Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2019, Martovsky
Главная > Обозрение

14.03.2012 Бенчмарк премьера: разбираем механизм пропаганды

Автор: Александр Виноградов (Commander Хэлл)

Выборы завершились. Победил тот, против кого впервые с 1991 года объединились все. Прошло несколько дней после выборов, а протесты уже угасают. Причины быстрой легитимизации результатов президентских выборов в массовом сознании кроются в методах ведения кампании.

Политическая активность оппозиции в период правления Дмитрия Медведева была настолько низкой, а сопротивление ей настолько высоким, что власть на какое-то время утратила бдительность. После парламентских выборов 2011 года контроль над ситуацией чуть было не ушёл из её рук. Оппозиция ухватилась за мысль о фальсификациях как за последнюю надежду на возвращение, но оказалась мало способна как-то развить успех первых протестных дней декабря. Впервые за 12 лет лодка закачалась, и результат президентских выборов перестал быть предопределённым. Власть, привыкшая давить протесты в одном городе, стягивая силовиков из соседних городов, не ожидала проведения протестных акций во всех крупных городах одновременно.

Сколько бы ни говорили о фальсификациях, на этих конкретных президентских выборах, Путин смог бы выиграть, даже если бы фальсификаций вовсе не было. Возможно, не в первом туре, а во втором, и с результатом в 51, а не в 63 процента. Как ни странно, такое расхождение между официальным и ожидаемым результатами вызвало меньше возмущения, чем меньшее расхождение в результатах парламентских выборов. Там ожидали, что у партии власти будет 40%, а получили 49. Разница между этими процентами - в конституционном большинстве. С 49% (которые могут опять превратиться в 60% из-за перехода в ЕдРо представителей других партий) тандем будет законно плевать на оппозицию, с 40% остальные партии могли бы, теоретически, сговориться и перевесить ЕдРёные голоса по какому-нибудь вопросу.

К середине декабря о фальсификациях на парламентских выборах упоминали как о доказанном факте и абсолютно неприемлемом явлении. Оппозиция подняла голову. Власть встрепенулась. Ей надо было срочно принимать меры, доказывать правоту, перетягивать доверчивых избирателей на свою сторону.

Старый новый президент был очень активен в своей последней предвыборной кампании, и, в отличие от плана 2008 года, который состоял из трёх расплывчатых пунктов без детализации, и от шапкозакидательских инициатив 2004 года, правитель представил и развёрнутую программу действий на будущее, и отчёт о проделанной работе. Титанический труд, достойный пера самого Леонида Ильича, был изложен в серии программных статей и выступлений, выложенных на официальном сайте. Если послушать выступления и почитать статьи, хочется немедленно разорвать последнюю тельняшку и с нечленораздельным воплем броситься на ближайшую галеру до светлого будущего. Уж очень грамотно там всё изложено.

Первым делом пришлось дистанцироваться от "Единой России". Это оказалось проще всего - достаточно было перефразировать несколько лозунгов оппозиции, и вот уже премьер формально возглавляет не партию жуликов и воров, а борьбу против жуликов и воров. Партию как-то трогать и подвергать каким-то чисткам не пришлось - хватило только одних лозунгов.

Затем пришла пора отчитываться о проделанной работе. Одним из главных моментов в предвыборной отчётности Владимира Владимировича был рост нашего благосостояния. В некоторых случаях приводились конкретные цифры, которые очень хорошо всё подтверждали. Заочные (ввиду отказа премьера от прений) критики также приводили конкретные цифры, которые показывали итоги правления в куда более мрачных тонах. Самые эмоциональные критиковали вовсе без цифр, приводя аргумент "да вы посмотрите вокруг". При этом все были правы. Тут не было никакого противоречия.

Доверять официальной статистике можно, потому что она оперирует утверждёнными (иногда даже опубликованными в «Российской газете» и в базе Консультанта+) формулами. Статистика со стороны оппонентов также оперирует формулами, но другими. Все формулы известны. Если по какой-то формуле результат стал больше в 2 раза, отчего бы не поверить - результат-то проверяемый!

Доверять критике можно, потому что никакая формула не включает в себя непросчитываемые показатели - такие, как наличие своей яблони и грядки с картошкой, возможность много лет не платить коммунальные счета без каких-то последствий (как это было в 90-х и в начале 2000-х), вытеснение бесплатных вещей платными (а дешёвых - дорогими), резкое снижение качества дешёвых вещей, турникеты на вокзале, и т.д. С другой стороны, квартиру, которую семья военного ждала 15 лет и получила из рук премьера, тоже сложно оценить формулой.

Например, раньше для того, чтобы купить что-нибудь ненужное, надо было продать что-нибудь ненужное (или обменять квартиру на ящик водки). Сейчас человек может взять потребительский кредит и купить весь хлам мира. Если смотреть на этого человека с точки зрения расходов - он вышел из-за черты бедности и купил себе айфон 4S. Если же смотреть на итог, то, в конечном счёте, он стал должен банку стоимость пары айфонов, и банк сделает всё, чтобы этот долг получить. Включим долги в статистику - получим один результат, уберём долги из статистики - другой.

Получается практически та же картина, как в тестах производительности, используемых для сравнения электроники. Каждая фирма стремится использовать именно тот тест, который показывает в выгодном свете её продукцию и раскрывает недостатки продукции конкурентов. При этом у фирмы может быть тусовка фанатов, доказывающая несостоятельность и недостоверность сторонних тестов.

Основная разница бенчмарков от предвыборной статистики в том, что самым лучшим тестом у компьютерщиков признаётся тот, который способен смоделировать реальные задачи, решаемые устройством, а у электората - тот, который даст наиболее впечатляющие цифры.

Задача пропагандистской кампании - добиться, чтобы мы поверили, отнеслись к цифрам, фактам и предложениям, изложенным в статьях, всерьёз. Здесь-то и заключается основной подвох. Даже если все статьи и речи были написаны специальными рабами-спичрайтерами, общие тезисы, естественно, задавались премьером. Теперь вспомним, какое образование получил наш мудрый правитель. Умение излагать любую легенду так, чтобы все поверили, для разведчика жизненно необходимо. Так же, как и придумывать легенду, соответствующую конкретной ситуации. Этому его обучили ещё в школе КГБ. А дальнейшая его жизнь и чиновничья карьера научили его отчитываться о гигантских объёмах работы даже в том случае, если работы вовсе никакой не было, а также переводить стрелки на подчинённых, доказывать свою непричастность к провалам и т.п. Последний год был очень трудным, так что мощный ум (с немощным у власти долго не задержишься) заработал на полную катушку и выдал гениальную легенду, где учтено всё, до мельчайших подробностей, и всё внешне сходится. Эта легенда привлекла тех колеблющихся, которые любят размышлять.

Одной легенды было мало. Надо было привлечь тех, кто принимает решения на основе эмоций. Страх - одна из самых сильных эмоций. В коротких выступлениях упор делался на коварных врагов, желающих перевернуть лодку, на оранжевых революционеров и прочих злыдней, постоянно использовались связки "мы жизнь, они смерть" и даже стихотворение про Бородино, призывавшее умереть, но Москвы врагу не отдавать. В речах для мыслящей аудитории Лермонтова невозможно было использовать, потому что всем известно, что Москву после Бородина всё-таки пришлось уступить врагам. А вот для эмоционального подъёма - в самый раз.

Да ещё и американцы помогли. Как ни странно, одним из тех, кому Владимир Владимирович обязан легитимностью своего избрания, стал новый посол США в РФ Майкл Макфол, всемирно известный организатор оранжевых революций. Его приезд как нельзя лучше сплотил сторонников Путина и привлёк колеблющихся, особенно когда пошли слухи, что Макфол говорил, что Путина ждёт та же участь, что и Каддафи.

Прохоров добавил страху. Родной олигарх-миллиардер, эксплуататор норильских рабочих, выступающий на стороне крупного бизнеса, желающий ввести 60-часовую рабочую неделю и 14-часовой рабочий день в трудовой кодекс и избавиться от всех больных, пенсионеров и бездельников (видимо, путём доведения тех, кого он посчитает таковыми, до голодной смерти), оказался способен нагнать ужас гораздо эффективнее импортного империалиста. Можно даже предположить, что не допустить до выборов менее обеспеченных либералов и поставить вместо них сверхбогатого также входило в планы кампании.

В результате выборы состоялись, премьер победил и с этим на данный момент согласились даже его противники, несмотря на открытый вопрос о добавочных голосах. Столь высокий процент проголосовавших за Путина на выборах 2012 года (63,60%) выглядит, конечно, странным, но он всё-таки более правдоподобен, чем процент за него же на выборах-2004 (71,31%) и особенно чем процент за Медведева на выборах-2008 (70,28% за абсолютно неизвестного на тот момент человека).

В общем и целом (по моему субъективному мнению), за Зюганова голосовали те, кому за последнее время стало хуже, за Прохорова - те, у кого всё и так хорошо + прекрасные перспективы и хочется лучшего (особо показателен процент голосовавших за Прохорова среди москвичей), а за Путина - те, кто в принципе доволен жизнью, но боится потерять то, что у них есть. К всегда голосовавшим за Путина чиновникам и силовикам (где-то 20% населения страны) добавились «трусливые консерваторы», вот и получилась где-то треть населения страны, которая дружно дошла до урны и дала в результате две трети проголосовавших. За Жириновского голосовали, как всегда, либо по приколу, либо те, кому пофиг или нечего терять. Либералы-прозападники (коих мало среди населения, но много среди интеллектуальной элиты и телезвёзд), не имея собственного кандидата, с горя либо голосовали за Прохорова (опять-таки, смотрим столичные результаты и сравниваем с результатами Немцова+Явлинского прошлых лет), либо вовсе забили на выборы, готовясь к будущей мировой революции. Если бы Жириновский был поспокойнее, а Зюганов поактивнее, они набрали бы больше, но, видать, не судьба.

Кампания Путина оказалась удачной до слёз в прямом эфире: он один вытянул ситуацию там, где ЕдРо её целиком и полностью провалило. Оппозиция не сломлена, но уже переходит от наступления к обороне, торгуется с властью о возможных уступках и вспоминает старые склоки. Ещё пара месяцев - и властям снова можно будет делать что угодно, невзирая на сопротивление. Вроде бы и хорошо, что революции не случилось и "сомализация" России отложена, но и "чилийский вариант" совсем не привлекает.

© 2003-2019, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна