Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2019, Martovsky
Главная > Персоны

28.02.2012 Подозрительные лица (часть первая)

Автор: Сергей Кочеров

Президентская кампания в России вступила в завершающую фазу. Чем меньше дней остается до 4 марта, тем неистовее кандидаты пытаются убедить нас в том, что лишь избрание их "на царство" избавит страну и народ от грозящих им бедствий. Чего желают претенденты своим избирателям, каждый может судить сам, исходя из щедро раздаваемых обещаний, а также их послужного списка, достижений и провалов. Но чего они хотят от этих выборов для себя, зачем жаждут президентства после стольких лет обладания властью и капиталом или безуспешных попыток их получить? - вот вопрос, обычно остающийся без ответа. Нет, если перефразировать слова героя Ильфа и Петрова, с начала и до конца рабочего дня они работают на благо России, или, по крайней мере, убеждают нас в этом. Но о чем они думают в остальное время суток, что за надежды питают, и какие видят сны, жители нашей большой страны могут лишь догадываться. Попытаюсь, в меру своих сил, устранить этот досадный пробел и представить, какие личные интересы побудили каждого из 5 кандидатов участвовать в этой президентской кампании.

"Тварь я дрожащая, или право имею?!"

Этот отнюдь не риторический вопрос, который задавал себе петербургский студент Родион Раскольников, пусть и не в такой радикальной форме, неизбежно должен был не раз прийти на ум его "земляку" Сергею Миронову. Особенно после того злосчастного дня, когда по требованию "единороссов" Законодательного собрания города на Неве он был отозван с поста представителя этого собрания в Совете Федерации, что автоматически лишило его поста третьего по Конституции должностного лица страны. Хотя сам Сергей Михайлович и говорил, что был готов к этой отставке, в которой он обвинил руководство "Единой России" и лично Бориса Грызлова, все понимали, что уволенный спикер явно чего-то не договаривает. Ведь ему и раньше случалось обмениваться "любезностями" со своим коллегой по нижней палате, критиковать его и партию власти если не за "предательство интересов россиян", то за "растущий отрыв от народа", однако эти гневные "филиппики" никак не отражались на карьере Миронова. В этом не было ничего чудесного, так как всем было известно, что спикер Совета Федерации - это "человек Путина", под эгидой которого он находился все время своего пребывания в этой должности. И если уж "единороссы" прокатили Миронова, крови которого они жаждали давно, это могло иметь лишь одно объяснение: Владимир Путин убрал свой невидимый щит, который до этого отражал все молнии, бившие в Миронова.

Это не было предательством в их личных отношениях, ибо Сергей Михайлович никогда не входил в ближайшее окружение Владимира Владимировича и не мог с полным правом называться его другом. Они познакомились где-то в 1993 г. благодаря проректору Ленинградского госуниверситета Юрию Молчанову, который сначала взял помощником вернувшегося из Дрездена Владимира Путина, а затем рекомендовал его лидеру петербургских демократов Анатолию Собчаку. Сергей Миронов был близким другом Андрея Молчанова, сына проректора, который через отца познакомил его с Путиным. И на какой бы работе далее не находился Миронов, а он сменил должность исполнительного директора фирмы "Возрождение Санкт-Петербурга" на пост вице-спикера петербургского Заксобрания, из которого перешел в Совет Федерации, где стал его председателем, Сергей Михайлович никогда не подводил своего старшего товарища и благодетеля. Так, в марте 2004 г. он занял последнее место на президентских выборах, где поддерживал другого кандидата - Владимира Путина, объяснив свое участие желанием не дать противникам действующего президента сорвать выборы. В марте 2007 г., сразу после продления своих полномочий спикера Совета Федерации, Миронов предложил увеличить президентский срок до 5 или даже до 7 лет и подумать о введении в Конституцию нормы, позволяющей президенту занимать не более трех сроков подряд.

Сегодня Миронов говорит о том, что их "водораздел" с Путиным прошел в 2007 г. после согласия последнего возглавить список партии власти на думских выборах, хотя тогда он заявлял, что поддерживает президента, но не "Единую Россию". На мой взгляд, Сергей Михайлович все же лукавит, поскольку первая заметная трещина в его отношениях с Путиным обозначилась 18 мая 2011 г., когда его отправили в отставку. Но именно премьер, с которым он встретился накануне рокового решения петербургского Заксобрания, вольно или невольно подсказал ему, как действовать дальше. По словам Миронова, более всего Путина интересовало тогда, в какой степени он сохранил контроль над партией "Справедливая Россия", с поста председателя которой он перед этим ушел, но остался ее лидером. Этот конкретный интерес, должно быть, напомнил Миронову, что Путин уважает одну силу, и поэтому только партия, имеющая весомое представительство в Госдуме, может вернуть ему место во власти. Уже 18 мая он произнес яркую речь в здании Законодательного собрания Санкт-Петербурга, объявив "Единой России" войну и предсказав ей те беды, которые обрушились на нее после декабрьских выборов. Думскую избирательную кампанию партия Миронова провела довольно живо и ярко, привлекла немало голосов колеблющихся и получила 13,24%, что дало ей 64 места в Думе. После этой знаковой победы стало ясно, что Сергей Михайлович не уступит никому из однопартийцев, даже профессиональной и обаятельной Оксане Дмитриевой, право представлять "Справедливую Россию" на выборах президента.

Так чего же добивается на этих выборах Сергей Миронов, хорошо понимающий, что никакие причуды волеизъявления избирателей не выведут его в желанный второй тур вслед за Владимиром Путиным? Его властные притязания, пожалуй, меньше, нежели у других оппозиционных кандидатов. Даже в своих предвыборных тезисах он заявляет, чтопредлагает себя в качестве "президента переходного периода", чтобы в течение двух лет провести необходимые политические и социальные реформы, после чего готов уступить свой пост более достойному кандидату, которого выберет народ. Личные же цели Миронова, пожалуй, выглядят еще скромнее. Главное, чего он хочет для себя в данной кампании, - это чтобы Владимир Путин после 4 марта его уважал. Но не функционально, как это было до 18 мая прошлого года, а чистосердечно, как уважают проверенного товарища, даже если он вынужден критиковать партию, которую возглавляет его патрон. "Благородный муж не подобен вещи", - говорил правителю китайский мудрец Конфуций. Вот и Миронов хочет, чтобы Путин, с которым у него нет серьезных разногласий, видел в нем не только средство для реализации своих интересов, но и непреходящую ценность, которой нельзя пожертвовать в угоду завистникам. А со своими обещаниями, которые противоречат путинской политике, и своими избирателями, которые на дух не переносят "Единую Россию", Сергей Михайлович как-нибудь и сам разберется.

"Троянский конь" Кремля или бизнес от политики?

Трудно сказать, каким ветром занесло в большую политику Михаила Прохорова, но в чем невозможно сомневаться, так это в том, что только его можно считать единственным новым лицом на этих президентских выборах. Еще год назад он был едва ли не самым аполитичным российским олигархом, ведущим размеренную жизнь без вредных привычек (не пьет, не курит, занимается спортом), единственной слабостью которого было появление на светских вечеринках и заграничных курортах с эскортом девушек модельной внешности. Но в мае 2011 г. в него словно вселился бес гражданской активности, и неодолимая сила завлекла Михаила Дмитриевича в партию "Правое дело". Там один из самых богатых бизнесменов страны почувствовал себя очень вольготно, и сразу после того, как 25 июня он вступил в партию и был избран ее лидером, заговорил о своих планах на будущее. Из его слов следовало, что сначала "Правое дело" наберет не менее 10% на выборах в Госдуму, что даст ему основание баллотироваться в президенты, а параллельно будет создаваться широкое общественное движение, на базе которого возникнет новая массовая партия с другим названием. Такая перспектива наряду с новыми людьми, которых Прохоров привел за собой в партию, не устроила основателей "Правого дела", и, что более важно, их кураторов из Кремля. В результате миллиардера, искушенного во всех бизнес разводках, обвели вокруг пальца политические рейдеры, которые заодно присвоили себе 800 млн. рублей, которые он успел вложить в этот проект. После того как 15 сентября Прохорова лишили партии с такой же легкостью, с которой до этого передали ему в аренду, Михаил Дмитриевич обвинил в бесчестной игре своего приятеля Владислава Суркова, якобы введшего в заблуждение президента и премьера.

По всей видимости, миллиардер заблуждался на этот счет или сознательно вводил в заблуждение других, как позднее пытался выдать свое первое хождение в большую политику за исключительно собственное решение. На самом деле, Прохоров, каким бы богатым человеком он ни был, не мог бы "вписаться" в уже существующий партийный проект без санкции верховной власти на том ее уровне, где и обозванный им "кукловодом" Сурков являлся всего лишь передаточным звеном. Судя по ранее сделанным намекам Прохорова, его призвал в политику президент Медведев, которому по своим причинам захотелось оживить политическую фауну на правом поле зверем крупнее хорька, но мельче льва. Знающие люди позднее говорили, что в то время позиция Дмитрия Анатольевича в отношении "Правого дела" формулировалась очень просто: "Партии нужен локомотив с баблом". Прохоров, казалось, хорошо подходил на роль директора отдела либеральных ценностей, был при больших деньгах и мог сам бойко вести торговлю за свой счет и на свой риск. Однако Михаил Дмитриевич по своей неопытности в политических делах не понял разницы между владением собственной компанией и управлением федеральной партии, за что и поплатился. В общем, тогда Прохоров не только не смог осуществить свои планы, достойный молодого Бонапарта, но и, казалось, подтвердил своим примером слова зрелого Наполеона: "От великого до смешного один шаг".

Как бы то ни было после скандала с "Правым делом" Прохоров на три месяца отошел от политики, изредка оценивая события политической жизни в стране, в частности, указав на подоплеку отставки Алексея Кудрина. Говорят, что накануне или через день после выборов 4 декабря он будто бы заявил о поддержке на президентских выборах Владимира Путина. Но тут повеяли ветры перемен, на Болотную площадь вышли возмущенные москвичи, и встревоженные власти начали готовиться к худшему. В условиях, когда протестная волна грозила добраться до стен Кремля и, как опасались некоторые, прорваться за них, потребовался управляемый лидер, который мог бы предложить себя в качестве лидера пробудившегося среднего класса. Михаил Прохоров был востребован на эту роль именно потому, что, во-первых, был новым лицом в политике, во-вторых, воспринимался многими, как человек, пострадавший от властей, в-третьих, на себе испытавший, что каждый, кто хочет сохранить свои капиталы в России, должен угождать желаниям Кремля. Конечно, это не более чем предположение, к которому сам Михаил Дмитриевич, понятное дело, относится резко отрицательно. Но выбранный им способ ведения кампании, при котором он резко нападает на так называемых "думских старцев" - Зюганова, Жириновского и Миронова, обвиняя их не без явных провокаций, будто они являются "марионетками Кремля", заставляет вспомнить о том, кто громче всех кричит "Держи вора!" в базарный день. Его поведение на митингах протеста гражданской оппозиции, где он открыто присутствует, но никогда не выступает, также побуждает задуматься, не был ли он нанят на работу "гамельнского крысолова", который должен увести за собой протестантов в туманную даль, чтобы большинство из них "утонуло" по дороге туда.

Но даже если все эти предположения подтвердятся впоследствии, не следует думать, что такой человек как Михаил Прохоров позволит использовать себя в качестве приказчика даже первым должностным лицам страны. В конце концов, у российских олигархов есть особенная "гордость", которая не позволяет им относиться с уважением к тем, кто не заработал своих миллиардов "честным", по их понятиям, способом. Поэтому не важно, насколько искренне Михаил Дмитриевич критикует Владимира Владимировича и насколько серьезно противопоставляет его настоящей политике свое видение будущего страны. Главное состоит в том, что кремлевские "кукловоды", сами того не желая, решив сыграть на личном тщеславии Прохорова, разбудили его политическое честолюбие. Менее чем за год своего участия в политике самый "тихий" из российских олигархов, как его называли до этого, хорошо понял, что управление государством - это тоже бизнес, причем в современной России наиболее прибыльный и безопасный из всех возможных. А если это так, то почему бы ему, Михаилу Дмитриевичу Прохорову с его умом и волей, не получить в свое трастовое распоряжение открытое акционерное общество с ограниченной ответственностью под названием "Российская Федерация"? Ведь вслед за этими выборами, на которых он почтет за счастье получить более 10% голосов, последуют и другие выборы, где он может оказаться вне конкуренции! В случае проигрыша он останется при своих капиталах, так как власти не посмеют обойтись, как с Ходорковским, с олигархом, побывавшим кандидатом на должность президента России. Зато в случае выигрыша в его распоряжении окажется вся страна с такими богатствами, перед которыми меркнет даже стоимость контрольного пакета акций крупнейшего в мире производителя никеля и металлов платиновой группы "Норильский никель" и крупнейшей в России золоторудной компании "Полюс Золото". На этих условиях даже такой осторожный и рассудительный человек, как Михаил Прохоров, готов рискнуть!

Последний бой или прощальная гастроль артиста?

Кто в российской политике не знает Владимира Жириновского? Если у вас на душе осень, в голове - хмарь, а в кармане - фига, то нет в России другого партийного вождя, чьи слова быстрее дойдут до вашего сердца. Конечно, Жириновский ничем не напоминает либерального демократа европейского разлива, являя собой российского популиста с налетом эпатажа и скандальности. Однако его политическому долголетию - скоро 23 года, как на арене - может позавидовать любой думский депутат и даже кремлевский чиновник, хотя Владимир Вольфович так и не смог занять место близко от кормила власти. Однако пятикратное участие в выборах президента, чем не может похвастаться ни один другой российский лидер, а также шестикратное прохождение в Думу его партии, обязанной этим главным образом своему вождю, побуждают относиться к Жириновскому с должным вниманием. О его скандальных выходках и любви к автомобилям и квартирам можно говорить бесконечно, но свое партийное дело он знает, и где была бы ЛДПР без его мудрого и строгого руководства представить несложно. Только на последних выборах в Думу, на которых Жириновский вновь использовал свой ядерный темперамент в партийных целях, кандидаты из его списка получили на 16 депутатских мест больше, чем в 2007 году.

Что же заставило старожила российской политики пойти на президентские выборы, которые отнюдь не предвещают ему въезда в Кремль на белом коне? Ведь пропустил же он выборы главы государства в 2004 г., когда выставил против идущего на 2-й срок Владимира Путина своего бывшего телохранителя Олега Малышкина. До сих пор среди многих политологов распространено мнение о том, что Жириновский нужен властям для того, чтобы придать временами пресной кампании желательную для них остроту, т.е. "завести" народ, завлекая его на выборы, обеспечивая тем самым более широкое народное волеизъявление. Некоторые идут еще дальше в своих оценках, полагая, что лидер ЛДПР совмещает работу по "разогреву" публики с обслуживанием кандидата от власти по части критики его основного соперника из КПРФ. Ведь никто не спросит с непредсказуемого ВЖ, если он начнет предъявлять своим конкурентам, и прежде всего Геннадию Зюганову, такие претензии одно абсурднее другого, которые не могут прозвучать из уст, нет, не кандидата в президенты № 1 (он в публичных дебатах не участвует), но его доверенных лиц. Справедливости ради, надо признать, что были выборы главы государства, когда Владимир Вольфович подвизался в этой роли, отрабатывая, как говорили злые языки, данную ему гарантию прохождения в Госдуму. Впрочем, сам Жириновский, гневно опровергая подобные обвинения во время кампании, в более мирное время давал понять, что предпочитает иметь с верховной властью хорошие отношения.

Так, в своем интервью газете "Московский комсомолец", данном перед прошлой парламентской кампанией, на вопрос о степени своей оппозиционности и компромиссах с первыми лицами государства ответил так: "Они напрямую никогда ни о чем не просили - ни Путин, ни Ельцин, ни Медведев. Мы не представляем угрозы для них. Мы не коммунисты - назад, к Брежневу, мы не Прохоров - назад, к Ельцину, мы не ультраправые, чтобы, не дай Бог, Манежку устраивать каждый день. Наша позиция - всегда четкая, но не вызывает озлобления". Однако после этого он произнес слова, которые с учетом реалий нынешнего дня звучат, по меньшей мере, двусмысленно: "Мы такой добрый друг. По жизни или предатель - друг, или жена - его любовница. А мы тот самый случай, когда "давай договоримся: ты изменяешь, и я изменяю, и все. Но семья пусть сохраняется". Так что же случилось такого, что в завершении думской кампании Жириновский метал громы и молнии не в адрес коммунистов или "эсеров", а в отношении "Единой России", заявив опешившему Александру Хинштейну: "Мы с вами ничего вместе не будем делать! Нам с вами с..ть на одном поле противно! Понимаете? А вы говорите, что нам с вами что-то делать. Я более подлых людей не видел никогда..."! Может быть, просто утомился человек, перегорел на работе, вот и сказал сгоряча лишнее. Однако такой понимание логики выступлений Жириновского последних трех месяцев исходит из устоявшегося представления о нем, как о чем-то средним между рекламным агентом, бойко торгующим предвыборными заявлениями, и придворным шутом, которому в виде исключения иногда позволено говорить правду.

Между тем Владимир Вольфович далеко не молод, ведь ему скоро исполнится 66 лет, причем последние полтора десятка из них ему приходилось больше думать о том, как бы ни выпасть из Думы, чем о том, как бы подняться в Кремль. В сущности, его жизнь в политике подходит к концу, и вряд ли он примет участие в будущих президентских выборах, если только они не состоятся досрочно. Хотя для советского разночинца, приехавшего покорять Москву из провинции, да еще с проблемной 5-й графой в паспорте, Жириновский достиг немалых высот, главные вершины остались им непокоренными. При всей своей избыточной яркости и широкой известности он никогда не был по-настоящему влиятельным политиком, взгляды которого определяли бы общественное мнение. Поэтому на протяжении кампании по выборам в Думу, которая плавно перешла в президентскую кампанию, глядя на Жириновского, трудно отделаться от ощущения, что он сводит счеты со своими былыми надеждами, и подведенный им баланс пока выглядит неутешительно. Не случайно в передаче Марианны Максимовской на вопрос журналистки, зачем же участвовать в выборах, если их результаты фальсифицируются, ВЖ, выходя из себя, прокричал: "Потому что страна у нас урод, а люди - бандиты, и мы в этой стране живем. Что же нам, сдохнуть теперь? Пусть лучше они сдохнут!". Нет, не о таком будущем мечтал 18-летний Владимир Жириновский, когда он приехал в Москву из Алма-Аты учиться в Институте Восточных языков при МГУ. И, возможно, участие в этих выборах, что всегда заряжало адреналином его политически активную кровь, является для Владимира Вольфовича одной из последних возможностей доказать тому юноше, который живет в глубине его, что еще рано уходить на покой, ведь пока есть цель, к которой ты идешь, жизнь не кончается.

© 2003-2019, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна