Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов
© 2003-2017, Martovsky
Главная > Обозрение

07.02.2013 Кто "подставил" Вадима Булавинова, или Станет ли Нижегородская область жертвой "войны кланов"?

Автор: Сергей Кочеров

"Развязать войну просто – на это способен и один лавочник,
но даже сотня дипломатов не всегда может ее прекратить"

(фраза, приписываемая Наполеону)

Я не собирался писать статью на тему обвинений в адрес Вадима Булавинова по делу, запутанному в юридическом и финансовом отношении. Но две причины побудили меня переменить свое намерение. Во-первых, последний "Воскресный вечер" с Владимиром Соловьевым, пригласившим в студию как самого "подозреваемого", так и "адвокатов" с его стороны, показал, что эта скандальная история может не ограничиться дежурным хлопком в Госдуме, но грозит вызвать кумулятивный эффект в Нижегородской области. Во-вторых, я, хотя и без особого удивления, обнаружил, что мои комментарии в СМИ по данному поводу, приобрели однобокий характер, отражающий мнение то ли бравшего интервью журналиста, то ли политику его редакции, то ли интересы хозяина издания. Эти две причины и вызвали у меня желание высказаться начистоту по сути нового скандала вокруг Вадима Булавинова, чтобы представить на суд читателей личную точку зрения, не корректируемую никакими "внешними цензорами". Для начала изложу

Только факты

30 января 2013 г. стало известно, что вслед за Генеральной прокуратурой, предложившей Госдуме лишить неприкосновенности двух депутатов из "Справедливой России" и КПРФ, Следственный комитет решил инициировать тот же процесс в отношении члена фракции "Единая Россия" Вадима Булавинова. Суть претензий к Вадиму Евгеньевичу озвучил официальный представитель СКР Владимир Маркин. Он заявил, что "Булавинов, будучи главой администрации Нижнего Новгорода, в июне 2005 года издал распоряжение. В соответствии с этим распоряжением, двум строительным компаниям был предоставлен земельный участок в аренду под строительство торгово-развлекательного комплекса. При этом Булавинов незаконно освободил эти компании от предусмотренных муниципальным законодательством выплат 7% стоимости законченного строительством объекта. После этого Булавинов добился включения в состав учредителей компании своего сына Евгения и даже оговорил долю его участия в размере более 22%".

По уточненным даннымиздругого источника,Булавинова обвиняют в том, что он в июне 2005 г., будучи в должности мэра, издал распоряжение, в соответствии с которым компаниям ООО "Старт-строй" и "Дельта-строй" был предоставлен земельный участок в аренду под строительство торгово-развлекательного комплекса "Фантастика". При этом Булавинов, по версии следствия, незаконно освободил эти компании от выплат 7% стоимости законченного комплекса. В результате в бюджет города не поступили более 600 млн. рублей, которые должны были быть потрачены на расселение граждан из ветхого жилья. Третий источник же не только добавляет, что, по данным Следственного комитета, Булавинов позаботился о собственной выгоде - добился включения в состав учредителей этих фирм своего сына Евгения, договорившись для него о доле в 22,25%, но и приводит информацию о том, что эти данные СКР получил из ФСБ.

Сам Вадим Булавинов после того, как сведения о новых обвинениях в его адрес оказались в числе первых новостей интернет-сайтов, разумеется, не стал отмалчиваться, но первым выступил в свою защиту.  "Это полностью сфальсифицированное дело, я не считаю себя виновным", - заявил он РИА Новости. Булавинов сообщил, что три года назад написал письмо генпрокурору России, где изложил все обстоятельства дела. Более полно его позиция была изложена в интервью, переданном пресс-службой депутата агентству Business FM: "Вот эта бодяга длится больше пяти лет. Еще три года назад уголовное дело трижды возбуждали, трижды прекращали. Потом три года оно где-то лежало на полках, в тишине. Зачем его вытащили и почему, и кто, я не знаю. И, конечно, все это очень странно. Тем более, еще три года назад я обращался к руководителям Следственного комитета о том, что готов добровольно  пройти проверку на детекторе, и дать любые объяснения по данному делу. Три года меня никто не вызывал, не спрашивал. И сегодня для меня было шоком то, что прошло по информационным лентам. Поэтому надеюсь, что проверка будет объективная, и будет поставлена точка, все-таки пять лет, мне это уже надоело самому".

Заметим, что первоначально Вадим Булавинов заявлял о том, что не знает, кто, зачем и почему снова "вытащил" это дело. Но буквально на другой день он уже назвал имя того, кто, по его мнению, стоит за таким скандальным возрождением интереса к его персоне. В интервью агентству "ФедералПресс. Приволжье" он заявил, что инициатором расследования выступает нынешний глава Нижнего Новгорода. "Эта гадкая история, – сказал депутат, – длится уже больше пяти лет. Три года назад накануне выборов главы Нижнего Новгорода это дело уже трижды возбуждалось по заявлению Олега Сорокина и трижды закрывалось, так как было полностью сфабриковано. Три года оно находилось под сукном. Что послужило основанием достать его из архива – догадаться нетрудно: приближаются новые выборы. При объективном и честном разбирательстве и в этот раз уголовное дело развалится".

Почему Сорокин решил "взяться за старое", и кто поощряет его к этому, нижегородцам и всей стране решил поведать известный журналист и депутат Госдумы Александр Хинштейн, не только принявший в этой истории сторону Булавинова, но и представший в ней в качестве его адвоката и вдохновителя. В интервью тому же "ФедералПресс. Приволжью" он указал на связь между обвинениями в адрес Булавинова и последовавшим днем ранее  запросом в Генеральную прокуратуру Дмитрия Гудкова, депутата от "Справедливой России", с просьбой проверить деятельность главы Нижнего Новгорода Олега Сорокина на предмет коррупции. С прямотой журналиста "Московского комсомольца", привыкшего говорить суровую, но чистую правду, Хинштейн заявил, что попытка возобновить дело против Булавинова – это ответная реакция "Сорокина и покровительствующего ему Шанцева, которые считают, что действия Гудкова – это заказ Булавинова". Позднее, выступая в телепрограмме Владимира Соловьева, Хинштейн уже в менее категоричной форме ("Мне не хочется в это верить, но, как говорят многие в Нижнем...") повторил свое обличение Валерия Шанцева. Находившийся с ним рядом в студии Вадим Булавинов эту инвективу не поддержал, но и не возражал.

Так кто же стоит за новыми обвинениями в адрес Вадима Булавинова? Прежде чем предложить и обосновать свой ответ на данный вопрос, вот вам, желающие до всего доходить своим умом,

Информация к размышлению

Чем больше думаешь о злосчастном предоставлении в июне 2005 г. земельного участка в аренду под строительство торгово-развлекательного комплекса "Фантастика", тем больше вопросов, в том числе и как будто не пришедших на ум сотрудникам СКР, оно у меня вызывает. Например, следователи подозревают Вадима Булавинова в том, что  он незаконно освободил участвующие в строительстве компании "Старт-строй" и "Дельта-строй" от выплат 7% стоимости построенного объекта. Но не задаются вопросом, почему другим нижегородским предпринимателям, являющимся владельцами иных компаний, городская администрация тогда предлагала внести в качестве "доли города" порядка 15% стоимости построенного объекта. Откуда взялась такая "благотворительность" по отношению к хозяевам именно этих компаний, что, если оценивать, как следователи, недополученные городом 7% в более чем 600 млн. рублей, позволила им сберечь для себя 8% от ее стоимости, или около 700 млн. рублей, которых также не досчитался городской бюджет? Ведь этот торгово-развлекательный комплекс находится на таком благодатном месте и приносит такую прибыль, что владельцы "Старт-строя" и "Дельта-строя", наверное, не отказались бы внести и 15% от стоимости законченного комплекса. А если бы и отказались, на их место пришли бы другие желающие – из Нижнего или из Москвы.

Или более вдумчиво отнесемся к подозрению в отношении Булавинова в том, что недополученные городом деньги он "обменял" на договоренность о включении в состав учредителей этих фирм своего сына Евгения, обусловив его долю в "Фантастике" в 22,25 процента. И никто не задается вопросом о том, за какие заслуги 22-летнему молодому человеку, до этого не зарекомендовавшему себя серьезным бизнесменом, было доверено владеть такой долей в комплексе, который заведомо должен был приносить большие доходы. За все годы, что Вадим Булавинов провел у кормила городской власти, его сын Евгений оказался в фокусе внимания только в связи с печальным случаем, когда в ноябре 2006 г. он попал в серьезное ДТП. Отец же, судя по всему, считал его вполне деловым человеком, если, как говорят, он доверил ему участие в руководстве рынком "Заречный", контракты на мощение плиткой части Большой Покровки и Верхневолжской набережной. Поэтому либо следователи считают наше мнение о Булавинове-младшем обманчивым, и он являет собой пример молодого бизнесмена, который много потрудился на личные нужды и благо города, либо для них само собой разумеется, что сын просто служил "ширмой" для отца, который, будучи главой города, не имел права заниматься бизнесом, используя свое служебное положение.

Но ведь практически о том же самом говорит в своем обращении к Генпрокурору Дмитрий Гудков, согласно которому в Нижнем Новгороде ведется "масштабное строительство жилых зданий и торговых помещений в исторической части города, сопряженное с заключением многочисленных крупных сделок по отчуждению государственных земель в пользу различных коммерческих структур, принадлежащих родственникам Сорокина". Так что, есликомпромат на Сорокина предоставил Гудкову именно Булавинов, то в таком случае последний мог бы предъявить подобный "гамбургский счет" и к самому себе. Между тем, хотя их нынешняя неприязнь ни для кого не является тайной, были времена, когда Вадим Евгеньевич и Олег Валентинович если и не состояли в дружбе, то были друг другу нужными людьми. Ведь именно при мэре Булавинове бизнесмен Сорокин успешно реализовал свои проекты – магазины "Этажи", "Республика", комплекс "Фантастика", микрорайон "Седьмое небо". Правда, потом между ними пробежала "черная кошка", и они разошлись. По словам Вадима Булавинова, которые некоторые бравшие у меня интервью журналисты почему-то приписали мне, это произошло потому, что он как мэр не захотел выделять Сорокину желанные для него земельные участки или объекты. Не исключаю, что сам Сорокин мог бы сказать в ответ, что причиной их размолвки стало то, что Булавинов слишком многое с него запросил. Как бы то ни было, пути двух богатых людей нашего города (в 2012 г. в рейтинге Forbes "Власть и деньги. Доходы российских чиновников" Булавинов занял 68 место в списке самых обеспеченных госслужащих) и членов одной партии – "Единая Россия" – разошлись.

Тем более интересно вспомнить один эпизод, произошедший после того, как в октябре 2010 г. Сорокин сменил Булавинова на посту главы города. Не успели утихнуть страсти после депутатских баталий на этих выборах, в ходе которых Вадим Евгеньевич обвинил Олега Валентиновича в скупке голосов депутатов за 15-20 млн. рублей, как бывший мэр выступил со знаковым заявлением. На своей пресс-конференции 19 ноября он сообщил, что его сын Евгений получил предложение продать свою долю в ТЦ "Фантастика". "Ему было предложение продать свою долю. Сейчас идут переговоры. Я думаю, что он выйдет из этого бизнеса, и это будет правильно, хотя, конечно с финансовыми потерями", - с грустью сказал тогда Вадим Булавинов. И кому же перешли 22,5 % акций "Фантастики", которые могли бы купить многие богатые бизнесмены, без всяких "финансовых потерь" для продающего? Вы не поверите, но, по слухам, они достались Олегу Сорокину, который таким образом удвоил пакет своих акций в этом комплексе! А ведь это произошло не только после схватки за должность главы города, выигранной Сорокиным, но и после того, как в июне 2010 г. следственное управление СКР по Нижегородской области возбудило уголовное дело в отношении Булавинова по тому же эпизоду с "Фантастикой", в чем Булавинов сразу же обвинил Сорокина. Что могло бы заставить Вадима Булавинова убедить сына продать свои акции человеку, который на тот момент воплощал для него "мировое зло"?  Думаю, не сильно ошибусь, если предположу о достижении некого соглашения между ними. Во всяком случае, не осталось незамеченным, что ни глава города, ни следователи не проявили особого интереса к фигуре Алексея Ляпина, который до октября 2005 г. занимал пост главы Комитета по управлению городским имуществом и земельными ресурсами администрации Нижнего Новгорода и, вероятно, мог бы рассказать о "Фантастике" без фантастики.

Этого было бы достаточно, чтобы перейти к изложению основных версий того, кто стоит за новыми обвинениями в адрес Вадима Евгеньевича, если бы не еще один любопытный момент. В минувшую субботу Булавинов, пытаясь объяснить свою позицию, сказал в передаче "Послесловие. События недели" на  телеканале "Волга", что он освободил застройщика "Фантастики" от обременения в 600 млн. рублей для того, чтобы город получил от предпринимателя два земельных участка, на которых сейчас построена церковь Казанской Божьей матери. "Вы помните, что на Зеленском съезде, - сказал в телеэфире Булавинов, - покойный патриарх заложил церковь именно на том месте, которое было у застройщика изъято в обмен на так называемую долю города. Это даже было не мое решение, тогда еще была большая комиссия". Такое благочестие характеризует Вадима Евгеньевича как доброго христианина, но одновременно выдает в нем депутата, не знающего, что в России светское государства, и чиновника, не видящего разницу между главой города и церковным старостой. Да и в последнем случае человек, которого его временные союзники называют успешным главой города, вряд ли мог бы считать своей личной заслугой, что пожертвовал церкви собственность. Ведь не свое же имущество дарил, а муниципальное. Но пусть сам бывший мэр сделал немало ошибок на своей прежней работе, это не избавляет нас от необходимости ответить на вопрос:

Кто "подставил" Вадима Булавинова?

На этотсчет у меня есть пять версий, три из которых так или иначе уже озвучены, четвертая отличается известной оригинальностью, а пятая отражает нынешнюю специфику таких дел в России.

Первая версия – самая простая: дело против Вадима Булавинова по своей инициативе возбудили следователи из Следственного комитета России. Ведь и сам Вадим Евгеньевич говорит, что это уже четвертая по счету попытка СКР обвинить его в злоупотреблении своим служебным положением в связи с его решением выделить в июне 2005 г. двум компаниям землю в аренду под строительство торгово-развлекательного комплекса "Фантастика". Почему не допустить, что все эти четыре или пять лет в Следственном комитете работают люди, убежденные в виновности Вадима Булавинова, которых не останавливает тот факт, что сотрудники Генеральной прокуратуры каждый раз до этого отказывали им в возбуждении уголовного дела, не находя в действиях бывшего мэра состава преступления? Главной причиной для отказа в принятии такой версии, на мой взгляд, является широко распространенное убеждение в том, будто у нас "просто так" подобные дела на чиновников –  нынешних или бывших – не заводят, что на это нужна "политическая воля". Но, во-первых, было бы вернее сказать, что "политическая воля" у нас все же необходима не для того, чтобы завести дело, а чтобы довести его до суда, тем более посадить виновного чиновника. И, во-вторых, те, кто предъявляют претензии СКР в том, что его обвинения в адрес Булавинова носят политически ангажированный характер, почему-то забывают, что точно такую же формулировку можно применить и к действиям Генпрокуратуры, которая до сих пор Булавинова оправдывала. Чем, собственно говоря, одно из этих близких госучреждений заслуживает большего доверия, чем второе?

В то же время нельзя не заметить, что обвинение по делу "Фантастики" в отношении Вадима Булавинова как бывшего муниципального чиновника не является чем-то исключительным ни для него лично, ни, тем более, для других чиновников. Против Булавинова заводились и другие дела. Так, в марте 2012 г. нижегородские следователи начали проверку деятельности экс-мэра Нижнего и его бывших подчиненных на предмет их причастности к получению незаконных доходов от коммерческой деятельности рынка "Заречный" в 2004–2007 годах. Тогда представителями Фемиды было заявлено, что  бывшие высокопоставленные чиновники могли получать от рынка по 20 млн. руб. годового дохода (http://www.kommersant.ru/doc/1884388). Еще более богата примерами заведения уголовных дел против мэров нынешняя российская реальность, особенно после того как в стране началась кампания по борьбе с коррупцией. Только в настоящее время возбуждены уголовные дела против мэра Щербинок, Московской области, Тулуна, Иркутской области, Абакана, республики Хакасия, а дело против мэра Братска, Иркутской области, Александра Серова передано в суд. Конечно, мэр Нижнего, даже бывший, - более знаковая фигура, чем мэр Щербинок или Тулуна, но не будем забывать, что еще совсем недавно из свидетелей в обвиняемые мог перейти сам Юрий Лужков. Так что версию о том, что обвинения в адрес Булавинова могли инициировать именно сотрудники СКР, при всей ее политической "постности", я бы поставил на одно из первых мест.

Вторая версия – чаще всего выдвигаемая самим Вадимом Булавиновым – его "заказал"Олег Сорокин. Как только следователи выдвигают новые или "старые" обвинения в адрес Вадима Евгеньевича, он сразу же заявляет, что ему "известно об очередном заявлении Олега Валентиновича Сорокина в правоохранительные органы, которое, как и во всех предыдущих случаях, носит характер политического заказа". Сорокин же либо отказывается от комментариев, либо пеняет на воспаленное воображение Булавинова, в следственных органах отрицают, что проверку деятельности бывшего мэра инициировал нынешний глава города, само дело то ли продолжается, то ли разваливается, а потом все начинается заново, и те же персонажи вновь заводят "старые песни о главном". И ведь нельзя сказать, что обвинения Булавинова в адрес Сорокина выглядят беспочвенными. Об их личной неприязни после конфликта деловых интересов и соперничестве на последних выборах я уже писал, да и умение Олега Валентиновича выполнять посулы в отношении своих противников известно многим. Так, в свое время он обещал найти Михаила Дикина, которого обвинял в покушении на себя, и Михаил Дикин был сначала задержан в Москве, потом предстал перед судом, и, наконец, получил длительный срок. Поэтому стоит ли удивляться, что когда Сорокин как-то сказал, что следственные органы, по его мнению, должны довести проверку деятельности бывшего мэра Булавинова до конца, к этому заявлению отнеслись очень серьезно не только Булавинов и его сторонники?

Однако в этой связи возникают сразу два вопроса. Во-первых, имеет ли Олег Сорокин необходимый федеральный ресурс для того, чтобы побудить Следственный комитет регулярно выходить в Генеральную прокуратуру с запросом на возбуждение уголовного дела против Булавинова? Одно дело – добиться "посадки" депутата Областного собрания, пусть и второго зама его главы, и совсем другое – "подвести под статью" бывшего мэра, а ныне депутата Госдумы. Тем более что у Сорокина нет личной ненависти к Булавинову, ведь тот не злоумышлял покушения на его здоровье и жизнь. Во-вторых, подходящее ли сейчас время для того, чтобы нынешний глава города рискнул своим положением, инициировав обвинение против своего предшественника, от которого тот вполне может отбиться и перейти в наступление на противника? Сам Булавинов часто говорит, что Сорокин опасается его как соперника на выборах, поэтому и делает все возможное, чтобы не позволить ему вновь пойти в мэры. Но до выборов главы города еще два с половиной года, неизвестно, будет ли в них участвовать Сорокин, да и пока нет оснований считать, что выборы будут всенародными, на которых у него, действительно, были бы шансы взять реванш у Сорокина. Но, может быть, Олег Валентинович решил отомстить Вадиму Евгеньевичу за обращение в Генпрокуратуру Дмитрия Гудкова, сочтя его лично виновным за предоставленную тому информацию? Это можно было бы допустить, будь Сорокин таким же эмоционально возбудимым человеком, каким является, скорее, сам Булавинов, и будь он совершенно убежден, что инициатором удара был именно тот. А это, как будет показано, вызывает известные сомнения. Так что версия о том, будто за последними обвинениями в отношении Булавинова стоит именно Сорокин, при всей своей привлекательности для тех, кто видит в политике, прежде всего, борьбу характеров, при вдумчивом отношении не выглядит основательной и убедительной.

Третья версия – любимая у депутата Александра Хинштейна – в нападках на Булавинова заинтересован нижегородский губернатор Валерий Шанцев. Эта версия просто идеально вписалась бы в контекст жесткого противостояния по линии глава региона – мэр областного центра, характерного для некоторых субъектов Российской Федерации. Но, к несчастью для ее сторонников, она сойдет за истину только для тех, кто пребывает в забвении, что Вадим Булавинов уже 2,5 года как не мэр Нижнего Новгорода, а Валерий Шанцев и в бытность того мэром умел строить с ним отношения, не прибегая к помощи следователей. В самом деле, чем так уж так провинился Вадим Евгеньевич перед Валерием Павлиновичем, чтобы тот, вдруг вспомнив об его существовании, начал строить против него козни? На этот счет мнения у "заединщиков" Булавинова и Хинштейна то сходятся, то расходятся. Самому Булавинову, когда он дает убедить себя в том, что против него "начал войну" Шанцев, милее объяснение, что тот, мол, опасается его как реального конкурента на предстоящих выборах губернатора. "Впереди губернаторские выборы, и, кто знает, вдруг у Вадима Булавинова появятся политические амбиции на регион", - любит со значением заявить он (http://www.kommersant.ru/doc/1884388). Не знаю, будет ли Валерий Шанцев участвовать в губернаторских выборах 2015 г. (полагаю, что станет), но не могу понять, чем может быть для него опасен кандидат из той же партии, который не имеет опыта руководства регионом и к тому же проиграл на последних выборах мэра? Даже если допустить, что федеральный центр по своим причинам предпочтет не Шанцева, а другого кандидата, то им, скорее, будет человек из близкого окружения президента, а никак не один из 450 депутатов Госдумы, которого после октября 2010 г. многие считают человеком без определенного политического будущего.

Очевидно, чувствуя ущербность мнения об электоральных опасениях Шанцева и думая больше о своих обидах на нижегородского губернатора, депутат Хинштейн предлагает другое объяснение действий главы нашего региона, которое на поверку выглядит еще более замысловатым. На "Воскресном вечере" у Соловьева он с пылом и жаром стал утверждать, что все дело в том, что, мол, Шанцев оказывает покровительство погрязшему в коррупции Сорокину и прикрывает его в сведении счетов с Булавиновым. Но даже если мы подыграем депутату и вслед за ним предположим, что у губернатора есть особые резоны поддерживать главу города, какая тут связь между интересами Шанцева и делом Булавинова? Или Александр Евсеевич уже и Вадима Евгеньевича записал в непримиримые борцы с коррупцией в Нижнем Новгороде? Стремление Хинштейна и Булавинова втянуть в свои проблемы Шанцева, может, и заслуживало бы большей веры, если бы их отношение к губернатору было постоянным, а его к ним – переменчивым. На деле же все обстоит как раз наоборот. Валерий Шанцев, отдавая должное разным талантам Булавинова и Хинштейна, неизменно подчеркивает, что был вполне готов работать с ними, если бы первый не нарушал договоренностей, а второй – не увлекался политической борьбой. В это же время Вадим Булавинов то мнит себя фигурой равной губернатору, то начинает каяться, что был неправ с ним, тогда как отношение Александра Хинштейна к Шанцеву колеблется между стихийным выражением его бунтарского Эго и утвержденной сверху генеральной линией Партии.

Поэтому, по-моему, не должна вызывать особого удивления четвертая версия, в соответствии с которой Вадима Булавинова "подставил" не кто иной, как сам Александр Хинштейн. Я не хочу сказать, что это Александр Евсеевич инициировал обращение Следственного комитета в Генпрокуратуру по делу Вадима Евгеньевича. Речь в данном случае идет, скорее, о том, что такое обращение могло стать реакцией следователей на кипучую деятельность Хинштейна. Посудите сами, кто мог, вероятнее всего, передать Дмитрию Гудкову документы, компрометирующие Олега Сорокина. Вряд ли это было сделано по инициативе не склонного к решительным действиям Булавинова, прекрасно сознающего, каким "симметричным" может быть ответ нынешнего главы города. Такая роль более подходит для Хинштейна, претендующего на переходящее звание борца с коррупцией № 1 в России, которого его давний союзник Роман Антонов, ныне работающий в Приволжском полпредстве, вероятно, держит в курсе всего, что происходит в Нижнем. Мои читатели могут спросить, а причем здесь тогда следователи из СКР? Все дело в том, что в обличениях коррупции, присущих Александру Евсеевичу, как правило, присутствует критика "нерадивых следователей", которые не находятся на должной высоте то ли потому, что некомпетентны, то ли потому, что сами продажны. А теперь посудите, как должны реагировать следователи на обвинения известного "правдоруба" из Госдумы в том, что Нижегородская область погрязла в коррупции?  Да очень просто: спешно представить в Генпрокуратуру дело на одного из видных в прошлом чиновников Нижнего Новгорода, которое ближе всего под рукой. А то, что выбор пал на Вадима Булавинова, временного союзника Александра Хинштейна, можно считать делом чистого случая или, если угодно, тонкой насмешкой над Александром Евсеевичем.

Наконец, я готов поделиться и пятой версией нового возобновления обвинений в отношении Вадима Булавинова, которая лично мне представляется едва ли не самой обоснованной. Она, по сути, сводится к тому, что главной "виновницей" нового витка в этом деле, которому то дают спешный ход, то прикрывают, но не до конца, является ведущаяся в стране политическая кампания по борьбе с коррупцией. В этой связи следует обратить внимание, что Вадим Булавинов рискует стать третьим депутатом с начала 2013 г., в отношении которого Генпрокуратура может поднять вопрос о его лишении депутатской неприкосновенности. Ранее такие обращения поступили в Госдуму в отношении коммуниста Константина Ширшова и эсера Олега Михеева. Понятно, что с точки зрения "единороссовского" большинства в Госдуме было бы предпочтительно, чтобы депутатских мандатов лишали только представителей оппозиционных партий. Но иногда, для поддержания хотя бы видимости справедливости, придется "сдавать" и своих, депутатов из правящей партии. Здесь многое будет зависеть от тяжести предъявленных обвинений, степени их обоснованности и убедительности в защите, проявленной подозреваемым. И в руководстве "Единой России" сообщили, что будут рекомендовать депутату Булавинову дать все необходимые объяснения. "В подобных вопросах всегда исходили из принципа, что перед законом все равны, и здесь не может быть никаких исключений", - заявил вице-спикер Госдумы и секретарь Генсовета "Единой России"   Сергей Неверов. На состоявшемся совещании уже заслушали Вадима Евгеньевича, и предварительные мнения о его выступлении были разные. Так, один из соратников по партии сказал о Булавинове: "Он выступил достаточно нервно, заявив, что его пытаются сломать". Однако "Воскресный вечер" с Владимиром Соловьевым показал, что у бывшего мэра есть и товарищи, и сочувствующие, которые, по крайней мере, на этом этапе не хотят давать его в обиду. Так что сотрудники Следственного комитета и работники Генпрокуратуры могут руководствоваться своей юридической логикой, а депутаты Госдумы все же будут принимать по Булавинову свое политическое решение.

Но я уже достаточно много внимания уделил Вадиму Евгеньевичу, а между тем в связи с его "персональным делом" возник вопрос, который представляется мне более важным для нижегородцев, чем ближайшее будущее всех, задействованных в этом деле лиц. Это – вопрос о том,

Станет ли Нижегородская область жертвой "войны кланов"?

Во время воскресного телеэфира у Соловьева мне бросились в глаза разные выражения лиц участвовавших в обсуждении. Обидчивость и суетливость Миронова контрастировала с усталостью и спокойствием Васильева, нервность Митволя – с иронией Барщевского. Булавинов, как положено обиженному на Руси, являл собой справедливое негодование и покорность высшей силе, Соловьев, как принято у телеведущих, делал вид, что хочет понять все стороны, хотя, по-моему, ему было ясно все с самого начала. Никто из них, включая даже "потерпевшую сторону", не был в плохом расположении духа, но и не проявлял особого оптимизма. И только один человек, казалось, плавал в своей родной стихии и светился счастьем, когда ведущий позволял звучать его голосу, звенящему благородным металлом. Это был Александр Хинштейн, который с неподдельной радостью сообщил, что скоро на российском телевидении должен выйти трехсерийный фильм Аркадия Мамонтова, который расскажет стране о коррупции в Нижнем Новгороде и в области. Если бы посторонний человек взглянул в этот момент на лицо Александра Евсеевича, он бы, верно, сделал в отношении него вывод: "Жизнь удалась!".

Я более чем уверен, что обещанный фильм известного журналиста, в случае его выхода на телеэкраны, вызовет живейший интерес и активные пересуды среди нижегородцев. Информация о том, как "кто-то кое-где у нас порой честно жить не хочет", особенно подкрепляемая документальными, а то и постановочными сюжетами, несомненно, укрепит людей в вере, что во власти сплошь "одни воры, которые другими погоняют". Особую пикантность зрелищу будет придавать тот факт, что все увидят, как члены одной правящей партии станут перетряхивать друг у друга грязное белье. "Какая богатая у вас внутрипартийная жизнь!", - ехидно заметил Владимир Соловьев, когда "единоросс" Александр Хинштейн описывал, какие поношения претерпел "единоросс" Вадим Булавинов от "единороссов" Олега Сорокина и Валерия Шанцева. Так что наглядный урок, подтверждающий верность вывода Чарльза Дарвина о том, что самой беспощадной борьбой является внутривидовая, нам обеспечен. Таково наше возможное "завтра", после которого будет еще и "послезавтра".

То самое, в котором вновь станет ясно, что помимо борьбы с коррупцией людей интересуют  повышение цен на продукты питания и тарифов на жилищно-коммунальные услуги, низкие заработная плата и пенсия, падение качества здравоохранения и образования, транспортные пробки и грязь на улицах, отсутствие комфорта в наших домах и душах. И еще меньше веры в будущую жизнь светлую, особенно после того, что люди увидят по телевизору и что отнесут не только к родному городу, но и спроецируют на Россию в целом. А во власти – как региональной, так и городской – будет между тем идти настоящая война, с розыском и расправой над "внешними врагами" и "внутренними предателями". Гораздо более жестокая, чем было в первой половине 2000-х годов, когда Евгений Люлин боролся с Геннадием Ходыревым, Сергей Кириенко – с Юрием Лебедевым, Геннадий Ходырев – с Евгением Булавиновым по принципу "мы старый мир разрушим до основанья, а затем...". А затем федеральная власть опомнилась и прислала нам человека со стороны! Хорошо, что это был Валерий Шанцев, который, судя по его позитивному рейтингу, смог заслужить авторитет и доверие у нижегородцев, а ведь могло быть и хуже. Никаких гарантий, что нам повезет и в другой раз, в природе не существует.

Конечно, я далек от мысли, что внушение всем участникам нынешнего конфликта в духе "давай мирись, а больше не дерись" и напоминание им об ответственности властей перед народом возымеют на них всех магическое действие. Иному депутату или чиновнику нужно удариться о самое дно, чтобы понять, что он находился не в свободном полете, а в падении. Но у большинства тех, кто пребывает во власти, сильно развит инстинкт самосохранения. Поэтому им не просто, но можно представить, что их ждет, если они переступят невидимую черту, за которой вступает в силу угроза "Не по чину берешь!". Тогда поздно будет говорить, что все действия чиновника диктовались его радением о благе народа, и он не виноват, что хотел как лучше, а получилось как всегда. Если в качестве "показательного примера" борьбы с коррупцией российские власти выберут Нижегородскую область, то никому мало не покажется. И смешны и наивны тогда будут выглядеть ожидания тех, кто сегодня гадает на кофейной гуще, какой из "кланов" проведет своего кандидата в губернаторы, а какой – сможет застолбить пост главы города. Как известно, буря валит самые высокие деревья, и после нее выжившая поросль еще не скоро поднимается ввысь.

Если же вернуться к "возмутителю спокойствия", каким сегодня против его воли сделали Вадима Булавинова, то ему можно лишь посоветовать решать свою проблему в знакомом ему как юристу правовом поле, не слишком уповая на политические метаморфозы. Так, своими заявлениями о том, что главная причина обвинений следователей в его адрес кроется в опасениях со стороны тех людей, которые считают его серьезным конкурентом на выборах, он вряд ли добьется, чтобы с ним считались как со значительной фигурой. Скорее Гордума Нижнего Новгорода, и ОЗС Нижегородской области откажутся от идеи возвращения к всенародным выборам главы города и губернатора, не желая допускать политических скандалов с его участием. И уж, тем более, он никого не подвигнет к тому, чтобы провести досрочные выборы, дающие ему призрачные, как в случае с должностью губернатора, или половинчатые, если иметь в виду пост главы города, шансы вернуться во власть. Не больше оснований у него ожидать и реальных бонусов от союза с Александром Хинштейном, который демонстративно берет его под защиту. Нужно иметь в виду, что Александр Евсеевич – политик, залетевший к нам со столичного небосклона, в то время как Вадим Евгеньевич – выдвиженец из наших мест, который никогда не станет полностью своим для обитателей Охотного ряда и сможет состояться лишь на городском и региональном уровне. В зависимости от зигзагов своей политической карьеры, Хинштейн может принести в Нижегородскую область и хлебные дары, и огненный дождь, а Булавинову потом жить на пепелище.

Как же ему выйти из неприятной для него ситуации, когда вот уже который год его имя склоняют по известной поговорке "то ли у него украли, то ли он украл, а все равно что-то там нечисто". Мне представляется, что Вадим Булавинов как публичный политик, ценящий эффектное действие, в состоянии в своем нынешнем положении сделать то, что менее всего ожидают его оппоненты. Так, он мог бы решиться, по-моему, на выигрышный для него политический ход, заявив о добровольном сложении с себя полномочий депутата Госдумы на время, необходимое для того, чтобы раз и навсегда доказать следствию свою полную невиновность. Или же, если он не готов доверить однопартийцам хранить его место в Думе, устроил бы яркое политическое шоу с добровольным прохождением проверки своих показаний по делу "Фантастики" на детекторе лжи. Говорят, Андрей Климентьев уже обещал оплатить доставку полиграфа и специалистов из Западной Европы при условии, что Вадим Булавинов пройдет проверку на нем в присутствии журналистов и телевизионных камер. Вот это было бы запоминающееся зрелище, которым Вадим Евгеньевич мог бы заткнуть рты своим оппонентам и завистникам! Только, похоже, все это мечты не из нашей жизни...

Ссылки по теме

© 2003-2017, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна