Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2019, Martovsky
Главная > Аналитика

06.06.2012 На пороге: участники и итоги майских митингов

Автор: Александр Виноградов (Commander Хэлл)

Крыльцо, когда-то златое, а впоследствии - пластиковое, было изрядно побито временем. Дверь была приоткрыта, оттуда виднелись всполохи и грохотали какие-то взрывы. На пороге кризиса сидели: царь (с охраной, конечно), буржуй, мажор, студент и работяга. Время от времени то один, то другой, вскакивал, порываясь отбежать подальше от двери, но другие ловили и приводили назад. Внутрь зайти никто не отваживался.

"Больше трёх не собираться": справедливость против необходимости

В непрерывной череде митингов и народных гуляний наступила пауза. 31-го мая где-то какие-то господа-полицейские побили и упекли каких-нибудь холопов-гражданских, но в общем и целом такой массовки и единения всех оппозиционных сил, как в начале мая, нигде уже нет.

Митингуя и гуляя, выступавшие за свободу добились только уничтожения последних остатков былой свободы. Если раньше было можно митинговать с разрешением, а гулять и вовсе без разрешения, теперь то и другое фактически запрещено всем, кроме работников силовых структур и членов партии. Остальным грозят штрафами такой размерности, что чем их платить, лучше сразу под расстрел.

Возможно, для придумавших такие штрафы деятелей "полтора миллиона" - сумма на мелкие расходы, а "триста тысяч" - и вовсе смешные деньги. Простой же смертный с доходом, равным официальной средней зарплате, если он из большого города, такую сумму может получить, только взяв кредиты на 5 лет в двух разных банках. А если из небольшого, то разве что квартиру продать можно. Но без квартиры жить в России нельзя: у нас тут не Калифорния, холодной зимой поголовье бомжей сокращается на 90%.

Власти надеются, что человек рассудительный, испугавшись такого штрафа, не пойдёт на митинг ни за какие печеньки. Но ведь человек рассудительный и так на митинг не ходит, а если и ходит, то только на такой, где ему точно ничего не грозит. На опасные митинги ходит молодёжь, которая обязана быть безрассудной просто в силу своего возраста. Ходит из принципа, из-за того, что разделяет убеждения, а то и просто из-за того, что нельзя, но очень хочется. Ещё на опасные митинги ходят те, у кого всё есть, включая ум, связи и управленческие навыки, но нет перспектив быстрого роста, но о них - позже. Пока остановимся на бедных студентах, которые суть главные бунтари на первом этапе любой революции.

Если система увеличившихся в 300 и более раз штрафов начнёт работать, платить за детей придётся родителям. Если же кто-то из родителей, уплатив штраф, лишится всего, что им было за всю жизнь заработано, а то и жизни, у детей будет такой повод уничтожить и саму власть, и всех, кто хоть раз замарался общением с ней, что все остальные жертвы покажутся им ничтожными.

Произойдёт закономерный переход революции от мирных выступлений и хохмачества к настоящим бунтам, переходящим в резню. Возможно, 99% представителей власти считают, что это невозможно и они полностью контролируют ситуацию. По крайней мере, такая точка зрения озвучена в последнем выступлении Путина на партийном съезде. Почему я взял именно партсъезд? Там, по-моему, прозвучало не то, что президент думает, а то, что от него желают услышать соратники. В записях выступлений по другим поводам вместо уверенности чувствуется напряжённость.

Контроль был потерян где-то в мае, во время инаугурации. Власть напрягла все силы - и, похоже, надорвалась. Сейчас ситуация мало того, что не контролируется, так она ещё и развивается по стандартному варианту, ведущему к кровавой форме революции или к очень жёсткому её подавлению. И это - на фоне входящей в новый кризис зоны евро, да и вообще всей мировой финансовой системы. При таком раскладе любая неожиданность может сыграть на руку бунтовщикам и оказаться фатальной не только для властей, но и для всей страны.

Если не все начальники, то хотя бы ближний круг президента обстановку вполне осознаёт. По крайней мере, обязан осознавать. Именно потому в мае была куда более жёсткая реакция на любые проявления вольнодумства, чем с декабря по апрель. Законопроект о штрафах и выведение за рамки закона любого массового мероприятия, не спущенного сверху, были вызваны необходимостью заставить каждого заниматься своим делом. О тех, у кого нет никаких особых дел, равно как и о тех, кто хочет большего, похоже, позабыли.

В спешке также забыли, что верхняя граница штрафа в 5000 рублей за административное правонарушение была когда-то установлена не произвольно, а для того, чтобы административный штраф за проступок не превышал уголовного штрафа за преступление. Сейчас же получается, что тот, кто на митинге ведёт себя мирно, будет нести большее наказание, чем тот, кто там же будет кидать булыжники или бутылки с зажигательной смесью.

"Мы ждём перемен": дети против родителей

Когда бунтуют нищие, их можно припугнуть или заткнуть копеечной подачкой. Когда бунтуют пролетарии с крестьянами, их можно гробить хоть миллионами, и всем будет пофиг. Страшнее всего для государственной системы бунт мажоров. Их не заткнёшь - у них всё есть. Их не напугаешь - адвокаты всегда к их услугам. Их не перебьёшь - у них папы с мамами очень важные персоны, а дедушки с бабушками - ещё важнее. Хорошие неродственные связи также имеются. Исключение, конечно, составляют тоталитарные режимы, когда за бунт отвечает вся семья независимо от положения. Но у нас не тоталитарный режим, у нас демократия по американскому образцу. Причём один в один.

Параллельно с бунтом студентов у нас разгорается бунт мажоров, которым просто уже не досталось мест у руля, а на места седьмых младших помощников топ-менеджера они не согласны. Предыдущее поколение мажоров 20 лет назад просто скинуло престарелых коммуняк, но оно готово править и ещё 20 лет. Следующее поколение с этим не согласно, а направить энергию на мирные цели, как это делали Хрущёв и Брежнев, у нынешних правителей не хватает соображения - за 12 последних лет был выдуман только один Селигер. Вот мажоры и бунтуют.

Пока противостояние с властями выглядит как коррида: бунтовщики делают меткий укол в самое больное место, власть бежит на красную тряпку.

С первых Русских Маршей и Маршей Несогласных и до ноября 2011 власть на каждое публичное проявление недовольства отвечала стягиванием силовиков со всех соседних областей. Тогда оппозиция устроила одновременный митинг во всех крупных населённых пунктах.

В ответ власть разогнала все крупные митинги первой декады мая и устроила тотальную зачистку центра Москвы, а оппозиция вспомнила уроки истории и устроила маёвку - тот же митинг, только под маской народных гуляний и непрерывный.

На введение запрета на несанкционированные массовые гуляния в общественных местах уже предлагается завалить органы власти запросами на посещение бань, театров, парков и кинозалов.

Власть хочет ввести ответственность за интернет-призывы идти на митинг, но у оппозиции и тут готов ответ: надо всего лишь призывать "ни за что на свете не ходить на митинг, который проходит на Герцшпрунг-Расселовской площади в 18:00 каждый четверг".

У "креативного класса" мозги, деньги, связи, знакомства и родственники. Им для приложения знаний и умений необходимо что-то сложное и опасное. Вроде руководства освоением целины, космоса или ударными комсомольскими стройками. Вроде опасного для жизни бизнеса 90-х и опасного для накопленных капиталов бизнеса 2000-х. Что-то такое, что может заинтересовать их, задействовать весь умственный потенциал и сделать победителей героями.

Переворот в этом отношении выглядит самым лучшим вариантом, потому что, несмотря на огромные риски, судьба может забросить на самый верх. Удачные революции часто начинались с волнений мелких баронов, младших офицеров или золотой молодёжи. Мажоры рушили старую государственную машину (или просто мочили государя), а их лидеры брали власть. Если они не успевали прибрать к рукам силовиков, следующим шагом был путч самих силовиков, желающих вернуть старые порядки. Если у силовиков ничего не получалось, приходила очередь рабочих и крестьян, так как давить их было уже некому. В конце концов побеждал тот, кому удалось переманить на свою сторону максимум силовиков, или сами силовики.

"Жираф большой, ему видней": начальство против начальства

Если смотреть в твиттер, кажется, что революция повсюду, что она побеждает. А с точки зрения народа протест только усиливает позиции Путина. Не того народа, который может себе позволить пить кофий в "Жан-жаке", а того, который сидит за кассой в душном торгцентре или за компом в тесном офисе и не может себе позволить не то что потусовться два-три дня у памятника казахскому поэту Абаю, а даже и сходить лишний раз в кафе. Протестующих у нас тысячи, пусть даже десятки тысяч. А другого народа у нас миллионы. И пока одни радуются в онлайне и в эфире, что они пришли на площадь и не увидели там ни одной быдлонищебродской морды, другие читают эти радости с монитора рабочего компа или кредитного айфона и копят классовую ненависть.

Конфликт между теми, у кого всё есть, и теми, кому нечего терять, сейчас пока невозможен. Доступный кредит дал беднейшим слоям способ приобщения к безудержному потреблению, а богатейшим - способ выжать из бедноты гораздо больше, чем у неё есть. Беднота теперь занята на нескольких работах, чтобы оплатить уже купленную машину, шубу или телефон. У неё физически нет ни времени, ни сил, чтобы протестовать.

Но есть и третья сила, готовая ввязаться в драку. У нас давно тлеет конфликт между теми, у кого всё есть (эти люди все уместились в залы Кремля на инаугурации), и несколькими тысячами больших начальников, которые пока сохранили капиталы, но уже потеряли власть. Конфликт дутый и надуманный, так как это, фактически, один и тот же класс. Конфликт может быть легко пресечён, поскольку у тех и других примерно одинаковые представления о мире, и они, теоретически, могут даже сейчас договориться и поделиться.

Но такова уж природа этого класса, что делиться они не могут. Они этого не выносят физиологически. Те, кто проявляет хоть какое-то стремление бескорыстно помочь ближнему, отсеиваются ещё на этапе первоначального накопления капитала.

Непопавшие на церемонию иннаугурации отлично понимают, что без реальной власти они в любой момент могут потерять всё, что имеют: либо честно, в ходе конкурентной борьбы с попавшими, либо после предложения, от которого невозможно отказаться.

На митинг они не пойдут. А вот профинансировать будущего нового вождя согласятся запросто. Тем более, что на потенциальных вождей революции сейчас всех московских автозаков не хватает. Есть выбор.

"Ест за троих, работает за семерых": народ против долгов

Народу, впрочем, это никак не поможет. Каждый, кто набрал кредитов для покупки всякой фигни, добровольно выбрал себе положение крепостного крестьянина и обрёк себя и своих потомков на вечный труд во благо хозяина, на труд без сна и отдыха. Пока баре будут палить друг в друга картечью на Дворцовой или бить дубьём по почкам в "Жан-жаке", народ обречён пахать на победителя.

Кредит, в идеале, стимулирует желание трудиться, подстёгивает конкуренцию, может стать для особо удачливых социальным лифтом, но не даёт основной массе не то что разбогатеть, а даже вырваться из нищеты. Властям демократических стран американского типа (к которым, повторюсь, сейчас относится и Россия) крайне выгодно загонять народ в кредитное рабство.

Дело в том, что кредитная система так устроена, что всегда кто-то обязан разориться. Простой пример. Предположим, есть рынок с общим годовым доходом 100 золотых. На нём 10 игроков. Каждый берёт кредит 10 золотых под 10%, т.е. отдать должен будет каждый игрок 11, а все они - 110. Но так как объём рынка всего 100 золотых, то (при нормальном распределении прибыли с дисперсией 3) где-то пять игроков отдадут долг, из них двое-трое останутся с прибылью. Остальные пять игроков без достаточной прибыли будут вынуждены рефинансировать долг на следующий год или банкротиться. Дисперсия показывает напряжённость рынка - чем больше конкуренция, тем сильнее разница доходов. Если дисперсия около 10, всё себе заберут один-два кулака-мироеда, остальные разорятся. Если дисперсия 1, то разорятся двое-трое. Если рынок такой ровный, что дисперсия нулевая, т.е. каждый из 10 игроков получит ровно по 10 золотых, то все останутся должны банку по 1 золотому.

Вот примерно так кредитная система и работает. Каждый работал, кто-то разорился, но винить ему, вроде бы, некого: сам виноват, в чём-то прохлопал ушами, где-то поленился, где-то недоэкономил... Думать о чём-то ещё (равно как и предаваться праздности) просто некогда.

С другой стороны, менталитет у нас не такой как у европейцев и американцев. Эти, набрав кредиты, начинают работать за десятерых. А у нас, в случае превышения некоего психологического порога, либо изворачиваются и берут ещё кредит, чтобы отдать старый, либо перестают платить вовсе. В случае серьёзного нажима банков и государства на неплательщиков, с выселениями и конфискациями, они могут и взбунтоваться. То же самое может быть и при быстром урезании социалки, если на улицу выйдут не студенты, не молодые трудоголики и не мажоры-бездельники, а те самые разорившиеся плюс пенсионеры. Революций подобного рода в истории было достаточно мало (за счёт того, что голодные бунты легче всего подавить), но ведь были же...

"Когда в товарищах согласья нет": логика против разума

Власть закручивает гайки, готовясь к отражению нового витка мирового кризиса. Вольнолюбивые студенты протестуют и прикалываются, желая оставаться людьми. Мажоры присоединяются к протестам, потому что других интересных дел не осталось. Буржуазия спасает капиталовложения за рубежом и спонсирует маргиналов здесь. Народ набирает кредиты, покупает шмот, крутится-трудится и, скрипя зубами, отдаёт кредиты, чтобы снова набрать их. Получается, что все действуют по собственной логике, делают всё как надо, при этом каждое действие усугубляет ситуацию.

Чтобы понять это, надо быть несколько в стороне от событий, имея мозги и принадлежа при этом к нескольким лагерям. Пожалуй, среди всех значимых персон есть только один человек, который подходит под это описание. Нет, это не я. Я из-за врождённого раздолбайства по доходам ближе к пенсионерам. А человек этот - Ксюша Собчак. Она остаётся одним из последних носителей совершенно уникальной на сегодняшний день системы взглядов. Ксюша Собчак - последний в России носитель нового мЫшления, того самого, которое могло спасти СССР, если бы народ принял его, а не рыночную систему ценностей.

Дочь перестроечников (и главная мишень троллей) всегда пытается разговорить обе стороны конфликта. Она обращается с политиками как со звёздами Дома-2: ни во что их не ставя, она каждому даёт пыщить хохолок столько, сколько тому угодно, для каждого находит доброе слово, подчёркивающее его уникальность в собственных глазах и одновременно опускающее в глазах оппонента. Предельно напыщенные, политики, возомнив себя главными в комнате, начинают говорить в её присутствии не то, что им хотелось бы, а то, что они думают. В общем, если первые годы медиа-карьеры Ксюше Собчак сделали её женские прелести, первый год политической карьеры она сделала исключительно мозгами.

Возмущённый разум кипит и протестует - как можно ставить на такую фигуру, когда вокруг всё так серьёзно? А логика подсказывает, что как раз у неё есть все основания, чтобы стать не вождём революции, но витриной для настоящего вождя. Её считают своей и верхи (по рождению и по хватке она типичный представитель крупной буржуазии), и низы ("Дом-2" дал иллюзию её близости со всеми клиентами кредитных отделений банков). Как-то раз, ещё в гламурные годы, она уже пыталась создать свою партию. Теперь у неё может получиться гораздо большее. Это, конечно, крайне фантастическое допущение, но ведь и царствование всех российских императриц всякий раз было следствием серии заговоров, порождённых конфликтами интересов.

"Последний и решительный": страх против денег

Что нас ждёт? Летом власти закрутят гайки и отпустят инфляцию, а народ затянет пояса. Основной массе народа станет не до политики. Власть попрессует оппозицию, оппозиция постращает власть. Если кто-то переусердствует, возможен переворот.

Но стоит и обратить внимание на то, что никто не хочет замечать. А именно: страны золотого миллиарда стоят на пороге финансового кризиса, делая всё возможное, чтобы этот порог перешагнуть и утянуть за собой весь мир, при этом Россия (одна из немногих стран, у которой почти нет внешних долгов) в лице своего правительства начала раскручивание внутреннего кризиса.

Если наша страна сумеет остановиться и не увязнуть во внутренних склоках, то популистские заявления Путина о том, что Россия войдёт в пятёрку ведущих экономик мира, могут внезапно стать правдой. Просто за счёт того, что другим станет хуже.

Но населению России, к какому бы классу оно ни относилось, лучше от этого не будет.

P.S.

А тем временем, в сети уже возникло предположение, что в последний момент появится Путин весь в белом, и скажет, что поправки нарушают конституцию, и он их отклоняет. Это частично подтверждается некими намеками в "Российской газете".

© 2003-2019, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна