Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов
Самая свежая информация แทงบอล.
Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2019, Martovsky
Главная > Аналитика

26.09.2009 Глобализация: этапы глобализации, доллар-глобализация, кризис-глобализация или процесс глобализации глазами мыслящих глобально (заметки по новейшей глобальной истории – часть 26)

Автор: Маслов Олег Юрьевич

"Глобализация является амбивалентным процессом,

который необратим"                                 (У.Бек)

"Глобализация – это квинтэссенция современного

этапа развития всего мира"               (М.Делягин)

"Да будут все едино" (Евангелие от Иоанна, 17:21)

"Слово "глобализация" появилось в том же году,

когда "зафиксировали" вирус СПИДа - в 1983"

(А.Фурсов)

"Глобализация означает распространение

капитализма свободного рынка практически на все

страны мира... имеет свой собственный набор

экономических правил, которые базируются на

открытии, дерегуляции и приватизации

национальных экономик с целью укрепления их

конкурентоспособности для иностранного

капитала"                                           (Т.Фридман)

"Очень просто сказать, что глобализация нас

не касается, очень просто сказать, что мы можем

выстроить какое-то свое маленькое гетто,

оградиться какими-то барьерами в рамках страны

или в рамках какой-то общины внутри этой

страны. Это невозможно. Эти процессы касаются

каждого из нас, наших семей, наших сел, наших

городов и наших личностей"               (Вс.Чаплин)

"Глобализация после 11 сентября приобрела новый

характер, она уже никоим образом

не разыгрывается только в  поле роста

потребительских ценностей"              (С.Кургинян)

"Мало кто сегодня понимает, что глобализация

экономики предполагает и глобализацию кризисов"

(С.Мальцев)

"Глобализация под эгидой Запада генерирует хаос, и

создает аттракторы, которые втягивают в этот хаос

все структуры жизни большинства человечества и

разрушают их"                                        (С.Батчиков)

"Объективный характер глобальных процессов

таков, что с ними, по-видимому, бессильно

справиться мышление, ограниченное

мировоззренческими схемами "глобального

управления" прошлого века"          (В.Максименко)

В работе "Глобализация - вызов России" были отмечены особенности влияния процесса глобализации на суверенное государство. Для того, чтобы получить "объемное видение", необходимо всестороннее осмысление феномена глобализации. Оптимальный вариант анализа – периодизация процесса глобализации. 

Философ А.Зиновьев был прав, утверждая: "Глобализация – процесс грандиозный. Он охватил все человечество. В нем на карту поставлена именно судьба человечества как целого, вся его последующая социальная эволюция. Естественно, стремление осмыслить его уже породило и будет порождать впредь во все возрастающих масштабах множество разнообразных суждений и оценок. В него вовлечены огромные массы людей, причем – одни в качестве конквистадоров, другие – в качестве покоряемых, одни – в качестве выгадывающих, другие – в качестве теряющих. Рассчитывать на некое академическое и морализаторское единодушие в понимании этого процесса было бы наивно". Аллен де Бенуа иронично заметил: "Большинство наблюдателей еще не понимают всей серьезности происходящего. На протяжении многих лет они наслаждались прелестями "американской модели" и благами "счастливой глобализации". Сейчас они видят, как американская модель рушится, а глобализация приводит к обнищанию общества". Р.Шиллер убежден, что “глобализация неизбежно влечет за собой рост нестабильности, а поэтому важно напрячь воображение и поразмыслить как о рисках, так и о возможностях, которые несет нам глобализация”.

В начале ХХI века С.Мальцев отметил следующее: "Мало кто сегодня понимает, что глобализация экономики предполагает и глобализацию кризисов. Это приведет к практически мгновенному распространению кризисных явлений по всему миру...". Сегодня многие придерживаются подобного воззрения. И это позволит нам осуществить привязку этапов процесса глобализации к конкретным историческим событиям. "Глобализация - процесс исторический, то есть самым непосредственным образом связанный с феноменом, который мы обычно называем историей" (М.Мунтян).

Признаем, что новейшая глобальная история без "привязки" процесса глобализации к конкретным историческим датам или событиям практически бессмысленна. Именно поэтому выделение этапов глобализации является ключевым для формализации структуры новейшей глобальной истории человечества.

Признаем, что формализация и объективизация этапов глобализации достаточно сложна. Так, например, текущий мировой кризис поставил массу вопросов. Выделим три ключевых вопроса, в контексте глобализации:

·        Является ли мировой кризис следствием процесса глобализации?

·        Окажет ли текущий мировой кризис существенное влияние на процесс глобализации?

·        Стал ли мировой кризис новым этапом глобализации? 

Данные вопросы невозможно оставить за рамками анализа, лукаво ожидая того или иного исхода мирового кризиса.

Познание с позиции "мыслить глобально"

Другой важнейшей задачей является объективизация процесса глобализации в формате "мыслящих глобально". А это накладывает достаточно жесткие рамки на описание самого процесса глобализации.

Экономист В.Юровицкий отметил следующее: "Главным содержанием нашего времени является глобализация — это верно, но лишь частично. Более того, определение нашей эпохи как эпохи глобализации лишает историка инструмента для анализа тенденций развития, а футуролога возможностей для предвидения. Ведь этим самым указывается на уникальность современного момента, а уникальное не может быть подвергнуто анализу и футурологическому исследованию". Действительно, глобализация в начале ХХI века – это всего лишь символ времени. Причем, символ в достаточной степени неоднозначный и размытый.

Аналитик В.Максименко отметил существенное: "Объективный характер глобальных процессов таков, что с ними, по-видимому, бессильно справиться мышление, ограниченное мировоззренческими схемами "глобального управления" прошлого века". С данной позицией необходимо согласиться. Что означает познание с позиции "мыслить глобально"? Из множества определений "мыслящих глобально" о том, что значит "мыслить глобально", выделим тезисы философа Е.Князевой. Князева концептуализировала следующее: "Умение мыслить глобально означает:

·        мыслить в терминах процессов, а не структур.

·        мыслить в терминах динамического целого, а не статических частей.

·        видеть не только непосредственное настоящее, но и обрести перспективу

·        встроить в свой образ мышления идею коэволюции как "искусства жить вместе". 

Данное видение позволит нам выявить этапы глобализации с позиции "мыслящих глобально". Это принципиально важное условие данной работы, так как только в рамках данного видения мы можем формализовать и этап раннего "рыночного фундаментализма" или этап "рейганомики", и этап "вашингтонского консенсуса". 

Уход от "океана дефиниций"

С.Кургинян отметил: "Глобализация – еще одно из размытых понятий используемого политкорректного языка". Дж. Сорос начинает свои знаменитые "тезисы о глобализации" со слов: "Глобализация - это слишком часто употребляемый термин, которому можно придавать самые разные значения". А.Вырупаева иронично констатировала: "Определений глобализации почти столько же, сколько авторов о ней пишущих. Говоря о самой глубинной, системообразующей части процесса глобализации экономики чаще всего сводят её к растущей экономической открытости стран, либерализации национальных режимов торговли и капиталопотоков, формированию глобального финансового рынка и всемир­ной информационной сети". Как отметил один Web Doe: "У глобализации – океан дефиниций. Никто просто не объясняет, что же такое глобализация". С данной позицией можно согласиться. Именно поэтому нет особой необходимости анализировать дефиниции слова "глобализация". Сегодня важно другое.

Мировое правительство - цель глобализации?

Глобализации посвящены множество исследований, статей, книг. Можно отметить размещенную в Сети работу "Карта глобализации" (http://habrahabr.ru/blogs/popular_science/58085/), которая позволяет воочию увидеть реальную картину изменений в жизни человечества. Для нас сегодня важно объективно оценить пространство глобализации в историческом аспекте.

Выделим два наиболее распространенных видения на историческое пространство процесса глобализации. Первое видение – это своеобразная "привязка" к "истокам" и "целям" глобализации. Широкий круг аналитиков привязывает "истоки глобализации" к идее И.Канта о "мировом правительстве". Отметим, что перспектива создания мирового правительства восходит к представлению о едином мире.

Е.Примаков в выступлении на сессии Совета по внешней и оборонной политике РФ в марте 2001 года особо акцентировал внимание на бытующей в мировой науке неопределенности в отношении самого понятия "глобализация": "Я сначала постарался познать, что такое глобализация, для себя. Прочел много материалов, написанных на эту тему. В общем, оценки совершенно различные. Некоторые считают, что процессы глобализации начались практически до первой мировой войны и были ею прерваны. Другие полагают, что от глобализации отошли только после второй мировой войны, когда началась политика протекционизма. Третьи считают, что глобализация охватывает все и вся, а первым глобалистом стал Кант, который заявил о том, что мир един и нужно мировое правительство. В общем, оценки чрезвычайно разнообразные и они в принципе не дают возможности сразу же остановиться на каком-то одном варианте, который совершенно точно попытался бы всесторонне охватить это явление, столь часто употребляемое во всех научных работах, столь модное и в 90-е годы, и сейчас". Примаков -  сторонник идеи Канта. Н.Нарочницкая, анализируя исторический вклад различных деятелей в идею единого мира, привела список, в который включены "известные авторы "трактатов о вечном мире" - квакер В.Пенн (1693), француз - просветитель и бывший аббат де Сен-Пьер - церковный диссидент, труд которого дошел до нас в изложении Мотескье, автор "contrat social" - Ж-Ж.Руссо (1761), И. Бентам (1786). И.Кант (1795)". Отметим, что Кант назван не первым.

Можно привести и экзотические взгляды на начало процесса глобализации: "Почему, например, не посчитать за начало вышеозначенного процесса известную историю со строительством храма царем Соломоном три тысячи лет назад?" (П.Зимин). Признаем, что осмысление процесса глобализации от "истоков" – идеи создания "мирового правительства", неминуемо приводит многих интеллектуалов к тому, что мировое правительство – это и есть главная цель глобализации. 

В.Резунков выделил следующее: "Еще одним вопросом, который стал предметом широкой дискуссии европейских ученых, определяющих мировое развитие в XXI веке, стал вопрос о возможном создании мирового правительства. По мнению некоторых из них, например, президента Российской Академии прогнозирования профессора Игоря Бестужева - Лада, совсем не исключен вариант, в соответствии с которым Генеральная Ассамблея ООН могла бы в будущем сыграть роль мирового парламента, Совет Безопасности ООН - мирового министерства юстиции, обороны, внутренних и иностранных дел вместе взятых, ЮНЕСКО - роль мирового министерства образования, науки и культуры, ВОЗ - министерства здравоохранения, а Международный суд в Гааге - роль высшего мирового суда". Насколько возможен такой вариант?

Футуролог И.Бестужев-Лада, анализируя опасность ядерной войны, высказал предположение: "Единственный способ решить эту проблему – упразднить государства и создать глобальное мировое правительство. Ядерное вооружение должно быть только в руках совета безопасности". Бестужев-Лада также подчеркнул: "Однако, как показывает опыт учреждения Лиги Наций и её правопреемницы – Организации Объединённых Наций, – рассчитывать на подобное развитие событий не приходится. Во всяком случае, в обозримом будущем. Так что глобальное противостояние продолжится. И Россия будет оставаться на переднем крае войны, несмотря на надежды отечественных политиков о десятилетии спокойного развития". Ф.Фукуяма предположил иное: "ВТО — это единственный институт, который может стать мировым правительством, потому что ВТО должна устанавливать не только всемирные правила торговли и инвестирования, но и правила труда и охраны природы".

Текущий мировой кризис сопровождается многочисленными призывами к глобальной координации действий правительств всех стран мира. При этом неустанно подчеркиваются ограниченные возможности суверенных государств. Признаем, что продвижение "мирового правительства" является последовательным и технологическим. Достаточно обратиться к работам известного американского интеллектуала А.Этциони.

Этциони в предисловии к своей книге "От империи к сообществу: новый подход к международным отношениям" отмечает следующее: "На протяжении многих десятилетий считалось, что мировое правительство – не более чем выдумка наивных мечтателей. Однако сейчас человечество сталкивается с тем, что салами одних только национальных государств и международных организаций не удается справиться с нарастающими глобальными проблемами. Налицо необходимость создания дополнительного уровня управления, полномочия которого соответствовали бы всемирному масштабу возникающих перед нами вызовов". Этциони презентовал следующее видение: "Формирующаяся ныне глобальная власть весьма далека от того демократического режима, увидеть который надеялись идеалисты. Она зарождается в крови – крови жертв террора, самих террористов, а также тех, кого обычно относят к "косвенным потерям". Новый режим называют империей, то есть формой управления, при которой группа наиболее мощных держав навязывает свою волю всем остальным. Во главе современной империи стоят Соединенные Штаты Америки и их союзники, а сама она простирается во все четыре стороны света и омывается всеми морями. Ее вооруженные силы расквартированы в 170 из 200 стран мира, и большинство государств по тем или иным причинам принимает участие в ее антитеррористической кампании. Это действительно форма мирового правительства – но вряд ли такая, какую согласно видеть большинство народов".       

А.Этциони отметил существенное: "Как не парадоксально, если в теории международных отношений все шире утверждается подход, согласно которому даже робкие начальные формы общемировой государственной власти и нового глобального сообщества считаются утопией, но на практике формируются условия, делающие движение в этом направлении все более реальным".

 "Волны" глобализации

Второе распространенное видение процесса глобализации – это представления о "волнах глобализации". С.Кара-Мурза оперирует данным понятием: "Опыт первых двух волн глобализации под эгидой Запада (колониализма и империализма) показал, что жизнеустройство периферийного капитализма приведет к слому культурного ядра России и архаизации хозяйственных и бытовых укладов большинства населения – оно погрузится в "цивилизацию трущоб". В наших природных условиях это будет означать быстрое вымирание населения (прежде всего русского)". Б.Кагарлицкий считает: "Что до глобализации, то капитализм переживает её периодически, начиная с XVI века. Мы можем насчитать несколько таких волн. Названия меняются (эпоха "Великих географических открытий", "империализм" и т. д.), но суть в глобальной экспансии капитала и насильственном распространении свободной торговли".

Р.Вахитов отметил иное: "В начале прошлого ХХ века глобализм в России был, скорее, прерогативой коммунистов-марксистов. Тогда именно они любили порассуждать о временах, когда национальные отечества сольются в одно планетарное, и об узости и архаичности патриотизма...Теперь коммунисты говорят о русском великодержавии и русском духе, а нынешние либералы  стали отъявленными западофилами и даже русофобами. Именно от них мы и слышим сейчас разглагольствования об архаичности патриотизма, национализма, о необходимости мыслить глобальными категориями". Г.Вельяминов презентовал следующее видение: "Современная глобальная политика зародилась, по мнению исследователей, в XIV–XVII веках – в период начальной европейской экспансии. Нынешний этап развития глобализации характеризуется ее беспрецедентным географическим охватом, интенсивностью и масштабностью торгово-промышленных и финансовых трансграничных трансфертов. Такие не зависящие непосредственно от глобализации факторы, как распад колониальной системы, крушение социалистического сообщества, а также научно-техническая и коммуникационная революция, обеспечили ей мощную материальную базу".

А,Дугин отметил, что ыли разные попытки глобализовать типы рациональности, все они были лишь относительно удачными – в рамках определенного культурного ареала, способного ассимилировать этот тип рациональности – Римская, греческая ойкумены, империя Чингизхана..."  Признаем, что приведенные выше высказывания – это, скорее всего, ошибочный взгляд, так как с позиций "мыслящих глобально" невозможно формализовать процесс "насильственного распространения свободной торговли", а также позиционировать большевиков в формате "глобализаторы". Исходя из подобных воззрений, завоевания Чингисхана, "первая евроинтеграция, осуществленная Наполеоном, и вторая евроинтеграция, осуществленная Гитлером", также могут формализоваться и классифицироваться как этапы глобализации.

Концепция "волн глобализации" с позиции "мыслящих глобально" обладает рядом существенных недостатков. Во-первых, не акцентируется внимание на том, какие именно процессы распространяются "волнами". Во-вторых, не связывает прошлое  с настоящим и будущим.

Два доминирующих взгляда на глобализацию 

Выделим два доминирующих взгляда на глобализацию в аспекте влияния:

·        глобализация – естественноисторический процесс

·        глобализация – это процесс, инспирированный США и миром ТНК

Взгляд на процесс глобализации, как на естественноисторический процесс является доминирующим. "Глобализация является амбивалентным процессом, который необратим" (У.Бек). "Глобализация – это квинтэссенция современного этапа развития всего мира" (М.Делягин). В.Кожинов признал, что "так называемая глобализация - закономерное, даже неизбежное следствие мирового прогресса". А.Столяров подчеркнул: "Глобализация – это не своеволие Запада, стремящегося переустроить мир по своему образцу, и не прихоть "новых магнатов", мечтающих о власти над человечеством. Глобализация – это закономерный "сквозной" вектор исторического развития, и его не удастся ни "погасить", ни, вероятно, даже сколько-нибудь существенно трансформировать".А.Вырупаева считает, что "глобализация является объек­тивным следствием обострения неразрешимых на государственном уров­не наднациональных проблем и противоречий. По-видимому, мы имеем здесь дело с безальтернативным явлением в мировом развитии. Оно явля­ется системным, поскольку развивается независимо от деятельности соци­альных институтов и вызывается внешними для них причинами". Но есть и иная позиция.

Академик С.Глазьев убежден: "Основной двигатель глобализации – Уолл Стрит". Г.Вельяминов считает: "Локомотивом построения глобализационной системы являются Соединенные Штаты. Между современной глобализацией и панамериканизмом вполне уместно поставить знак равенства". В.Максименко приводит следующее: "По мнению экономистов и политиков, глобализация - уязвимый "американский продукт". Б.Ключников подчеркнул: "Пока глобализация воспринимается даже в Европе как американизация. Америка же с ее установкой на неограниченный индивидуализм и бездуховность не может увлечь народы. Ее боятся, потому что она подрывает духовное здоровье народов... Концепция многополюсного мира отражает не только протест против гегемонизма США, но и против глобализации". А.Дугин выделил следующее: мериканский полюс (центр планетарной глобализации) является носителем кода, в котором тенденции автономизированной рациональности, логика развитие капитализма дошли до своего логического предела. Отсюда "новая экономика", "эвапоризация капитала", "финансизм" (Ю.М.Осипов), "турбокапитализм" (Люттвак) и "реальная доминация капитала" (Маркс из "Набросков" и "Экономико-философских рукописей"). Это и есть код глобализма".

Философ В.Самохвалова акцентирует внимание на том, что " сама по себе глобализация для США не самоцель; будучи осуществляема в условиях ограниченности сырьевых ресурсов в мире, она становится для них железной необходимостью — выжить за счет других, у которых эти ресурсы есть, но нет реальных сил их удержать. Таким образом, все чаще говорят, что понятие глобализации по сути выступает как эвфемизм для обозначения мировой экспансии США, осуществляемой не только в политической и финансово-экономической сферах, но и в сфере культурной" Самохвалова подчеркнула:деология глобализации в реальности оказалась идеологией преимущества одной страны, одной системы, одной культуры. Геополитические и экономические интересы этой страны и были положены в основу программы глобализационных стратегий".

С.Батчиков считает, что лобализация под эгидой США — это попытка сменить парадигму развития посредством кардинальной перестройки мировой экономической системы, международного права, культуры и статуса наций и народов". Л.Ивашов убежден, что глобализация – это форма достижения мирового господства: "Следующее направление достижения мирового господства - это глобализация мировых процессов, субъективное управление объективными интеграционными процессами для формирования выгодной для США и золотого миллиарда схемы глобальной мировой экономики. Открытость государственных границ с целью беспрепятственного доступа к ресурсам воздействия на общественное сознание, усиления зависимости и подчинение стран и народов. Наращивание военной мощи и расширение военного присутствия во всех регионах мира для подавления цивилизационного инакомыслия. Формирование глобальной системы информационно-психологической экспансии, вывод природных ресурсов за рамки национальных границ и вынос их на мировые рынки, где богатые будут скупать, а бедным будут предназначаться остатки". А.Дугин выделяет следующее: "Что такое глобализация? Это универсализация определенного кода, унификация многообразия, то есть приведение к единству многообразия политико-социальных, экономических, конфессиональных и культурных полюсов. Именно с этим мы имеем дело в сегодняшнем мире. Каков код, к которому приводится многообразие этих культурных полюсов? Этот код является результатом развития цивилизации Запада и его наиболее последовательное воплощение в США. Глобализация является однополярным явлением. Глобализация есть привнесение этого кода как нормативного (это очень важно), выработанного западной цивилизацией и воплощенного в политико-экономическом устройстве США. И код этот рассматривается не просто как один из возможных, который существует наряду с другими, но как единственно обязательный. Принципиальное существо глобализации связано именно с этим".

"Американский след" в глобализации отмечают не только российские аналитики. Стэнли Хоффмана признал: "Глобализация не является ни неизбежной, ни непобедимой. В большой мере она - американский продукт..." М.Остермаер предположил: амо американское государство – оно уже в общем и не государство. Реально у власти находятся транснациональные корпорации, у многих из которых бюджет превышает бюджеты некоторых развитых европейских стран. Американская власть в основе своей сформирована из представителей интересов этих корпораций. Собственно, для них эта глобализация и делается. Это государство в государстве. Они, как бы выедают это государство изнутри".

Немецкий аналитик М.Либиг фиксирует: "В качестве другого критерия различия между Великой депрессией и сегодняшним кризисом применяют все еще модное понятие "глобализация". В соответствии с наиболее распространенной концепцией "глобализации", беспрецедентное взаимопроникновение финансовых и хозяйственных рынков должно непременно привести к распространению финансового кризиса из США по всему миру. Из представления о том, что американская экономика якобы является мотором, движущим всю глобализованную систему, напрашивается вывод о том, что если кризис в США не удастся преодолеть в самое ближайшее время, то он поразит весь мир через финансовые, информационные, психологические и торговые связи". А.Гидденс также считает, что "глобализация всюду продвигает демократию, т. е. американизацию". Г.Киссинджер в 1999 году на лекции, прочитанной в Тринити-колледж в Дублине, дал следующее определение глобализации: "Главный вызов состоит в том, что то, что обычно называют глобализацией, на самом деле просто другое название господствующей роли Соединенных Штатов". Данная позиция не нуждается в особых комментариях.

Сущность и перспективы глобализации

Г.Вельяминов отметил: "Сущность и перспективы глобализации оцениваются учеными по-разному". Вельяминов презентовал следующий обзор: "Ортодоксы-глобалисты (гиперглобалисты) – Кенечи Омае, Джеймс Редвуд, Милтон Фридман, Пол Кеннеди, Энн Слотер и др. – рассматривают глобализацию как новую эру глобальной цивилизации, движущими силами которой являются капитализм и новые технологии. Национальные государства переживают упадок, а людские судьбы полностью зависят от порядков на мировом рынке.

По мнению трансформистов (Барри Аксфорд, Дэвид Хелд, Дэвид Гольдблатт, Энтони Макгрю, Джонатан Перратон, Джеймс Розенау, Энтони Гидденс и др.), глобализация глубоко трансформирует мировую политику, государственную власть и общество, которые пытаются адаптироваться к более взаимосвязанному и быстро меняющемуся миру. Однако, поскольку интеграции сопутствует фрагментация, стабильность дальнейшего развития глобализации ставится этими учеными под сомнение.

Скептики (Пол Хирст, Грэхем Томпсон, Джордж Аллен, Роберт Гилпин, Найель Фергюссон и др.) считают, что глобализация – миф. Речь может идти только о трех основных региональных блоках, конфликте цивилизаций и маргинализации Юга. Власть национальных правительств остается неизменной и весьма сильной, интернационализация зависит от согласия между государствами. Мир сегодня даже менее взаимозависим, чем в 90-е годы XIX столетия.

Антиглобалисты (Ноам Хомский, Роберт Макчесни, Алекс Каллиникос, Наоми Кляйн, Сьюзен Джордж, Ричард Фальк и др.), некоторые из которых сами себя называют альтерглобалистами, фактически выступают не против самого процесса глобализации, а против его целей (служить корыстным интересам мегакапитала) и методов. Сопротивление современной однобокой глобализации – «всеобщей товаризации и приватизации мира» (Каллиникос) – реализуется в интернациональном, то есть как раз глобальном, масштабе, правда, иногда и в форме уличных беспорядков".

Аспекты и процессы

Объективное осмысление динамично изменяющихся процессов требует выделения аспектов анализа, в которых можно корректно формализовать и объективизировать процесс глобализации. А.Максон отметил существенное: "Глобализация финансов - единственный бесспорный факт общего процесса глобализации, сделавший государственные границы прозрачными для капитала. Массовые дефолты по платежам и вызванный ими дефицит ликвидности в США вызвал отток денежной массы с валютных и фондовых бирж мира и соответствующий рост курса доллара. Наиболее сильно пострадали фондовые биржи развивающихся стран, где даже небольшой отток спекулятивного капитала может вызвать обвал". Глобализация финансов – общепризнанный факт. Это позволяет нам выделить финансовый аспект глобализации в качестве базового аспекта.

Второй аспект – институциональный. В рамках данного аспекта можно не только формализовать и объективизировать процесс создания надгосударственных институтов власти, но и осуществить "привязку" процесса глобализации к знаковым событиям и явлениям. Третий аспект – это концептуальный аспект, включающий в себя формализованные изменения в пространстве мысли. Нет необходимости позиционировать данный аспект как идеологический, так как это внесет терминологическую путаницу.  

Финансовый аспект глобализации и "доллар-глобализация"

Томас Фридман дал наиболее корректное определение глобализации: "Глобализация означает распространение капитализма свободного рынка практически на все страны мира... имеет свой собственный набор экономических правил, которые базируются на открытии, дерегуляции и приватизации национальных экономик с целью укрепления их конкурентоспособности для иностранного капитала". Данное видение почти полностью совпадает с видением Дж.Сороса.

Сорос, анализируя текущий мировой кризис, отметил следующее: "У нас нет адекватных руководящих кредитно-финансовых органов на международной арене. У нас есть институты, созданные в соответствии с решениями, достигнутыми в Бреттон-Вудсе - Международный валютный фонд и Всемирный банк, которые героически пытались приспособиться к быстро меняющимся условиям. Необходимо признать, что программы Международного валютного фонда оказываются неэффективными в период мирового финансового кризиса". Сорос считает, что "именно рыночный фундаментализм сделал систему мирового капитализма ненадежной. Однако такое положение дел возникло сравнительно недавно. В конце второй мировой войны международное движение капитала было ограничено, в соответствии с решениями, принятыми в Бреттон-Вудсе, были созданы международные институты с целью облегчения торговли в условиях отсутствия движения капитала. Ограничения были сняты постепенно, и только когда примерно в 1980 г. к власти пришли Маргарет Тэтчер и Рональд Рейган, рыночный фундаментализм стал господствующей идеологией. Именно рыночный фундаментализм предоставил финансовому капиталу управляющее и руководящее место в мировой экономике". 

Дж.Сорос акцентирует внимание на следующем: "На самом деле свободное движение капитала является от­носительно новым явлением. В конце второй мировой войны экономики были по своей сути в основном национальными, международная торговля не была активной, как прямые ин­вестиции, так и финансовые операции находились почти на мертвой точке. Институты, созданные в Бреттон-Вудсе — Меж­дународный валютный фонд (МВФ) и Мировой банк, — были основаны с целью сделать возможной мировую торговлю в мире, лишенном движения капитала в международном масш­табе. Мировой банк должен был компенсировать нехватку прямых инвестиций; Международный валютный фонд дол­жен был компенсировать нехватку финансовых кредитов для компенсации дисбаланса в торговле. Международный капи­тал в менее развитых странах участвовал в основном в эксплу­атации природных ресурсов, а страны, в которых это имело место, отнюдь не стремились поощрять международные ин­вестиции, они могли экспроприировать их; например, ком­пания Anglo-Iranian Oil была экспроприирована в 1951 г. На­ционализация стратегических отраслей промышленности так­же стояла на повестке дня в Европе. Большинство инвести­ций в менее развитые страны имело форму межправитель­ственной помощи; например, печально известный "арахисо­вый план" Великобритании в Африке".

Сорос подчеркнул: "Первыми набрали скорость прямые инвестиции. Американ­ские фирмы шагнули в Европу, потом стали появляться по­всюду в мире. Компании из других стран подхватили эту идею позднее. Во многих отраслях, таких, как автомобилестроение, химическая и компьютерная промышленность, стали преоб­ладать многонациональные корпорации. Международные фи­нансовые рынки развивались медленнее, поскольку некото­рые валюты не были полностью конвертируемыми и большин­ство стран осуществляли контроль над операциями с капита­лом. Контроль над капиталом был устранен постепенно".

Признаем, что анализ финансового аспекта глобализации будет неполным без конспирологического взгляда на динамично изменяющуюся реальность. Можно предположить, что работы, аналогичные работам Дж.Сороса, и заложили фундамент одной из конспирологических концепций. Интегральный взгляд российских конспирологов на процесс глобализации вписывается в концепцию "доллар-глобализации". Ключевые элементы концепции "доллар-глобализации":

·        Процесс глобализации осуществляется в рамках интересов США

·        Процесс глобализации связан с процессом расширения зоны распространения доллара

·        Максимальное распространение доллара – главный приоритет глобализации

Отметим, что данная конспирологическая версия косвенно поддерживается широким кругом авторитетных ученых. Академик С.Глазьев отметил следующее: "Раньше были сказки про швейцарских гномов, которые где-то в недрах швейцарских банков ворочают миллиардами и определяют судьбы мира. Вот эти гномы сегодня вылезли на улице Уолл Стрит в Нью-Йорке, где находятся штаб-квартиры крупнейших международных банков. Именно они являются главными двигателями глобализации, именно в их интересах сегодня снимаются государственные барьеры не только на пути движения капитала и товаров, но и резко сужается участие государства в обеспечении социальных гарантий. То есть вообще государство в рамках этой доктрины глобализации". В.Самохвалова выделила существенное: "Плоды глобализации достаются лишь мировой элите, что еще более усиливает неравенство... глобализация приобрела фактически форму американизации".

А.Ваджра в книге "Путь зла. Запад: матрица глобальной гегемонии" презентует следующее видение: "Мировые события между 1913 годом (созданием ФРС) и 1946-м (признанием американской денежной единицы в качестве международного платежного средства) выглядят слишком последовательными, чтобы быть случайностью.

1913 год — создание Федеральной резервной системы США.

1914—1918 гг. — Первая мировая война. Благодаря ей происходит кардинальное изменение сил на международной политической арене в пользу США.

1917 год — радикально настроенные политические группы свергают российского императора, а затем погружают Россию в кровавый хаос Гражданской войны. Империя перестает существовать.

1929-1933 годы. — Великая депрессия, которая втягиваете глубокую экономическую стагнацию весь Запад. Спровоцированная финансово-политическими группами, объединившимися вокруг Федерального резерва, она позволила им захватить большую часть американской экономики и сконцентрировать в своих руках необходимые ресурсы для дальнейшей борьбы на мировой арене.

1933 год — приход к власти в Германии Адольфа Гитлера. Его победа была бы невозможной без поддержки со стороны наиболее крупных финансовых и промышленных магнатов этой европейской страны.

1939—1945 годы — Вторая мировая война. Ее итогом стало предельное военно-политическое и финансово-экономическое ослабление Европы. Под давлением идеологемы о "советской угрозе" западноевропейские государства были вынуждены признать абсолютное лидерство США.

1946 год — американский доллар на основе Бреттон-Вудской системы получает статус мирового платежного средства".

Аналогичной позиции придерживается аналитик Л.Пайдиев: "Вторая мировая позволила финансовым магнатам разрушить Британскую империю для расширения зоны доллара и уничтожить Германию – национальное государство, угрожавшее установить свой контроль над миром. Гипотетическая война будущего должна настолько ослабить американское государство, чтобы оно не смогло контролировать финансовых воротил с Уолл-стрит и как сегодня не отбирало у них денег на поддержку американских граждан. Кроме того, война – повод введения чрезвычайного положения в мире. В таких условиях легче перераспределять ресурсы. Займется этим тот, у кого армия сильнее. К официальному врагу при этом фактически два требования: жуткий вид и реальная слабость". М.Леонтьев, анализируя текущий мировой кризис, также акцентирует внимание на экономике доллара: "Глобальная экономика доллара превратилась в хоспис, и вся "медицина", все "планы санации" или "планы лечения" — это чепуха, это медицина хосписа. Больного пытаются максимально избавить от мучений и максимально продлить ему более-менее комфортную жизнь. Прекрасно понимая, что вылечить его, вернуть ему здоровье уже нельзя. Потому что диагноз безнадежный".

В работе "Доллар США в истории человечества" было приведено следующее. "Проблема с Америкой в том, что когда доллар зарабатывает здесь 6 центов, то тогда ему становится неуютно и он идет за океаны, чтобы получить 100%. Тогда флаг следует за долларом и солдаты за флагом"  (генерал-майор Смидли Батлер). Представляется, что концепция "доллар-глобализации" позволяет формализовать один из аспектов глобализации. Но данным аспектом осмысление процесса глобализации не исчерпывается 

Институциональный аспект глобализации и латентный период глобализации

Институциональный аспект глобализации является не менее важным для осмысления процесса глобализации, чем финансовый аспект. Признаем, что для широкого круга аналитиков глобализация жестко связана с процессом создания надгосударственных властных институтов. Анализ данного процесса позволяет нам формализовать латентный период глобализации.

Существует множество точек зрения на начало процесса глобализации. Многие интеллектуалы считают истоком глобализации Бреттон-Вудские соглашения, когда были приняты первоначальные стратегические решения в аспекте регулирования  международной торговли и валютных отношений. Были созданы основные институты глобализации — МВФ, Всемирный Банк. Представляется, что это ошибочная точка зрения. Первым глобальным надгосударственным институтом необходимо признать Лигу наций. Политический надгосударственный институт был создан задолго до первых экономических надгосударственных институтов.

Н.Нарочницкая  выделила существенное: "К началу ХХ века в США уже сформировался крупный центр финансовых интересов, который был связан тесными экономическими, политическими, культурными узами с финансовыми группами европейских держав. Родственным кругам Европы и Америки были одинаково чужды и мешали монархические и национально-консервативные устои европейских обществ и культуры, классические традиции международных отношений, сложившиеся с Вестфальского мира 1648 года. Исход войны был для этих кругов и их представителей сулил лидерство в мировой идеологии и политике с обретением финансовых рычагов. Идеология вильсонианства породила проект пакта о Лиге Наций и Программу из 14 пунктов В.Вильсона... Главное в этом проекте – это отказ от национального интереса как основы политики и снижение традиционной роли национальных государств, создание первого типа универсальной международный организации - Лиги наций и интернационализация международных проблем".

Лига наций имела целью своей деятельности развитие сотрудничества между народами и гарантию мира и безопасности. Первое заседание Лиги наций состоялось 3 февраля 1919 года в Париже под председательством американского президента В.Вильсона. Именно 3.02.1919 года можно считать официальной датой начала процесса глобализации. Первоначально в Лигу наций вошло 44 государства, 31 из них принимало участие в Первой мировой войне на стороне Антанты, а 13 государств придерживалось нейтралитета. США не ратифицировали устав Лиги наций и не вошли в число её членов. Может быть, именно поэтому значение Лиги наций в глобальной истории принижено. Преемником Лиги Наций и ведущим глобальным институтом на сегодняшний день является ООН. Взаимодействие ООН с иными надгосударственными институтами и формализует поле взаимодействия политики и финансов.

Безусловно, можно не согласиться с тем, что ООН является в начале ХХI века наиболее влиятельным надгосударственным институтом. Интеллектуалы с конспирологическим мышлением обычно называют глобальными "властителями судеб" и Бильдербергский клуб, и Трехстороннюю комиссию, и Давосский экономический форум, и G7, и различные масонские ложи. И ВТО, и МВФ являются специализированными учреждения ООН. Это следует из официальных документов данных надгосударственных институтов. Этого, безусловно, нельзя сказать про ФРС. Но в институциональном аспекте отсчет латентного периода глобализации необходимо начать с даты создания Лиги Наций. Лига Наций – первый общемировой надгосударственный институт власти.

Основные вехи латентного периода глобализации до 1971 года:

·        1919 – создана Лига Наций – первый надгосударственный институт власти

·        1945 год – создание спектра надгосударственных институтов власти: ООН, МВФ и Всемирного банка

Отметим, что спектр надгосударственных институтов во главе с ООН составляют действующую поныне "старую глобальную архитектуру" (А.Этциони). Политолог С.Марков отметил существенное: "Международные институты для решения проблем экономического и социального развития стран носили не глобальный, а внутриблоковый характер. Для западного блока это были, прежде всего, Европейское Экономическое Сообщество, "Большая семерка" (G7) - система постоянных консультаций лидеров ведущих западных стран, Международный Валютный Фонд, Всемирная Торговая Организация. Для коммунистического блока это был Совет Экономической Взаимопомощи, который даже смог создать международную валюту, хоть и в безналичной форме - переводной рубль". Данное видение позволяет выделить особенности восприятия глобальных процессов в России.

Аналитик Стивен Кинг связывает глобализацию с расширением мировой торговли: "Снятие торговых ограничений способствовало формированию первого этапа послевоенной глобализации и в последующем, с 1950 по 1980 гг., привело к значительному расширению мировой торговли.  Страны могли заниматься развитием своих "конкурентных преимуществ", что, в свою очередь, позволило проложить путь в промышленно развитый мир, обеспечивавший возможность постоянного улучшения качества жизни.  Однако в некоторых регионах протекционизм по-прежнему существовал (наиболее очевидный пример - сельское хозяйство), не давая многим беднейшим странам  мира воспользоваться преимуществами торговой либерализации". 

Отметим, что финансовый аспект глобализации коррелируется с институциональным аспектом глобализации. М.Хазин отметил аспект "вывоза капитала": "Бреттон-Вудские соглашения в 1944 году институциализировали вывоз капитала и создали такие институты-регуляторы, как ГАТТ (ныне ВТО), МВФ, Мировой банк, а также возвели американский доллар в ранг мировой валюты".

Особо отметим, что как в рамках финансового аспекта, так и в рамках процесса создания надгосударственных органов власти, мы анализируем процессы. А даты в рамках глобального видения – это всего лишь своеобразные реперные точки, позволяющие оценить динамику изменений в общепланетарных процессах во времени.

Концептуальный аспект глобализации и Всемирная декларация прав человека

В концептуальном аспекте важной вехой латентного периода глобализации необходимо признать принятие Всемирной декларации прав человека. 10 декабря 1948 года - дату принятия Генеральной Ассамблеей ООН Всеобщей Декларации прав человека - можно признать и Всемирным Днем Глобализации. В этот день глобализация, как всемирно-историческое явление, получила необходимую легитимизацию. Права человека, вне зависимости от его места нахождения на Земле, были отделены от его гражданских прав.

Нет необходимости фокусировать внимание на том, что права граждан США в значительной степени отличаются от прав граждан России, Ирака или Китая, причем, не в плане их закрепления в Конституции и законах. Г.Вельяминов отметил: "Принцип уважения прав человека и основных свобод превратился в удобный предлог для интервенции (в том числе гуманитарной) и для вмешательства во внутренние дела, разумеется, обычно более слабых государств: ведь нарушение прав и свобод человека при желании можно обнаружить в любой стране. К примеру, когда первоначальный повод для нападения на Ирак – ликвидация оружия массового уничтожения – "лопнул", агрессор переключился на защиту прав и свобод человека".

О.Неменский выделил существенное: "Концепция прав человека действительно противоречит принципам государственного суверенитета и территориальной целостности. И несомненно также, что эта концепция лежит в основе всех принятых в современном мире теорий демократической государственности". Неменский акцентирует внимание на следующем: "Выход был найден в применении понятия "международного права прав человека", фактически закрепившего за западной демократией роль единственно верной идеологии, а за США — роль её основного носителя и распространителя. Формировавшееся с конца XIX века международное гуманитарное право не нарушало принципа государственного суверенитета, и потому было принципиально ограниченным — военным временем и добровольностью принятия его норм государствами. Создававшееся после Второй Мировой войны международное право прав человека превозмогало эти "недостатки" гуманитарного права и имело уже не договорные, а идеологические основания. Окончательной его победой стали Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 2005 года, фактически интегрировавшие международное гуманитарное право в систему международного права прав человека и утвердившие его обязательный характер".

О.Неменский подчеркнул: "Понятие суверенитета перестаёт быть абсолютным и поначалу заменяется понятием "мягкий суверенитет", а потом и вовсе отменяется. Знаковыми стали слова Генри Киссинджера, когда он в 2003 году заявил о "смерти Вестфальской системы" и о бессмысленности идеи государственного суверенитета. Идеология защиты прав человека глобальной властью во всём мире требует введения в международную жизнь принципа "управления глобальной безопасностью". Безопасностью наций, но всё более — безопасностью человека". Обратим внимание на то, что Неменский описывает глобальный процесс "исчезновения" суверенитета у национальных государств, то есть анализирует с позиций "глобально мыслящего".  

Форматы периодизации глобализации

Термин "глобализация", по утверждению лингвистов, вошел в оборот лишь в 1983 году. М.Мунтян отметил: "В научной литературе принято считать, что впервые о глобализации заговорили американские ученые. Сам термин приписывается Т. Левитту, опубликовавшему в "Гарвард бизнес ревью" в 1983 году статью, в которой глобализация обозначалась как феномен слияния рынков отдельных продуктов, производимых крупными многонациональными корпорациями". А.Фурсов подчеркнул новизну явления: "Сегодня мы живём в эпоху глобализации (как научный этот термин появился в 1983 году, зафиксировав принципиально новое явление) и её уродцев-артефактов ("мультикультурализм", "толерантность", "политкорректность" и др.)".

В.Максименко акцентирует внимание на том, что в активный оборот понятие "глобализация" "стали вводить с 1996 года, и своего рода сигналом к этому послужила 25-я сессия Всемирного экономического форума в Давосе, где дискуссия была выстроена (по предложению основателя и президента Давосского форума Клауса Шваба) вокруг темы "Глобализация основных процессов на планете". Давосский форум - известный законодатель интеллектуальной моды, и термин "глобализация" усилиями СМИ быстро перестал казаться экзотичным. Сейчас редкая характеристика мировой ситуации обходится без упоминания о глобализации как "основном содержании нашей эпохи". Максименко подчеркнул: "О нововведении Т. Левитта забыли, но Давос-96 дал термину путевку в жизнь. В 1997 году московский еженедельник "Эксперт" отмечал: "Глобализация" - мировой терминологический хит этого года, перепеваемый на всех языках на все лады... Точное общепринятое определение пока не выработано". Директор Института проблем глобализации М.Делягин констатировал: "Кризис 1997-1999 годов, поставив глобализацию в центр весьма нетривиальных дискуссий о перспективах всей цивилизации и отдельных стран, сделал его едва ли не наиболее популярным термином".

В работе "Модераторы глобальных дискурсов: Давосский форум, G-7, G-8, G-20" было отмечено следующее. М.Хазин выделил: "Те, кто принимают стратегические решения в рамках "Западного" глобального проекта, решили, что тему кризиса необходимо легализовать в рамках общего экономического экспертного оборота. Во-первых, поскольку избежать ее уже явно становится невозможно. Во-вторых, чтобы обсуждение это шло в нужных рамках и по нужным направлениям". Именно поэтому, главным итогом ВЭФ-2008 можно признать легализацию дискурса под названием "мировой кризис". Точнее, введение данного дискурса в формат жесткого директивного управления. В рамках данного видения, мы можем признать главным итогом ВЭФ-1996 легализацию дискурса под названием "глобализация".  

Отметим еще один итог ВЭФ-2008: оправдание активных действий, идущих в разрез с идеологемами "вашингтонского консенсуса". Анатоль Калецкий иронично отметил: "Тот факт, что американские политики все же признали, что кредитный кризис вызвал сбой рыночного механизма, потребовавший государственного вмешательства, стал самым воодушевляющим событием прошлой недели. Исполнительность американской политической системы и прагматический взгляд политиков США в поиске нерыночных решений, даже не смотря на то, что это идет вразрез с идеологией свободного рынка, вызвали у участников в Давосе чувство, близкое к восхищению". Данный аспект является важным для дальнейшего анализа.

Признаем, что дата появления и дата начала широкого распространения термина "глобализация" также являются аргументом в пользу того, что идеи коммунистической "перманентной революции" или вечно "нового мирового порядка" не могут быть связаны с глобализацией. Глобализация – это нечто иное.

О.Бабурина привела следующее: "Одни исследователи считают, что второе рождение глобализации началось в конце 1970-х – начале 80-х гг., а другие, – что именно этот момент можно обозначить как точку отсчета начала глобальных процессов. Несмотря на разногласия относительно времени зарождения процесса глобализации, большинство ученых сходятся в том, что новый характер глобальным процессам придал резкий рост ТНК, а также информационная и телекоммуникационная революция". Дж.Сорос считает, что "нынешний этап глобализации начался относительно недавно и был вызван преднамеренной политикой, отчасти связанной с ликвидацией барьеров для торговли и инвестиций и отчасти – с учреждением международных норм и институтов. В 1995 году ГАТТ уступила место ВТО, а открытие финансовых рынков превратилось в официальную догму МВФ в такой степени, что почти уже было включено в его Устав, когда разразился кризис 1997 года".

М.Делягин презентовал следующее видение: "Первый кризис глобальной экономики (1997-1999 годы) не просто убедительно и непосредственно доказал человечеству качественно возросшую по сравнению даже с первой половиной 90-х годов (не говоря уже о периоде биполярного мирового устройства) взаимосвязанность и взаимозависимость различных стран и регионов Земли".  М.Мунтян презентовал следующее: "А.Подберезкин, пытаясь периодизировать возникновение и развитие проблематики глобализационных процессов, не соглашается ни с теми, кто связывает ее с великими географическими открытиями или началом книгопечатания, ни с теми, кто привязывает глобализацию к возникновению и развитию капитализма, ни с Примаковым, отдавшим в конечном счете предпочтение выдвинутой Кантом идее мирового правительства как исходного момента научных представлений о глобальном объединении народов. Он предпочитает рассуждать о трех периодах утверждения глобализации как реального процесса: первые предпосылки глобализации относит к 1945-1975 гг.; в качестве второго периода выделяет 1970-1990 гг., когда человечество столкнулось с целым комплексом глобальных проблем и сделало первые робкие попытки их решения; с начала 90-х гг. берет старт третий период, когда "достижения НТР в области информатики и связи, развитие международных контактов и в особенности бурное развитие Интернета привело к созданию мирового сообщества".

Отметим, что большинство форматов периодизации глобализации носят условный характер. С позиции мыслящих глобально, периодизация А.Подберезкина не "увязана" с описанием процесса, который можно каким-либо образом формализовать и объективизировать, Данная периодизация лишь условно привязана к датам-реперам. Концепция "доллар-глобализации" или формализация, в рамках финансового аспекта глобализации, позволяет увидеть реальные контуры процесса глобализации.  

Этапы глобализации по А.Зиновьеву

Из работ, посвященных периодизации процесса глобализации, выделим работу философ А.Зиновьева. Зиновьев выделил следующее: "Общепринято говорить, будто после взрывов 11 сентября 2001 года в США мир стал иным. Если оставить в стороне философское утверждение, что мир вообще каждую секунду становится иным (вспомните "В одну и ту же реку нельзя войти дважды"!), и принять во внимание то, что говорящие о перемене мира в данном случае имеют намерением заявить о радикальной социальной перемене, якобы произошедшей на планете именно после упомянутого события, то рассматриваемое утверждение можно рассматривать как характерный пример идеологически-пропагандистского манипулирования сознанием человечества. Такими разговорами стремятся создать впечатление, будто мир стал иным именно вследствие упомянутого события, преподносимого в СМИ как акт нападения на западную, христианскую и даже мировую цивилизацию со стороны некоего мирового могущественного врага. В мире действительно произошло нечто значительное. Но что именно? Когда? И какова роль в этой перемене события 11 сентября? На самом деле в мире задолго до взрывов в США 11 сентября 2001 года произошел перелом, сущность которого заключается в следующем. Тот мировой процесс, который называют идеологически нейтральным словом "глобализация", есть на самом деле новая мировая война. Ведет ее западный мир во главе с США. Война идет за обладание всей планетой и, более того, за контроль над всей социальной эволюцией человечества".

Зиновьев подчеркнул: "По моему глубокому убеждению, глобализация не есть порождение злого умысла каких-то нехороших людей. В ней, безусловно, имел и имеет место злой умысел. Ее конкретно питают и на ней наживаются какие-то нехорошие люди. Но по своей социальной сущности она есть явление закономерное, порожденное тем великим эволюционным переломом, который произошел в истории человечества в 20-м веке и в основных чертах завершился к концу 20-го века. Перелом этот заключается в том, что, во-первых, человечество стало переходить от эпохи господства человеческих объединений типа и уровня обществ к эпохе господства человеческих объединений типа и уровня сверхобществ, и, во-вторых, эволюционный процесс стал проектируемым и управляемым. Не поняв на научном уровне объективные закономерности этого перелома, невозможно понять ни одно более или менее значительное социальное явление современной жизни человечества".

Зиновьев выделил следующие этапы глобализации. "В глобализации как в новой мировой войне (или в новой мировой войне, принимающей форму глобализации) можно констатировать следующие этапы. Первый этап – этап разгрома западным миром советского коммунистического блока, Советского Союза и советского коммунизма. Основную роль при этом сыграли средства "холодной" войны. В конце этого этапа стали применяться средства "теплой" (по моей терминологии) войны, включая огромного масштаба диверсионные операции и "пятые колонны", а также отдельные операции "горячей" войны (Чечня, Ливия, Ирак, Югославия)... Первый этап глобализации как новой мировой войны завершился подавлением югославского сопротивления. Бомбежки Сербии стали первой открытой операцией на пути перехода ко второй стадии. Но это была лишь пробная попытка. Не было условий для решительного шага в этом направлении, хотя потребность в нем назрела в силу действия внутренних закономерностей западнистского сверхобщества. США и страны НАТО в этой агрессии их в Югославию поддерживали мусульман албанцев против христиан сербов. Еще не было ясной и действенной идеологии, оправдывающей этот шаг и вдохновляющий силы агрессии на него".

Второй этап по Зиновьеву начался 11 сентября 2001 года: "Событие 11 сентября 2001 года в США оказалось очень кстати... Объектом агрессии США на второй стадии глобализации стал мусульманский мир. Нет надобности описывать события этой стадии, – они общеизвестны. Эта стадия еще не закончена. Успешно для агрессора прошла только первая ее часть: мир расколот на тех, кто с американцами, и тех, кто помалкивает. Исламский мир расколот, большинство – с американцами или затаилось. Россия отколота от исламского мира и рвется в союзники американцев... Каковы стратегические цели западнистского сверхобщества (США и стран НАТО) на рассмотренном этапе глобализации? Разрыхлить незападный мир, лишить его способности создания серьезного сопротивления глобализации. Привлечь на свою сторону часть его в последующей войне против другой части. Овладеть стратегически важными ресурсами исламского мира. Укрепить свое присутствие в нем, военное – в том числе. Подавить базы и источники исламского сопротивления глобализации, в первую очередь – терроризма. Продемонстрировать всему миру свое военное могущество и готовность пустить его в ход. Все это очевидно, как говорится, невооруженным взглядом".

Зиновьев предположил, что за вторым последует третий этап глобализации: "Третий этап глобализации также спланирован в соответствующих центрах, учреждениях, штабах и т.д. западнистского сверхобщества. Политики и идеологи Запада открыто говорят, что 21-ый век будет веком войны Запада против Китая и вообще против азиатского коммунизма. Идет подготовка к этой войне. Спланированы роли участников ее, включая Россию (ее в первую очередь). Силы Запада, разгромившие СССР и советский коммунизм руками самих советских людей, намерены действовать по тому же шаблону против Китая, – расколоть китайцев, создать в Китае свою "пятую колонну" и использовать человеческие ресурсы и территорию России, когда дело дойдет до "горячей" войны".

Этапы глобализации

Не оспаривая методологические основы периодизации глобализации А.Зиновьева, А.Подберезкина, отметим, что для нас важно осмыслить глобализацию не с идеологических позиций, а с позиций "мыслящих глобально". Анализ несколько сотен публикаций о глобализации позволяет формализовать процесс глобализации. В рамках новейшей глобальной истории человечества, мы можем выделить пять этапов процесса глобализации:

·        С 15 августа 1971 года по 1981 года –  свободно-долларовый этап глобализации.

·        С 1981 года – до 1989 года  - этап раннего "рыночного фундаментализма" или этап "рейганомики"

·        С 1989 года – до 11 сентября 2001 года  - этап "вашингтонского консенсуса".

·        С 11 сентября 2001 года – 10 августа 2007 года - этап crush–глобализации или terror-глобализации

·        С 10 августа 2007 года – начало этапа crisis-глобализации (10 августа 2007 года состоялась первая совместная интервенция центробанков ведущих стран мира - дата начала мирового кризиса).

Как отмечалось выше, данное исследование основано на анализе трех аспектов: институционального аспекта глобализации, концептуального аспекта глобализации и финансового аспекта глобализации. Для упрощения восприятия мы обозначили финансовый аспект глобализации, как доллар-глобализация.    

15 августа (1971 – 1981)

В работе "Текущий мировой кризис 2007-2009 и далекий 1971 год" было отмечено следующее. В 1971 году прекратила свое существование Бреттон-Вудская финансовая система и появились первые признаки завершения эпохи дешевой нефти, началось реальное крушение эпохи модерна и на волне мощных антивоенных движений зародилось экологическое движение, искусственный спутник Земли стал искусственным спутником Марса, тем самым зафиксировав новые вершины прорыва человечества в космос, появился первый в мире чип, пролог эпохи компьютеризации и IT-технологий. В 1971 году произошло международное признание Китайской народной республики.

Особо отметим, что широкий круг аналитиков связывает процесс глобализации исключительно с IT-технологиями. Сложно представить, что данные технологии могли эффективно развиваться до появления первого чипа, что также является аргументом в пользу представленной выше периодизации процесса глобализации. Но главным событием 1971 года необходимо признать четвертый дефолт экономики США, повлекший отказ от "золотого стандарта".

15 августа 1971 года – это веха для процесса глобализации. "Четвертый дефолт США  произошел 15 августа 1971 года, когда президент Никсон объявил, что с данного момента Соединенные Штаты прекращают конвертировать находящиеся в обращении за рубежом доллары в золото, произведя тем самым односторонний пересмотр международной денежной системы, существовавшей уже 25 лет. Президент заявил, что он предпринял эту акцию для предотвращения нападения международных спекулянтов на доллар. В то же время эта мера позволила снизить безработицу на 2% и увеличить загрузку производственных мощностей. Правда, в итоге девальвация доллара привела к нефтяному шоку 1973 года. Но это было потом, а в краткосрочной перспективе США однозначно выиграли. И снова за счет иностранных инвесторов, вместе с держателями золотых запасов" (А.Панарин). Вот как красочно описывает события 1971 года литератор А.Никонов: "Это была катастрофа. В Америке, подвергшейся европейской долларовой атаке, были совершенно нерыночным образом заморожены зарплаты и цены. Золотой запас страны упал в два раза. Доллар девальвировался. США объявили, что они в одностороннем порядке разрывают все свои долговые обязательства и перестают обменивать свое золото на "ваши" доллары. Президент Никсон был вынужден публично признать, что в США имеется 52 миллиарда долларов, а в остальном мире - аж 132 миллиарда".

15 августа 1971 года президент США отдает распоряжение отменить обмен долларов на золото. Одновременно были заморожены на 90 дней цены и на 10% увеличена пошлина на импортные товары. Можно вспомнить знаменитое выступление Ричарда Никсона от 15 августа 1971 года. Президент США спросил: "А теперь скажите, кто выигрывает от этих кризисов?" И сам ответил на свой риторический вопрос: "Не рабочий, не инвестор, не подлинный производитель богатств. Выигрывают международные валютные спекулянты". Напомним, и как Р.Фримэн и Дж.Хёфле формализуют генезис постиндустриального общества: "Три узловых момента привели к закреплению политики постиндустриального общества. Первый - когда президент Ричард Никсон 15 августа 1971 года оторвал доллар от золоторезервного стандарта, что привело к отрыву финансовых потоков от потоков промышленной продукции. Второй произошел в октябре 1979 года, когда председатель Федеральной резервной системы США Пол Волкер пошел на поводу политики, "контролируемой дезинтеграции экономики", и устранил все ограничения для роста банковских ставок. В результате базовые кредитные ставки коммерческих банков подскочили за год аж до 21.5%, что оказало угнетающее влияние на реальный сектор экономики. Третий случился, когда Уолл-Стрит спровоцировал массовый выкуп контрольных пакетов акций компаний под кредиты, оплачиваемые самой компанией (leveraged buy-out, LBO), что привело к поглощению и раздроблению компаний. Этот продолжающийся более трех десятилетий процесс породил долговой скачок по двум направлениям - в производственной и в непроизводственной сферах". Подчеркнем, что Фримэн и Хёфле начинают отсчет становления постиндустриального общества с 15 августа 1971 года.

Отмена "золотого" стандарта, безусловно, является ключевой датой в новейшей глобальной истории. Анализируя текущий мировой кризис, российский экономист М.Хазин отметил: "Кризис, который углублялся в течение последних 10—15 лет, на самом деле возник в результате решения, принятого 15 августа 1971 года — отделить доллар США как валюту для осуществления международных расчетов и мировой торговли от фиксированного, золотого эквивалента". Признаем, что текущий мировой кризис жестко связан с событиями 15 августа 1971 года. Именно поэтому, перспективное видение третьего и четвертого дефолтов доллара и попытки реанимировать  в ходе текущего кризиса международные надгосударственные институты, рожденные Бреттон-Вудскими соглашениями, и составляют единый контекст анализа для широкого круга аналитиков из различных стран мира.

Данный этап глобализации можно обозначить как "свободно-долларовый" этап, признавая доминантным финансовый аспект глобализации. Следующий этап глобализации связан с именем 40-го президента США.     

Рейганомика (1981 – 1989)

Д.Сорос акцентировал внимание на следующем: "Когда примерно в 1980 году. к власти пришли Маргарет Тэтчер и Рональд Рейган, рыночный фундаментализм стал господствующей идеологией. Именно рыночный фундаментализм предоставил финансовому капиталу управляющее и руководящее место в мировой экономике".  Признаем, что начало реформ Рейгана – это и начало нового этапа глобализации. Точкой отсчета данного этапа глобализации можно считать дату начала президентства Р.Рейгана.

Экономист А.Кобяков, анализируя Кондратьевские циклы, отметил следующее:  "Для быстрейшего преодоления кризисных явлений понижательной волны ТНК потребовали снять все ограничения, определяемые господствовавшей тогда кейнсианской идеологией, сдерживавшие свободное перемещение капитала по всему миру. Именно эти силы на рубеже 1980-х годов привели к власти Маргарет Тэтчер в Великобритании и Рональда Рейгана в США. И с середины 1980-х годов начала свое победное шествие по миру неолиберальная революция, осуществившая в интересах ТНК глобализацию мировой экономики на базе сформировавшегося нового – пятого – технологического уклада. Двадцать с лишним лет ТНК под знаменем глобальной идеологии неолиберализма вели вперед мировую экономику по повышательной волне пятого К-цикла. Именно в этот период начался длительный подъем мировой экономики, продолжавшийся вплоть до начала нового тысячелетия, когда потенциал экономического развития пятого технологического уклада исчерпал себя. С момента смены тысячелетий производственный капитал снова стал демонстрировать тенденцию к превышению мощностей над реальным спросом на продукцию новых отраслей, связанных с интернет-технологиями, компьютерной техникой и мобильной связью, о чем свидетельствовал так называемый "азиатский" (а в действительности – мировой) кризис 1997–1998 годов и экономический кризис в США 2001 года. Это, в свою очередь, привело к росту издержек и падению средней нормы прибыли. И, в полном соответствии с теорией Н.Д. Кондратьева, капитал потек туда, где он мог без больших усилий получать высокую прибыль, то есть из производственной сферы – в спекулятивные операции на фондовом, сырьевом и ипотечном рынках".

М.Хазин акцентирует внимание на аспекте "вывоза капитала": "К 70-м годам минувшего века капитал уже вывезли всюду, куда только можно (Китай и Индия как рынки еще не существовали, а соцсистема была замкнута), и начался острый кризис. Локальный выход тогдашний председатель Федеральной резервной системы США Пол Уолкер и администрация Картера увидели в стимулировании потребительского спроса за счет эмиссии. В полной мере эту политику реализовал следующий президент, по имени которого эта программа и была названа. "Рейганомика" стимулировала спрос государства программой "звездных войн" и последующий спрос домохозяйств. Советское руководство частично неявно, частично явно отказалось форсировать соревнование двух великих держав, в результате чего СССР проиграл". Хазин так описывает состояние экономики США до старта реформ Р.Рейгана": "Представьте себе страну, которая уже 10 лет находится в депрессии (США 70-х годов). Высокая инфляция в сочетании со стагнацией (так называемая стагфляция), постоянное падение уровня жизни населения (до сих пор самые высокие зарплаты в США были в 1968 году, даже по официальной инфляции). Как она может выйти из этого положения? Запустить новую технологическую волну? Но кто даст на нее деньги, если при падающем уровне жизни трудно сохранить продажи уже существующих товаров. А ведь чтобы продать новые, нужно, чтобы граждане сократили потребление традиционных товаров и услуг, которых и так не хватает ... Что делать? Выход лежал в той модели, которая позднее получила название "рейганомика". И суть ее состояла в следующем: сначала предприятиям дали кредиты и инвестиции на развитие, обещав им, что спрос будет. А потом начали резкую накачку спроса путем кредитования потребителей. Это вполне рабочая модель, но у нее есть один серьезный недостаток. Состоит он в следующем. Предприятиям дали денег на развитие за счет увеличения их количества (то есть эмиссии). Механизм тут не принципиален, а факт налицо. Значит, если речь идет о нормальной экономике, то инвестиции должны вернуться за счет продаж. Продажи выросли, может быть, инвестиции даже начали возвращаться, но деньги-то потребителям тоже дали за счет эмиссии (а откуда еще?). То есть эмиссионный рост был налицо. И для его компенсации нужен был соответствующий рост экономики – чтобы граждане могли вернуть кредиты за счет роста своих доходов".

Д.Голубовский акцентирует внимание на следующем: "Никаких идей у финансовых властей США больше не было, и в июне 1987 года тогдашний председатель ФРС Пол Уолкер неожиданно объявил о своей отставке. В качестве его преемника Рейган назвал Алана Гринспена, который очень хорошо зарекомендовал себя работой на различных руководящих должностях в администрации президента. Именно этот человек и сотворил то чудо, которое спасло финансовую систему США в конце 80-х ценой того, что превратило ее в источник болезни для всего капиталистического мира". Голубовский напоминает о рождении рынка деривативов:  "После того, как фондовый рынок в 1986 году рухнул, кредитно-финансовая система США оказалась на какое-то время парализована примерно так же, как и сейчас, и тогда на свет родилось еще одно изобретение "рейганомики", последнее и самое значимое – слаборегулируемый рынок деривативов. Поставив биржу под жесткий контроль, схлопнув пузырь лишней ликвидности и разорив по ходу дела мелких инвесторов, правительство США лишило себя возможности продолжать практиковать "кредитный электрошок". Впрочем, он уже выполнил свою главную историческую задачу – вернул доверие к доллару на фоне огромных рисков, которые породил в финансовой сфере, – примерно такая же тенденция, кстати, просматривается и сегодня – доллар в условиях огромных глобальных рисков растет, хотя именно американская экономика является источником глобального кризиса. Если посмотреть на сложившуюся в 1986 году ситуацию с другого ракурса, то можно сказать, что агония старой кредитно-финансовой системы индустриального капитализма, длящаяся 15 лет с момента дефолта США по золоту, в 1986 году закончилась ее смертью. Но труп, – материальная составляющая системы в виде долларовой массы, – остался".

Д.Тененбаум также отмечает аспект создания рынка деривативов: "В 1985 году была начата политическая линия, приведшая к появлению "экономического пузыря" Японии в 1986-1991 годах. Консолидация происходила через так называемые Плаза Аккордс. По сути дела, японская «экономика пузыря» не была японским явлением как таковая, она являлась интегральной частью глобального финансового пузыря, который начал надуваться в связи с запуском в действие "рейганомики". В то же самое время министр финансов США провозгласил начало политики, направленной на "финансовую глобализацию". Пузырь начал трещать по швам в октябре 1987 года, когда случился широко известный обвал биржевого рынка – "черный понедельник", повлекший за собой коллапс огромной доли рынка "бросовых акций". Тем не менее, вместо того, чтобы приняться за исправление причин появления пузыря, было принято решение надуть новый: пузырь так называемых "финансовых производных".

Д.Голубовский презентовал следующее видение: "Труп невозможно было похоронить – это означало бы конец власти всей элиты США, которая, в отличие от советской, была вполне себе в своем уме, и свои интересы понимала прекрасно. В этот труп надо было срочно вселить новую душу, чтобы оживить его. Надо было создавать новый механизм обращения и утилизации денежной массы и задолженности, и решение было предложено Гринспеном, великим черным магом глобального финансового рынка, который тогда как раз вступил в должность директора ФРС. Я бы назвал его финансовым некромантом. Гринспен решил задачу, стоящую перед "рейганомикой" путем массового внедрения деривативов – различных ценных бумаг, часто внебиржевого характера, представлявших собой права заимствования, права на совершение сделок и различные страховые инструменты для страхования капитала. Фьючерсы, опционы, кредитные свопы наводнили финансовый рынок США, заняв практически нерегулируемую нишу, отданную на откуп крупнейшим американским инвестиционным банкам. Высокая волатильность рынков, которые стимулировала "рейганомика", благоприятствовала широкому внедрению всех этих инструментов. Вслед за сравнительно простыми инструментами в дальнейшем появились сложные структурные облигации и деривативы. Суть этих бумаг заключалась уже в том, что как актив они представляли собой ни что иное, как сложные математические модели оценки рисков. Эти бумаги, в сущности, стали своеобразной монетизацией инвестиционных стратегий банков, инвестиционных фондов и хедж-фондов, расфасованных в эти инструменты, и выведенных на практически нерегулируемый по сравнению с биржевым межбанковский финансовый рынок. Основными покупателями таких бумаг стали пенсионные фонды и обычные банки, специализирующиеся на депозитах и кредитовании.

Голубовский акцентирует внимание на том, что "широкое внедрение деривативов радикально преобразило весь капиталистический мир. Суть этого преображения заключалась в том, что к наличным деньгам и кредитным обязательствам, составлявшим ранее двухуровневую модель капиталистической экономики, добавился третий уровень, который по отношению ко второму уровню – кредитному – стал играть ту же роль, которую сами кредиты играли по отношению к наличным и безналичным долларам. Это привело к парадоксальному преображению всей банковской системы, которое заключалось в том, что долги, фактически, получили статус наличности межбанковских расчетов, причем самой надежной межбанковской валютой, разумеется, стали долги правительства США, обеспеченные безграничным ресурсом печатного станка.

 Голубовский так описывает метаморфозу американских финансов: "К финансовой власти ФРС США, которая была эмитентом национальной валюты, и к середине 80-х годов уже не справлялась с управлением экономикой, добавилась власть собственно правительства США и относительно слабо регулируемых инвестиционных банков, которые в этих условиях оказались главными эмитентами новой межбанковской валюты – собственных долгов! Так волшебным образом государственный долг США был превращен из обузы для бюджета в важнейший инструмент новой экономики, которую надо было бы назвать посткапиталистической – этот термин, мне кажется, подходит к ней больше, чем термин "постмодернистская". Долги и прочие первичные финансовые производные стали играть для деривативов ту же, по сути, роль, что и обычные деньги для самих долгов – роль частичного покрытия. А обычные деньги, в свою очередь, для деривативов стал играть роль золота – архаичного финансового актива, роль которого неуклонно снижается.

Созданная Гринспеном новая экономическая модель спасла США от финансового краха. Суть американского спасения была в том, что Гринспен создал бездонный рынок государственного долга США. Так, во всяком случае, тогда казалось почти всем, кроме самых дальновидных людей. Все же остальные приняли новое достаточно абсурдное положение вещей, согласно которому долги создаются не только для того, чтобы получать оборотные средства, но и для того, чтобы получать в дальнейшем право занять еще больше. Если быстро набравший колоссальный объем рынок деривативов опирается на рынок государственного долга, то кто будет требовать от правительства США обналичить этот долг, зная, что это убьет мультитриллионный рынок деривативов и похоронит под собой всю мировую финансовую систему? Так правительство США получило иммунитет от перспективы выплаты своих долгов – они никогда их не оплатят, потому что с них никогда их не взыщут, и в силу этой причины долги правительства США парадоксальным образом стали объектом самых надежных инвестиций в долларовой экономике".

С.Егишянц выделил следующее: "Рейганомика открыла ящик Пандоры: американцы с упоением принялись занимать деньги и тратить их, не оставляя про запас почти ничего. Если в первой половине представленного периода американцы сберегали примерно 10% своего дохода, а величина их долга держалась около уровня 70% от текущего дохода, то после 1984 года ситуация резко изменилась. Уже в начале 1990-х годов долг сравнялся с текущим доходом, а к концу 2002 года он достиг 120% от дохода. Напротив, норма сбережений круто ушла вниз, достигнув к октябрю 2001 году минимальной величины 0.3%".

Вышеизложенное позволяет нам сделать следующие выводы:

·        Рейганомика заложила мощный фундамент милитаризации экономики США, что позволило ей после крушения СССР и социалистической системы и становления однополярного мира осуществить военную агрессию против Сербии, а затем перейти к этапу crush-глобализации и нести "свет демократии" народам Афганистана и Ирака.

·        Рейганомика создала рынок государственного долга США.

·        В ходе рейганомики начался процесс создания "слаборегулируемого рынка деривативов".

Это позволяет нам связать процессы, начатые в конце 80-х годов ХХ века с мировым кризисом, начавшимся в 2007 году.  

Д.Голубовский охарактеризовал новую стадию развития экономики как "посткапиталистическую". М.Хазин презентовал иное видение: "Рейганомика" привела к существенной трансформации мировой системы капитализма, переходу его в третью стадию после классического периода и империализма — стадию финансового капитализма". Не оспаривая ту или иную позицию, мы должны признать, что "рейганомика" является существенным этапом процесса глобализации. Данный этап является не менее важным, чем этап "вашингтонского консенсуса".

Этап "вашингтонского консенсуса" (1989 – 2001)

А.Володин отметил существенное: "Вашингтонский консенсус", действительно, знаменовал собой смену вех в политическом мышлении элит на Западе и на Востоке. Вера во всесилие рыночного механизма, в подавление инфляции, небрежение к проблемам занятости – эти и другие факторы составили, так сказать, философскую основу и глобализации, и модернизации". Аналитик М.Вулф отметил: "Нашу эпоху формировали... отказ Китая от плановой экономики и переход на рыночные принципы при Дэн Сяопине, развал Советского Союза в период с 1989 по 1991 годы, конец индийской политики, ориентированной на внутренний рынок после 1991 года. Провал системы центрального планирования, конец холодной войны и, прежде всего, присоединение миллиардов новых участников к процессу глобализации мировой экономики. Вот поворотные моменты нашей эры".

Выдающийся экономист Джеймс Кеннет Гэлбрейт выделил существенное: "Доктрина, известная под названием "Вашингтонский консенсус", была по своему характеру неким символом веры глобализации. В ней отразились уверенность в том, что рынки действуют эффективно, что отсутствует потребность в их управлении со стороны государства, что между бедными и богатыми не существует конфликтных интересов, что дела идут наилучшим образом, если в них не вмешиваться... На самом же деле верно то, что бедные, т.е. подавляющая часть населения большинства стран мира, должны ежедневно питаться. Хорошей будет та политика, которая гарантирует, что они смогут это делать, при этом постоянно должно обеспечиваться улучшение рациона питания, жилищных условий, системы здравоохранения, других материальных условий жизни. Плоха та политика, которая прямо или косвенно провоцирует нестабильность, создает проблему с потреблением продуктов питания по соображениям эффективности или либерализма либо даже свободы. Стремление к конкуренции, дерегулированию, приватизации и открытым рынкам капитала в действительности подорвало экономические перспективы многих миллионов беднейших людей в мире. Так что такая политика - просто наивная и неправомерная кампания. Она по-настоящему угрожает безопасности и стабильности в мире, поскольку подрывает основы обеспечения самих себя хлебом насущным..."

Большинство аналитиков считают датой возникновения "вашингтонского консенсуса" 1989 год. Именно в это время данный концептуальный формат презентовал Д.Вильямсон. А.Салицкий отметил: "Выражение "Вашингтонский консенсус", появившееся в конце 80-х годов, похоже, уходит в политическое небытие. Автор этого выражения, Джон Вильямсон (экономист Института международной экономики в Вашингтоне) включал в него макроэкономическую стабилизацию, микроэкономическую либерализацию и открытие внутреннего рынка. Эти меры предписывались с 80-х годов МВФ тем развивающимся странам, которые, попав в долговую петлю, остро нуждались в валютных кредитах фонда. Затем выражение "Вашингтонский консенсус" приобрело политический оттенок – для одних как символ победы в "холодной войне", для других – как навязываемая Соединенными Штатами политика "минималистского государства" и монетаризма". Известный российский аналитик С.Егишянц так иронично позиционировал "Вашингтонский консенсус": "Это комплекс джентльменских соглашений, выработанных... совместно мировыми финансовыми организациями и ФРС США с тем, чтобы постепенно отменить меры, принятые государствами по регулированию деятельности финансовых рынков, и со временем добиться полной либерализации действий для этих рынков. "Вашингтонским консенсусом" эти соглашения назвал один из авторов, американский экономист Джон Вильямсон - и хотя потом он многократно пытался объяснить, что его неправильно поняли, было уже поздно".

Широкий круг экспертов связывает "Вашингтонский консенсус" с глобализацией. А.Чесноков отметил: "Символично, что накануне программной политической презентации глобализации был принят экономический план — программа "Вашингтонский консенсус". Соглашение подразумевало открытость рынка, стандартизацию и свободу экономической деятельности в отдельных странах, настаивая на уменьшении влияния и лояльности государства по отношению к экономическому сектору и к желающим выйти на мировое экономическое поле. Свою важнейшую роль здесь сыграли единая валюта (курс и существование которой зависит от ФРС) и развитие виртуальных финансовых рынков". Смысл воплощения в жизнь "Вашингтонского консенсуса" сформулировал К.Панкратов: "Сущность догмы под названием "Вашингтонский Консенсус" (если убрать несколько слоев пропаганды) состоит в том, что самой важной экономической задачей правительства должно быть ублажение и приспособление к интересам финансовых рынков - "этих чертовых биржевых спекулянтов", выражаясь словами самого Клинтона. Откройте все двери, продайте все самым крупным транснациональным корпорациям, при первых признаках бури махните рукой на процентные ставки и занимайте еще - под более высокие проценты. И держите при себе побольше "рыночных реформаторов", чтобы умасливать МВФ и биржевых спекулянтов".

Таким образом, мы можем с вами отметить, что данный этап глобализации наиболее четко формализуется в концептуальном аспекте.

Признаем, что 1989 год можно считать вехой в новейшей глобальной истории человечества не только потому, что  именно в этом году появилось словосочетание "вашингтонский консенсус". С 1989 годом связаны еще ряд ключевых событий. Важнейшие из них - падение Берлинской стены и завершение "холодной войны". Можно вспомнить и заявление организаторов Нобелевской Конференции 1989 года, озаглавленной вполне откровенно – "Конец Науки". В нем, в частности, говорилось: "Поскольку мы занимаемся изучением мира сегодня, нас не покидает все более острое ощущение того, что мы подошли к концу науки, что наука, как некая универсальная объективная разновидность человеческой деятельности завершилась". Можно вспомнить и события на площади Тяньаньмэнь, продемонстрировавшие волю руководства Китая противостоять негативным эффектам глобализации, демократизации и вестернизации.

Отметим, что многие аналитики позиционируют 1989 год, как переломный. Ги Верхофстадт, премьер-министр Бельгии в 1999–2008 годах, выделяет следующие "поворотные моменты" в истории человечества: "1989-й, когда пала Берлинская стена и рухнул "железный занавес"; 1944–1945 годы – окончание Второй мировой войны, создание Организации Объединенных Наций, подписание Бреттон-Вудских соглашений, начало фанатичной гонки двух новых сверхдержав за превосходство; 1919, 1814–1815 и 1648 годы, когда соответственно был заключен Версальский мирный договор, состоялся Венский конгресс и подписан Вестфальский мир. Все это вехи, ознаменовавшие завершение одной эпохи и возвестившие о наступлении новой эры в истории человечества". Олег Гаврилишин, научный сотрудник Центра международных исследований им. Мунка (Munk Center for International Studies) при Торонтском университете, презентовал следующее видение: "9 ноября 1989 года рухнула Берлинская стена. Это судьбоносное историческое событие знаменовало собой завершение коммунистического эксперимента и близкий конец советской империи, стало символом окончания "холодной войны", освобождения миллионов людей от власти авторитарного государства, державшего их в изоляции от остального мира, и избавления экономики коммунистических стран от пут социалистического централизованного планирования". 3 декабря 1989 года Генеральный секретарь ЦК КПСС М.Горбачев заявил во время встречи с президентом США на Мальте: "Мы настроены на мирные отношения с США. И именно, исходя из этой предпосылки, предлагаем трансформировать нынешнее военное противостояние". 3 декабря 1989 года многие аналитики считают датой окончания "холодной войны" между "Востоком" и "Западом".

Широкий круг аналитиков считают временем окончания "холодной войны" 10 часов 45 минут 25 декабря 1991 года - прекращение существования СССР, а действия М.Горбачева – "актом о капитуляции СССР в холодной войне". Военный аналитик Л.Ивашов убежден: "Холодная война носила глобальный характер, и наступивший после ее завершения период является периодом закрепления победителями результатов глобального масштаба, то есть утверждения мирового господства". Для нас важно осознать, как это отразилось на процессе глобализации.

И.Бощенко презентовал особенности расширения "долларовой системы": "К концу 80-х годов сфера роста западной экономики базирующейся на ссудном проценте подошла к пределу своего роста, т.к. прямое военное расширение из-за ядерного сдерживания было невозможно, то начались кризисные явления, которые выразились в кризисе 1991-го года ... в США. Дело в том, что дефицит бюджета и угрожающие финансовые показатели привели в 1991-м году к массовым беспорядкам в США и вся система базирующаяся на ссудном проценте была на грани краха. Но судьба преподнесла подарок, второй центр рухнул "сам собой", высвободив огромное экономическое пространство, пригодное для освоения долларовой системой. Этого пира хватило ровно на 10 лет, и вновь, когда система ограничилась в росте, начались кризисные процессы и обвал фондовых рынков в марте 2001-го. Вновь замаячила угроза глобального кризиса системы базирующейся на ссудном проценте, в это время существовало ещё несколько зон, которые мешали расширению долларовой зоны, это Ирак и Афганистан, Иракский лидер договорился до того, что отказывался продавать нефть за доллары, таким образом, сужая экономическое пространство обращения доллара не только у себя, но и у импортеров его нефти. Наказание последовало в марте 2003, другим поддерживающим фактором для США стало открытие больших рынков дешевой рабочей силы в Китае, Индии, Индонезии. Но и этот ресурс оказался конечным. Моноэкономическая система, базирующаяся на ссудном проценте охватила всю планету Земля. Система подошла к физическому пределу своего роста. Это значит, что экспансия и расширенное воспроизводство более уже не возможно, как бы кто-то не старался, но придётся банкротить тех, кто не обеспечивает самой высокой прибыли".

В 1990 году японский исследователь К.Омае предположил: "В эру глобализации все главные процессы оказываются подчиненными либеральному рыночному пространству. Наступает новая эпоха в истории человечества, когда традиционные нации-государства теряют свою естественность и становятся непригодными как партнеры в бизнесе". Признаем, что предположение К.Омае о латентной десуверенизации национальных государств оказалось близко к истине. Более того, ослабление суверенных государств проходило и в формате торжества "общечеловеческих ценностей", источником которых является Всемирная декларация прав человека 1948 года. 

Т. де Монбриаль, директор Французского института международных отношений (IFRI), отметил следующее: "Суть экономической реальности, называемой глобализацией, заключена в финансовой сфере. Свобода перемещения капиталов росла по мере развития информационно-коммуникационных технологий и преодолевала границы, стирая одновременно различия между формами вложения капитала и частной собственности, на которых прежде основывались монетарные системы и экономические теории. 1990-е были отмечены крупными сделками. На фоне появления частных акционерных капиталов (private equity) и хедж-фондов (hedge funds) происходили глубокие изменения в процессах слияния и приобретения компаний, успех которых в большей степени зависел от конъюнктуры на все более нестабильных финансовых рынках. По коммерческим соображениям самые крупные предприятия могут сегодня в одночасье сменить владельцев, оказаться поделенными на несколько более мелких фирм или же, напротив, стать частью большой компании".

М.Делягин делает вывод: "Мир должен подчиняться одной идеологеме". Для широкого круга аналитиков и экспертов "вашингтонский консенсус" – это, действительно, нечто из разряда "религия – идеология". Г.Вельяминов отметил следующее: "Будучи своего рода вероучением, неолиберализм окружен ореолом сакральности: бог этой "религии" – Капитал; храм – свободный рынок. Есть и свое евангелие – так называемый "Вашингтонский консенсус" Этот термин, введенный в политический обиход в конце прошлого века экономистом Джоном Уильямсоном, служит для обозначения лишь виртуального консенсуса великих мира сего, принимающих в отношении более уязвимых стран и сообществ важнейшие решения, которые реализуются через международные учреждения, в основном подконтрольные Соединенным Штатам".

Этап "вашингтонского консенсуса" был завершен 11 сентября 2001 года. Отметим, что предшествовало приходу crush-глобализации. "Business Week" писал в конце 2000 года: "Головокружительные дни глобализации прошли. Если некогда считалось, что простое распространение рынка уничтожит бедность, уничтожит диктатуры и объединит разные культуры, то сегодня одно упоминание глобализации вызывает озлобление, разногласия и упреки... Отчаяние вытесняет эйфорию; оборона сменяет триумф. Волны протеста свидетельствуют о растущих сомнениях в способности глобализации творить добро" (06.11.2000). В это время появились сотни публикаций о постглобализации, о которых сегодня забыли, так как процесс распространения демократии и общечеловеческих ценностей, маркирующих процесс глобализации, принял новые агрессивные формы.

Американская экономика вступила в рецессию 1 декабря 2007 года, заявила экспертная комиссия Национального бюро экономических исследований (National Bureau of Economic Research - NBER). Данная частная неправительственная организация, объединяющая ведущих экономистов, следит за хронологией бизнес-циклов в США. По данным NBER, в прошлый раз американская экономика переживала рецессию в марте-ноябре 2001 года. Я.Бутаков отметил, что "теракты реального или мифического Бен-Ладена состоялись как нельзя более кстати для реализации США своих новых глобальных геостратегических планов. В данном случае – для присутствия в Центральной Азии и для подготовки последующего вторжения в Ирак". Аналогичной позиции придерживается С.Батчиков: "Глобализация под эгидой Запада генерирует хаос, но не может создать аттракторы, которые втягивали бы этот хаос в структуры желаемого порядка. Глобализованный мир столкнулся с выделяемыми им же "антителами". Террористический ответ на террор Нового мирового порядка питается ненавистью всего многообразия социальных и культурных идентичностей, которые репрессированы и унижены нынешней глобализацией". Батчиков считает: "Глобализация – новый тип войны, причем участь потерпевших поражение в этой войне будет ужасной".

Вышеизложенное позволяет нам связать между собой два следующих друг за другом этапа глобализации.

Crush-глобализация или terror-глобализация (2001 – 2007)  

Известный российский аналитик С.Кургинян выделил существенное: лобализация после 11 сентября приобрела новый характер, она уже никоим образом не разыгрывается только в  поле роста потребительских ценностей". Кургинян подчеркнул: "События 11 сентября точно показали, какая именно модель глобализации и какой именно поворот фактически в создании этой модели намечается. В принципе этого можно было ожидать уже с приходом Буша. Потому что нет однозначности в мировом сообществе по поводу того, какие именно сценарии глобализации будут избраны. Если сценарий Гора и предшествующий сценарий Клинтона предполагали некое фронтальное наступление западных ценностей, скажем, потребления, постиндустриализма и всего прочего, с развертыванием этих ценностей по принципу "всем же нравится, когда есть вещи, телевизор, свобода, и с помощью телевизора и представления о западном образе жизни мы и победим", то консервативная элита, и Буш в том числе, поддерживают в целом идею глобализации как господства, как теперь уже говорит Бжезинский, "нашей мировой империи".

В.Иноземцев отметил следующее: "В последнее время утверждение о том, что мир неузнаваемо изменился после террористических атак на Нью-Йорк и Вашингтон 11 сентября 2001 года, стало общим местом. Эксперты заговорили о "новой геополитической реальности", а "войну с террором" стали именовать чуть ли не Четвертой мировой. Америка, возложив на себя миссию борьбы с вездесущим, но невидимым врагом, казалось, восстановила если не лидирующую, то доминирующую роль в мире. Граница "долгого ХХ века" была определена, а либеральные сторонники теории "конца истории" считались посрамленными". Известная правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) обвинила администрацию Буша в том, что, начиная с 11 сентября 2001 года, было принято решение игнорировать "в борьбе с терроризмом" как международное, так и внутреннее право. В докладе HRW говорится, что Вашингтон решил игнорировать и собственное, и международное законодательство в области прав человека, издеваясь над заключенными и унижая их с целью получить нужные сведения. Данный аспект является важным для осмысления особенностей этого этапа глобализации.

С.Кургинян презентует алармистский взгляд на данный этап глобализации: "Глобализация отнюдь не исчерпывается Интернетом, другими сетями коммуникаций, глубиной международного экономического и культурного сотрудничества. Глобализация террора, глобализация преступности – тоже феномен нашего времени. Не поняв содержания этого очевидного для нас мирового зла, мы не можем воспрепятствовать его победе. Террор – в прямом переводе с латинского и по своей сути – это то, что производит и эксплуатирует страх". Кургинян считает, что после 11 сентября 2001 года "на повестку дня встал вопрос об управляемой архаизации, управляемой регрессии, управляемой динамике, с помощью которых какую-то часть человечества можно будет двигать не вперед, как бы нам ни нравилось это движение, не к какому-то роботизированно-западному образу жизни, а к управляемому снижению показателей жизни, к возврату доиндустриальных форм этой жизни, к ломке всего, что связано с индустриальностью. И это принципиальный глубокий поворот, который нас касается в первую очередь. Более того, можно считать, что на данной территории сейчас и происходит некий эксперимент по возможности осуществления подобных возвратных форм".

Необходимо признать, что 11 сентября 2001 года  – это начало нового этапа глобализации. Данный этап можно условно назвать этап crush-глобализации или этап terror-глобализации. Отметим, что очень сложно однозначно классифицировать данный этап глобализации. С одно стороны – это период в новейшей глобальной истории, начавшийся с "удара", в первую очередь, по массовому сознанию. С другой стороны, технологическое позиционирование мировыми СМИ "войны с международным терроризмом" позволяет связать данный этап глобализации с символом "террор".

Ф.Лукьянов акцентирует внимание на том, что "после террористических атак на Нью-Йорк и Вашингтон 11 сентября 2001 года многие заговорили об изменении базовых подходов американской политики. Впервые в истории меры по обеспечению национальной безопасности одной, пусть и сверхмогущественной, державы носили глобальный, всеобъемлющий характер. По сути, был поставлен вопрос о необходимости переустроить мир таким образом, чтобы он не мог больше представлять угрозу для США. Наиболее откровенные комментаторы заговорили о наступлении эпохи "американской империи", что само по себе звучало парадоксом — пафос всей политической философии Соединенных Штатов с момента их основания был антиимперским". Г.Вельяминов считает, что "провозглашение борьбы с терроризмом чуть ли не главной задачей международного сотрудничества, утверждение "права" на превентивное, упреждающее применение военной силы против угрозы терроризма, поиски очагов терроризма в странах-изгоях направлены не столько на противостояние террору, сколько на достижение своекорыстных целей Вашингтона".

У.Бек отметил: "При слове "глобализация" мне вспоминается одна политическая карикатура: Испанские завоеватели, конквистадоры, во всем блеске своего оружия и амуниции, верхом на боевых конях появляются перед туземцами Нового света. Надпись на облачке над ними гласит: "Мы пришли, чтобы повести с вами речь о Боге, цивилизации и истине!" Обескураженные туземцы в ответ: "Ладно, а что собственно вы хотите узнать?" Сегодня место "туземцев" отведено гражданам Афганистана и Ирака. К ним цивилизация пришла вместе со словами "свобода", демократия" и "международный терроризм".

В.Штепа предположил: "Нынешний агрессивный "атлантизм" вашингтонских политиков, стремление "наводить демократию" в арабских странах и т.д. не имеют никакого отношения к глобализации, но означают попытку создать некий современный "ремейк" Римской империи". Представляется, что это спорная позиция. И.Панарин отметил: "Объявленная США в 21 веке Доктрина борьбы с международным терроризмом является лишь "информационным прикрытием" для реализации исторических геополитических планов США по военному контролю за основными нефтедобывающими регионами мира, прежде всего Персидским заливом и Каспийским регионом". А.Дугин выделил существенное: "Международный терроризм" - это непременная тень самого процесса глобализации".

Эксперты акцентируют внимание на "Стратегии национальной безопасности США", обнародованной президентом Дж.Бушем 20 сентября 2002 года. В ней в частности говорилось следующее: "США будут использовать благоприятный момент, чтобы распространять блага свободы по всему миру. Мы будем активно работать над тем, чтобы донести демократию, развитие, свободный рынок и свободную торговлю до каждого уголка Земли". Многие аналитики классифицировали данные слова в формате "агрессивная глобализация".

В.Самохвалова выделила следующее: "Действительно, если бы имелась в виду необходимость глобализации в интересах всего населения планеты, то для этого был бы избран совершенно иной сценарий, подразумевающий возможность содержательного творческого полилога всех заинтересованных сторон. Это определило бы экономическую справедливость и реальное обогащение всех национальных культур в их содержательном и формальном разнообразии и мягкое становление такой общемировой культуры, которая стала бы синтезом лучших достижений разных народов. Но действительные цели, как мы уже говорили, иные. И потому естественно, что для осуществления этих целей необходима война — в том или ином ее варианте. Война фактически и есть силовое навязывание монолога как средства общения".

Г.Ленц считает, что "основой глобализации является насилие, обеспечивающее через отказ развивающейся страны от своего экономического суверенитета, значительное преимущество западных предприятий перед предприятиями развивающихся стран. Ценой этого является растущий конфликт между развитыми и развивающимися странами, ведущий к революционной ситуации и войнам, возможному применению ядерного оружия, угрожающий жизни на планете Земля". Ленц привел следующее: "По словам Пола Бремера, американского "администратора" оккупированного Ирака, "глобализация создает огромные богатства, но в краткосрочном периоде население развивающихся стран страдает, поэтому их согласие нужно обеспечить необходимыми средствами". Ленц концептуализировал основные идеи crush-глобализации: "Для обеспечения участия развивающихся стран в глобализации западными странами используются

·        "борьба за демократию"

·        "борьба за права человека"

·        "борьба с терроризмом и распространением оружия массового поражения (ОМП)"

К этому списку необходимо добавить право нанесения военных "точечных" ударов ведущими демократическими странами, такими как США и Израиль, по объектам, расположенным в недемократических странах, таким как Ирак, Пакистан, Палестина, Сирия, Сомали. Причем, на недодемократические страны, такие как Россия, право нанесения "точечных" ударов по своим соседям не распространяется.

Crisis-глобализация (2007 - ?)

Мировой кризис заставил широкий круг аналитиков по-новому взглянуть на процесс глобализации. Интеллектуалы различных стран мира пришли к выводу, что глобализация де-факто способствовала росту числа вызовов для человечества. Аллен де Бенуа подчеркнул: лобализация создала положение, при котором крупные кризисы распространяются в планетарном масштабе, не встречая сопротивления, по выражению Бодрийяра, "вирусным путем". Профессор Йельского университета Р.Шиллер убежден, что "глобализация неизбежно влечет за собой рост нестабильности, а поэтому важно напрячь воображение и поразмыслить как о рисках, так и о возможностях, которые несет нам глобализация". Х.Селдон считает, что "современный перманентный системный кризис мирового хозяйствования свидетельствует о жестокой и бескомпромиссной борьбе глобализации и антиглобализма: геоэкономического единства против геокультурного разнообразия". The Financial Times, анализируя текущий мировой кризис, призывает к регулируемости финансовых операций: "Никто не собирается отменять капитализм и сужать границы глобализации, но с другой стороны, финансовые операции должны строго регулироваться". К.Дервиш, администратор Программ развития ООН, призывает к управлению глобализацией: "Растущая взаимозависимость между странами и те вызовы, которые несет с собой этот процесс, ставят перед нами вопрос об организации более эффективного управления глобализацией – управления, которое будет отличаться новыми уровнями сотрудничества между субъектами общественного и частного секторов, между государствами и глобальными рынками".

Аналитик Стивен Роуч, анализируя причины мирового кризиса, предположил: "Отсутствие монетарной дисциплины привело к бесконтрольной глобализации". Б.Ключников иронично отметил: "Глобализация, вопреки либеральной теории, привела к неожиданным и участившимся потрясениям и кризисам". Историк А.Фурсов выделил существенное: "Нынешнее время именуют по-разному: эпоха глобализации, эпоха конца истории, эпоха перехода от Модерна к Постмодерну и т.п. Несмотря на то, что в этом потоке словоблудия отчасти тонет, отчасти сознательно топится реальный смысл происходящего, совершенно очевидно, что речь так или иначе идёт о кризисных явлениях, которые чаще всего анализируются изолированно, в результате чего суть целого исчезает. Если же говорить о целом, то мир не просто переживает кризис, а находится на таком переломе, аналогов которому в истории до сих пор не было".

Один из идеологов антиглобализма субкоманданте Маркос предполагал "Глобализация и неолиберализм превращают мир в архипелаг. И поэтому необходимо навязать рыночную логику, подвести все под общий знаменатель. Это мы называем "финансовой бомбой". Сегодня многие антиглобалисты убеждены, что мировой кризис – это "финансовая бомба", но ее главные разрушительные последствия еще впереди.

Н.Амосова отметила: "В последнее время обострилась проблема негативных последствий глобализации для банковской системы, экономики и социальной сферы отдельных стран и целых регионов. Постепенно становится очевидным, что степень открытости национальных экономик должна соответствовать уровню развития их банковской системы и качеству функционирования институтов внутреннего регулирования". Амосова считает, что "финансовая глобализация проявляется не только в повышенной трансграничной мобильности капиталов, но и в исчезновении границ между различными финансовыми функциями. Например, в дополнение к своим традиционным функциям финансовых посредников банки все чаще берут на себя функции операторов на фондовых и валютных рынках как в собственных интересах, так и по поручению клиентов. В результате основная функция банков – инвестирование, сопровождаемое созданием рабочих мест и реальных активов, в значительной мере вытесняется финансовыми операциями спекулятивного характера".

Д.Голубовский убежден: "В существующих сегодня условиях нужна не гиперглобализация финансов – она только ухудшит сегодня положение вещей, потому что нынешний кризис – это кризис, порожденный тем уровнем неконтролируемой глобализации, который уже есть сегодня. Для гиперглобализации нужен еще больший контроль, а контроля и регулирования не хватает даже для существующего уровня глобализации. Сегодня нужна, напротив, региональная гибкость".

Признаем, что формат кризис-глобализация является условным. Но только взгляд сквозь данный формат позволяет нам увидеть вектора в будущее.

Восемь векторов в будущее

Взгляд в будущее сквозь символ "глобализация" позволяет нам выделить  восемь векторов в будущее:

·        Замедление процесса глобализации. "Процессы глобализации, скорее всего, будут замедляться в течение следующих нескольких лет. Это связано с ростом протекционизма в рамках естественной реакции правительств на Великую рецессию" (Morgan Stanley)

·        Отступление процесса глобализации в формате роста протекционизма. "Мировой кризис - это головокружение от успехов глобализации, глобальная эйфория", - полагает Е.Гурвич. Гурвич предположил, что потоки капитала между странами снизятся, будет расти протекционизм, и мир сделает несколько шагов назад на пути глобализации, по которому все шли последние несколько лет

·        Выход процесса глобализации из-под контроля. "Кризис глубок, и если его не преодолеть, глобализация выйдет из-под контроля" (С.Тэлбот)

·        Распад мира на "зоны глобализации". "США останутся одним из мировых технологических центров, у них будет своя зона глобализации. Скорее всего, они получат в свое распоряжение Латинскую Америку (хотя есть варианты) и, в случае развала Евросоюза, Великобританию" (М.Хазин). "Интеграция, как в начале ХХ века, превысила управляющие возможности человечества, что делает неизбежным "шаг назад" – регионализацию" (М.Делягин)

·        Активизация процесса создания "мирового правительства". "Наверное, мы находимся в начале пути под названием "мировое правительство". Первыми шагами было создание ООН, МВФ, Всемирного банка. Но, по сути, все они созданы 50 лет назад, а с тех пор все поменялось" (Х.Шахмаметьев)

·        Активизация процесса создания "единых денег": "Единая экономика, естественно, требует и единых денег. Действительно, представим себе единое государство с различными деньгами в каждой провинции. Европа это осознала и уже создала единую денежную систему. Таким образом, единые деньги есть актуальная потребность современного состояния человеческой цивилизации, которая позволит глобализационные процессы вывести на новый уровень" (В.Юровицкий)

·        Закрытие проекта "глобализация". "Проект "глобализация" закрывается, на смену ему приходит нечто новое. Скорее всего, этот процесс будет иметь отношение к национальным или этническим единицам" (А.Чесноков). "Глубокий и затяжной экономический кризис в США может оказать на глобализацию такое же разрушительное действие, как Великая Депрессия" (С.Хоффман)

·        Коррекция процесса глобализации. Президент Всемирного банка Роберт Зеллик: "Глобализация нашего времени должна быть такой, где возможности и обязанности распределяются шире. Без этого мы можем придумывать новую архитектуру, но она будет карточным домиком". Под коррекцией процесса глобализации широкий круг аналитиков понимает создание новой мировой валютно-финансовой системы.

Перспективы коррекции достойны отдельного рассмотрения.

Новая мировая валютно-финансовая система -  коррекция процесса глобализации?

Аналитик С.Гриняев отметил следующее: "Текущий этап развития мировой финансовой системы характеризуется ростом напряженности среди финансовой элиты мира. Рост напряженности связан с неоднозначным восприятием происходящих изменений и нарастанием кризисных явлений со стороны различных групп влияния в мировой финансовой элите. Противоречия в мировой финансовой элите могут вылиться в провоцирование региональных (а, возможно, и глобального) финансовых кризисов уже в ближайшие годы. Российский фондовый рынок в ближайшее время окажется вовлеченным в глобальные процессы трансформации мировой финансовой системы". Аналитик И.Фокша считает, что перспектива в институциональных изменениях: "С этой целью будут созданы новые органы на мировом уровне, которые бы способствовали этому перезапуску. Это могут быть некие учреждения, которые бы навели порядок в рейтинговых агентствах, учреждения, отвечающие за риск менеджмента в банках, следящие за операционной деятельностью, а также за рынком деривативов" (Bigness.ru).

М.Либиг отметил следующее: "В самом деле, если в конце 1920-х – начале 1930-х годов, по свидетельству американского историка Чарльза Киндлбергера, хозяйственный и финансовый кризис в США и Германии не мог не оказать влияние на весь остальной мир, то как же удастся предотвратить всеобщий коллапс сегодня? Не только пророки краха, но и вполне "мэйнстримные" теоретики глобализма убеждают нас в том, что если общими усилиями не удастся преодолеть американский кризис, то вся планета будет обречена. Впрочем, оптимизма в этом отношении в последние месяцы поубавилось и среди самых твердых апологетов американской модели". Управляющий директор Международного валютного фонда Доминик Стросс-Кан заявил 11 февраля 2008 года в своем выступлении в Индии: "Мы живем в объединенном мире, и поэтому глобальные проблемы требуют общих решений. Каждый должен быть готов к тому, чтобы выработать скоординированные действия, поскольку не может быть локального решения глобальной проблемы".

Признаем, что на сегодняшний день во всех анализируемых аспектах глобализации нет каких-либо видимых подвижек. Не созданы новые надгосударственные институты. Более того. В глобальном экспертном сообществе не ведется дискуссия о причинах мирового кризиса. Известный итальянский аналитик Дж.Кьеза отметил: "Недавно была глобализация, был настрой на бесконечное развитие... Глобализация развалилась, никакого развития нет в помине, как и рынка, страны национализируют всё, что можно... Но они не знают, как правильно это делать, и дают деньги банкам. То есть те, кто ответствен за кризис, получают ещё больше денег. Пожар тушат бензином". С данной позицией необходимо согласиться. 

Глобализация и протекционизм "несознательных" государств

The Wall Street Journal отметил следующее:  "В мае 2009 года США ввели новые тарифы на импорт стальных труб из Китая, в июне Китай ввел новые барьеры для экспорта адипиновой кислоты и промышленной химии для производства нейлона и полиэстера из США и Европы. В июле ЕС принял решение о введении ограничений на импорт стальных труб из Китая. Встает вопрос: являются ли эти события признаком раскручивания спирали протекционизма и отношений типа "зуб за зуб", угрожающих перерасти в мировую торговую войну? Или торговая политика всегда была такой, а сейчас мы замечаем подобные вещи, потому что мировой экономический спад обострил наши чувства и заставил опасаться протекционизма в стиле Смута-Хоули?" The Wall Street Journal привело следующие данные: "В первой половине 2009 года число новых протекционистских политик, таких как антидемпинговые пошлины и прочие "защитные" меры, увеличилось на 31% по сравнению с тем же периодом прошлого года, что уже само по себе тревожно. Однако многим правительствам нужно больше года, чтобы принять такие решения после получения запроса на защиту внутреннего сектора промышленности. Тот факт, что запросы промышленности на новые импортные ограничения в 2008 году на 34% превысили запросы 2007 года, также заставляет задуматься, даже несмотря на то, что 2007 год отметился историческим минимумом по количеству таких запросов". Признаем, что протекционизм воспринимается широким кругом экспертов, как главное препятствие глобализации.  Аналитик С.Егишянц иронично отметил следующее: "Руководитель ВТО Паскаль Лами снова обрушился на протекционизм – но на прямой вопрос, не кажется ли ему, что нынешний кризис станет началом конца глобализации, он сконфуженно ответил "не знаю". И это говорит о многом.

Отметим также и то, что ряд аналитиков считают протекционизм формой самозащиты собственных народов от разгула глобальной рыночной стихии.  Эрик Хобсбаум отметил в конце ХХ века, что "национальное государство пытается защититься от влияния мировой экономики, которую оно теперь не в состоянии контролировать, а также от международных институтов, созданных ради преодоления его внешнеполитических слабостей". Аналитик Д.Голубовский отметил: "Все игроки так или иначе защищают свои рынки от внешнего вмешательства, когда речь идет о структурообразующих предприятиях и отраслях. ЕС препятствует российским инвестициям в распределение энергии, Россия закрывает доступ к своим распределительным сетям, а так же препятствует инвестициям в стратегические предприятия (а это – значительная часть промышленности). США не пускают к себе китайские и арабские капиталы". Можно вспомнить о предложении Николя Саркози французским автопроизводителям закрыть заводы и сокращать рабочие места в Чехии и Словакии, чтобы поддержать производство и рынок занятости во Франции. Но доминируют иные позиции. Так, Дж.Сорос, защищая глобализацию, постоянно акцентирует внимание на главном виновнике людских бед: "Главной причиной нищеты и бедности во всем мире является неэффективное государственное управление... на глобализацию нельзя взваливать вину за неэффективное государственное управление". И это позволяет нам предположить, что процесс латентной десуверенизации, являющийся "изнаночной стороной" процесса глобализации, никто из повестки исключать не планирует.

Доллар как глобальная проблема и алармистское видение будущего

Превращение доллара в глобальную проблему привело к возникновению множества признаков высоко вероятного перехода мировой валютно-финансовой системы к мультивалютному формату. Экономист А.Смирнов не относится к числу алармистов, но и он видит перспективы мультивалютной системы: "Куда сейчас может пойти мировой капитал - альтернативы США, создавшей безупречную систему международных расчетов, огромный рынок долларовых активов пока нет. Со временем постепенно может развиться мультивалютная система на базе региональных валют с частичным вытеснением доллара. Евро - первая ласточка. Далее подобные зоны могут в Азии, СНГ, Африке и т.д. И здесь уже есть попытки идти в эту сторону. Рубль со временем также мог бы стать резервной валютой. Пока  ЦБ развитых стран поддерживают высокую ликвидность, проводя политику дешевых денег, мировой кризис проблематичен". Нельзя обойти вниманием и алармистское видение будущего. Так, Линдон Ларуш предрекает следующее: "Мы находимся в таком состоянии, когда даже многие из ведущих мировых валют придется либо полностью стереть со счетов, либо провести через банкротство на основании полномочий новой мировой системы. В процессе этого перехода многие нынешние валюты должны быть либо реорганизованы, либо замещены вновь учрежденными валютными единицами с новыми кредитными механизмами. Эта реорганизация валют или их создание заново возможны только в процессе преодоления нынешней тенденции к "глобализации", через создание кредитных учреждений властью полностью суверенных наций-государств". Линдон Ларуш выделяет два этапа реформы мировой финансовой системы: "Нам следует рассматривать валютную реформу как двухэтапный процесс. Первый этап состоит в возникновении региональных блоков, действующих либо вне, либо параллельно с существующими структурами МВФ. На втором этапе эти блоки должны сыграть решающую роль в сооружении глобальной альтернативы уже обанкротившейся системе МВФ. В промежутке региональные блоки государств должны во всех предпринимаемых действиях тщательно избегать разрушительных последствий, которые неизбежно будут иметь место, если их правильные действия будут запутываться в уже обреченной системе МВФ. Благоразумный человек не останется в каюте уже тонущего "Титаника". Переход должен основываться на экономических ценностях, которые существуют вне нынешней системы МВФ и которые гарантированно могут ее пережить".

Линдон Ларуш, анализируя перспективы трансформации мировой валютно-финансовой системы, приходит к выводу, что "речь идет о возникновении региональных систем экономического сотрудничества. Такие региональные инициативы, если их возможно будет объединить, могут послужить в качестве строительных блоков новой мировой валютно-финансовой системы, которой предстоит возникнуть, когда МВФ милосердно подвергнут банкротству". А.Этциони в своей книге "От империи к сообществу: новый подход к международным отношениям" признает одним из наиболее перспективных направлений в международной политике начала ХХI века создание крупных межгосударственных объединений. Этциони считает, что мир не может перейти к единому глобальному обществу, не пройдя этап множественных межгосударственных союзов. М.Хазин предсказывает: "Каким бы не был грядущий кризис, спровоцированный в упреждающем порядке или грянувший сам по себе, он разрушает старую валютно-финансовую систему". А что придет ей на смену?

23 марта 2009 года глава Центробанка Китая Чжоу Чжаочуань призвал МВФ расширить использование СДР и сделать первые шаги к созданию "сверхсуверенной резервой валюты". Признаем, что данное событие, безусловно, займет свое место в новейшей глобальной истории. Но какое именно место займет это событие, зависит от будущего. Сегодня мы можем выделить основные формы дедолларизации:

·        Уменьшение доли доллара в золотовалютных резервах (ЗВР) ведущих стран мира

·        Выведение доллара из экономик критического числа суверенных государств (законодательное закрепление запрета на использование доллара в качестве платежа)

·        Отказ от доллара в сфере межгосударственной торговли

·        Отказ от доллара в качестве универсальной шкалы измерения стоимости товаров на различных рынках

·        Расширение валютных зон устойчивых валют (евро, юань...)

·        "Отвязка" национальных валют от доллара (в мае 2007 года власти Кувейта приняли решение об отказе "привязки" национальной валюты к  доллару)

·        Перспектива создания новых надгосударственных валют и валютных зон (Unasur в Латинской Америке, динар Залива в GCC)

·        Введение амеро, как радикальной формы дедолларизации мировой экономики (самозащита внутреннего американского рынка в условиях коллапса долларовой системы).

Также отметим, что процесс дедолларизации исторически предопределен в рамках генезиса денег. Доллар – это символ бумажных денег, а виртуальные деньги будут ассоциироваться в массовом сознании человечества, скорее всего, либо с глобальной резервной валютой, либо с ограниченным числом резервных валют. Это позволит нам объективизировать анализ процесса глобализации в финансовом аспекте.

Тревожный взгляд в будущее

Известный французский интеллектуал Ж.Аттали сделал следующий футурологический прогноз: "К 2050-му рынок приобретет планетарные масштабы и будет функционировать без вмешательства государства. Я называю такой этап "гиперимперией". Такой открытой империей без границ и без центра будут управлять "гиперкочевники". Каждый останется лоялен только самому себе, а предприятия лишатся национальной принадлежности. Вместо закона будет действовать контракт, юстиция заменится арбитражем. Страховые компании станут играть роль мировых регуляторов, устанавливающих нормы, которым должны следовать государства, предприятия и индивидуумы". Б.Линдси благодушно оценивает глобализацию: "Я абсолютно убежден в том, что то движение по направлению к глобализации, которое мы наблюдаем на протяжении последних лет, является примером замечательного триумфа человечества". М.Шаймиев презентовал следующее оптимистическое видение: "Есть глобализация в нарицательном смысле, а есть интеграция на почве реальных интересов. Почему бы не объявить исламскую глобализацию, причем не против Запада, а совместно с Западом? Деньги есть, есть интеллектуальные силы. Тысячи и тысячи мусульман работают в лучших университетах Запада. Пусть теперь они поработают на исламский мир". В.Карпец надеется на "альтернативную глобализацию": "Речь идет, на самом деле, об "альтернативной глобализации" – как на самом деле альтернативным – и спасительным для исторической России! – стал "социализм в одной отдельно взятой стране в условиях капиталистического окружения" в противовес ленинско-троцкистской, коминтерновской "мировой революции". Но оптимисты сегодня в явном меньшинстве.

Мировой кризис актуализировал алармистские взгляды на глобализацию. Так, Линдон Ларуш категорически заявил: "Глобализация – величайшая афера XX века". С.Кара-Мурза считает, что "глобализация – это мировая контркультурная революция. Это реванш Тьмы". На одном из форумов безвестный Web Doe предположил, что "в условиях общего кризиса капиталистического способа производства, глобальной диктатуры монополистического капитала, а также ряда кризисов глобального масштаба (демографического, социального, сырьевого, экологического и т.п.) возможность установления фашистской диктатуры в пределах всего земного шара становится реальной".

Иоанн Павел II утверждал: "Поскольку глобализация руководствуется только законами рынка в интересах наиболее могущественных, ее последствия могут быть только негативными". Л.Пайдиев констатировал: "Индустриальную экономику заставили работать на человечество. Теперь этот вызов бросила постиндустриальная экономика с её процессом глобализации. Это недобрый мир и он переживает кризис". М.Делягин отметил следующее: "К настоящему времени человечество осуществляет целый ряд разноуровневых и, возможно, разнонаправленных трансформаций, последствия которых неизвестны". Д.Голубовский задает корректный вопрос: "Как можно плыть на корабле без переборок? Когда одна крупная пробоина топит корабль сразу? Опасно, правда? Так почему же мы надеемся построить безопасный мир, основываясь при этом на политике полностью открытых границ и полной свободы перемещения товаров и капиталов? Это очень хорошо только тогда, когда развитие идет по нарастающей, но когда приходит кризис, это сразу оказывает негативное влияние на всех и превращает все плюсы глобализации в минусы".

Философ В.Федотова выделяет трансформацию миссии капитала: "В условиях глобализации ослабла цивилизующая миссия капитала, его ответственность за создание цивилизованной социальной субстанции капиталистических обществ всего мира и выведение их на путь прогресса". Аналитик Д.Голубовский акцентирует внимание на причинах перемены восприятия глобализации: "Так почему же мы надеемся построить безопасный мир, основываясь при этом на политике полностью открытых границ и полной свободы перемещения товаров и капиталов? Это очень хорошо только тогда, когда развитие идет по нарастающей, но когда приходит кризис, это сразу оказывает негативное влияние на всех и превращает все плюсы глобализации в минусы". К.Дервиш, администратор Программ развития ООН, призывает к управлению глобализацией: “Растущая взаимозависимость между странами и те вызовы, которые несет с собой этот процесс, ставят перед нами вопрос об организации более эффективного управления глобализацией – управления, которое будет отличаться новыми уровнями сотрудничества между субъектами общественного и частного секторов, между государствами и глобальными рынками”.

В.Михеев акцентирует внимание на том, что лобализация мировой экономики и персонификация международных отношений создают предпосылки для политической глобализации. Политические события (конфликты, политическая борьба, выборы и т. п.) в той или иной стране, которые согласно господствовавшим до сих пор представлениям являются исключительно их внутренним делом и не допускают вмешательства извне, могут приобретать глобальное значение и затрагивать интересы других государств. Политическая глобализация потребует, таким образом, какой-то приемлемой формы преодоления принципа невмешательства и будет сопровождаться внедрением в мировую практику новых механизмов обеспечения мира - миротворческих операций или международных санкций против "плохих" режимов. Проблема, однако, заключается в том, на основе каких правовых норм, кто и как получит право решать, насколько "плох" тот или иной режим, подпадающий под международные санкции". Г.Попов отметил в конце ХХ века: "Одна из фундаментальных черт русской нации - острый интерес к перспективе, способность думать о будущем и готовность действовать сегодня с учетом глобальных оценок. Видимо, тут сказались влияния разного рода. Прежде всего - пространственное. Если вся страна равна городу - как было в средневековой Европе, - то вопрос о посадке деревьев вдоль улицы может стать стержнем общественной жизни. Если страна живет возле реки, то уже неизбежен интерес к более широким проблемам. А если в сферу проживания нации попадает целая система рек и несколько морей, в которые они впадают, то концепция, например, пути "из варяг в греки" становится естественной для народа. Сами масштабы России веками учили думать глобально и перспективно". Увы, этого нельзя сказать о нынешней властной российской элите. Она мыслит местечково и узко корпоративно.

Религиозный мыслитель Вс.Чаплин поставил следующие вопросы: "Вопрос о власти. В последнее время часто стали говорить о том, что глобализация является тезисом демократии. Все меньше и меньше реальной власти имеют национальные правительства и их представители в международных организациях, все больше власти имеют такие силы, как бюрократия международных организаций, медиамагнаты, лидеры транснациональных корпораций и так далее. Могут ли собственно народы, или их избранные представители, или представители этих представителей в международных организациях реально влиять на принимаемые решения и кто реально принимает эти решения — это тоже большой вопрос. Мы в самой серьезной степени сегодня сталкиваемся с тем, что никем не избранные и никем не контролируемые органы полуформальной или неформальной власти реально являются центром принятия решений, обязательных для исполнения разными странами и разными народами. Думается, что воля этого круга влиятельных людей не контролируется волей большинства населения земли. Очень часто первая воля противоречит второй воле. Очень часто мы реально сталкиваемся с тем, что 0.5 или, может быть, еще меньше процентов населения планеты контролируют практически 100 процентов международной власти. Этот вопрос тоже нам нужно ставить, нужно обсуждать со всей серьезностью и со всей откровенностью". Чаплин выделил существенное: "Очень просто сказать, что глобализация нас не касается, очень просто сказать, что мы можем выстроить какое-то свое маленькое гетто, оградиться какими-то барьерами в рамках страны или в рамках какой-то общины внутри этой страны. Это невозможно. Эти процессы касаются каждого из нас, наших семей, наших сел, наших городов и наших личностей".

А.Дугин позиционирует следующее: "Что отменяет глобализация? По пунктам. Глобализация жестко отменяет государство, суверенитет, национально-экономические системы, национальные администрации, автономии конфессий, привязанные в той или иной степени к политико-социальной, культурной или хозяйственной идентичности, этнические анклавы, суверенные армии, разнообразие этических типов, нравственных типов, национальные валюты, юридические дифференциации, региональные и национальные варианты хозяйствования и диалог культур". Генерал-майор А.Владимиров увязывает глобализацию со сферой национальной безопасности: "Основные вызовы национальной безопасности России внешнего характера связаны с двумя глобальными тенденциями: всеобщей глобализацией всех сфер планетарного бытия и с "диффузией этносов и рас". Первая из этих глобальных тенденций смертельно опасна возможностью окончательной утраты Россией собственной идентичности и национального суверенитета, вторая – возможностью окончательной утраты российским суперэтносом своего исторического месторазвития. Эти общие тенденции развития планетарного бытия будут создавать в целом неблагоприятный фон исторического бытия России". С.Кургинян предположил: "Кто-то видит мир глубоко раздробленным. И соединенным уже по ту сторону этой раздробленности, с полной ликвидацией национально-государственных границ и институтов. Для подобной деструктивно-объединительной модели есть свое название – "глокализация". То есть соединение глобальности и локальности".

Необходимо отметить и то, что глобализация достигла определенного рубежа, на котором происходит переосмысление динамично изменяющейся реальности. И это уже фиксируют аналитики: "Появившаяся в середине июня 2007 года публикация ведущего австралийского центра, занятого исследованием мировой политики, Института Лоуви называет вещи своими именами: антиглобалистами сегодня всё больше становятся именно ведущие развитые государства, опасающиеся глобализации, которую они всё меньше способны контролировать в своих интересах" (Н.Пахомов). Известный российский экономист С.Егишянц оценивает успехи процесса глобализации крайне низко: "Весь тысячеголосый хор адептов мондиализма, пытающихся убедить всех, будто он принес народам мира радикальное улучшение социально-экономического положения, поет обыкновенную ложь. Мы видим, что в реальности дело обстоит строго наоборот: развивающиеся страны платят огромную цену за сомнительное удовольствие "приобщиться к цивилизации" (к какой, кстати?), но даже богатым странам это помогает всего лишь показывать весьма скромный экономический рост".

Мир после crisis-глобализации

Признаем, что итогом crisis-глобализации может стать и крушение доллара, как мировой резервной валюты, и становление нового двухполярного мира, уже получившего название Химерика (Chimerica = China + America). Именно поэтому мы можем выделить 23 марта 2009 года – дату, когда Китай предложил заменить американский доллар в качестве глобальной резервной валюты новой международной системой, контролируемой Международным валютным фондом, за своеобразный временной репер, который позволяет нам заглянуть в будущее. Но мы также должны выделить в качестве временного репера и 24-27 июля 2009 года, дату создания Химерики. Более того, данную дату можно признать за апогей доллар-глобализации.

Вероятность того, что мир останется таким, каким он был до мирового кризиса, уменьшается с каждым днем. В.Самохвалова предположила: "Глобализация столь кардинально меняет мир, меняет бытие, что потерявший бдительность человек, избравший инфантильно-потребительский способ "произрастания" в мире, однажды может обнаружить себя в комплексно совершенно иной реальности, и будет ему, как говорится в Евангелии, новая земля и новое небо. Ну, правда, земля будет весьма для него неудобная, а небо — без Бога".

Нет сомнений в том, что судьбоносные процессы затронут и Россию, и Украину, и Белоруссию, и все постсоветское пространство. В ближайшей исторической перспективе "тихие гавани" не просматриваются. Представленный выше анализ не позволяет придти к иному выводу.

Первоисточник "Теория Империи":

http://www.imperiya.by/authorsanalytics19-6239.html

http://www.imperiya.by/authorsanalytics19-6263.html

http://www.imperiya.by/authorsanalytics19-6270.html

http://www.imperiya.by/authorsanalytics19-6334.html

http://www.imperiya.by/authorsanalytics19-6365.html

По теме "Глобализация":

Глобализация - вызов России (Россия и глобализация в высказываниях современников) (http://www.polit.nnov.ru/2009/08/13/globalizationRu/)

Страны победители и жертвы грядущего мирового кризиса или миттельшпиль глобализации (http://www.polit.nnov.ru/2008/04/14/crisglobcount/)

Глобальные надгосударственных институты и их легитимность в преддверие Первой глобальной Великой депрессии  (http://www.polit.nnov.ru/2008/02/20/globinstitutes/)

Глобальная инфляция, "единственное в мире месторождение долларов" и Первая глобальная Великая депрессия ХХI века (http://www.polit.nnov.ru/2008/02/12/globinflation/)

Рост денежной массы, "количественное послабление" и глобальная инфляция (хроника текущего мирового кризиса - 30) (http://www.polit.nnov.ru/2009/06/25/globinflation2/)

Модераторы глобальных дискурсов: Давосский форум, G-7, G-8, G-20 (Новейшая глобальная история в формате direct – часть 4) (http://www.polit.nnov.ru/2009/02/01/gistdavosgmoder4/)

Конкуренция глобальных Проектов: "Вашингтонский консенсус" vs "Пекинский консенсус" (Новейшая глобальная история в формате direct – часть 2) (http://www.polit.nnov.ru/2009/01/06/gistpewashproj2/)

Глобальная L-рецессия и страны-банкроты (хроника текущего мирового кризиса – 23) (http://www.polit.nnov.ru/2009/04/13/bankrcountry23/)

По теме "Новейшая глобальная история":

Хронология продвижения идеи банкротства стран-должников  (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 23) (http://www.polit.nnov.ru/2009/08/21/gbankrcountry23/)

Мировой кризис и "рейганомика - ХХI" или  назад в будущее (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 25) (http://www.polit.nnov.ru/2009/09/17/gistreaganomics25/)

Хронология мирового кризиса 2007-2009 годов (новейшая глобальная история в формате direct – часть 14) (http://www.polit.nnov.ru/2009/04/13/gisthronol07cr09/)

Основные этапы текущего мирового кризиса (10 августа 2007 года - 15 сентября 2008 года – 2 апреля 2009 года) и контуры новой реальности (новейшая глобальная история в формате direct – часть 13) (http://www.polit.nnov.ru/2009/04/06/gistcrisisetape13/)

Доллар США в истории человечества (http://www.polit.nnov.ru/2008/12/15/usadollgistory/)

Деривативы и мировой кризис (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 19) (http://www.polit.nnov.ru/2009/06/20/gistderivative19/)

Вектора трансформации мировой валютно-финансовой системы: перспективы СДР и региональных резервных валют (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 20) (http://www.polit.nnov.ru/2009/07/05/gistsdrmulty2009/)

Технология выхода из мирового кризиса: "плохой" банк  для "токсичных" активов (новейшая глобальная история в формате direct – часть 9) (http://www.polit.nnov.ru/2009/03/16/gistbadbanktox9/)

V-, U-, W-, и L - рецессия как контуры ближайшего будущего (http://www.polit.nnov.ru/2009/04/01/vwulrecession21/)

Мировой кризис – путь к Новому Мировой Порядку? (новейшая глобальная история в формате direct – часть 11) (http://www.polit.nnov.ru/2009/03/27/gistneworldnmp11/)

Время метаморфоза и время трансгрессии в истории человечества и текущий мировой кризис (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 16) (http://www.polit.nnov.ru/2009/05/12/gisttransgression16/)

Кризисология: пять неразрешимых глобальных противоречий, выявленных мировым кризисом (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 21) (http://www.polit.nnov.ru/2009/07/14/gistcrisisology5/)

Мировой кризис – катализатор смены финансово-экономической и цивилизационной парадигм  (новейшая глобальная история в формате direct – часть 15) (http://www.polit.nnov.ru/2009/05/10/gistparadigm15/)

Геополитические итоги 2008 года (новейшая глобальная история в формате direct – часть 6) (http://www.polit.nnov.ru/2009/02/10/gist08directgeo/)

История сокрытия американской рецессии или мир между Великой рецессией и Первой глобальной Великой депрессией (новейшая глобальная история в формате direct – часть 7) (http://www.polit.nnov.ru/2009/02/24/gistgreatrecess7/)

Модераторы глобальных дискурсов: Давосский форум, G-7, G-8, G-20 (Новейшая глобальная история в формате direct – часть 4) (http://www.polit.nnov.ru/2009/02/01/gistdavosgmoder4/)

G-20 - "Новый Бреттон-Вудс" и глобальная энергетическая Хартия (новейшая глобальная история в формате direct – часть 5) (http://www.polit.nnov.ru/2009/02/08/gistenbrwoods5/)

Новейшая глобальная история в формате direct: ФРС и ОПЕК (http://www.polit.nnov.ru/2008/12/18/gistoryonline1/)

Конкуренция глобальных Проектов: "Вашингтонский консенсус" vs "Пекинский консенсус" (Новейшая глобальная история в формате direct – часть 2) (http://www.polit.nnov.ru/2009/01/06/gistpewashproj2/)

G-2 или американо–китайский двухполярный мир: вызов для Китая (http://www.polit.nnov.ru/2009/01/26/usachina2wchi/)

Текущий мировой кризис 2007-2009 и далекий 1971 год  (новейшая глобальная история в формате direct – часть 8) (http://www.polit.nnov.ru/2009/03/15/gistnew1971/)

Особенности войн начала ХХI века – год 2009-й: "газовая" война и агрессия Израиля против сектора Газа (Новейшая глобальная история в формате direct – часть 3) (http://www.polit.nnov.ru/2009/01/14/gistwargazaukr3/)

Технология сотворения и "пирсинга" пузыря: "проблема – 2000" и обвал рынка NASDAQ (новейшая глобальная история в формате direct – часть 10) (http://www.polit.nnov.ru/2009/03/19/gistcrisisdot2000/)

G-20 в контексте новейшей глобальной истории: апрель-2009 (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 12) (http://www.polit.nnov.ru/2009/03/28/gistg20/)

Генезис мировой экономики или "плазменная экономика" в формате инновидения  (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 17) (http://www.polit.nnov.ru/2009/05/14/gisteconplazma17/)

Однополярный - многополярный мир  (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 18) (http://www.polit.nnov.ru/2009/06/14/gillusionsmult18/)

Кризисология и экономическая наука в начале ХХI века: деловые циклы и циклы пузырей (Заметки по новейшей глобальной истории - часть 22) (http://www.polit.nnov.ru/2009/07/31/gistcrisisologypooz6/)

© 2003-2019, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна