь? Он никак не согласуется с гипотезой эффективных рынков, которая в нашу эпоху рыночного дерегулирования получила статус научной парадигмы. Она заключается в том, что цены на активы отражают совокупную информацию и знания участников рынка, где арбитраж быстро устраняет ценовые отклонения, спекуляции носят стабилизирующий характер, а диверсификация и финансовые инновации значительно сокращают риски. Кроме того, такие рынки мечты самостоятельно корректируются в случае угрозы шоков".

The Australian выделяет следующее: "В монографии экономиста Стивена Кирчнера для Центра независимых исследований "Лопая пузыри: монетарная политика и миф о пузырях на рынке активов". Узкие рамки статьи не позволяют дать полную оценку работы Кирчнера, но нельзя не отметить его определение тех "тех, кто лопает пузыри". Этот термин впервые использовал Председатель ФРС Бен Бернанке, главный специалист по Депрессии. Он пришел к выводу, что причина Депрессии не там, где ее принято искать, то есть, не в переоцененности фондового рынка, которая привела к его краху и спровоцировала депрессию. Напротив, обнаружил, что монетарная политика пыталась слишком ревностно остановить рост цен на фондовом рынке, который, по мнению ФРС, был связан с развитием спекулятивного пузыря. ЦБ попал в сети "клуба любителей лопать пузыри". Суть его выводов в том, что Депрессия - это важный урок, повествующий о том, какие опасности влечет за собой политика Центробанка, уверовавшего в пузырь, и решившего его непременно уничтожить".

Акцентируем внимание на том, что тема пузырей и теории эффективных рынков обсуждается уже не на страницах экономических журналов, а на публичных национальных "площадках", традиционно фиксирующих уже свершившиеся изменения в той или иной сфере знаний. 

Циклы "пузырей" Э.Йенсена

"Появление новых пузырей неизбежно, поскольку без них экономика США не сможет существовать. На смену деловому циклу пришел цикл пузырей. Следующий пузырь надуется на рынке альтернативных источников энергии", - утверждает известный венчурный капиталист Эрик Йенсен (Eric Janszen) в статье,  опубликованной журналом Harper's Magazine (K2Kapital). Йенсен отметил, что “пузыри на рынках высоких технологий и недвижимости образовались в одном временном промежутке длиною 10 лет, каждый из них породил триллионы долларов эфемерного богатства". Особо подчеркнем экспертную оценку Йенсена первых знаковых кризисов начала ХХI века: "Бум высоких технологий на рубеже веков создал рыночную стоимость в размере $7 трлн., пузырь на рынке недвижимости привел к появлению иллюзии богатства на сумму $12 трлн".

Косвенно концепцию Йенсена подтверждает известный американский финансист и миллиардер Джордж Сорос. Сорос считает, что нынешний финансовый кризис вызван "пузырем", образовавшимся на ипотечном рынке США: "В некотором отношении он имеет сходство с другими кризисами, которые происходили после второй мировой войны с интервалами в 10 лет". И российский экономист С.Егищянц: "Политика ФРС была реально направлена на раздувание огромных “мыльных пузырей” (фондовый рынок, рынок недвижимости), которые теперь благополучно лопаются".

Д.Тенненбаум, научный консультант в Шиллеровском институте, связывает возникновение "экономики пузырей" с "рейганомикой": "В том же 1985 г., была начата политическая линия, приведшая к появлению "экономического пузыря" Японии в 1986-1991 годах... По сути дела, японская "экономика пузыря" не была японским явлением как таковая, она являлась интегральной частью глобального финансового пузыря, который начал надуваться в связи с запуском в действие "рейганомики".. Пузырь начал трещать по швам в октябре 1987 г., когда случился широко известный обвал биржевого рынка – "черный понедельник", повлекший за собой коллапс огромной доли рынка "бросовых акций". Тем не менее, вместо того, чтобы приняться за исправление причин появления пузыря, было принято решение надуть новый: пузырь так называемых "финансовых производных", рынок которых достигает сегодня небывалого объема, оцениваемого в 300 триллионов (300 тысяч миллиардов) долларов во всем мире! Изначально представленный как способ, позволяющий застраховаться от потерь из-за колебаний курсов валют и прочих флуктуаций рынка, сами контракты, заключенные по финансовым производным превратились в инструмент спекуляций в самом широком масштабе".

Безусловно, концепция "циклы пузырей" Эрика Йенсена достойна всестороннего осмысления. Что нам дает концепция Эрика Йенсена о "циклах пузырей"? Первый "пузырь" в начале ХХI века – это "пузырь" технологических акций, лопнувший в 2001 году, что было зафиксировано рекордным падением индекса Nasdaq в процентном выражении. The Economist отметил "Фондовые рынки - это высокопроизводительные машины, управляемые инвесторами, которые пытаются извлечь из своих вложений максимальные прибыли. Посмотрите на то, с какими трудностями сталкивается управляющий фондом в своей попытке обскакать рынок. Но как же тогда объяснить возникновение, например, пузыря на рынке доткомов, где компании с нулевой стоимостью и минусовыми продажами оценивались в миллиарды долларов? Что стоит за непрекращающимся процессом развития рыночных аномалий, в частности, таких, как тенденция к более позитивной динамике мелких компаний?"

Второй пузырь – это "пузырь" рынка ипотечного кредитования, лопнувший в 2007 году. В работе "Технология сотворения и "пирсинга" пузыря: "проблема – 2000" и обвал рынка NASDAQ" подробно рассмотрена специфика роста пузыря, поэтому нет необходимости заострять внимание на отдельных аспектах "сотворения". Для нас крайне важно осознать, что квинтэссенция концепции заключена в необходимости сотворения пузырей и их "управляемом сдувании" или "пирсинге".

Идеология сотворения пузырей проста: новый пузырь – это новые надежды инвесторов. Вариант чудесного спасения американской экономики предложил Эрик Яншен, президент консалтинговой компании iTulip. "Спасти экономику от новой Великой депрессии мог бы новый финансовый пузырь", - убеждает Яншен. По его мнению, нынешний кризис — прямое следствие краха интернет-компаний в начале 2000-х. Чтобы компенсировать экономике деньги, потерянные на лопнувшем интернет-пузыре, ФРС снизила ставку с 6 до 1%. Это привело к снижению банковских ставок, в том числе, по ипотечным кредитам. В итоге, дом стоимостью полмиллиона долларов стал доступен тем, кто мог потянуть кредит в четверть миллиона. Спрос на ипотеку поднял цены на недвижимость. Если с 1890 года цены на дома в США росли в среднем на 3,3% в год, то за период 2000-2007 гг. они выросли более чем в 1,5 раза, что отмечено экономистом Йельского университета Робертом Шиллером. Это 6% в год. По подсчетам Шиллера, разница между "исторически обоснованной" стоимостью американской недвижимости и ее "фиктивной, накачанной" ценой в 2007 году составила $12 триллионов. Отметим, что те же цифры приводил и Э.Йенсен.

А как сотворить надежду? Объективность требует признать, что не только ФРС способствует сотворению пузырей. П.Фаррелл отметил: "В настоящий момент жадность захватила не только главных исполнительных директоров с Уолл-стрит, но и всю индустрию. Достаточно сказать об огромных бонусах, которые обеспечиваются путем многомиллиардных списаний и продажи американских акций по привлекательной цене суверенным нациям. Жадность обеспечивает Америке образование одного пузыря за другим. Операции на волатильном рынке могут привести к формированию очередного пузыря". The Economist отмечает: "Крайне сложно просчитать действительную иррациональность инвесторов. Именно поэтому инвесторов манили акции доткомов - они надеялись на то, что найдется "еще больший дурак", который купит еще дороже. И именно поэтому рыночные аномалии будут возникать снова и снова".

Пирсинг любого пузыря – это крах чьих-то надежд. "Капитализм без крахов, все равно, что религия без греха", - убежден Алан Мельтцер, профессор из Карнеги Меллон. Не случайно, The Economist привел в рамках анализа "ипотечного" кризиса следующую шутку: "Хотелось бы привести веселую фразу, оброненную кем-то из аналитиков Citigroup: "Когда лопается один мыльный пузырь, это дает основания для появления другого".

Такова новая реальность и именно к этой реальности необходимо готовить всех жаждущих знаний. 

Пространство экономической науки

С.Тимофеев отметил следующее: "В 1958 году живший в Англии австралийский экономист Элбан Филлипс опубликовал статью в журнале "Economica", в которой он сообщил об открытой им обратной связи между динамиками инфляции и безработицы. В своих выводах Э. Филлипс опирался на статистические данные по Великобритании с 1861 по 1957 год. Позднее его выводы были подтверждены американскими авторами П. Самуэльсоном и Р.Солоу. Они же предложили метод использования выявленной закономерности в формировании государственной денежно-финансовой политики. И время не заставило долго ждать прихода политика, отважившегося применить это научное достижение в практике. Им оказался президент США Р.Никсон, администрация которого с 1969 года ужесточила налоговую и финансовую политику, ориентируясь на достигнутую сверхзанятость. Результат, полученный уже к 1971 году, превзошел все самые смелые ожидания. Страна вошла в состояние стагфляции. А найденная Э. Филлипсом тенденция исчезла. Связь между безработицей и инфляцией описывается в современной научной литературе в таких терминах, как "непредвиденная инфляция". График связи этих величин из понятной кривой трансформировался в некую спираль. Мерцающие тенденции и рефлексия - это лишь часть того ситуационного поля, в котором функционирует экономическая наука".

Помощник президента РФ А.Дворкович отвергает саму возможность получения объективных знаний о динамично изменяющейся реальности: кономистов придумали для того, чтобы синоптики выглядели не так плохо. Вот и нынешний кризис экономисты не предсказали. Точнее, есть кое-кто, кто предсказал, но сделал это, я думаю, случайно. А сколько людей, столько мнений, а в мире много экономистов, и хотя бы по теории вероятностей кто-то должен был предсказать". Скорее всего, именно данной позицией можно объяснить особенности российских антикризисных мер в ходе текущего мирового кризиса. Аналитик М.Хазин акцентировал внимание на проблемах интерпретации различных данных: "Реальная экономика (не путать со лженаукой "экономикс", которая к реальной жизни никакого отношения не имеет) едина и фальсификация одних показателей неминуемо приведет к их серьезным противоречиям с другими. Объяснить упомянутые выше эффекты в рамках официальной картины мира, невозможно, единственное, что могут сказать официальные "экономисты" - это что имеет место локальный "выброс" показателей, но скоро все войдет в норму, в общем, "спите спокойно, жители Багдада, в Багдаде все спокойно". А.Кобяков подчеркивает: "Что же касается либеральных монетаристов, господствовавших в мировой экономической науке последние 25 лет, то их надежды на кратковременность кризисных явлений, говорят только об их экономическом невежестве. Все традиционные методы борьбы с кризисными явлениями оказываются действенными только на повышательной волне больших К-циклов, в фазах оживления и подъема, когда кризисы, в соответствии с теорией Кондратьева, и так непродолжительны и неглубоки, а общий тренд экономического развития направлен на поступательное развитие мировой экономики. На понижательной же волне этих циклов в периоды спада и депрессии они действуют строго в противоположном направлении".

О доминирующей экономической школе по М.Хазину

М.Хазин отметил следующее: лавным элементом стимулирования экономики с 1981 года является кредитная эмиссия. Осуществлялась она ФРС под уже выданные гражданам кредиты, причем стоимость этих кредитов все время падала. Как следствие, источником прибыли для предприятий все больше и больше становились именно кредиты, выданные потребителям их продукции. Это не только увеличивало роль финансовой системы в экономике, но и перераспределяло общий объем получаемой прибыли именно в финансовый сектор. При этом, естественно, в экономической науке все большую роль начала играть та, достаточно узкая, школа, которая основной упор в регулировании и развитии экономики делала на финансы. В период бешеного "бума" 90-х годов (которому, по большому счету,  Запад обязан растаскиванием экономического наследия мировой социалистической системы) представители этой школы (либерал-монетаристы) заняли ключевые посты и в правительствах, и в основных международных экономических институтах (типа МВФ и Мирового банка), и в крупнейших частных корпорациях, особенно финансовых. Более того, официальный язык этих организаций стал откровенно монетаристским, все остальные течения экономической науки были объявлены откровенно маргинальными".

М.Хазин акцентировал внимание на том, что акая скорость и успешность продвижения, в общем, достаточно неадекватного и, скорее, псевдонаучного течения (ну не считали же экономисты никогда серьезной наукой бухгалтерский учет), связана, конечно, с деньгами.  Дело в том, что эмиссия не может не вызывать инфляции, однако денежные власти США никак не могли допустить, чтобы она происходила в производственном и потребительском секторах экономики. Просто потому, что цель-то была – стимулирование спроса! Хорошее бы было стимулирование, которое мгновенно обесценивалось бы инфляцией! Инструменты у властей США были – и инфляцию там сконцентрировали в финансовом секторе экономики.  Как следствие, там раздувались финансовые "пузыри" (классический фондовый рынок, рынок дот-комов, рынок недвижимости, нефтяных фьючерсов и так далее), создавались новые финансовые рынки, деривативы, направленные на «связывание» избыточных денег, и так далее. С точки зрения товарных рынков (на которых цены, конечно, росли, но существенно медленнее), на финансовых образовывались сверхприбыли, которые их бенефициары могли выводить на товарные рынки. Именно за счет этого механизма образовывались скороспелые мультимиллионеры и миллиардеры".

М.Хазин подчеркнул: точки зрения классической экономики, прибыльность финансового сектора не может превышать прибыльности товарной экономики, поскольку прибыль-то образуется в последней! Конечный спрос, спрос потребителей, который, собственно, создает прибыль, не бывает на продукты финансового сектора, для домохозяйств акции, облигации и другие финансовые инструменты – это инструмент сбережений, а не потребления! А значит, сложившаяся в 80-е-90-е годы финансовая элита не могла не понимать, что она просто перераспределила в свою пользу доходы от эмиссии, что сверхдоходы этих лет она получала за счет большей части населения. Последнее уже страдало от роста задолженности и еще должно было пострадать от роста инфляции, которая неминуемо должна была "прорваться" в потребительский сектор (что, отметим, и произошло в августе 2007 года). Отказываться от невероятного счастья, колоссальных сверхдоходов, ужасно не хотелось, да это и трудно было сделать по политическим причинам: уже во времена Рейгана политическая элита США начала активно использовать монетаристскую фразеологию и свойственные этому течению причинно-следственные цепочки, а уж в эпоху Клинтона это стало обязательным ритуалом. Отказ от них неминуемо ставил перед обществом вопрос об ответственности, который очень хотелось бы перенести на как можно более дальний срок. В результате, начало кризиса все оттягивали и оттягивали, все более и более его углубляя".

М.Хазин особо отметил: "И теперь самое время перейти к последствиям. Во-первых, поскольку за это время все альтернативные монетаризму экономические школы существенно захирели, а сама она, напротив, сильно расцвела, в том числе и за счет поддержки правительственных структур разных стран, реальное обсуждение причин и последствий кризиса до сих пор невозможно. Маргинализация альтернативных теорий по прежнему один из самых сильных аргументов в руках чиновников и монетарных "гуру", а триллионы долларов эмитированных денег, которыми они распоряжаются (не с полной волей, разумеется, но достаточно для того, чтобы поддержка "нужных" экономических течений на порядки превышала возможности их конкурентов)  делает монетарный "язык" единственно возможным на официальном уровне.

Во-вторых, как следствие, правительства вынуждены ограничиваться крайне узким набором мер, которые, к тому же, неадекватны ситуации. А значит, кризис не только будет продолжаться существенно дольше, чем предписывает теория (3-5 лет, по аналогии с периодом экономического кризиса весны 1930 – конца 1932 года, который предшествовал "Великой" депрессии), но и будет существенно более глубоким.

В-третьих, он радикально изменит экономические механизмы, поскольку стимулирование спроса станет невозможным. Это означает, что структура конечного спроса принципиально изменится (и никто не может гарантировать, что она вернется, например, к ситуации 60-х годов), а значит, изменятся и механизмы получения прибыли и, как следствия, инвестирования. Именно это станет главной проблемой финансового сектора в период кризиса и после него: даже в ситуации, когда возможно делать прибыльные инвестиции, соответствующие институты, вооруженные устаревшим инструментарием и, главное, возглавляемые монетаристами, неминуемо будут раз за разом совершать серьезные ошибки, принося своим клиентам крупные убытки.

В-четвертых, ключевым моментом на пути выхода из кризиса станет создание альтернативных монетаризму научных экономических школ. Как мы уже отмечали выше, лидеры современного монетаризма "срослись" с бюрократической верхушкой на почве "распила" сверхприбылей (в США – образованных за счет эмиссии, в других странах – за счет продаж в США или паразитировании не тех или иных финансовых "пузырях") и рассчитывать на то, что они по доброй воле откажутся от власти и возьмут на себя ответственность за содеянное не приходится. А значит, нужно ждать углубления кризиса и готовиться к политическим методам смены экономической парадигмы.

В-пятых, как это ни странно, наилучшие перспективы в этой ситуации у России. Да, состояние экономики у нас много хуже, чем в Европе или США, но они сейчас вступили на наш путь 90-х годов и у них есть все шансы если не догнать нас (у них, все-таки, есть национальные элиты, в отличие от наших, компрадорских), то существенно к нам приблизиться. Но зато альтернативные монетаризму экономические школы у нас не просто существуют, но и активно развиваются и демонстрируют результаты, до которых на Западе еще очень и очень далеко. И есть серьезная уверенность, что именно в рамках их развития будет создана и реализована та программа, которая начнет вывод мировой экономики из кризиса".

"Плазменная экономика" в формате инновидения 

В работе "Генезис мировой экономики или "плазменная экономика" в формате инновидения" было отмечен уникальный взгляд на новую экономику аналитика Д.Голубовского. Голубовский выделяет существенное: "Физическим аналогом системы, в которой риски и как следствие стоимость денег определяется не властями, а совокупно всеми участниками рынка - является сверхпроводящая, полностью ионизированная, плазма".

Голубовский отмечает: "Та экономика, которая существует сегодня, аналогична газу. Точно так же, как в газе молекулы свободно движутся туда-сюда, в современной экономике свободно двигаются денежные потоки. Есть равновесие между легкой фракцией - собственно деньгами, и более тяжелыми фракциями - облигациями, акциями, закладными и т.п, точно так же, как в воздухе есть, скажем, легкие азот и кислород (доллар и иена), и всякие тяжелые углеводороды, которые отвечают за запахи, углекислота - продукт сгорания, пары воды. Вся денежная система, подобно воздуху, стремится заполнить максимальный объем, а центральные банки (в первую очередь ФРС США) нужны для того, чтобы деньги не разлетелись - он их стягивает процентной ставкой к центру".

Голубовский акцентирует внимание на том, что "денежная плазма, которая формируется сегодня на наших глазах - это совершенно другая тема. Она не будет стремиться занять весь объем. Ее главная функция - поддержание собственной стабильности в наиболее выгодном энергетическом состоянии - на любое нарушение равновесия она реагирует его восстановлением путем изменения формы за счет внутренних индуцированных токов. Это - принципиально иная система. Главное ее отличие в том, что если в газе все возмущения распространяются со скоростью звука, то в плазме - со скоростью света, т.е. в сравнении с газом, мгновенно. Любое событие тут же отражается на всей системе в целом, причем приводит к резким колебаниям и изменениям формы. Это то, что мы сегодня и наблюдаем на рынках. Помимо этого плазма не нуждается в центре - она поддерживает сама себя в ограниченной, хотя и постоянно и более или менее хаотично меняющийся форме за счет одних только внутренних процессов энергообмена. Кроме того, для плазмы характерно явление расслоения температуры. Т.е. разные фракции в ней не обязательно приходят в состояние термодинамического равновесия, т.е. там постоянно существует разность термодинамических потенциалов. На примере рынков это может означать, что ликвидность одного рынка не станет автоматически передаваться другому пусть даже и тесно связанному с ним".

  Выбор преподавателя

Признаем, что экономическая наука подверглась мощному воздействию в ходе текущего мирового кризиса. Экономика не описывает новую реальность. Более того, она заполняет сознание отжившими свой век догмами.

А.Фурсов отметил: "Неадекватность систем образования и науки современному миру, обращенность во вчерашний день, деинтеллектуализация образования, а следовательно, социальной жизни в целом - все это создает общество, в котором и верхи, и низы не способны не только справиться с проблемами эпохи, но даже увидеть их”. С данной позицией можно согласиться. Но преподавание экономики еще никто не отменял, поэтому выбор, что именно донести до студентов, остается за преподавателем.  

 

 

 

По теме "Кризисология":

Кризисология: пять неразрешимых глобальных противоречий, выявленных мировым кризисом (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 21) (http://www.polit.nnov.ru/2009/07/14/gistcrisisology5/)

Наука кризисология или от локальных кризисов к Первой глобальной Великой депрессии ХХI века (http://www.polit.nnov.ru/2008/05/12/crisisology/)

Кризисология: выбор оптимальных моделей (хроника текущего мирового кризиса – 17) (http://www.polit.nnov.ru/2009/03/02/crisisology2/)

Деловые циклы, циклы "пузырей", Кондратьевские циклы и Первая глобальная Великая депрессия (http://www.polit.nnov.ru/2008/04/07/bubblecycles/)

Технология сотворения и "пирсинга" пузыря: "проблема – 2000" и обвал рынка NASDAQ (новейшая глобальная история в формате direct – часть 10) (http://www.polit.nnov.ru/2009/03/19/gistcrisisdot2000/)

История сокрытия американской рецессии или мир между Великой рецессией и Первой глобальной Великой депрессией (http://www.polit.nnov.ru/2009/02/24/gistgreatrecess7/)

Генезис мировой экономики или "плазменная экономика" в формате инновидения  (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 17) (http://www.polit.nnov.ru/2009/05/14/gisteconplazma17/)

 

 

По теме "Новейшая глобальная история":

Хронология мирового кризиса 2007-2009 годов (новейшая глобальная история в формате direct – часть 14) (http://www.polit.nnov.ru/2009/04/13/gisthronol07cr09/)

Основные этапы текущего мирового кризиса (10 августа 2007 года - 15 сентября 2008 года – 2 апреля 2009 года) и контуры новой реальности (новейшая глобальная история в формате direct – часть 13) (http://www.polit.nnov.ru/2009/04/06/gistcrisisetape13/)

Деривативы и мировой кризис (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 19) (http://www.polit.nnov.ru/2009/06/20/gistderivative19/)

Вектора трансформации мировой валютно-финансовой системы: перспективы СДР и региональных резервных валют (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 20) (http://www.polit.nnov.ru/2009/07/05/gistsdrmulty2009/)

Кризисология: пять неразрешимых глобальных противоречий, выявленных мировым кризисом (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 21) (http://www.polit.nnov.ru/2009/07/14/gistcrisisology5/)

V-, U-, W-, и L - рецессия как контуры ближайшего будущего (http://www.polit.nnov.ru/2009/04/01/vwulrecession21/)

Мировой кризис – катализатор смены финансово-экономической и цивилизационной парадигм  (новейшая глобальная история в формате direct – часть 15) (http://www.polit.nnov.ru/2009/05/10/gistparadigm15/)

Мировой кризис – путь к Новому Мировой Порядку? (новейшая глобальная история в формате direct – часть 11) (http://www.polit.nnov.ru/2009/03/27/gistneworldnmp11/)

Время метаморфоза и время трансгрессии в истории человечества и текущий мировой кризис (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 16) (http://www.polit.nnov.ru/2009/05/12/gisttransgression16/)

Доллар США в истории человечества (http://www.polit.nnov.ru/2008/12/15/usadollgistory/)

Геополитические итоги 2008 года (новейшая глобальная история в формате direct – часть 6) (http://www.polit.nnov.ru/2009/02/10/gist08directgeo/)

История сокрытия американской рецессии или мир между Великой рецессией и Первой глобальной Великой депрессией (новейшая глобальная история в формате direct – часть 7) (http://www.polit.nnov.ru/2009/02/24/gistgreatrecess7/)

Технология выхода из мирового кризиса: "плохой" банк  для "токсичных" активов (новейшая глобальная история в формате direct – часть 9) (http://www.polit.nnov.ru/2009/03/16/gistbadbanktox9/)

Модераторы глобальных дискурсов: Давосский форум, G-7, G-8, G-20 (Новейшая глобальная история в формате direct – часть 4) (http://www.polit.nnov.ru/2009/02/01/gistdavosgmoder4/)

G-20 - "Новый Бреттон-Вудс" и глобальная энергетическая Хартия (новейшая глобальная история в формате direct – часть 5) (http://www.polit.nnov.ru/2009/02/08/gistenbrwoods5/)

Новейшая глобальная история в формате direct: ФРС и ОПЕК (http://www.polit.nnov.ru/2008/12/18/gistoryonline1/)

Конкуренция глобальных Проектов: "Вашингтонский консенсус" vs "Пекинский консенсус" (Новейшая глобальная история в формате direct – часть 2) (http://www.polit.nnov.ru/2009/01/06/gistpewashproj2/)

G-2 или американо–китайский двухполярный мир: вызов для Китая (http://www.polit.nnov.ru/2009/01/26/usachina2wchi/)

Текущий мировой кризис 2007-2009 и далекий 1971 год  (новейшая глобальная история в формате direct – часть 8) (http://www.polit.nnov.ru/2009/03/15/gistnew1971/)

Особенности войн начала ХХI века – год 2009-й: "газовая" война и агрессия Израиля против сектора Газа (Новейшая глобальная история в формате direct – часть 3) (http://www.polit.nnov.ru/2009/01/14/gistwargazaukr3/)

Технология сотворения и "пирсинга" пузыря: "проблема – 2000" и обвал рынка NASDAQ (новейшая глобальная история в формате direct – часть 10) (http://www.polit.nnov.ru/2009/03/19/gistcrisisdot2000/)

G-20 в контексте новейшей глобальной истории: апрель-2009 (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 12) (http://www.polit.nnov.ru/2009/03/28/gistg20/)

Генезис мировой экономики или "плазменная экономика" в формате инновидения  (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 17) (http://www.polit.nnov.ru/2009/05/14/gisteconplazma17/)

Однополярный - многополярный мир  (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 18) (http://www.polit.nnov.ru/2009/06/14/gillusionsmult18/)

© 2003-2017, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна