Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2019, Martovsky
Главная > Экспертиза

19.06.2012 Российский футбол: Драма падения и Путь к спасению

Автор: Александр Жмыриков

16 июня 2012 года российская национальная футбольная сборная бесславно завершила корявое выступление на чемпионате Европы, не сумев занять даже второе место в слабейшей из четырех групп. Таким образом, возрастная сборная России завершила этапный поход за славой жирной кляксой после размытой точки. Размытой точкой можно назвать провал в отборочном турнире к чемпионату мира 2010 года, когда сборная не смогла отобраться из посредственной по составу отборочной группы. А фиаско на чемпионате Европы, где наша сборная умудрилась с трудом свести матч вничью с командой Польши, занявшей последнее место в группе и проиграть самой возрастной и одной из самых слабых команд турнира - сборной Греции, иначе как жирной кляксой не назовешь. Однако событие не стоило бы пера автора, если бы это был рядовой проигрыш. С кем не бывает. На том же первенстве из группы не вышла даже сборная Голландии. Правда, в отличие от нашей сборной, она не вышла из "группы смерти". Но все-таки, о чем было бы сожалеть, ведь игра есть игра. Всякое бывает. Примерно так, пытаются говорить ныне и руководители отечественного футбола. Все так, если бы...?

Если бы все случившееся не было закономерным следствием продолжающейся практики развала нашего футбольного хозяйства. О начале и динамике такого развала говорили и писали многие. Автор данного текста говорил об этом как минимум с 2009 года, когда на страницах данного сайта была опубликована моя статья "Зачем футболу психолог?". Затем тема развивалась в статьях "Снова у разбитого корыта: Размышление о ближайшем будущем российского футбола" (январь 2010 г.), "Как нам модернизировать наш футбол" (февраль 2010 г.), "Российский футбол: миф и реальность" (май, 2010 г.), "Переходный футбол России: шаг вперед - три в сторону" (июль 2011 г.), "Российский футбол: путь в Европу через Азиопу" (апрель, 2012 г.).

Все эти статьи вскрывали перезревшие проблемы нашего футбольного хозяйства. Показывали, как эти годами нерешаемые, либо неправильно решаемые проблемы порождают барьеры на пути к созданию национальной "команды мечты". Но, как говорится в известной русской басне, "Васька слушает, да ест". Выводов никто не делал, и вот мы пришли к финальному этапу драмы:

Какой-либо внятной игры нет.

Тренера нет.

Команды фактически тоже нет. Ибо значительная часть игроков сборной, участвовавшая в первенстве Европы 2012, не сможет принять участие в чемпионате мира 2014 года по возрасту и усвоенному стилю игры. Последний, под условным названием "игра пешком с перебежками трусцой и редкими нервическими ускорениями" давно покрылся архивной пылью середины прошлого века. Ныне такой стиль не удивляет даже латышей, не говоря уже о греках или поляках. Не буду тратить чернил на детальное описание этих конвульсий на футбольном поле. Все всё видели своими глазами. Перейду к анализу причин и путей спасения.

Чемпионат мира по футболу 2010 года показал, а чемпионат Европы 2012 года закрепил три системообразующих фактора победного выступления команды: 1) высочайшая функциональная готовность игроков; 2) глубинная психологическая подготовка команды; 3) тактическая креативность и вариабельность по ходу матча. Наличие только двух факторов из трех перечисленных не может сегодня приносить устойчивый позитивный результат. Яркий пример - фиаско сборной Голландии. О пробелах в технико-тактической и функциональной готовности говорить не приходится. Но явный пробел в социально-психологической подготовке привел к поражению во всех трех матчах первенства. Команду Польши подвела низкая функциональная готовность. Наша же сборная обнаружила пробелы во всех трех компонентах, поэтому рассчитывать можно было лишь на случай, да фатальное везение. Но последнее было исчерпано в первом матче, а счастливый случай произошел лишь однажды, когда в третьем матче футбольный арбитр пощадил нашу команду, не назначив двухсотпроцентный пенальти в наши ворота, за снос греческого нападающего, выходившего один на один с Малафеевым.

В чем причины неготовности нашей команды по всем трем системообразующим компонентам современного футбола?

Причины недостаточной функциональной готовности кроются, на мой взгляд, в следовании советам консультанта по функциональной подготовке, работавшего, по словам Адвоката, большей частью "заочно". Не знаю как кто, но я захватил в детстве телевизионную передачу "Кабачок 13 стульев". Один из персонажей этой передачи, "пан спортсмен", представлялся как спортсмен-заочник. Когда его спросили, что это означает на практике, он ответил, что по воскресеньям, проходя мимо двухпудовой гири, лежащей у порога, он задерживается и внимательным взглядом осматривает ее. Не позволяю ставить под сомнение профессиональный уровень голландского специалиста по функциональной подготовке. Но позволю предположить, что работая с футбольной сборной России по совместительству, он вряд ли глубоко оценил те изменения, которые внес в состояние футбольной готовности российских игроков безумный переход на систему "осень-весна". Дело даже не в том, что игрокам пришлось играть полтора сезона. Футболисты многих ведущих европейских стран играют не меньше матчей в первенствах своих стран. Дело в том - на каких полях пришлось по весне играть нашим сборникам. Тот, кто хотя бы в размерах институтского учебного курса знаком с физиологией, может понять, что работа мышечных групп и связочного аппарата в условиях бега на грязевом покрытии резко отличается от работы мышечно-связочного аппарата на покрытиях травяных. Поэтому вполне допускаю, что разгрузочные упражнения, традиционно применяемые в футбольных командах, не приносили в данном случае желаемого результата. Выведение организма из состояния перегрузки отдельных двигательных систем и недогрузки других двигательных систем дело чрезвычайно тонкое. Оно под силу опытнейшим специалистам, индивидуально работающим с футболистами. Футболисты сборной играли в разных клубах. Даже в самых богатых из них ("Зенит", "Локомотив", ЦСКА, "Анжи") не найдется индивидуального тренера-физиолога для каждого футболиста. В сборную же игроки пришли за 18 дней до начала первенства. Но и там не оказалось 11 специалистов по индивидуальной работе с каждым футболистом основного состава. Этой проблемы можно было бы избежать, если бы еще после моих статей 2010 года, сборная команда страны взяла на вооружение аппаратурную методику функциональной подготовки, разработанную на основе "эффекта профессора Лабкаевой". Но этого сделано не было. У нас по-прежнему практикуется массаж, баня да бассейн.

Причины тактической заостренности игры команды надо было выяснять у главного тренера. Но с ним заблаговременно не стали подписывать продление контракта. Это, как показало, полностью устраивало обе стороны. В итоге он уехал, не простившись, а РФС и новый главный тренер могут лишь гадать о просчетах предшественника. Но кое-какие внешние причины отсутствия тактической гибкости все-таки очевидны. Прежде всего, тактическая ограниченность связана с уровнем мастерства и возрастом футболистов, отобранных Адвокатом в состав сборной. Костяк команды составляли игроки "Зенита", которыми руководил в свое время Адвокат, будучи главным тренером клуба. Естественно, что они сохраняли в памяти игровую схему, усвоенную при клубном тренере Адвокате. Но реализовать эту схему на практике, столь же блестяще, как они это делали в розыгрыше Кубка УЕФА, было изначально сложно, поскольку целого ряда блестящих исполнителей схемы тогдашнего "Зенита" теперь не было. Часть из них, играла в других сборных, часть выбыла из-за травм. Адвокат попытался вмонтировать в старую зенитовскую схему игроков ЦСКА и "Анжи". Полностью "вписался" лишь Алан Дзагоев. Остальным не позволил груз опыта игры по иным схемам. Именно потому, постоянно создавалось напряженное пространство между линией полузащиты и обороной - как в центре, так и на фланге Юрия Жиркова.

Помимо невнятности общего тактического рисунка, сборная страны отличалась крайним неумением разыгрывать стандарты. Согласно информации журналистов центральных спортивных изданий, имевших 15-минутный допуск на тренировки сборной, команда не отрабатывала специально розыгрыши стандартных положений. А ведь известно, что "повторение - мать учения". Нет тренировок - не будет и умений. Вполне возможно, что таким образом Дик Адвокат хотел стимулировать проявление творческой активности игроков. Однако при этом надо понимать, что проявление творческой активности является высшей фазой включенности человека в совместную деятельность. Для этого человек должен не только интеллектуально, но и эмоционально полностью подчинить себя игре. Много ли было у нас в команде "одержимых" футболом? Я увидел лишь Дзагоева, Денисова, да Измайлова. Но последнего выпускали лишь на замены, когда все уже было решено. Считаю, что иностранный главный тренер может выстроить тактическую схему лишь при длительном общении с командой. Поэтому для клуба - иностранный тренер благо, а для сборной - проблема. Успехов в сборных командах тренеры иностранцы достигали в считанных случаях. Всякий раз это случалось, когда игроки могли говорить с тренером на общем языке. Например, в Корее все игроки сборной разговаривали с Хиддинком, и Адвокатом на английском языке. Наши же игроки, даже играя в английских клубах, не удосужились освоить язык международного общения. Передача указаний через переводчика не может не только побуждать, но даже убеждать игроков в необходимости делать то-то или то-то. В "Зените" итальянский тренер на первых порах водил игроков за руку по полю, показывая, где и кто должен находиться при розыгрыше стандартов. Но для этого он имел в запасе помимо подготовительного периода еще и четверть чемпионата страны. Кроме того, клубный тренер имеет возможность наблюдать игроков ежедневно. Он понимает их мимику, пантомимику, привычные жесты и получает по ним обратную связь. Тренер сборной лишен подобной возможности в силу кратковременности непосредственного общения.

Понятно, что во многом причины тактической односторонности команды связаны с нехваткой исполнительского мастерства российских футболистов. Из игроков, способных реально усилить нынешний состав команды, Адвокат не взял в Европу лишь Артема Дзюбу и Сергея Семака. Больше знаковых игроков в российском футболе сегодня попросту нет. Как решают проблему дефицита игроков сборные других стран? В краткосрочном плане натурализуют умелых игроков других национальностей. Посмотрите, даже в Португалии, Франции, Англии, Германии играют натурализованные игроки. Почему наши чиновники брезгуют этим действенным средством? К примеру, Веллитон, из 17 возможностей, предоставленных партнерами Кержакову, реализовал бы как минимум 10, что он демонстрировал в играх ЧР. Тогда как "Бил, бью и буду бить", и в России отличается благодаря потворству защиты соперника, да ошибкам судей. Неграмотные болельщики льют грязь на Игнашевича, а кто сегодня в России надежнее армейского стоппера? Говорят Бурлак вроде ничего. Вот именно ничего, в смысле хорошего. Вспомним его недавние матчи за молодежную сборную против португальцев и андорских пастухов? Без слез не взглянешь. Если мы желаем отобраться без проблем на ЧМ 2014, а затем успешно выступить на домашнем ЧМ 2018, необходимо уже сегодня заняться натурализацией игроков на дефицитные позиции. В долгосрочной перспективе решение вопроса связано с улучшением отдачи от работы детско-юношеских школ. Для этого необходимо, прежде всего, упорядочить процедуру обмена игроков между школами и клубом. Hужно ввести запрет на подписание договоров игрока с футбольным агентом до достижения игроком возраста 21 года. Исключение необходимо сделать для более молодых игроков, сыгравших за основной состав юношеской и молодежной команды не менее 20 матчей в официальных турнирах, проводимых под руководством УЕФА и ФИФА. Либо, сыгравших не менее 3 официальных матчей в составе взрослой национальной команды на официальных соревнованиях под эгидой ФИФА и УЕФА. Во всех остальных случаях игрок, завершивший обучение в детско-юношеской школе передается клубу, которому эта школа принадлежит. Клуб обязан заключить с игроком контракт по одинаковой в России "детской" ставке. Например, 50 тысяч рублей в месяц. От этой ставки рассчитывается и процесс премиальных и всяческих бонусов, предусмотренных для игроков клуба. Если клуб не желает принимать игрока, он должен его трудоустроить в другой клуб на точно таких же условиях, либо продать за границу на коммерческих условиях, выгодных клубу. В любом случае, всем выпускникам детско-юношеских школ обеспечивается продолжение игровой практики. Но молодые игроки будут избавлены от тлетворного влияния агентов-перекупщиков и будут стараться проявить себя, чтобы после 21 года заключить настоящий контракт.

Несколько слов о проблемах лимита. Можно его не отменять, но ввести потолки зарплат. При этом последние должны быть не выше чем в европейских странах, занимающих в рейтинге УЕФА места рядом с нами. В этом случае в Россию не поедут доигрывать и ходить пешком по полю. Да, несколько наших богатеньких клубов лишат своих спонсоров возможности выпить шампанского из европейских кубков. Зато в стране возродится через пяток лет наш отечественный футбол, с исконно русским стремлением "лучше умереть, чем проиграть".

Теперь несколько слов о проблемах психологической подготовки. О дилетанском подходе тренерского корпуса в этом вопросе говорит хотя бы одна фраза одного из представителей тренерского штаба сборной. Отвечая на вопрос о проблемах игры сборной во встречах с командами, исповедующими защитный футбол, этот мэтр, заявил, что все дело в "концентрации и психологии". Если человек не знает, что концентрация является одной из характеристик внимания, наряду с переключаемостью, распределением внимания и т.п., а само внимание является одним из психических процессов, изучаемых психологией, то что тогда говорить об общепсихологической эрудиции этого тренера? Специально для ликвидации безграмотности тренерского корпуса вынужденно повторяю элементарные истины, описанные мной в статье "Зачем футболу психолог" 27 ноября 2009 года:

1. Профессиональный футбол является разновидностью совместной (в пределе коллективной) деятельности.

2. Любая совместная деятельность имеет структуру, состоящую из двух подструктур: предметно-деятельностной и психологической.

Предметно-деятельностная подструктура представляет собой сложное сочетание индивидуально-предметных систем деятельности футболистов, опосредованных целевой установкой и тактической схемой. Психологическая подструктура представляет собой сложное сочетание индивидуальных психологических систем деятельности футболистов, опосредованных уровнем социально-психологического развития команды (от уровня аморфной группы до уровня коллектива, либо от уровня группы-дезинтеграции до уровня антиколлектива).

3. Индивидуально-предметная система деятельности (ИПСД) футболистов включает знания, умения и навыки, необходимые для осуществления деятельности.

ИПСД развивается в ходе обучения молодого игрока в детско-юношеской школе. На уровне взрослого футбола индивидуально-предметную систему деятельности игрока можно только оптимизировать. Для этого тренер пользуется пятью известными педагогическими умениями: гностическим, проектировочным, конструктивным, организационным, коммуникативным.

4. Психологическая подструктура деятельности команды включает такие компоненты как: образ командной цели, модель значимых условий деятельности, доминирующий динамический стереотип исполнительских действий, единый ценностный критерий успешности, единый механизм оценивания и коррекции результатов деятельности.

Индивидуальная психологическая структура деятельности игрока включает иерархию его мотивов, личностно-значимых ценностей; заостренные черты характера; степень развития способностей; особенности темперамента, индивидуальных психических процессов и состояний. Поскольку футбол - деятельность не индивидуальная, а совместная, постольку эффективность этой деятельности серьезно зависит от внутригрупповых процессов. Основными из них являются совместимость и срабатываемость.

Совместимостью называется сложный психологический эффект сочетания личностных качеств игроков, приводящий к эмоциональной близости партнеров, идентификации себя с командой. Различается структурная и функционально-ролевая совместимость. Структурная совместимость представляет собой взаимодополняемость свойств темперамента и черт характера, а также сходство личностных качеств партнеров. Функционально-ролевая совместимость - это соответствие в представлениях партнеров о тех ролях, которые они будут реализовывать сами и ожидать от других в процессе взаимодействия. Изначально полная совместимость игроков встречается крайне редко. Она может вырабатываться в ходе длительных тренировок и совместных игр. Но, внимание (!!!) выработка совместимости может ускоряться весьма существенно посредством специальных психологических тренингов. Проводить их грамотно может только профессионал психолог, но никак не обычный тренер, имеющий в лучшем случае знания общей, социальной и спортивной психологии в размере институтской программы.

Срабатываемостью называется эффект сочетания и взаимодействия футболистов в линиях и звеньях, позволяющий добиваться успешности деятельности и удовлетворенности достигнутым результатом. Срабатываемость достигается за счет унификации пространственно-временных действий партнеров по звену или линии. Срабатываемость также вырабатывается в тренировках и играх. Но ускорение процесса срабатываемости происходит тогда, когда тренер получает от психолога информацию о пространственно-временных характеристиках психологической структуры деятельности каждого игрока. На основе этой информации тренер совместно с психологом предварительно оптимизирует тренинговые упражнения для каждой игровой линии и игрового звена.

Эффект взаимодействия индивидуально-психологических систем деятельности игроков опосредуется уровнем развития команды. Уровень развития характеризуется уровнем сплочения. Суть сплочения - в формировании особого типа связей, превращающих формальную структуру команды в психологическую общность. Различают такие уровни развития, как аморфная группа; автономная группа; коллектив. Наша сборная начинала турнир как автономная группа, а завершала как аморфная группа. Для развития групповой структуры команды, а тем более проявления "чувства локтя" во время соревнований, необходим ЛИДЕР. Такого лидера в нынешней сборной не оказалось. Я не знаю, почему на чемпионат мира не взяли Сергея Семака, но он единственный, кто мог бы в сегодняшнем составе команды успешно нести бремя лидерства. Не вижу проблем и технологического встраивания Семака в действующий состав. Он прекрасно смотрелся бы на месте Зырянова. Ведь уже по заключительным играм ЧР было понятно, что Константин Зырянов явно не в тех спортивных кондициях, которые могут позволить ему выполнять игровую задачу на поле. Тогда как Семак никогда не опускается ниже своего уровня.

Не надо забывать, что на психологическую подготовку игроков существенно влияет информация в СМИ. Совершенно недопустимо, когда один и тот журналист, считающийся профессионалом футбольного дела, в одной статье возносит команду до небес, отрицая явные несуразицы в игре коллектива, а уже в следующей статье, громит команду, на чем свет стоит и говорит прямо противоположное тому, что писал ранее без извинений и объяснения своего "хамелеонства". Таких журналистов необходимо увольнять из уважаемых издательств. Ведь они формируют общественное мнение. И недопустимо, когда футболист, воспаривший на строчках такой статьи, заявляет тренеру, что он не согласен с тем, что плохо тренируется и плохо играет. Общественность, дескать, его поддерживает. После же разноса в газете, футболист путается, начинает искать истоки истины. Делать это ему никто не помогает, поскольку психологов в команде нет, а тренер, в лучшем случае отмахнется: "Да не бери ты в голову". Но вытесненное из сознания переживание закрепляется в подсознании и дает о себе знать в самый неподходящий момент неловким движением, всплеском эмоций на ровном месте и т.п. срывом.

Наконец о работе с болельщиками. Годы руководства нашим футболом "эффективными менеджерами" привели к утрате навыков работы с болельщиком. В итоге стадионы заполонили лица, не имеющие с настоящими болельщиками ничего общего. Каков портрет настоящего футбольного болельщика?

Во-первых, это подлинный знаток правил игры в футбол. Дико слышать, когда болельщик материт судью за остановку атаки при фиксации и положения "вне игры". Как правило, горе-болельщики, определяют положение на поле по завершающему моменту, а свисток-то имеет отношение к моменту паса игроку, находящемуся в положении "вне игры". Я уже не говорю о таких "тонкостях" как игра "плечо в плечо" и т.п.

Во-вторых, настоящий болельщик приходит на стадион смотреть игру, а не себя в игре. Для него нет ничего важнее действа на футбольном поле, а не на трибуне рядом с ним. Он, конечно же, не будет вставать, чтобы помешать сидящим сзади увидеть футбольное поле. И уж, конечно, не будет мешать игрокам проявлять свои умения, бросая на поле предметы и даже зажигательные средства.

В-третьих, болельщик будет выражать свою признательность игрокам овациями, скандированием речевок благопристойного характера, но не каким-то баннером, закрывающим обзор десяткам зрителей.

Действуя варварскими методами, эти "болельщики" ничего кроме отвращения игроков вызвать не могут. Но отрицательная эмоция никогда не способствовала мобилизации резервных возможностей организма. Поэтому дикие вопли, рев и мат, петарды и файеры не мобилизуют, а подрывают силы твоей команды.

Необходимо воспитывать культуру поведения на стадионах. Для этого клубам необходимо распространять билеты на домашние матчи только в тех подразделениях болельщицких объединений, которые ведут себя подобающе. Если таковых нет, необходимо на первых порах раздавать билеты в детские дома, дома инвалидов, ветеранские организации, пока оставшаяся "гопота" не обретет благообразный вид. Все равно клубы наши живут не от выручки по билетным продажам, а на деньги спонсоров.

© 2003-2019, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна