Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Перспективы

17.09.2009 Мировой кризис и "рейганомика - ХХI" или назад в будущее (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 25)

Автор: Маслов Олег Юрьевич

"Рейган в начале 80-х годов вытаскивал

американскую экономику, как

Мюнхгаузен себя за волосы из болота

вместе с конем. Он использовал для этого

милитаризацию экономики" (А.Кобяков)

"Рейганомика открыла ящик Пандоры:

американцы с упоением принялись

занимать деньги и тратить их, не оставляя

про запас почти ничего"       (С.Егишянц)

"Рейганомика" – это либеральная система,

которая уменьшила государственный

контроль и создала механизмы поддержки

спроса за счет денежной и кредитной

эмиссии"                               (М.Хазин)

"Еще одно изобретение "рейганомики",

последнее и самое значимое –

слаборегулируемый рынок деривативов"

(Д.Голубовский)

Сегодня многие задаются вопросом, а что будет после завершения мирового кризиса, если он действительно завершен. Новейшая глобальная история позволяет нам заглянуть в завтра. Для этого нам необходимо воскресить в памяти рейганомику.

Рейганомика – это важный этап процесса глобализации, длившийся с 1981 по 1989 год. Анализ критического числа публикаций о рейганомике позволяет выделить существенное:

·        Рейганомика – это путь выхода экономики США из затяжного кризиса

·        Рейганомика создала рынок государственного долга США

·        Рейганомика заложила мощный фундамент милитаризации экономики США, что позволило ей после крушения СССР и социалистической системы и становления однополярного мира осуществить военную агрессию против Сербии, а затем перейти к этапу crush-глобализации и нести "свет демократии" народам Афганистана и Ирака

·        Рейганомика дала старт внедрению механизмов массового потребительского кредитования

·        В ходе рейганомики начался процесс создания "слаборегулируемого рынка деривативов"

·        Рейганомика привела к колоссальным финансовым трудностям стран мировой "периферии", в первую очередь, стран Латинской Америки

Для нас наиболее важно оценить особенности рейганомики в аспекте выхода из кризиса, для того, чтобы связать процессы, начатые в 80-х годах ХХ века, с мировым кризисом, начавшимся в 2007 году. Для этого вспомним состояние экономики США до рейганомики. 

США до рейганомики

М.Хазин связывает рейганомику с выходом из кризиса: "Кризис капитализма 70-х годов прошлого века был вызван сразу двумя причинами. Во-первых, к этому времени вновь возникла проблема утилизации избыточного капитала в связи с исчерпанием регионов для вывоза капитала. Во-вторых, прекращение роста рынков сбыта резко усложнило процессы развития НТП. Допускать острые кризисы перепроизводства или войны в условиях существования мировой системы социализма было нельзя категорически, и эффективность капитала стала снижаться...   Как следствие начался серьезный кризис, который носил не локальный, а общесистемный характер. В 1971 году США объявили дефолт по доллару, отвязав его от золота, в 1973 году начался нефтяной кризис. В СССР проходили аналогичные по содержанию процессы (получившие позднее наименование "застоя"), причем выход из положения обе стороны должны были искать именно в рамках решения задачи повышения эффективности капитала, обеспечивающего следующий виток НТП. В Советском Союзе соответствующая задача так и не была решена, что и привело к известным результатам".

Хазин так описывает состояние экономики США до старта реформ Р.Рейгана": "Представьте себе страну, которая уже 10 лет находится в депрессии (США 70-х годов). Высокая инфляция в сочетании со стагнацией (так называемая стагфляция), постоянное падение уровня жизни населения (до сих пор самые высокие зарплаты в США были в 1968 году, даже по официальной инфляции). Как она может выйти из этого положения? Запустить новую технологическую волну? Но кто даст на нее деньги, если при падающем уровне жизни трудно сохранить продажи уже существующих товаров. А ведь чтобы продать новые, нужно, чтобы граждане сократили потребление традиционных товаров и услуг, которых и так не хватает ... Что делать? Выход лежал в той модели, которая позднее получила название "рейганомика". И суть ее состояла в следующем: сначала предприятиям дали кредиты и инвестиции на развитие, обещав им, что спрос будет. А потом начали резкую накачку спроса путем кредитования потребителей. Это вполне рабочая модель, но у нее есть один серьезный недостаток. Состоит он в следующем. Предприятиям дали денег на развитие за счет увеличения их количества (то есть эмиссии). Механизм тут не принципиален, а факт налицо. Значит, если речь идет о нормальной экономике, то инвестиции должны вернуться за счет продаж. Продажи выросли, может быть, инвестиции даже начали возвращаться, но деньги-то потребителям тоже дали за счет эмиссии (а откуда еще?). То есть эмиссионный рост был налицо. И для его компенсации нужен был соответствующий рост экономики – чтобы граждане могли вернуть кредиты за счет роста своих доходов".

Аналитик С.Егишянц выделил следующее: "Экономический кризис 1973-75 годов был самым глубоким за все послевоенное время, но и он был превзойден в 1980-82 годах, когда безработица достигла 10%. Инфляция всю вторую половину 70-х годов колебалась на неприемлемых уровнях 9-11%. Экономическая политика властей по существу отсутствовала, ибо вряд ли в качестве таковой можно принять набор благих пожеланий, излюбленный президентами Фордом и особенно Картером. Деловое сообщество испытывало немалое раздражение по отношению к бессильным что-либо изменить кейнсианским советникам, что и предопределило их удаление после прихода к власти Рональда Рейгана".

Рейганомика и мировой кризис 2007-2009

Что связывает рейганомику с текущим мировым кризисом. Широкий круг экспертов и аналитиков считают, что связь проявляется в следующих аспектах:

·        Рынок деривативов

·        Рынок долга США

·        Формат перехода мировой экономики из кризисного состояния к посткризисному

·        Необходимость переложить проблемы с экономики США на мировую экономику в целом и экономики большинства стран мира в частности.

Проанализируем данные связи.

Рейганомика и рынок деривативов

Голубовский напомнил о рождении рынка деривативов: "После того, как фондовый рынок в 1986 году рухнул, кредитно-финансовая система США оказалась на какое-то время парализована примерно так же, как и сейчас, и тогда на свет родилось еще одно изобретение "рейганомики", последнее и самое значимое – слаборегулируемый рынок деривативов. Поставив биржу под жесткий контроль, схлопнув пузырь лишней ликвидности и разорив по ходу дела мелких инвесторов, правительство США лишило себя возможности продолжать практиковать "кредитный электрошок". Впрочем, он уже выполнил свою главную историческую задачу – вернул доверие к доллару на фоне огромных рисков, которые породил в финансовой сфере, – примерно такая же тенденция, кстати, просматривается и сегодня – доллар в условиях огромных глобальных рисков растет, хотя именно американская экономика является источником глобального кризиса. Если посмотреть на сложившуюся в 1986 году ситуацию с другого ракурса, то можно сказать, что агония старой кредитно-финансовой системы индустриального капитализма, длящаяся 15 лет с момента дефолта США по золоту, в 1986 году закончилась ее смертью. Но труп, – материальная составляющая системы в виде долларовой массы, – остался".

Д.Голубовский презентовал следующее видение: "Труп невозможно было похоронить – это означало бы конец власти всей элиты США, которая, в отличие от советской, была вполне себе в своем уме, и свои интересы понимала прекрасно. В этот труп надо было срочно вселить новую душу, чтобы оживить его. Надо было создавать новый механизм обращения и утилизации денежной массы и задолженности, и решение было предложено Гринспеном, великим черным магом глобального финансового рынка, который тогда как раз вступил в должность директора ФРС. Я бы назвал его финансовым некромантом. Гринспен решил задачу, стоящую перед "рейганомикой" путем массового внедрения деривативов – различных ценных бумаг, часто внебиржевого характера, представлявших собой права заимствования, права на совершение сделок и различные страховые инструменты для страхования капитала. Фьючерсы, опционы, кредитные свопы наводнили финансовый рынок США, заняв практически нерегулируемую нишу, отданную на откуп крупнейшим американским инвестиционным банкам. Высокая волатильность рынков, которые стимулировала "рейганомика", благоприятствовала широкому внедрению всех этих инструментов. Вслед за сравнительно простыми инструментами в дальнейшем появились сложные структурные облигации и деривативы. Суть этих бумаг заключалась уже в том, что как актив они представляли собой ни что иное, как сложные математические модели оценки рисков. Эти бумаги, в сущности, стали своеобразной монетизацией инвестиционных стратегий банков, инвестиционных фондов и хедж-фондов, расфасованных в эти инструменты, и выведенных на практически нерегулируемый по сравнению с биржевым межбанковский финансовый рынок. Основными покупателями таких бумаг стали пенсионные фонды и обычные банки, специализирующиеся на депозитах и кредитовании".

Голубовский акцентирует внимание на том, что "широкое внедрение деривативов радикально преобразило весь капиталистический мир. Суть этого преображения заключалась в том, что к наличным деньгам и кредитным обязательствам, составлявшим ранее двухуровневую модель капиталистической экономики, добавился третий уровень, который по отношению ко второму уровню – кредитному – стал играть ту же роль, которую сами кредиты играли по отношению к наличным и безналичным долларам. Это привело к парадоксальному преображению всей банковской системы, которое заключалось в том, что долги, фактически, получили статус наличности межбанковских расчетов, причем самой надежной межбанковской валютой, разумеется, стали долги правительства США, обеспеченные безграничным ресурсом печатного станка".

 Голубовский так описывает метаморфозу американских финансов: "К финансовой власти ФРС США, которая была эмитентом национальной валюты, и к середине 80-х годов уже не справлялась с управлением экономикой, добавилась власть собственно правительства США и относительно слабо регулируемых инвестиционных банков, которые в этих условиях оказались главными эмитентами новой межбанковской валюты – собственных долгов! Так волшебным образом государственный долг США был превращен из обузы для бюджета в важнейший инструмент новой экономики, которую надо было бы назвать посткапиталистической – этот термин, мне кажется, подходит к ней больше, чем термин "постмодернистская". Долги и прочие первичные финансовые производные стали играть для деривативов ту же, по сути, роль, что и обычные деньги для самих долгов – роль частичного покрытия. А обычные деньги, в свою очередь, для деривативов стал играть роль золота – архаичного финансового актива, роль которого неуклонно снижается.

Созданная Гринспеном новая экономическая модель спасла США от финансового краха. Суть американского спасения была в том, что Гринспен создал бездонный рынок государственного долга США. Так, во всяком случае, тогда казалось почти всем, кроме самых дальновидных людей. Все же остальные приняли новое достаточно абсурдное положение вещей, согласно которому долги создаются не только для того, чтобы получать оборотные средства, но и для того, чтобы получать в дальнейшем право занять еще больше. Если быстро набравший колоссальный объем рынок деривативов опирается на рынок государственного долга, то кто будет требовать от правительства США обналичить этот долг, зная, что это убьет мультитриллионный рынок деривативов и похоронит под собой всю мировую финансовую систему? Так правительство США получило иммунитет от перспективы выплаты своих долгов – они никогда их не оплатят, потому что с них никогда их не взыщут, и в силу этой причины долги правительства США парадоксальным образом стали объектом самых надежных инвестиций в долларовой экономике".

Д.Тененбаум также отмечает аспект создания рынка деривативов: "В 1985 году была начата политическая линия, приведшая к появлению "экономического пузыря" Японии в 1986-1991 годах. Консолидация происходила через так называемые Плаза Аккордс. По сути дела, японская «экономика пузыря» не была японским явлением как таковая, она являлась интегральной частью глобального финансового пузыря, который начал надуваться в связи с запуском в действие "рейганомики". В то же самое время министр финансов США провозгласил начало политики, направленной на "финансовую глобализацию". Пузырь начал трещать по швам в октябре 1987 года, когда случился широко известный обвал биржевого рынка – "черный понедельник", повлекший за собой коллапс огромной доли рынка "бросовых акций". Тем не менее, вместо того, чтобы приняться за исправление причин появления пузыря, было принято решение надуть новый: пузырь так называемых "финансовых производных".

Долг США и милитаризация экономики

Д.Голубовский отметил: "К 1985 году PPI упал до нуля, что было, безусловно, успехом политики Рейгана, которую окрестили "рейганомикой". Однако таких электрошоковых мер было недостаточно для решения проблемы реактивно растущего американского долга, и Рейган в целях сокращения дефицита бюджета и в попытках вернуть темпы роста задолженности на уровень темпов роста ВВП, стал резать социальные расходы и гарантии, ущемлять интересы профсоюзов в пользу корпораций, словом, проводить крайне правую социальную политику. Эта политика, как я уже упоминал, сопровождалась постоянной антисоветской пропагандой образа врага, которой оправдывались реактивно растущие военные расходы на фоне постоянно снижающихся социальных затрат. К этой пропаганде на каком-то этапе подключился Голливуд – Рэмбо и прочие подобные "шедевры" кинематографа появились именно в то время, также как и вообще вся красочная и многообразная индустрия кино-террора. Страх, террор и насилие, ретранслируемые с экранов телевизоров и кинотеатров, стали частью индустрии потребления и даже частью американской национальной культуры". П.Кругман также акцентировал внимание на аспекте воздействия на массовое сознание: "Рональд Рейган, сумевший, в частности, искусно апеллировать к чувствам, страхам и предрассудкам "простого человека", в том числе к сильным в 70-е годы прошлого века "параноидальным настроениям в отношении коммунистической угрозы".

М.Хазин выделил следующее: "Для того чтобы обеспечить очередной технологический рывок, власти США в начале 80-х начали стимулировать конечный спрос, сначала государства, а потом и домохозяйств (так называемая политика "рейганомики"). Причем делалось это за счет прямой эмиссии. Под этот спрос были созданы мощности, которые сегодня составляют где-то 12-15% американской экономики, а с учетом того, что они сами обеспечивают спрос, общий объем экономики, который зависит от этого спроса, равен примерно 30-35%, или трети от общего ее объема". С.Егишянц отметил: "Рейганомика открыла ящик Пандоры: американцы с упоением принялись занимать деньги и тратить их, не оставляя про запас почти ничего. Если в первой половине представленного периода американцы сберегали примерно 10% своего дохода, а величина их долга держалась около уровня 70% от текущего дохода, то после 1984 года ситуация резко изменилась. Уже в начале 1990-х годов долг сравнялся с текущим доходом, а к концу 2002 года он достиг 120% от дохода. Напротив, норма сбережений круто ушла вниз, достигнув к октябрю 2001 году минимальной величины 0.3%. После этого, однако, наступило явное отрезвление, так что к концу 2002 года жители США стали сберегать уже около 4.5% от своего дохода".

С.Егишянц выделил следующее: "Рейганомика открыла ящик Пандоры: американцы с упоением принялись занимать деньги и тратить их, не оставляя про запас почти ничего. Если в первой половине представленного периода американцы сберегали примерно 10% своего дохода, а величина их долга держалась около уровня 70% от текущего дохода, то после 1984 года ситуация резко изменилась. Уже в начале 1990-х годов долг сравнялся с текущим доходом, а к концу 2002 года он достиг 120% от дохода. Напротив, норма сбережений круто ушла вниз, достигнув к октябрю 2001 году минимальной величины 0.3%".

Таким образом, мы можем констатировать, что рейганомика не только запустила процесс милитаризации экономики, роста долга США, но и запустила процесс неуклонного роста долга домохозяйств. А это также связывает рейганомику с началом текущего мирового кризиса. 

Выбор Р.Рейгана

Д.Голубовский отметил следующее: "На фоне упадка американского могущества президент-демократ Джимми Картер утратил остатки своего авторитета и популярности, и на выборах в 1980 году победил республиканец Рональд Рейган, унаследовавший все проблемы слабеющей Америки. Перед новым президентом стояла главная задача, как в сложившихся условиях победить стагфляцию – высокую инфляцию, сопровождающуюся спадом производства. А условия сложились очень жесткие. Во-первых, все рынки для вывоза капитала были к тому времени уже поделены, а рынок советского блока был полностью закрыт для американской экономики, поэтому сбросить отработанную кредитную массу, созданную под финансирование гонки вооружений, было некуда. Во-вторых, сократить затраты на гонку вооружений и, следовательно, финансирование военных расходов путем гигантских заимствований, Рейган не мог – это бы привело США к вполне реальному «концу истории» по-советски. К тому же ВПК успел за все время «холодной войны» занять столь существенную нишу в структуре экономики США, что резать его в тех экономических условиях, которые тогда существовали, было чревато социальной и экономической катастрофой. В-третьих, большой объем внешних заимствований, или, что то же самое, экспорт своих долгов, в условиях высокой инфляции и подорванного доверия к доллару был невозможен – финансирование гонки вооружений ложилось, в основном, на самих американцев, и истощало экономику. В-четвертых, в условиях, когда весь мир оказался поделенным на два блока, невозможно было сжечь лишнюю денежную массу в крупной победоносной войне колониального характера, потому что в любую войну немедленно встрял бы СССР, – опыт Вьетнама многому научил американцев. И, наконец, в-пятых и в-последних: СССР, хоть и подорвал свой авторитет и начал увязать в Афганистане, оставался сильнейшим противником, обгонявшим США в гонке вооружений как количественно, так и по ряду параметров – качественно. Так что не только о сокращении военных расходов не могло быть и речи – их необходимо было продолжать наращивать, что в условиях существования положительной обратной связи между этими расходами и темпами инфляции очень скоро просто разрушило бы американскую финансовую систему".

Голубовский акцентирует внимание на "метаниях" президента США: "Сначала Рейган хотел побороть инфляцию через воссоздание какого-то подобия Бреттон-Вуддской системы, которая уже должна была быть не столько средством валютного регулирования, и инструментом вывоза капитала, сколько средством объединения финансовых систем стран НАТО для совместного финансирования гонки вооружений. Однако эта идея провалилась по довольно забавной при взгляде со стороны причине. Когда Рейган дал указание американскому казначейству рассмотреть возможность установить вновь золотой стандарт, он получил в ответ пояснительную записку, проинформировавшую его о том, что у казначейства США нет золота. А как же Форт-Нокс и его содержимое? – спросите Вы (и, наверное, спросил Рональд). Он что – пустой? Оказалось, что внешняя задолженность правительства США стала, благодаря займам на гонку вооружений, столь велика, что ФРС (которая является акционерным банковским холдингом, действующим по принципу частной корпорации – американскому правительству всего лишь принадлежит доля акционерного капитала этой конторы) забрала все оставшееся после дефолта 1971 года американское золото в залог под обеспечение американских долгов. Так что, кстати говоря, Форт-Нокс действительно может быть и пуст – ведь залог находится в распоряжении кредитора. Захочет кредитор перевезти его, скажем, в швейцарские или британские банки на хранение, и перевезет – это совершенно законно".

Голубовский отметил провал первого этапа рейганомики: "В 1986 году на фондовом рынке, несмотря на механизм "кредитного электрошока", постепенно надулся пузырь от массового вовлечения в биржевые спекуляции среднего класса, который использовал их как средство для ухода от налогов. И тогда без лишнего шума в Конгресс были внесены поправки в законы о финансовом регулировании и налогообложении, резко ограничивающие права мелких инвесторов и ужесточающие налоговый контроль. Золотое времечко для тех, кто хотел инвестировать в акции или облигации часть своих трудовых доходов, кончилось. После вступления в силу закона индекс Доу-Джонс пережил примерно такое же шокирующее падение, как и то, свидетелями которого мы стали недавно, но большее в процентном отношении. Биржа тогда упала на 20%. Огромное количество мелких инвесторов разорилось, возник кризис неплатежей, недвижимость разорившихся людей уходила за бесценок в счет оплаты долгов. Идея управления рынком с помощью механизма процентных ставок себя изжила, ситуация снова выходила из под контроля. Если на резкие колебания процентных ставок в первый срок правления Рейгана посмотреть не как на механизм управления, а как на естественный процесс, забыв на время о том, что решения принимаются людьми, то это, в сущности, была агония межбанковского рынка. В 1986 году традиционный капитализм индустриальной эпохи умер от "финансового рака", зародившегося в конце 70-х годов и поразившего всю американскую экономику к середине 80-х. Политика Рейгана, которая изначально рассматривалась как курс на сокращение бюджетного дефицита и доли государственных расходов в ВВП, в сущности, провалилась. Бюджетный дефицит за годы президентства Рейгана вырос более чем в 2,5 раза, а государственный долг увеличился с 34% ВВП в 1980 году до 54,4% в 1988 году". Д.Тенненбаум также отмечает начало периода "пузырей": "В том же 1985 г., была начата политическая линия, приведшая к появлению "экономического пузыря" Японии в 1986-1991 годах... По сути дела, японская "экономика пузыря" не была японским явлением как таковая, она являлась интегральной частью глобального финансового пузыря, который начал надуваться в связи с запуском в действие "рейганомики".. Пузырь начал трещать по швам в октябре 1987 г., когда случился широко известный обвал биржевого рынка – "черный понедельник", повлекший за собой коллапс огромной доли рынка "бросовых акций". Тем не менее, вместо того, чтобы приняться за исправление причин появления пузыря, было принято решение надуть новый: пузырь так называемых "финансовых производных", рынок которых достигает сегодня небывалого объема, оцениваемого в 300 триллионов (300 тысяч миллиардов) долларов во всем мире! Изначально представленный как способ, позволяющий застраховаться от потерь из-за колебаний курсов валют и прочих флуктуаций рынка, сами контракты, заключенные по финансовым производным превратились в инструмент спекуляций в самом широком масштабе".

Д.Голубовский акцентирует внимание на следующем: "Никаких идей у финансовых властей США больше не было, и в июне 1987 года тогдашний председатель ФРС Пол Уолкер неожиданно объявил о своей отставке. В качестве его преемника Рейган назвал Алана Гринспена, который очень хорошо зарекомендовал себя работой на различных руководящих должностях в администрации президента. Именно этот человек и сотворил то чудо, которое спасло финансовую систему США в конце 80-х ценой того, что превратило ее в источник болезни для всего капиталистического мира".

Рейганомика как форма перехода по Д.Голубовскому

Д.Голубовский резюмировал "основные изменения, к которым примерно за десять лет привела "рейганомика", ставшая переходным периодом от капитализма к посткапитализму.

 1. Опасный разрыв между темпами роста совокупного долга США и темпами роста ВВП США был утилизирован в рынок деривативов – нового типа капитала, казалось бы, бесконечной емкости, так как он не ограничен жестко естественными ресурсными и демографическими ограничениями. Это создало, казалось бы, бездонный рынок долгов, обладающий, как стали говорить чуть позже, бесконечной глубиной ликвидности. Надо совершенно ясно понимать, что это сняло симптомы финансового рака американской экономики, но не излечило саму болезнь, а, напротив, выдала ее в качестве нового здорового состояния экономики. Я бы даже сказал, что гальванизированный труп американской экономики, умершей к концу 80-х годов, удалось трудами Гринспена выдать за живой организм – это был просто ловкий финансовый фокус. Надо также понимать то, что реальной бесконечности существовать не может – это математическая абстракция. Именно отсутствие этого понимания привело к созданию невероятно огромного количества ставших сегодня неликвидными деривативов.

 2. Инвестиционные банки, инвестиционные фонды и хедж-фонды стали, по сути дела, дополнительными теневыми эмиссионными центрами новой посткапиталистической экономики, неформально интегрированными с правительством США, выполнявшим туже функцию, эмитируя собственную задолженность. Так на новом историческом витке возродилась схема тотальной финансовой коррупции, уничтоженной Рузвельтом в результате жестких мер по государственному регулированию американской экономики и финансовой сферы, предпринятой им для ликвидаций последствий «Великой Депрессии».

 3. Долги правительства США окончательно стали невозвратными, парадоксальным образом став при этом самым надежным активом новой экономики. Вывоз капитала, характерный для классического капитализма и империализма, был дополнен вывозом долгов. На смену классическому колониальному империализму, разрушенному при большом содействии СССР, пришла новая стадия империализма – финансовый империализм, суть которого – заразить новой посткапиталистической экономикой здоровые страны и народы.

 4. Потребительская инфляция была снижена и взята под контроль благодаря непомерному раздуванию потребительского спроса, а также благодаря утилизации избыточной денежной массы в долги населения, которые сами утилизировались новым финансовым рынком. Кредит пошел в массы, население США, как и вся американская экономика, стало жить в невозвратный долг. Это привело впоследствии к тому, что вся без исключения частная собственность и даже сам потребительский спрос (долги по потребительским кредитам) стали залоговыми активами посткапиталистической экономики, окончательно заменившими собой золото. Именно поэтому, кстати, недвижимость стала считаться в посткапиталистической экономике одним из самых надежных активов, что является фантастическим парадоксом с точки зрения классического капитализма. По всем старым понятиям недвижимость, сама по себе, это пассив в чистом виде, так как она требует постоянного вливания средств на свое содержание и оплату налогов. Она не приносит сама по себе ничего, кроме убытков, исчисляемых обычными деньгами, но как залоговое обеспечение она позволяет получать огромные прибыли от использования кредитного мультипликатора, если ее задействовать как обеспечение для финансового рынка. Именно это лежало в основе той ипотечной аферы, которая закончилась нынешним глобальным кризисом.

 Вот так забавно все переворачивается в созданном Гринспеном мире, эдаком финансовом зазеркалье. Долг становится средством расчетов и объектом для инвестиций, а деньги – залоговым обеспечением этих расчетов, расточительство становится финансовой добродетелью, а бережливость – финансовым пороком, пассивы волшебным образом становятся активами, тогда как то, что раньше было активами – промышленные предприятия реальной, а не финансовой промышленности, являвшиеся главной опорой американской финансово-индустриальной мощи, становятся для кредитной экономики пассивами, так как они потребляют кредитов больше, чем производят, – производят-то они товары! – и вынуждены покрывать свои промышленные убытки финансовыми прибылями, получаемыми от финансовых операций под залог своих мощностей и инноваций.

 Таков мир, который родился в конце 80-х, и именно этот мир сегодня пришел к кризису".

Особенности рейганомики (1981 – 1989)

Аналитики акцентируют внимание на различных аспектах рейганомики. Д.Сорос позиционировал идеологический аспект: "Когда примерно в 1980 году к власти пришли Маргарет Тэтчер и Рональд Рейган, рыночный фундаментализм стал господствующей идеологией. Именно рыночный фундаментализм предоставил финансовому капиталу управляющее и руководящее место в мировой экономике". М.Хазин акцентировал внимание на аспекте "вывоза капитала": "К 70-м годам минувшего века капитал уже вывезли всюду, куда только можно (Китай и Индия как рынки еще не существовали, а соцсистема была замкнута), и начался острый кризис. Локальный выход тогдашний председатель Федеральной резервной системы США Пол Волкер и администрация Картера увидели в стимулировании потребительского спроса за счет эмиссии. В полной мере эту политику реализовал следующий президент, по имени которого эта программа и была названа. "Рейганомика" стимулировала спрос государства программой "звездных войн" и последующий спрос домохозяйств. Советское руководство частично неявно, частично явно отказалось форсировать соревнование двух великих держав, в результате чего СССР проиграл".

Экономист А.Кобяков, анализируя Кондратьевские циклы, отметил следующее: "Для быстрейшего преодоления кризисных явлений понижательной волны ТНК потребовали снять все ограничения, определяемые господствовавшей тогда кейнсианской идеологией, сдерживавшие свободное перемещение капитала по всему миру. Именно эти силы на рубеже 1980-х годов привели к власти Маргарет Тэтчер в Великобритании и Рональда Рейгана в США. И с середины 1980-х годов начала свое победное шествие по миру неолиберальная революция, осуществившая в интересах ТНК глобализацию мировой экономики на базе сформировавшегося нового – пятого – технологического уклада. Двадцать с лишним лет ТНК под знаменем глобальной идеологии неолиберализма вели вперед мировую экономику по повышательной волне пятого К-цикла. Именно в этот период начался длительный подъем мировой экономики, продолжавшийся вплоть до начала нового тысячелетия, когда потенциал экономического развития пятого технологического уклада исчерпал себя. С момента смены тысячелетий производственный капитал снова стал демонстрировать тенденцию к превышению мощностей над реальным спросом на продукцию новых отраслей, связанных с интернет-технологиями, компьютерной техникой и мобильной связью, о чем свидетельствовал так называемый "азиатский" (а в действительности – мировой) кризис 1997–1998 годов и экономический кризис в США 2001 года. Это, в свою очередь, привело к росту издержек и падению средней нормы прибыли. И, в полном соответствии с теорией Н.Д. Кондратьева, капитал потек туда, где он мог без больших усилий получать высокую прибыль, то есть из производственной сферы – в спекулятивные операции на фондовом, сырьевом и ипотечном рынках".

С.Егишянц акцентирует внимание на том, что "рейганомика" стала резким поворотом в экономической политике США. Ее реальными творцами можно назвать экономистов неоконсервативной, а затем и неолиберальной школы (часть из них в России известна под названием "монетаристы"). Главным экономическим советником Рейгана был один из идеологов этого направления Милтон Фридман, с подачи которого администрация пошла на резкое снижение налогов и еще большее сокращение "мирных" бюджетных расходов (военные затраты росли). Государственное вмешательство в экономику было сокращено до минимума, одновременно Америка стала локомотивом повсеместного слома таможенных барьеров и образования глобальных зон свободной торговли".

А.Кобяков отметил: "Рейган в начале 80-х годов вытаскивал американскую экономику, как Мюнхгаузен себя за волосы из болота вместе с конем. Он использовал для этого милитаризацию экономики. Жуткий военный бюджет, всевозможные разговоры об этих космических войнах, СОИ и т.д. Это весьма циничный и, честно говоря, сомнительный ход. Однако, надо признать, что с его помощью удалось совершить рывок в области электроники, новых средств связи и т.п. Существует определенного рода соблазн вытащить экономику и сегодня при помощи тех же самых военных технологий. Военно-промышленный комплекс, по некоторым конспирологическим версиям, периодически уничтожает старые запасы оружия (провоцируя войны) для того, чтобы получить новые военные заказы. Для них это еще и способ обогащения. Но, по большому счету, это может быть еще и макроинструмент".

Д.Голубовский охарактеризовал новую стадию развития мировой экономики, возникшую после рейганомики, как "посткапиталистическую". М.Хазин презентовал иное видение: "Рейганомика" привела к существенной трансформации мировой системы капитализма, переходу его в третью стадию после классического периода и империализма — стадию финансового капитализма". Лауреат Нобелевской пермиии по экономике Пол Кругман акцентировал внимание на том, что "Р.Рейган и его соратники искусно "упаковывали" элитистские экономические идеи в "популистскую риторическую обертку".

 Рейганомика и ставка ФРС

Д.Голубовский отметил, что начало правления Рейгана связано с резким ростом ставки ФРС: "Рейган сделал единственное, что ему оставалось. Заручившись поддержкой на Уолл-Стрит, он продавил у ФРС (которая, кстати, вообще не подчиняется напрямую президенту и правительству) резкое повышение учетной ставки до ошеломляющих величин. В 1980 году она взлетела до 18%. На следующий год – упала до 9%, еще через год снова выросла до 19%, затем упала до 15% и снова выросла до 19%. Этот последний пик пришелся на 1985 год. Такая кредитно-финансовая политика, очень напоминающая лечение электрошоком, приводила к интересному эффекту. При взлете процентных ставок, лишняя ликвидность застывала на депозитах, а при опускании, она выпускалась в виде пузыря в финансовый сектор, но в потребительский сектор она дойти не успевала, потому что новое резкое повышение процентных ставок обналичивало пузырь и вновь загоняло его на депозиты. Это периодичное надувание и схлопывание пузырей привело сразу к трем положительным эффектам.

Во-первых – к стабилизации потребительской инфляции, так как пузыри не доходили до потребительского рынка. Во-вторых – к оживлению инвестиционной активности – потому что рейганские пузырьки очень хорошо осваивались фондовым рынком, привнося на него усиленную волатильность и давая простор для спекулятивных операций. Уолл-Стрит, помогший Рейгану продавить эту политику, процветал. Наконец, в-третьих (как следствие «во-вторых»): такая политика привела к повышению доходов корпораций от финансовых манипуляций, что положительно сказалось, в свою очередь, на динамике PPI, потому что норму промышленной прибыли можно было снижать, компенсируя ее прибылями от всевозможных бумажных операций. Налоговые послабления и новые законы, задающие более либеральные правила для квалифицированных инвесторов*(*тех, кто обладает достаточным доходом или имущественным положением для допуска к самостоятельным биржевым операциям в обход ПИФов – в США есть имущественный ценз для допуска независимых инвесторов на биржу), а также ослабление регулирования инвестиционных банков, которым закрутил финансовые гайки еще Рузвельт во времена "Великой Депрессии", упростили спекуляции и, фактически, легализовали бегство от налогов на фондовый рынок".

 М.Хазин отметил следующее: "В соответствии с этим анализом, с начала 80-х годов, введения политики "рейганомики", началась "накачка" совокупного спроса в американской экономике, сначала государственного, а потом и частного. Как следствие, наращивался общий объем долговой массы и суммы, которые шли не на потребление, а на возврат долгов. Инвестиционные процессы стали все больше и больше зависеть от политики государства, поскольку реально располагаемые доходы населения все больше шли на погашение долговой нагрузки, а их компенсация за счет кредитов зависела от денежно-кредитной политики ФРС. В частности, средняя учетная ставка в США с начала 80-х годов медленно росла, чем стимулировалось постоянное увеличение кредита. Рано или поздно такая политика должна была закончиться, в нашем конкретном случае критической точкой стал август 2007 года, когда денежные власти начали реструктуризацию финансовой системы, направленную на недопущение обвала рынка недвижимости. Но одновременно они были вынуждены ограничить приток "горячих" денег на финансовые рынки. Так возник быстрый рост инфляции в промышленном и потребительском секторах экономики. После чего началось быстрое обесценение совокупного спроса - поскольку в сопоставимых ценах доходы населения стали быстро "съедаться" инфляцией".

Признаем, что сегодня аналитики большинства стран мира ждут, когда ставка ФРС "сдвинется с нуля". Многие аналитики не исключают того, что "игра со ставкой", аналогично тому как это было реализовано во времена рейганомики, станет ключевым элементом выхода из кризиса. 

Перспективы "рейганомики-ХХI"

Вопрос о том, какую именно стратегию выберет глава ФРС Бен Бернанке, и не станет ли данная стратегия повторением рейганомики, остается открытым. В.Иноземцев отметил следующее: "В первой половине 1980-х Соединенные Штаты предприняли решительную атаку на инфляцию, что привело к росту курса доллара, снижению сырьевых цен и массовым дефолтам стран Юга по своим обязательствам. Дальнейшее развитие ситуации – и в том числе продолжавшиеся финансовые трудности мировой "периферии" (от распада Советского Союза и дефолта Мексики в 1994 году до "азиатского" финансового кризиса и дефолтов России в 1998-м и Аргентины в 2001-м) – привело власти США и их союзников к выводу об устойчивости финансовой системы, основанной на долларе".

Аспект "экспорта проблем" из США остается наиболее актуальным, в аспекте ожиданий, особенно в рамках высоковероятной глобальной гиперинфляции. Суждено ли нам увидеть, как по пути "долгового рабства" пойдут Украина, Латвия и другие страны постсоветского пространства, повторяя путь Аргентины, Бразилии и других стран Латинской Америки – это мы узнаем в ближайшей исторической перспективе. Причем, это в значительной степени будет зависеть от политики ФРС.

Сделаем неутешительный вывод из вышеизложенного. Радость по поводу начала выхода из мирового кризиса более чем преждевременна. 

По теме "Новейшая глобальная история":

Деривативы и мировой кризис (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 19) (http://www.polit.nnov.ru/2009/06/20/gistderivative19/)

Вектора трансформации мировой валютно-финансовой системы: перспективы СДР и региональных резервных валют (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 20) (http://www.polit.nnov.ru/2009/07/05/gistsdrmulty2009/)

Технология выхода из мирового кризиса: "плохой" банк  для "токсичных" активов (новейшая глобальная история в формате direct – часть 9) (http://www.polit.nnov.ru/2009/03/16/gistbadbanktox9/)

V-, U-, W-, и L - рецессия как контуры ближайшего будущего (http://www.polit.nnov.ru/2009/04/01/vwulrecession21/)

Мировой кризис – путь к Новому Мировой Порядку? (новейшая глобальная история в формате direct – часть 11) (http://www.polit.nnov.ru/2009/03/27/gistneworldnmp11/)

Время метаморфоза и время трансгрессии в истории человечества и текущий мировой кризис (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 16) (http://www.polit.nnov.ru/2009/05/12/gisttransgression16/)

Доллар США в истории человечества (http://www.polit.nnov.ru/2008/12/15/usadollgistory/)

Кризисология: пять неразрешимых глобальных противоречий, выявленных мировым кризисом (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 21) (http://www.polit.nnov.ru/2009/07/14/gistcrisisology5/)

Хронология мирового кризиса 2007-2009 годов (новейшая глобальная история в формате direct – часть 14) (http://www.polit.nnov.ru/2009/04/13/gisthronol07cr09/)

Основные этапы текущего мирового кризиса (10 августа 2007 года - 15 сентября 2008 года – 2 апреля 2009 года) и контуры новой реальности (новейшая глобальная история в формате direct – часть 13) (http://www.polit.nnov.ru/2009/04/06/gistcrisisetape13/)

Мировой кризис – катализатор смены финансово-экономической и цивилизационной парадигм  (новейшая глобальная история в формате direct – часть 15) (http://www.polit.nnov.ru/2009/05/10/gistparadigm15/)

Геополитические итоги 2008 года (новейшая глобальная история в формате direct – часть 6) (http://www.polit.nnov.ru/2009/02/10/gist08directgeo/)

История сокрытия американской рецессии или мир между Великой рецессией и Первой глобальной Великой депрессией (новейшая глобальная история в формате direct – часть 7) (http://www.polit.nnov.ru/2009/02/24/gistgreatrecess7/)

Модераторы глобальных дискурсов: Давосский форум, G-7, G-8, G-20 (Новейшая глобальная история в формате direct – часть 4) (http://www.polit.nnov.ru/2009/02/01/gistdavosgmoder4/)

G-20 - "Новый Бреттон-Вудс" и глобальная энергетическая Хартия (новейшая глобальная история в формате direct – часть 5) (http://www.polit.nnov.ru/2009/02/08/gistenbrwoods5/)

Новейшая глобальная история в формате direct: ФРС и ОПЕК (http://www.polit.nnov.ru/2008/12/18/gistoryonline1/)

Конкуренция глобальных Проектов: "Вашингтонский консенсус" vs "Пекинский консенсус" (Новейшая глобальная история в формате direct – часть 2) (http://www.polit.nnov.ru/2009/01/06/gistpewashproj2/)

G-2 или американо–китайский двухполярный мир: вызов для Китая (http://www.polit.nnov.ru/2009/01/26/usachina2wchi/)

Текущий мировой кризис 2007-2009 и далекий 1971 год  (новейшая глобальная история в формате direct – часть 8) (http://www.polit.nnov.ru/2009/03/15/gistnew1971/)

Особенности войн начала ХХI века – год 2009-й: "газовая" война и агрессия Израиля против сектора Газа (Новейшая глобальная история в формате direct – часть 3) (http://www.polit.nnov.ru/2009/01/14/gistwargazaukr3/)

Технология сотворения и "пирсинга" пузыря: "проблема – 2000" и обвал рынка NASDAQ (новейшая глобальная история в формате direct – часть 10) (http://www.polit.nnov.ru/2009/03/19/gistcrisisdot2000/)

G-20 в контексте новейшей глобальной истории: апрель-2009 (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 12) (http://www.polit.nnov.ru/2009/03/28/gistg20/)

Генезис мировой экономики или "плазменная экономика" в формате инновидения  (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 17) (http://www.polit.nnov.ru/2009/05/14/gisteconplazma17/)

Однополярный - многополярный мир  (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 18) (http://www.polit.nnov.ru/2009/06/14/gillusionsmult18/)

Кризисология и экономическая наука в начале ХХI века: деловые циклы и циклы пузырей (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 22) (http://www.polit.nnov.ru/2009/07/31/gistcrisisologypooz6/)

Хронология продвижения идеи банкротства стран-должников  (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 23) (http://www.polit.nnov.ru/2009/08/21/gbankrcountry23/)

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна