Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2019, Martovsky
Главная > Персоны

01.03.2012 Подозрительные лица (часть вторая)

Автор: Сергей Кочеров

Как говорил "железный канцлер" Отто фон Бисмарк, "никогда столько не врут, как до войны, после охоты и во время выборов". Действительно, ничем так не восхищаются кандидаты на выборах, как короткой памятью избирателей. Эта президентская кампания в России не является исключением. То политолог Сергей Марков поведает нам о том, что на месте Владимира Путина любой политик с более высоким уровнем поддержки избирателей никогда не придет на теледебаты с менее рейтинговым конкурентом. Возможно, его слова пришлись бы по душе Бараку Обаме, которому вряд ли сильно хочется дебатировать с республиканцем Миттом Ромни, однако, поступи он так, и американские избиратели прокатят его на выборах за неуважение к гражданам США. Или, как страстно уверяет нас телепроповедник Михаил Леонтьев, нет на свете таких выборов, когда проигравшие кандидаты не обвиняли бы победителя в массовых нарушениях. Да, в странах Латинской Америки, Юго-Восточной и Средней Азии, а также в Украине и Белоруссии такое бывает довольно часто, а вот в Западной и Центральной Европе и в США с Канадой практически не случается. В общем, какое государство, такие и выборы... Но продолжу тему, которую начал в первой части статьи, и рассмотрю двух оставшихся кандидатов, из которых, если, конечно, дело дойдет до второго тура нам, похоже, и придется выбирать.

Секретарь обкома или Великий гражданин?

Геннадий Андреевич Зюганов не был рожден для того, чтобы нести на себе бремя лидерства политика национального масштаба. Окончив физмат Орловского пединститута, он после недолгой работы учителем избрал для себя карьеру секретаря ВЛКСМ и КПСС. Перестройку встретил и пережил в отделе агитации и пропаганды ЦК КПСС, оказавшем заметное влияние на его образ мыслей и построение речи. Будучи представителем среднего звена партийной номенклатуры, Зюганов впервые привлек общественное внимание весной 1991 г. после появления коллективного "Слова к народу", под которым стоит его подпись. "...Мы начинаем всенародное движение, - сказано в "Слове", - призывая в наши ряды тех, кто распознал страшную опасность, случившуюся со страной". Позднее Зюганов с удовлетворением отмечал, что соавторов "Слова" записали во "вдохновители и идеологи" ГКЧП, хотя Зюганова туда не пригласили. Подчеркивая, что в целом справедливо, свою последовательную борьбу за сохранение Советского Союза, Геннадий Андреевич, однако, не любит вспоминать двух эпизодов тех лет. А дело в том, что, когда в 1990-1991 гг. он курировал фракцию "Коммунисты России" в Верховном Совете РСФСР, члены этой фракции дружно голосовали как за Декларацию о суверенитете России, так и за ратификацию Беловежских соглашений. "Мы были тогда одурачены", - неохотно признал он в 1996 г. в редакции "Аргументов и фактов".

Между тем эти два события не были чем-то случайным в судьбе Геннадия Зюганова. Они проливают свет на то, почему он, вот уже 22 года клеймя в речах "антинародный режим", умудрился ни разу не поссориться с его вождями до такой степени, чтобы они захотели лишить его свободы. Так было после августа 1991 г., когда главным лишением, выпавшим на его долю, стала необходимость зарабатывать себе на жизнь в Российско-Американском университете. Так было и после октября 1993 г., когда идейный защитник советского народовластия отправился не в Лефортово вместе с Руцким и Макашовым, а в Центризбирком для регистрации КПРФ в качестве избирательного объединения на выборах в Госдуму. Следует признать, что Геннадий Андреевич всегда предпочитал легальные формы политической борьбы и, когда дело могло дойти или доходило до "картечи", он либо уходил в тень, либо обращался к товарищам со словами увещевания. Так 3 октября 1993 г. Зюганов выступил по телевидению, призвав "трудящихся сохранять спокойствие и сдержанность, не поддаваться на провокации, в митингах и забастовках не участвовать". Именно "горячность" в словах и "холодность" в делах принесли Зюганову славу разумного и осторожного политика, что, несомненно, помогло ему при избрании первым секретарем ЦК КПРФ.

Признавая Зюганова лидером партии, отдавая ему первенство как партийному агитатору и выдвигая его кандидатуру на должность президента, видные деятели КПРФ в доверительных беседах поначалу подчеркивали условный характер его лидерства. Геннадий Андреевич, действительно, не выделялся ничем особенным среди других "руководящих товарищей". Он не обладал ни импозантностью Г. Селезнева, ни хозяйственным опытом Ю. Маслюкова, ни красноречием А. Тулеева, ни организаторскими способностями В. Купцова. Более того, постоянно подчеркивая на всех выборах, что его партия располагает самым высоким интеллектуальным потенциалом в стране, сам он по большому счету ничем, кроме партии, не руководил, являясь идеологом, а не специалистом или ученым. Тем не менее, именно он, несмотря на внутрипартийную конкуренцию и попытки "рейдерского захвата" партии, вроде "Мокрого съезда" Г. Семигина, не только не прогнулся под тяжестью поражения на президентских выборах 1996 г., но и закрепил за собой бессменное лидерство в партии. К достоинствам Зюганова как главы "партии трудящихся" относится и то, что он пользуется доверием у значительной части российских избирателей, до сих пор готовых принять его как дорогого гостя и слушать как мудрого учителя.

Возможно, разгадка этого широкого уважения кроется в том, что Геннадий Андреевич остается самым "советским" из всех политических деятелей современной России. Поэтому даже его внешность директора школы и речь лектора из отдела агитации и пропаганды, приехавшего для беседы с трудящимися о текущем моменте, воспринимаются его избирателями как живое напоминание об эпохе Брежнева, времени "утраченного рая". Кроме того, несмотря на его "не могу поступиться принципами", Зюганов первым из лидеров КПРФ понял, что коммунистическая идеология в ее ортодоксальном виде не имеет будущего в России. Однако он не стал переходить в социал-демократы, как его коллеги в Восточной Европы, а начал внедрять в сознание масс тезис о сходстве коммунистического учения с православной религией и русской идеей. Такой "творческий марксизм" Зюганова оказался понятен и привлекателен для тех, кто не нашел себя в новой действительности, испытывал тоску по советскому образу жизни и переживал комплекс национального унижения после распада сверхдержавы. Именно эти потерянные "солдаты империи", а не стареющие коммунисты составляют сегодня основу электората Зюганова, к вящему разочарованию его противников из "Единой России".

Что же нужно лично Геннадию Зюганову от этих президентских выборов? Вряд ли он, умудренный опытом кампании 1996 г., когда был заведомо популярнее Бориса Ельцина, надеется выиграть выборы у Владимира Путина, тем более что он ни на грош не верит в их честность. Конечно, в случае углубления политического кризиса, когда в Кремле придется выбирать между революционным взрывом и мирной передачей власти, его кандидатура будет рассмотрена одной из первых. Но пока дело не зашло так далеко, он будет вести себя как "легальный марксист", отдавая предпочтение парламентским методам борьбы, а не захвату власти насильственным путем. Рискну предположить, что личная цель Геннадия Андреевича не сильно отличается от его партийной задачи. Ведь когда мы говорим "Зюганов", мы подразумеваем партию, в отличие от Жириновского, с которым дело обстоит ровным счетом наоборот. На мой взгляд, положение лидера самой большой фракции в Думе, имеющего сильное влияние на политику правительства, устроит Геннадия Зюганова, самого старшего из кандидатов на этих выборах, больше, чем хлопотная и нервная деятельность президента в период реформ. Хорошая работа, хорошая семья, хороший дом - что еще нужно человеку, чтобы встретить старость?

Мудрый Каа или стареющий Акела?

Многие, наверное, уже подзабыли, как в январе 2000 г. на Всемирном экономическом форуме в Давосе с российской делегацией случился конфуз. Во время выступления перед западными бизнесменами и политиками гости из России так и не смогли ответить на простой вопрос: "WhoismisterPutin?". С тех пор прошло долгих 12 лет, и каждый из нас мог составить свое представление о человеке, который все это время был главой российского государства, независимо от того, что последние 4 года он оставался номинально 2-м человеком в стране. Однако и сегодня, когда Владимир Владимирович избирается на третий президентский срок, общество расколото по вопросу, кто такой господин Путин, и чего он на деле добивается. Ведь для того чтобы соединить крайности в оценках его деятельности за 12 лет, нужно признать, что Путин спас Россию от распада, но привел ее к политическому кризису, планомерно обеспечивал укрепление институтов и экономический подъем государства, повышение его обороноспособности, и социальной защиты, но потерпел неудачу во всех реформах. Как будто это двуликий Янус, выражение двух лиц которого невозможно окинуть единым взором. Поэтому не стану гадать на кофейной гуще, а предоставлю говорить самому Владимиру Путину.

"Наша первая и самая главная проблема - ослабление воли. Потеря государственной воли и настойчивости в доведении начатых дел... Люди не верят обещаниям, а власть все больше теряет лицо. Государственная машина разболтана, ее мотор - исполнительная власть - хрипит и чихает, как только пытаешься сдвинуть ее с места. Чиновники "двигают бумаги", но не дела, и почти забыли, что такое служебная дисциплина. В таких условиях люди, конечно, не могут дальше рассчитывать ни на силу закона, ни на справедливость органов власти. Только - на себя. Тогда зачем им такая власть?

...Много лет праздно рассуждая о борьбе с преступностью, мы лишь загоняли это зло в глубь России. Бандитизм креп, проникал в города и села, укореняясь повсюду... Но стоило нам вступить в прямую схватку с бандитами, разгромить их - и сделан реальный шаг к верховенству права, к диктатуре равного для всех закона.

...Государству здесь придется начать с себя. Оно должно не только устанавливать равные правила, но и соблюдать их. Только так добьемся от каждого выполнения единых, определенных законом норм поведения. В неправовом, а потому - слабом государстве человек беззащитен и не свободен.

...Демократия - это диктатура закона, а не тех, кто по должности обязан этот закон отстаивать. Думаю, нелишне напомнить: суд выносит решения именем Российской Федерации и обязан этому высокому имени соответствовать. Милиция и прокуратура должны служить закону, а не пытаться "приватизировать" данные им полномочия с пользой для себя. Их прямая и единственная задача - защита людей, а не ложных представлений о чести мундира и своих ведомственных интересов.

...Невозможно строить цивилизованный рынок в мире, пронизанном коррупцией. Невозможен никакой экономический прогресс, если чиновник зависит от капитала. ... Будем наказывать за нарушения строго по закону - и те, кому до сих пор было выгодней их нарушать, предпочтут с нами больше не связываться. А тем, кто забыл, можно напомнить: власть - это труд, который оплачивается из кармана налогоплательщика, из нашего с вами заработка.

... Мы все время шли на поводу у событий, расхлебывая последствия собственных опрометчивых решений. Постоянно сваливали в кучу большие и малые дела. Зато с энтузиазмом отвлекались на легкие задачи, оправдывая собственное нежелание и собственный страх отвечать на действительно серьезные вызовы.

...Мы привыкли гордиться своим богатством - огромной территорией, природными ресурсами, многонациональной культурой и образованностью нации. Это действительно есть. Но только этого недостойно, мало для великой державы - России... Еще миллионы людей в стране еле сводят концы с концами, экономят на всем - даже на еде. Родители и дети годами не могут наскрести на проезд друг к другу.

...Старики, победившие в Великую Отечественную и создавшие России славу мировой державы, живут кое-как или того хуже - побираются на улицах. А ведь это плоды их труда, их ресурс "доедает" сегодня наше поколение, почти не пополняя национальную копилку собственными достижениями... Да, мы, наконец, стали вовремя платить пенсии. Начали по возможности помогать нуждающимся. Но бесконечным латанием дыр - без прорывных идей и подходов - эту действительно общенациональную проблему не решить.

...Мы уже много лет говорим о государственном регулировании экономики... Но суть этого регулирования не в том, чтобы душить рынок и расширять бюрократическую экспансию в новые отрасли, а, наоборот - помочь ему встать на ноги. Люди вправе требовать защиты от того, что их бизнес приберет к рукам бандитская группировка. Вправе требовать соблюдения правил честной предпринимательской конкуренции. Все субъекты хозяйствования должны быть поставлены в равные условия. А государственные институты недопустимо использовать в интересах клановой или групповой борьбы.

...Я абсолютно уверен: сильное государство заинтересовано в людях состоятельных. И потому ключевое решение для всей нашей экономической политики в том, чтобы честно работать было выгоднее, чем воровать. Довольно уже жить "на чемоданах" и откладывать деньги в кубышки. Хватит кормить чужие страны, вынуждая наших людей хранить заработанные средства на зарубежных счетах. Давно пора создать для молодых и работоспособных граждан нормальные условия развития.

...Россия уже давно - не урезанная карта Советского Союза, а уверенная в себе держава с большим будущим и великим народом. За последнее десятилетие в сознании людей произошли качественные перемены. Наши граждане еще не богаты, но независимы и вполне уверены в себе. Наша пресса теперь уже - навсегда свободна. Наша армия, с честью выходя из долгого кризиса, становится все лучше и профессиональней.

...Надо признать верховенство внутренних целей над внешними. Мы должны, наконец, этому научиться. Если нашим гражданам не выгодны те или иные международные проекты - как бы громко и красиво они ни звучали - нам туда лезть не надо. Если Россию зазывают заняться глобальными делами, стоящими больших денег, а мы живем в долг, не можем заплатить зарплату своим людям - прежде надо взвесить возможности и, может быть, подождать. ...Давайте вспоминать о своих национальных интересах не только тогда, когда надо что-то громко заявить. Давайте их все же грамотно и четко формулировать, а затем - настойчиво проводить.

...Убежден: основной чертой нового века станет не битва идеологий, а острая конкуренция за качество жизни, национальное богатство и прогресс. А прогресс - либо он есть, либо его нет. Бедность народов не оправдать никакими отсылками к чистоте партийных принципов - "правых" или "левых". Если и искать лозунг для моей предвыборной позиции, то он очень простой. Это - достойная жизнь. Достойная в том самом смысле, какой ее хотят видеть и в какую верят большинство моих сограждан. Как вижу нашу жизнь и я сам, будучи русским человеком"

Как актуально звучат эти мысли сегодня, как они отражают приоритеты и задачи, стоящие ныне перед страной, как будто Владимир Владимирович изложил их только что в одной из своих статей, написанных перед этими выборами. Между тем все эти цитаты взяты мною из его "Открытого письма" избирателям, опубликованного в газетах "Известия", "Коммерсант" и "Комсомольская правда" 25 февраля 2000 года (!). Есть там еще и такие слова: "Знаю - многие сегодня боятся порядка. Но порядок - это и есть правила. И те, кто сейчас занимаются подменой понятий, выдавая отсутствие порядка за истинную демократию - пусть не ищут подвохов и не пугают нас прошлым. "Земля наша богата, порядка только нет", - говорили в России. Больше так о нас говорить не будут". Замечу, что порой, отвечая на самый неудобный вопрос о том, что же мешало Путину решать задачи, которые он ставит сегодня, в течение 12 лет его пребывания у власти, сторонники премьера отвечают в том духе, что это, дескать, все равно, что судить, каков стакан с водой - полуполный или полупустой. Но если сравнить обещания, данные Владимиром Владимировичем перед первым своим президентством, с состоянием государства и общества, в котором он претендует на новый срок, - то воображаемый стакан будет заполнен даже не на одну треть, а, пожалуй, что не более чем на четверть.

Так чего же хочет Владимир Путин, используя все средства, чтобы победить на выборах 4 марта? Думаю, что он по-своему любит Россию и хочет блага государству и народу. Однако смущает то, что решения давно озвученных приоритетных задач с каждым его новым сроком откладываются на будущее. Вот и перед этими выборами он в очередной раз обещает: "К 2020 году мы должны серьезно изменить ситуацию с социальным неравенством наших граждан и принципиально решить вопрос по борьбе с бедностью", - и утверждает, что через 8 лет (!) средняя зарплата в России вырастет до 40 тысяч рублей. Тут же он отмечает новую госпрограмму вооружений и укрепления обороноспособности страны, которая позволит в ближайшие 5-10 лет вывести российские вооруженные силы на качественно иной уровень. А проблемы с жильем в России он теперь намерен решить к 2030 г., причем, дает регулярные обещания на эту тему с тех пор, как стал премьером в 1999 году. Все эти заверения, что к 2020-2030 гг. каждый россиянин увидит "небо в алмазах", можно было бы списать на обыкновение публичных политиков представить согражданам будущее в лучшем свете, когда бы ни крепнущие подозрения, что сам Владимир Владимирович наметил на этом "празднике жизни" очень много места себе и свои близким. И своим упорным молчанием по поводу собственных планов после 2018 г., когда кончится его третий президентский срок, если, конечно, его изберут, премьер дает основание думать, что он хотел бы править Россией как можно дольше.

Это побуждает вспомнить слова, сказанные о нем, бывшим депутатом горсовета Петербурга Мариной Салье, которая в 1992 г. во главе депутатской комиссии расследовала деятельность Владимира Путина в органах городской власти. Позднее, в начале 2000 г., когда Путин стал исполняющим обязанности президента и кандидатом на эту вакантную должность, она дала такой прогноз о его последующей деятельности во главе государства: " Он надежно будет преследовать врагов и не предавать узкий круг людей, с которыми связан какими-то общими интересами и делами. Но это будет очень узкий круг ". И за эти прошедшие 12 лет Владимир Путин, в общем, оправдал этот прогноз. Он методично преследовал своих врагов (Б. Березовский, В. Гусинский, М. Ходорковский) и оберегал узкий круг своих родных (И. Путин, М. Путин, М. Шеломов) и друзей (И. Сечин, А. Миллер, Г. Тимченко). 6 ноября 2011 г. британская газета The Sunday Times (http://www.thesundaytimes.co.uk/sto/news/world_news/Europe/article814724.ece) со ссылкой на журнал The New Times писала, что Владимир Путин за время своего пребывания у власти создал империю стоимостью 130 млрд. долларов.Это на 56 млрд. больше активов официального лидера рейтинга журнала Forbes мексиканского магната Карлоса Слим Элу - владельца коммуникационной индустрии общей стоимостью в 74 млрд. долларов. По мнению газеты, одной из причин решения Владимира Путина баллотироваться в президенты стало его стремление сохранить контроль над "созданной им империей". Надо сказать, что сообщения о личном 40 миллиардном состоянии Путина встречались и раньше, исходя от бывшего главы разведки Монако Р. Эринджера, бизнесмена Бориса Березовского, политолога Станислава Белковского, политика Бориса Немцова, сайта WikiLeaks. Сам Владимир Владимирович реагирует на сообщения о своем баснословном состоянии внешне спокойно, но не без присущего ему сарказма. "Что касается различных слухов по поводу моего денежного состояния, я смотрел некоторые бумажки на этот счет. Это просто болтовня, которую нечего просто обсуждать. Чушь", - сказал Путин на пресс-конференции, отвечая на вопрос корреспондента одного из западных агентств об источниках богатства тогда еще президента, которое журналист назвал самым большим в Европе. "Все выковыряли из носа и размазали по своим бумажкам", - добавил Путин под смех зала. Но в суд на клеветников не подает.

По всей видимости, Владимир Владимирович и сам понимает, что будущим историкам, оценивающим его время и деятельность, не придет в голову называть российского президента Владимиром Великим. Если в начале правления он как будто видел своим ориентиром Петра I Романова, то в последние годы ему, кажется, больше импонирует другой Петр - Столыпин. Во всяком случае, на заседании оргкомитета по празднованию 150-летия со дня рождения славного премьера Владимир Путин произнес речь о заслугах Столыпина и предложил высшим чиновникам и членам Федерального Собрания пожертвовать на памятник ему личные средства. Владимир Владимирович хотел бы ассоциировать себя с Петром Аркадьевичем по определенным пропагандистским соображениям. Оба они государственники, сторонники сильной "вертикали власти", убежденные в том, что не дебатами в парламенте, а волей одного лидера можно сдвинуть с места тяжелую на подъем Россию, поднять ее экономику, развить культуру. И Путин, выступая в Госдуме, если бы имел обыкновение туда приходить, мог бы сказать о депутатах от оппозиционных фракций: "Им нужны великие потрясения. Нам нужна великая Россия!". Точно так же предвыборные обещания нынешнего премьера могли бы спокойно уложиться в знаменитую фразу его великого предшественника: "Дайте государству 20 лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России!". Однако, в отличие от Путина, Столыпин не только укреплял стабильность и "вертикаль власти", но и успешно проводил реформы, замедлившиеся только после его гибели. И в этом отношении Владимиру Владимировичу еще очень далеко до Петра Аркадьевича. Вот и приходится ему находить утешение в том, что российский народ питает к нему лучшие чувства, чем в свое время к Столыпину. Пусть любовь россиян за эти годы несколько пожухла и остыла, зато вошла в привычку. Как у той женщины на митинге за Путина, которая, по словам корреспондента "Известий" сказала о нем: "Ну, подумаешь, надоел. Мне и муж надоел. Чего ж мне теперь, менять, что ль? Может, хуже будет".

Ссылки по теме

© 2003-2019, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна