Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов
© 2003-2017, Martovsky
Главная > Обозрение

14.05.2013 Поминальная речь по молодёжи, или Уже не дети с ампутированной юностью, или О пенсионерах, победивших молодёжь

Автор: Александр Виноградов (Commander Хэлл)

Понятия "детский", "юношеский" и "молодёжный" перепутались и стали все скопом "детским". По законам, которые в последние 2 года совершенно сошли с ума, детский возраст скоро перевалит за детородный. Журналисты называют детьми и 18-летних, и даже уже чуть ли не до 25 лет. При этом до сих пор (по результатам устроенного мною же опроса, который, возможно, будет продублирован на этом сайте) большинство россиян считает, что после 16 человек уже точно не ребёнок.

В XIX веке молодёжи практически не было. Были молодые аристократы, были молодые представители буржуазии, но их число было относительно небольшим, а смертность среди них - высокой. В высшем обществе мужчине  можно было примерно до сорока оставаться мальчишкой, ибо слишком сложны были его неписанные законы. Подробности - ну, хотя бы, в "Обыкновенной истории" Гончарова. Девушка уже после 25 считалась старой, если, конечно, она не была представительницей правящего дома. Правила диктовали взрослые. Простой человек, покидая детство, сразу начинал взрослую жизнь. И никого не удивляло, что 14-летний сапожник кормит 30-летнюю мать-старуху и ещё с полдюжины братьев и сестёр. Взрослый от ребёнка отличался не датой рождения, а наличием заработка.

Ещё было студенчество, в недрах которого и зародились определения "что такое хорошо и что такое плохо" для молодёжи. Но тогдашнее студенчество было столь же немногочисленно и ограничено необходимостью платить за обучение. Студенты тысячу лет пестовали свои идеалы, чтобы вскорости представить их миру.

Родилась молодёжь в начале двадцатых годов XX века, когда взрослых основательно выкосило первой мировой войной. Это была чрезвычайно самостоятельная молодёжь, решившая навсегда уничтожить старые порядки. Они ценили идею больше жизни, а жизнь не ценили вовсе, так как видели десять лет непрерывной резни и понимали, что человек внезапно смертен, лучше родителей. Послевоенное поколение уже осознало, что радио есть, а счастья нет. То, что кто-то в 16 лет командовал полком, оно принимало за должное. Эта молодёжь отрицала старые идеи, но принимала войну, как метод навязывания миру новых. И всегда готова была к развязыванию войн ради торжества новых идей, какими бы они ни были.

Чтобы ненадолго отказаться от войн, как от основного развлечения, миру понадобилась ещё одна война. После неё молодёжь уже не просто заявляла о себе, она диктовала свои условия. Просто потому, что молодых стало больше.

Человеку, родившемуся в 1900-м, в 1945-м было 45 лет, и он уже считался почти что стариком. По крайней мере, внуки у него точно уже были, а дети уже молодёжью не считались.

Вспомним, хотя бы, историю всемирного фестиваля молодёжи и студентов. Нынче он не является событием даже местного значения, а в сороковых-пятидесятых был событием планетарного масштаба. Десятки тысяч представителей молодёжи съезжались на фестиваль - это были старшие школьники и студенты. То есть им было в основном от 14 до 20. Они около месяца своей жизни проводили в незнакомой стране, напрямую общались с её жителями. И это были не специально отобранные отличники по поведению и прилежанию, как на фестивалях восьмидесятых, а те самые командиры - если не полков, то партизанских отрядов или молодёжных банд. Люди с практическим организаторским опытом.

Они сказали "войны надо запретить", их поддержали отцы-начальники и деды-вожди. И войн не стало. Вообще. То есть было так, что на всей планете нигде не шло ни одного боевого столкновения, и к середине шестидесятых таких мирных лет набралось 17.

Вернусь к молодёжи. Мой дед 1918 года рождения в 14 лет (т.е. в 1932-33) приехал в Ленинград и поступил в архитектурный институт. Он не был вундеркиндом, просто тогда курс младшей и средней школы умещался в 7 лет, после чего можно было либо идти получать высшее образование в ВУЗе, либо специальность в ФЗУ, либо начинать работать и, если хватит сил, учиться на вечернем. В 14 лет человек уже считался вполне взрослым, но мог жить так, что сейчас бы это назвали молодёжным образом жизни.

Потом 7 лет растянули до 8, а затем часть институтской программы сделали старшей школой. В любом случае, и в девяностых после 16 все были уже явно не дети, а в 21-23 года практически все уже заканчивали своё образование и начинали взрослую жизнь. Ну, за исключением богемы и аспирантов, у которых было ещё с десяток лет для продления молодости в турпоходах. В 25 молодость оставалась только в сочетании со словами "специалист", "учёный", "рабочий". Но самим по себе молодым уже невозможно было оставаться. И лишь с появлением сетей молодость начала тянуться до бесконечности, незаметно подтянув и детство.

До XX века были понятия "младенчество", "детство", "отрочество", "юность" и "молодость", как этапы от рождения до взросления. Младенчество кончалось с обретением самосознания, детство - с обретением ответственности, отрочество - с формированием вторичных половых признаков, а юность - с обретением места в жизни. Потом это как-то скомкалось, но и в конце XX века спектр определений возраста оставался весьма широким - "ребёнок" был эквивалентом дошкольника, а школьнику уже повсюду напоминали "ты не ребёнок". Отроки и отроковицы переименовались сначала в юношей и девушек, затем в бесполых подростков, а ближе к концу века - в парней/пацанов и снова девушек. Перестройка занесла к нам тинейджеров (teen age это возраст от 13(thirteen) до 19(nineteen)).

Переломными этапами было 12-летие (усреднённое начало гормонального взрыва), 14-летие (у нас в этом возрасте можно было устраиваться на работу и становилось нужно сполна отвечать за преступления, на западе - водить машину, а на востоке - создавать семью), 16-летие (получение паспорта, а вместе с ним - и полного права на взрослые удовольствия) и 18-летие (получение права на создание семьи и обязанности отслужить в армии, отмазаться или сдохнуть). В разных странах переломный возраст гулял в ту или иную сторону. На закате XX века рубикон между "скорее ребёнком" и "скорее взрослым" советский человек переходил в свою шестнадцатую весну, заканчивая школу и поступая в ВУЗ. У нас была передача "До 16 и старше", фильмы с обнажёнкой, прошедшие советскую цензуру, маркировались аналогично нынешнему "16+", а на западе  sweet sixteen и вовсе устроили сексуальную революцию и гордо несли её знамя в течение тридцати лет.

Существо с 14 до 18 лет могло быть названо ребёнком в шутку, но отношение к нему было уже взрослое. Взрослые обязанности, взрослые права. Права эти всячески расширялись, и это даже пропагандировалось. Подростковая и детская литература была полна сбежавшими из дома подростками и даже детьми. Самому молодому, Дяде Фёдору, сбежавшему от родителей в деревню, было 5 лет. А самостоятельная поездка в другой город за деньги или бесплатно для подростка была в порядке вещей. Бесплатно - даже предпочтительнее. По городу же ездили даже младшеклассники - по почти бесплатному школьному проездному или зайцем.

Но XX век подошёл к концу. В цивилизованных странах рождаемость упала настолько, что впервые за всю историю человечества в большинстве оказались не молодые (как после войн), не взрослые (как в мирное время), а пенсионеры. В Европе и Японии это случилось раньше, а у нас торжество пенсионеров пришлось аккурат на конец XX века. Горбачёвское, 1987-88 гг. рождения, поколение молодых вступило во взрослую жизнь, успев побыть юными и свободными. Они сейчас на пике сил и возможностей. Они пережили смену трёх систем правления, трёх правителей и десятки правительств. Они гениальны, свободны и самостоятельны. Они уже сейчас начальники, а скоро, так или иначе, они будут управлять обществом, если им хватит сил скинуть с трона дедушек.

Родившиеся в следующую пятилетку уже испытывали некоторые трудности, да и вообще, в силу обстоятельств, начали взрослую жизнь, не покончив толком со школой. Но какая-то свобода у них ещё оставалась. Из правителей они помнят Путина и Ельцина, последнего - смутно. Они не в меру трудолюбивы, способны пахать по 16 часов в сутки, считая такой режим нормальным, но в плане инициативы сильно проигрывают старикам. Да и образованность у них уже не та, что прежде.

Но даже сегодня, если верить результатам моего опроса на ффконтакте, большинство ответивших уверены, что после 16 - уже не ребёнок. И вот эти неребята, нонешняя мОлодежь, теперешние sweet sixteens 1997 года рождения, обречена на ампутацию лучшей поры жизни. Их в законодательном порядке объявили детьми, лишив юности и свободы. Впрочем, они не протестуют. Точнее, их слишком мало, чтобы протест был услышан, и они слишком дети, чтобы организовать протест. На западе их слишком мало с девяностых, у нас - слишком мало с двухтысячных. Среди них много виртуальных лидеров, уже снискавших славу в онлайне, но нет ни одного не то что командира полка, но даже главаря уличной банды. Опыта реальной организации нет ни у кого.

Они больше не смогут кататься за любимой группой по всей стране от фестиваля к фестивалю. Они больше не могут собираться на улицах. Да и в клубы им путь закрыт. Они больше не смогут понять свою меру и научиться пить, пару раз надравшись того, чего не нужно. Они не смогут сделать осознанный выбор, потому что их дедушки и бабушки уже сделали выбор за них, лишив их даже права видеть ночь, гуляя всю ночь до утра. Даже права на эту главную юношескую романтику, без которой вся остальная жизнь будет пресной.

Теперь у молодёжи осталась только одна свобода - онлайн (там до сих пор можно исследовать и командовать, невзирая на возраст), но и этот крантик активно прикручивается заботливыми руками взрослых, обеспокоенных нравственным развитием детей. Но откуда возьмётся нравственное развитие, если после детства и юности человек не идёт в люди, если не получает он своих университетов? Из запретов? Любой сторонний запрет, даже самый строгий, запросто сметается обстоятельствами. "Это сказано в классике, сказано в календарях!"

Молодёжи как движущей силы больше не стало, а вместе с ней - и молодёжная культура уходит в историю. Нет молодёжных групп, гремящих на всю страну. Нет звёзд. нет тусовок. Нет сколько-нибудь влиятельных молодёжных изданий - ни бумажных, ни электронных. Нет среды, нет условий для рождения нового.

Где-то ещё собираются группы людей за двадцать-тридцать-сорок с гаком, у которых в названии осталось слово "молодой" или "молодёжный". Ещё проходят молодёжные фестивали. Но в основном - за счёт энтузиастов прошедших эпох, многие из которых не хотят бросать начатое в восьмидесятых-девяностых-двухтысячных дело всей жизни.

Только быть молодым уже нельзя. Можно быть бесправным ребёнком практически до 18 лет. Можно быть частично бесправным до 21. Можно быть взрослым - после 21. А отроки и отроковицы, подростки и тинейджеры, парни и девушки - за-пре-ще-ны! Они теперь, по официальному законодательству, такие же дети, как и в детском саду. Возраст от 16 до 21, когда формируются взгляды на мир, когда легко и безболезненно ходить по граблям, отменён.

Лет через десять мы увидим результат старческого эксперимента. Дети, не побывав ни подростками, ни молодёжью, вступят во взрослую жизнь. Вступят без взрослого опыта, но с детской жестокостью и с детскими амбициями. Готовьтесь и трепещите.

© 2003-2017, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна