Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов
Если вас интересует наша цена на срубы бани, вы можете узнать ее на сайте или у консультантов.
Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2019, Martovsky
Главная > Персоны

02.04.2012 Лучшие уходят на небеса

Автор: Александр Жмыриков

Леонид Шебаршин
Эта статья - дань памяти Человеку, безраздельно посвятившему себя делу служения Родине. Он был лучшим из нас. Даже своим уходом из жизни он еще раз подчеркнул, что Истина не может быть опровергнута ничем, даже смертью.

Его любовь к Истине была равна его любви к Родине. Он никогда не требовал взаимности. Он просто любил и делал все, что было в его силах, для того, что Родина процветала, а мы могли любить ее также искренне, как и он.

Его имя ЛЕОНИД ШЕБАРШИН. Воинское звание генерал-лейтенант. Профессия - разведчик. Судьба - борьба во имя процветания Родины. 30 марта его тело с пулевым ранением найдено в его московской квартире.

Далекий 1935 год. В окошках небольшого деревянного домика 14 проезда Марьиной Рощи в Москве горит свет. Там чествуют рождение мальчика Лени. Леонид Владимирович Шебаршин был первым ребенком в рабочей московской семье. Через два года на свет появилась его сестра, а еще через четыре - грянула Великая Отечественная Война. Отец ушел на фронт, а дети остались на попечение полуграмотной матери и бабушки. Пришлось и голодать, и холодать. За счастье почиталось, порой, сварить чугунок картофельных очисток. После возвращения отца с фронта жизнь семьи немного улучшилась. Но зажиточной не была никогда. Вот как описывал свое детство сам Леонид Владимирович: "Была у нас на все семейство из четырех человек восьмиметровая комната. В ней и спальня, и столовая, и гостиная, и все что хочешь. Тесновато было. Когда я подрос, то спать приходилось на полу. Стояли в этой комнате кровать, диван, шкаф, стол и три стула - вот и все было хозяйство". В 1951 году на сорок третьем году жизни скончался от инсульта отец. "Я учился в девятом классе, сестра - в седьмом, у мамы нашей никакой специальности. Пошла она работать диспетчером на автобазу с зарплатой четыреста рублей тогдашними деньгами, а нынешними - сорок. Быстро пришлось продать немногие оставшиеся от отца вещи, книги. Надо было на наши ничтожные доходы и кормиться, и какую-то одежонку покупать. Жили впроголодь, но, спасибо маме, она не заставила меня прекратить учебу и идти работать", - напишет спустя годы в автобиографии Леонид Владимирович. Учился Леонид отлично. Школу окончил с серебряной медалью. Вначале пытался поступить в Военно-воздушную академию имени Жуковского, но голодное детство сказалось на здоровье. Не прошел военно-медицинскую комиссию. "Приятель посоветовал пойти в Институт востоковедения. Почему бы и не податься в востоковеды? Поехал в Ростокинский проезд и без особых хлопот был принят на индийское отделение. Стал учить язык урду, всё, что касается Индии - историю, географию, литературу. Стал получать стипендию - сразу немного полегчало. Но очень немного. Помню, по чьему-то доброму совету, обратился в кассу взаимопомощи, и мне выдали ссуду в семьдесят рублей на покупку ботинок".

В 1954 году Институт востоковедения упразднили, а студентов разбросали по разным высшим учебным заведениям. Леонида, в числе лучших студентов перевели доучиваться в наиболее престижный Институт международных отношений. Там он познакомился со студенткой Ниной, учившейся на китайском отделении. Чувства молодых людей были искренними, и вскоре они создали семью. Вместе окончили ИМО, вместе были направлены на работу в Пакистан. Вместе прожили жизнь рука об руку.

Четыре года напряженной работы в посольстве СССР в Пакистане, пролетели незаметно. "Можно подвести какие-то итоги четырех лет за рубежом, - писал Леонид Шебаршин в своих мемуарах. - Что же самое главное? Разумеется, прежде всего, сын, который родился в Карачи. За четыре года я вырос с недипломатической должности референта до третьего секретаря, и, как слышал перед отъездом, посол направил в МИД представление о назначении меня вторым секретарем. В двадцать семь лет это немало. Мне повезло, считал я. У меня были великолепные наставники, советские послы в Пакистане - покойный И. Ф. Шпедько, ныне здравствующие М. С. Капица и сменивший его А. Е. Нестеренко.

Только спустя много лет сумел я оценить, да и то, думаю, не в полной мере, как много дало мне общение с этими столь различными по характеру, по темпераменту, по взглядам на жизнь дипломатами. Общим у них были преданность делу, высочайший профессионализм, дисциплинированный четкий ум и глубокое уважение к коллегам, сколь неприметное положение ни занимали бы они в посольской иерархии.

В последующие годы, когда у меня самого стали появляться подчиненные и приходилось работать с начинающими сотрудниками, я частенько вспоминал своих первых учителей, их требовательную заботу, снисходительность к юношеским промахам, тактичное и дружелюбное внимание к себе".

Да, Леониду Владимировичу повезло с наставниками. Но давайте, положа руку на сердце, признаемся сами себе: а мы ценили ли когда-либо своих наставников? Часто ли вспоминали их за дружеским столом, в непринужденной беседе? И окажется, что далеко не все из нас способны сегодня вспомнить даже имена и отчества своих учителей. О большем и не говорю. А вот он мог. Потому и к окружающим, как бы они себя не вели, всегда относился с вниманием и неподдельным интересом. Впрочем, пройдемся лучше еще немного по строкам его мемуаров.

"Во время моей первой командировки вторым секретарем посольства работал Б. И. Клюев - глубокий знаток языка урду, пакистанский ветеран. Он приобщил меня к серьезной страноведческой литературе, вдохновлял на посещения университета, прогулки по городу, знакомил с интересными, столь непохожими на нас, людьми. Отчасти благодаря его дружеской руке я полюбил Пакистан и узнал об этой стране несколько больше, чем это было тогда принято. Любовь и интерес к стране пребывания - это приобретение немалое, утешение для души и огромное подспорье в работе. Много раз в дальнейшем мне приходилось с горечью убеждаться, что некоторые сотрудники нашей службы, мои коллеги и подчиненные, абсолютно равнодушны к стране, в которой они живут и работают, не интересуются ее историей и культурой, вникают в ее проблемы ровно настолько, насколько это, по их мнению, необходимо для работы. У таких людей могут быть случайные успехи, они могут выполнять задания чисто оперативного характера, но твердо уверен, что их полезность ограничена".

Если бы руководители нашей страны и тогда, и сейчас с такой же любовью и вниманием относились к стране своего пребывания, наверно и Советский Союз был жив, да и сегодняшняя Россия не лежала в разорванном платье на панели мира.

В 1962 году проницательного и успешного молодого дипломата заметили на высшем уровне. Леонид Шебаршин был рекомендован для работы в разведке и в том же году поступил в сто первую школу КГБ СССР, готовившую разведкадры. По окончанию обучения был направлен в центральный аппарат в отдел, занимавшийся Юго-Восточной Азией.

О работе разведчика Леонид Владимирович рассказал с присущей ему любовью и чуткостью в своей книге "Рука Москвы: Записки начальника советской разведки". Всем интересующимся делом жизни, чести и мужества настоящих мужчин советую почитать эту книгу.

Скажу лишь, что до 1987 года Леонид Владимирович успел поработать в Индии и в Афганистане, в Иране и в Пакистане. И везде он умел находить нужных помощников, опираясь на подлинный интерес к людям, культуре страны и, конечно же, громадное трудолюбие.

В 1987 году Леонида Шебаршина назначают заместителем начальника внешней разведки. На этой должности он проработал до 1989 года, когда был назначен начальником Первого Главного Управления КГБ СССР.

В 1991 году разногласия главного разведчика страны с бывшим партийным деятелем Бакатиным, назначенным с подачи Генерального Секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева Председателем КГБ СССР достигли апогея. Господин Бакатин, будучи Председателем КГБ СССР, совершил проступок, который все честные люди, во все времена именовали бы ПРЕДАТЕЛЬСТВОМ! Он своим решением передал американцам секрет прослушивающей системы, которая устанавливалась в здание, предназначенное для работы Посольства США. Сам Бакатин, как и его начальник, Горбачев именовали это "актом доброй воли", показывающим нашу открытость американцам. Ни один из руководителей американских спецслужб (ЦРУ, ФБР, АНБ) не совершил ничего подобного в отношении российских "друзей". А если бы и посмел совершить, то завершил бы служебную карьеру на электрическом стуле. В Америке с этим строго. У нас же В.В. Бакатин остался еще на некоторое время во главе спецслужбы, а главный разведчик страны был вынужден уйти в отставку в возрасте 56 лет!

"23 сентября 1991 года я последний раз вошел в просторный кабинет начальника Первого главного управления КГБ СССР. За окном березовая рощица, тронутая золотом осеннего увядания. Полки с книгами, потрет Ф.Э. Дзержинского и афганский пейзаж на стене.

…С утра я был на Лубянке, в основном здании комитета, и начальник секретариата КГБ Д.А. Лукин по телефону известил меня, что указом Президента М.С. Горбачева я освобожден от должности заместителя председателя - начальника Первого главного управления КГБ СССР. Соответствующий приказ подписан и председателем В.В. Бакатиным. Думается, что комитетское начальство могло бы найти более корректный способ сказать начальнику разведки, что его почти тридцатилетняя служба завершилась. Впрочем, это несущественно.

Я прощаюсь с делом всей своей сознательной жизни. Вот это существенно…

Служба кончилась, продолжается жизнь. Продолжается и то дело, ничтожной частичкой которого была моя работа. Это дело началось за столетия до моего появления на свет, оно не завершится до тех пор, пока живет Россия. Будут приходить все новые и новые люди, они будут умнее, образованнее нас, они будут жить в ином, не похожем на наш, мире. Но они будут продолжать вечное дело, частью которого были мы и наши безвестные предшественники, они будут служить обеспечению безопасности России. Помоги им Бог!".

На этих словах Леонида Шебаршина можно было бы и завершить мою статью, если бы мы жили в то время, когда наша страна вышла из морального пике предательства. Пока же падение продолжается, поэтому необходимо процитировать афоризмы Леонида Владимировича, характеризующие нынешнее состояние российского общества. Их знание, а в дальнейшем, возможно, и появление желания их опровергнуть, может стать лучшей наградой человеку, сражавшемуся за Родину до конца.

- "Власть обладает магическим свойством. Одним критическим словом она обращает мошенников и проходимцев в народные герои";

- "В политике не действуют законы физики. Поток уносит золото и оставляет мусор";

- "Демократия отнимает те пустяки, которые народу дала диктатура - работу, жилище, стабильность, - и дает взамен свободу";

- "Как только наши лидеры пытаются выпрыгнуть за пределы своих умственных возможностей, происходит катастрофа";

- "Культ личности в современной России невозможен - для того, чтобы сделать заячье рагу, нужна хотя бы кошка";

- "Клялись, что строят новое государство. Как-то так вышло, что построили только личные дачи";

- "Демократы стесняются употреблять слово "товарищ". Они слишком хорошо друг друга знают";

- "Ограничивая в свое время гласность, власть боялась не столько правды, сколько глупости. Как оказалось, вполне справедливо";

- "Губят Россию грамотность без культуры, выпивка без закуски и власть без совести".

(Леонид Шебаршин "Хроники Безвременья: (Заметки бывшего начальника разведки)". - М.: Русский биографический институт, 1998.)

© 2003-2019, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна