Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2021, Martovsky
Главная > Перспективы

29.05.2012 Что же будет с родиной и с нами?

Автор: Сергей Кочеров

Затянувшееся формирование правительства, под предлогом которого Владимир Путин не поехал в Кэмп-Дэвид, завершилось тем же, чем обычно заканчивается имитация бурной деятельности в политике – появлением новых персонажей при сохранении прежних порядков. Если самый большой общественный интерес в кабинете министров Дмитрия Медведева вызвало назначение исторического публициста куратором культуры, из одного этого следует, что косметически подновленное правительство не является серьезным фактором, способным повлиять на будущее страны, перед которой стоит множество нерешенных экономических и социальных проблем. Стало быть, при анализе обозримого будущего России следует исходить из того, что Белый дом после 4-хлетнего перерыва снова станет филиалом Кремля, и политическая ситуация в стране будет определяться "линией разлома" между президентом и оппозицией.

Четыре сценария развития кризиса

Центр стратегических разработок (ЦСР), написавший в 2000 г. программу для первого президентского срока Владимира Путина, 24 мая познакомил общественность со своим видением будущего нашей страны в краткосрочной перспективе. Заказчиком работы на этот раз был Комитет гражданских инициатив Алексея Кудрина, в состав которого входят представители ЦСР – президент фонда Михаил Дмитриев и директор по социальным и экономическим исследованиям Сергей Белановский. В докладе, озаглавленном "Общество и власть в условиях политического кризиса" и основанном на данных исследования более чем в 50 фокус-группах в Москве и регионах с участием представителей разных слоев населения, эксперты центра предложили свое видение развития общественно-политической ситуации в России.

Из доклада следует, что возвращение Владимира Путина на президентский пост не только не сняло нарастающее напряжение в обществе, но грозит перевести его в состояние "необратимого политического кризиса". Ситуацией в стране недовольны почти все опрошенные, даже проголосовавшие на президентских выборах за Путина по принципу "другие еще хуже". Речь не идет о том, что все эти люди готовы выйти на баррикады – сторонников радикальной оппозиции среди участников фокус-групп выявлено не так много. Но при этом опрос позволил обнаружить "массовый, прагматичный и деидеологизированный" запрос на обновление руководителей в центре и на местах. Люди ожидают от властей улучшений в здравоохранении, образовании, ЖКХ, повышения личной безопасности и качества правосудия. Неисполнение этих ожиданий чревато быстрым падением доверия к правительству, а затем и к президенту, поскольку и Медведев, и Путин все менее соответствуют представлениям людей о политическом лидере, способном решить действительно важные для них проблемы. На почве недовольства властью могут сойтись как городской средний класс, практически потерянный для Путина, так и другие группы населения, выдавшие на прошедших выборах аванс доверия Путину "в последний раз".

Какие же сценарии развития ситуации в России на ближайшие 2-3 года выделили эксперты? Наиболее благоприятным (и наименее вероятным) им представляется сценарий "ускоренной модернизации". Он предполагает начало политического диалога между лидерами правящего режима и вождями как думской, так и "уличной" оппозиции на основе признания необходимости объединения сил для проведения скорейшей модернизации страны. Этому препятствует то, что противоречие между первыми лицами государства и лидерами "новой оппозиции" приобрело уже не только политический, но и личностный характер, что ведет не к достижению компромисса, а к радикализации действий как оппозиции, так и властей. Поэтому более вероятным ответом Кремля станет следование сценарию, который эксперты назвали "политической реакцией". Переход уличных протестов в стадию силового конфликта, чему содействуют провокаторы как с той, так и с другой стороны, будет преподнесен обществу как повод для наведения порядка, в результате чего резко усилится "клан силовиков" и упадет влияние "группы реформаторов". При таком развитии событий власти будут держать в стране оборону как в осажденной крепости, пока ее стены не рухнут под напором надвигающегося экономического кризиса и недовольства народа, перешедшего за критическую черту.

Вполне вероятен и сценарий "инерционного развития", при котором власти будут пытаться проводить политику "кнута и пряника" в надежде, что к осенним холодам уличная оппозиция разбредется по теплым квартирам, а народное недовольство ростом цен и тарифов рассосется само собой. Слабостью этой позиции является вероятное падение цен на энергоносители до уровня, когда президент и правительство не смогут выполнять взятые на себя социальные обязательства. При таком повороте событий становится возможен сценарий "радикальной трансформации", при котором власть быстро теряет контроль над ситуацией в центре и на местах. Тогда она будет вынуждена, хотя бы в интересах самосохранения, пойти на какие-то серьезные, а не просто знаковые, шаги: отставка правительства, новые выборы в Госдуму, в крайнем случае, досрочные выборы президента. Препятствием для такого сценария становится то, что оппозицию пока объединяет не наличие программы реальных действий, тем более в кризисной ситуации, а требование "свободных и честных выборов", которые все же должны рассматриваться как важное и необходимое средство, а не самоцель.

Какой из предложенных сценариев развития событий выглядит наиболее реалистичным? На этот счет может быть столько же мнений, сколько существует оценок текущей ситуации. Так, свою "комбинированную" версию предложил член правления курируемого Медведевым Института современного развития (ИНСОР) Евгений Гонтмахер, который также входит в комитет Кудрина. Он считает, что будут реализованы три сценария из четырех, но по очереди. Сначала власти возьмут курс на инерционный сценарий, потом введут в действие реакционный с обреченной попыткой Путина подавить протестующих, затем вступит в действие радикальный сценарий, который приведет к дезорганизации управления, политическому хаосу и смене режима. Только тогда сильно обновленные власти начнут запоздалую модернизацию, которая, как, увы, нередко случалось в российской истории, может привести к революционной трансформации общества, поскольку окажется, что одними реформами тут уже ничего нельзя изменить.

Феномен Навального и фактор Ходорковского

В другой части своего доклада эксперты ЦСР проанализировали возможности альтернативных лидеров завоевать доверие россиян в ближайшем будущем. Причем, оценивались перспективы не только вождей радикальной оппозиции – Сергея Удальцова и Алексея Навального, но и закрепившегося во власти Дмитрия Рогозина, а также далеко не чужих ей Михаила Прохоров и Алексея Кудрина. Эксперты нашли у каждого из них как сильные стороны, так и явные недостатки. Например, Удальцов слишком привязан к своему образу "уличного борца", Рогозин является более мягким "вариантом Путина", Прохоров несет на себе издержки имиджа олигарха и бонвивана, Кудрин рискует оказаться "чужим среди своих", но не сделаться "своим среди чужих". Фаворитом опроса из "потенциально перспективных лидеров" стал Алексей Навальный, более других отвечающий сложившемуся в представлении общества имиджу "лидера новой формации". Как показало исследование, это - мужчина в возрасте от 40 до 50 лет, с опытом управления и конкретной программой, которую он может "четко и доступно изложить".

Однако, хотя Навальный более других похож на политика "новой волны", которая должна прийти на смену "путинскому призыву" правящей элиты, он еще не воспринимается в России, за пределами Москвы, как сложившийся политический лидер. Конечно, человек, вошедший в 100 самых влиятельных людей мира, по версии журнала "TheTimes", может состояться в таком качестве. Но для этого ему нужно перерасти себя как "веселого популиста" и "борца с коррупцией" и превратиться в серьезного политика с программой, предлагающей способы решения важных для россиян проблем: от цен на продукты и тарифы ЖКХ – до внешней политики. Готов ли к этому теперь Алексей Навальный, сказать довольно сложно. Придя 24 мая, в день освобождения из спецприемника, к своим сторонникам на Старом Арбате, он, во-первых, отказался называть себя их лидером, во-вторых, сказал, что программа у оппозиции есть, и ее программа – это свободные и честные выборы. Если можно предлагать выборы как программу людям, которых вывело на улицу именно возмущение против электоральных злоупотреблений со стороны властей, то для самого широкого круга россиян гораздо более актуальными являются требования, связанные с улучшением их экономического и социального положения.

С последним у оппозиции серьезные проблемы. Понятно, что нельзя ожидать единой программы по выводу страны из кризиса от либералов, социалистов и националистов, которых объединяет лишь борьба за равные стартовые возможности для всех российских партий. Но, по крайней мере, политики с экономическим образованием и определенной идеологией могли бы предложить обществу программу реальных действий, альтернативную политике плывущих по течению и не слышащих шума водопада властей. Возьмем, к примеру, "повестку дня" давнего оппонента правительства Михаила Делягина, названную им "Нам нужны не хорошие вожди, а честное государство". Согласно Делягину, "главная задача: вернуться от истребляющих страну либеральных реформ и коррупции к нормальности. Что строим (социализм, капитализм или традиционализм) – это второй вопрос; сначала надо создать субъект этого строительства: оздоровить государство, вернуть его в чувство и от распада перейти к восстановлению". Для этого он предлагает: 1) ограничить коррупцию; 2) ограничить произвол монополий; 3) гарантировать всем гражданам прожиточный минимум; 4) снизить ставку обязательных социальных взносов до 15%; 5) сочетать политику разумного протекционизма с принуждением предприятий к технологическому прогрессу; 6) освободить от разорительных налогов малый бизнес; 7) провести модернизацию технологической инфраструктуры за счет накопленных резервов государства. Такие действия можно планировать, когда ты находишься во власти и у тебя впереди несколько лет, чтобы провести необходимые реформы. Но для сценария "радикальной трансформации", при котором оппозиция только и может рассчитывать на приход к власти в ближайшие годы, первичным будет не решение макроэкономических проблем, а обеспечение населения продовольствием, коммунальными услугами и работой. Готовы ли к этому нынешние оппоненты Путина и Медведева – вот в чем вопрос!

Между тем в оппозиции есть, по крайней мере, один человек, которому не откажешь в реальном восприятии ситуации, хотя он вынужден следить за ней в качестве стороннего наблюдателя. Это – Михаил Ходорковский, отбывающий срок в колонии в карельском городе Сегеже. Бывший глава ЮКОСа, находясь в заключении, не боялся и прежде вступать в полемику с властями вне рамок своего уголовного дела, первым из нынешних российских либералов указав на необходимость "левого поворота". С началом же протестных акций его активность как идеолога созидания новой России только возросла. Именно Ходорковский лучше других сформулировал задачи оппозиции в период между парламентскими и президентскими выборами, многие из которых сохраняют свою значимость и в настоящее время. Таковыми являются, например, исключение возможности радикальных сценариев типа "штурма Кремля", недопущение раскола в рядах оппозиции, продолжение мирных массовых протестных акций, продвижение в регионы и т.д. И хотя социальный либерализм, за который сегодня выступает Ходорковский, нуждается в адаптации к каменистой почве российской жизни, его подход, направленный на то, чтобы приспособить теорию к жизни, а не жизнь – к теории, выгодно отличает Михаила Борисовича от других наших оппозиционеров.

Важным качеством Ходорковского как политика "новой волны" является его умение сочетать теоретические размышления с практическими предложениями. Так, на днях в своем интервью британской газете "The Sunday Telegraph" он призвал британские власти и общественность "внимательно изучить список Каспарова и сравнить его со списком российской делегации, посещающей Лондон в 2012 году". Насколько известно, в "списке Каспарова", переданном Палате представителей США в июне 2011 г., среди нарушителей прав человека фигурируют ныневице-премьер Владислав Сурков, глава ЦИКа Владимир Чуров, генпрокурор Юрий Чайка, причастные к делу ЮКОСа старший прокурор Дмитрий Шохин и председатель Хамовнического суда Москвы Виктор Данилкин. По-видимому, на одном из видных мест в этом списке находится также Игорь Сечин, бывший председатель совета директоров компании "Роснефть", которая "унаследовала" львиную долю богатства ЮКОСа. Ходорковский также советует британцам показать Владимиру Путину, которому как главе государства нельзя отказать в посещении Олимпиады, ценности Игр, связанные "с уважением, совершенством и дружбой", и тем самым побудить его "подумать о том, чтобы применить их дома".

Сегодня уже ясно, что посадив Ходорковского на длительный срок по обвинению, носящему политически мотивированный характер, однако не лишив его возможности общаться с отечественными и западными журналистами, российские власти выковали из него борца с режимом, который может стать для них опаснее, чем Навальный и Удальцов вместе взятые. Конечно, вряд ли орденоносец Чуров или заслуженный юрист Данилкин сильно расстроятся, если им запретят посетить Лондонскую Олимпиаду. Но отказ в этом праве Сечину и другим высшим чиновникам, для которых символический "Лондон" является желанным пропуском в рай, когда им придется покинуть скорбную юдоль российской жизни, стал бы для них жестоким ударом. А тут еще, как на грех, конгрессмены США, возбужденные предстоящими президентскими выборами, хотят отменить ставшую анахронизмом поправку Джексона – Вэника, чтобы … заменить ее на другое ограничение свободы торговли со странами, нарушающими права человека. И не исключено, что оно войдет в историю как поправка Магнитского – Ходорковского. Если же вернуться к политической ситуации в России, то ко времени выхода Михаила Ходорковского на свободу его возвращение из колонии в Сегеже может иметь такой же общественный резонанс, как и возвращение Андрея Сахарова из ссылки в Горьком. Слава "политического узника режима Путина" делает Ходорковского "джокером оппозиции", поддержка которого будет дорого стоить на следующих президентских выборах.

Экономике предписано расти, а она начинает падать

В понедельник 28 мая на ММВБкурс рубля упал до уровня начала года. Правда, снижение рубля не было таким сильным, как в остальных валютах, но оно началось еще до майских праздников. С начала года рубль долго держался благодаря стабильной цене на нефть и спекулятивной игре против других валют, но сейчас происходит обратный процесс. До мая он дешевел вместе с нефтью, а потом пошла спекулятивная игра против рубля: инвесторы стали менять его на валюты других развивающихся рынков.Конечно, "погоду портят" иностранные финансисты, сильно встревоженные долговым кризисом в Европе и возможным выходом Греции из зоны евро. Но ведь и положение дел в России не добавляет им оптимизма. От рокировки чиновников между кабинетом министров и администрацией президента новое российское правительство не стало выглядеть лучше в глазах ни зарубежных, ни отечественных инвесторов. Новый министр финансов России Антон Силуанов пытается их успокоить. "У нас достаточно стабильный приток валюты в виде экспортных поступлений, - заявляет он. - Цены на нефть, может, и понизились, но стабилизировались и достаточно высоки, чтобы обеспечить необходимый приток по счету текущих операций". Но ряд экспертов уже полагают, что для значимого экономического роста необходимо ослабление курса рубля хотя бы на 10%, тем более что происходит снижение цен на нефть до 90-100 долларов за баррель, поскольку добыча нефти в мире все больше превышает ее потребление.

В добавление к этому Центробанк признал ошибочным свой оптимистичный прогноз по оттоку капитала из страны, озвученный перед выборами. К маю этого года из страны уже утекло 42 млрд. долларов, и если процесс будет продолжаться такими же темпами, то из страны может уйти порядка 120 млрд. долларов. По словам первого зампреда ЦБ Алексея Улюкаева, даже если в ближайшие месяцы будет наблюдаться приток, то годовой результат все равно будет отрицательным, так как для возобновления притока капитала необходимы два условия. "Первое условие - глобальные рынки должны быть стабильными, - сказал он. - К сожалению, сейчас ситуация ухудшилась, поэтому мы видим отток капитала с развивающихся рынков и его движение в направлении более безопасных активов. Второй фактор - внутриполитический. Повестка дня нового правительства должна быть понятна инвесторам". Получается, что программа действий обновленного правительства пока непонятна инвесторам, а, стало быть, все слова Путина и Медведева о новациях, реформах и модернизации не произвели на них никакого впечатления.

Не удивительно, что многие сразу вспомнили 2008 год. И если директор Центробанка Сергей Игнатьев и его первый зам Улюкаев дежурно заверяют, что, хотя Россия вступила в ситуацию, когда возможны локальные кризисы, но все же глубины падения, как 4 года назад, ожидать не стоит, бывший министр финансов Алексей Кудрин не скрывает своей тревоги. Вероятно, не забыв, как он в 2008 г. дал маху с обещанием, что Россия будет "островом стабильности", Кудрин говорит о неустойчивости глобального финансового рынка. "Рецессия в Европе началась, - заявил он, - и события в Греции говорят о том, что она будет глубже, затронет другие страны более глубоко и, к сожалению, может вылиться в новый мировой кризис". Эксперты же из Центра развития НИУ ВШЭ высказываются еще более пессимистически. Они сравнили ситуацию в российской экономике в первом квартале 2012 года с состоянием по итогам первого квартала 2008 года и пришли к выводу, что сейчас экономика России, напротив, менее стабильна. По мнению экспертов, заявления российских чиновников о "готовности к кризису" не подтверждается усиливающейся зависимостью от цен на нефть, так как нефтегазовый дефицит устойчиво держится на уровне около 10% ВВП и не может быть сокращен в ближайшие годы.

Эксперты НИУ ВШЭ в своем обзоре "Новый кризис, государство, бизнес" указывают на то, что даже при снижении цен до 80 долларов за баррель имеющийся объем Резервного фонда не позволит продержаться российской экономике хотя бы год. Между тем выполнение всех обязательств бюджета возможно только при ежегодном росте цен на нефть на 8-9 долларов (!). Тем временем происходит увеличение вклада выплат из бюджета в формирование доходов населения и потребительского спроса. Эксперты пишут: "Разгон темпов роста кредитования населения выше отметки 40% (за последние 12 месяцев) заставляет задуматься о новом перегреве как минимум потребительского оптимизма". Ухудшению ситуации, по их мнению, во многом способствует растущее несоответствие декларируемых целей правительства его реальным возможностям. "Чтобы реализовать грандиозные планы, - утверждают они, - государству необходимы грандиозные средства. Привлечь их можно только через улучшение инвестиционного климата, однако сигналы инвесторам подаются совершенно противоположные". В этой связи он обращают внимание на то, что масштабы оттока капитала за последний год стали сопоставимы с масштабами оттока капитала в самые кризисные кварталы 2008-2009 гг. и вдвое превысили приток, наблюдавшийся четыре года назад.

Суммарный итог всех этих опасений подводит экономический обозреватель NEWSru.com Максим Блант, который рисует наше ближайшее будущее, не жалея самых темных красок. "Острый экономический кризис в России, - пишет он, - практически предопределен, но будет он гораздо более разрушительным, чем тот, что накрыл страну четыре года назад. Разница заключается в том, что сейчас у правительства гораздо меньше резервов для борьбы с кризисными явлениями, уровень доверия к власти несоизмеримо ниже, а вера в "стабильность" как у внутренних экономических субъектов, так и у иностранных инвесторов испарилась окончательно. За последние четыре года "тандем" уже поставил на кон все, что стараниями Кудрина удалось скопить за "тучные" годы, и теперь успокаивать пенсионеров, реанимировать автовазы и финансировать все более жадную до денег "оборонку" просто не из чего. На внешнее финансирование в нынешних обстоятельствах надеяться особенно не приходится, поэтому бюджет уже совсем скоро придется финансировать за счет эмиссии, что, учитывая темпы бегства капитала из страны, приведет к ускорению и без того начавшейся девальвации рубля".

И, словно делая контрольный выстрел в голову, Блант выдает такой прогноз: "Возвращаясь к докладу ЦСР [см. выше], можно только присоединиться к его авторам, считающим наиболее вероятными два сценария - "политическая реакция" и "радикальная трансформация". Ни один их них не сулит российской экономике ничего хорошего. Страна, двигавшаяся стараниями Владимира Путина в сторону "зрелого застоя", этого состояния достигла. И сейчас на повестке дня может оказаться вовсе не 2008 год, а события, происходившие двумя десятилетиями раньше. С теми же последствиями для российской экономики и благосостояния ее граждан".

А куда же смотрит наш президент?

Прошел почти месяц со дня вступления Владимира Путина в должность президента, но за это время он мало чем обозначил свое рвение в работе, наличие которого, если верить ему, побудило его избраться главой государства на третий срок. В самом деле, что он сказал или сделал такого со дня своей победы на выборах, что действительно бы запомнилось? Отказался ехать в гости к Бараку Обаме в Кэмп-Дэвид на встречу лидеров "Большой восьмерки"? Но вряд ли в этом следует искать признаки наметившегося поворота в российско-американских отношениях, как поспешили сделать некоторые зарубежные и отечественные политологи. На мой взгляд, ближе других подошел к пониманию подоплеки этого отказа Николай Злобин. Он обратил внимание на то, что еще год назад российская сторона была проинформирована американцами, что Обама не приедет на июльский саммит АТЭС во Владивостоке. В качестве причины было указано на то, что как раз в эти дни будет проходить национальный съезд Демократической партии США, который должен выдвинуть Обаму кандидатом в президенты. Поскольку Путин живет в стране, где удобное время съезда выбирает не партия, а ее лидер, вряд ли он поверил в искренность своего американского коллеги. А если тот воспользовался партийным съездом как благовидным предлогом, что мешает Путину объявить, что он занят формированием правительства?

Головной болью в майские праздники для федеральных и столичных властей стали сначала шествия и митинги, а затем массовые гуляния и собрания противников режима. Что сделал Владимир Путин, чтобы перехватить инициативу у оппозиции, найдя такой информационный повод, который бы заставил журналистов забыть о применении полицейской силы к москвичам, гуляющим с белыми лентами? Да ничего, он просто уехал из столицы, предоставив своему пресс-секретарю Дмитрию Пескову выступить с "путинским" по своему духу, но все же не предназначенным для печати заявлением о том, что "надо размазать печень митингующих по асфальту". Сам Владимир Путин, после долгих раздумий, отреагировал на действия протестующих в публичном пространстве словами о том, что, с одной стороны, закон должен защищать демократию, с другой - защищать общество от радикалов, что по своей энергетике не шли ни в какое сравнение с пассионарным призывом его пресс-секретаря.

Или, взять, к примеру, невнятные перестановки в правительстве и дежурные замены полпредов, из которых особняком стоит лишь высокое назначение Игоря Холманских – начальника сборочного цеха нижнетагильского "Уралвагонзавода", обещавшего во время президентской кампании нагрянуть в столицу с "мужиками" и защитить Путина от недовольных им москвичей. "Я видел, как вы активно включились в критическую работу, в общественную деятельность, - сказал ему 18 мая президент под телекамеры. - И я хочу вам сделать предложение: предлагаю вам занять должность полномочного представителя президента РФ в Уральском федеральном округе". По словам Холманских, главная задача, которую перед ним поставил Путин - войти в курс дела, "а дальше уже разберемся". Ну что же, давно известно, что не боги горшки обжигают, а у нас в России особенно. Тем более что "Уралвагонзавод", лишившийся взращенного им нового государственного деятеля, тоже не остался внакладе – после длительных простоев заключил контракт с Минобороны на сумму около 6 млрд. рублей.

Все эти вариации на тему "когда страна быть прикажет героем, у нас героем становится любой", конечно, весьма интересны в плане постижения интриг и тайн кремлевского двора. Однако они не проливают ни малейшего света на то, что собирается делать Владимир Путин в ситуации, когда политические, социальные и экономические процессы, вступив в резонанс, могут потребовать от него оперативных и нестандартных решений. Например, что делать с участниками оппозиционных митингов и гуляний: давить и разгонять или делать вид, что не замечаешь, и вносить раздор в их ряды? Как предотвратить эскалацию дальнейшего вывоза капиталов из страны, когда этим уже вовсю занимаются близкие ему по Петербургу люди? И главное: надо ли находить деньги на исполнение розданных перед выборами обещаний или готовить народ к тому, чтобы он потуже затягивал пояса, приучая его к мысли, что у государства есть дела поважней, чем повышать его благосостояние?

Эти вопросы, безусловно, важны для общества. Но так ли уж они важны для Путина? Мы, либералы и консерваторы, "западники" и "почвенники", по старинке все представляем, что государь думает о нас, хочет решить наши проблемы. А что если у нынешнего главы государства на уме совсем другие проблемы, связанные не с обществом в целом, а с гораздо более узким кругом людей?! Высказала же в редакционной статье газета "The Financial Times" свое мнение, что, судя по тому, как формировалось новое правительство и из кого оно состоит, Путина интересуют политические игры, а не продуманный экономический курс, в то время как России, наоборот, нужно больше экономических мер и меньше политических игр. "Без приватизации и конкуренции госкапитализм никогда не уступит место динамичному частному сектору, способному содействовать диверсификации экономики", - говорится в статье, - авторы которой утверждают, что указы Путина "ввергли программу приватизации в хаос". Президент может и дальше заниматься обеспечением равновесия между враждующими кланами, но если он, предупреждают в статье, "не выработает четкий курс, ему придется подчиниться диктату событий".

Впрочем, президент Путин, по всей видимости, не исключает возможности неблагоприятного развития событий и даже подготовился к защите от жестоких ударов переменчивой судьбы. Так, несложно усмотреть две "линии обороны", которые он займет при ухудшении социально-экономической ситуации в России. Когда негативные экономические процессы приведут к ухудшению положения граждан и невозможности для государства выполнять принятые на себя его главой перед выборами обязательства, "козлами отпущения" попытаются сделать протестующих оппонентов власти, которых обвинят в том, что именно из-за их массовых волнений инвесторы выводят капиталы из России. Если же этот вариант не сработает или исчерпает себя, а положение людей, особенно в российской провинции, будет только ухудшаться, президент отойдет на другие, заранее подготовленные, рубежи. На этот раз "жертвой вечерней" станет правительство во главе с премьером, которое послушно уйдет в отставку. Конечно, Дмитрий Медведев не разделит участь Юлии Тимошенко, но на время, а может, и навсегда, ему придется забыть о своих амбициях. Назначив в качестве "технического премьера" очередного Фрадкова или Зубкова, глава государства получит необходимую передышку, которую потратит на обдумывание того, что делать дальше.

Но сможет ли он подготовить третью "линию обороны" или предпочтет сдать свои позиции на почетных условиях, этого не знает пока никто, возможно, даже сам Путин. Здесь открываются самые разные варианты – от попытки расколоть общество, поделив его на "наших" и "врагов", до имитации "красивого ухода" в стиле Бориса Ельцина, когда президент со слезой на глазах (репетиция уже прошла успешно) просит прощение у россиян за все, что сделал "не так", после чего отбывает на заслуженный отдых. Трудно сказать, что в условиях осады "последнего рубежа" предпочтет Владимир Путин – образно говоря, "биться до последнего бойца" или "выбросить белый флаг". Однако он не похож на тех вождей, которые стреляются в подземном бункере или дают отравить себя ближайшим соратникам на кремлевской даче. И такое жизненное наблюдение внушает определенный оптимизм, что даже при самом "пиковом положении" загнанный в угол лидер не захочет уходить в мир иной, заодно прихватив с собой всю страну.

© 2003-2021, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна