Независимое аналитическое обозрение

    БЛИЦ-ОПРОС

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

Результаты опросов

Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт
nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода
© 2003-2020, Martovsky
Главная > Аналитика

21.11.2013 Можно ли отменить идеологию, не разрушив государства?

Автор: Александр Жмыриков

В 1993 году, впечатляясь запахом пороховой гари и эхом танкового расстрела всенародно избранного парламента России, политики и ученые ельцинского призыва представили на референдум текст новой Конституции страны. Не буду говорить о том, как проходило обсуждение основного закона, кто и как голосовал на референдуме. Об этом все те, кому сегодня за сорок, хорошо помнят. Сегодня речь пойдет о тринадцатой статье принятого в 1993 году и действующего пока текста Конституции РФ.

Не знаю, специально, или случайно, авторы текста основного закона выбрали цифру "13" для обозначения содержания, закладывающего взрывной фугас под основы российского государства. Но то, что статья 13 Конституции Российской Федерации запрещает государственную идеологию, можно расценивать как дьявольское ухищрение, направленное на медленный подрыв государственного строя.

Обыватель, привыкший за годы советской пропаганды, а затем и либеральной квази-пропаганды, мыслить газетными штампами, может понять меня превратно. При этом понимание каждого отдельного обывателя будет во многом определяться ареалом предпочитаемых им газет или сайтов интернета. Чтобы этого не случилось, буду аргументировать выдвинутый мной тезис о губительной вредности для государства содержания статьи № 13 Конституции РФ, положениями признанного ученым сообществом научного труда. Я имею в виду теорию институциональных матриц, развиваемую ярким представителем новосибирской экономико-социологической научной школы доктором социологических наук С.Г. Кирдиной.

Проведя глубинный научный анализ функционирования различных государств, начиная от стран Древнего мира и кончая современными державами, С.Г. Кирдина доказала справедливость научных гипотез, высказанных учеными разных научных школ, о том, что основными функциями любого государственного образования, как системы, являются: экономика, политика и идеология.

"Функция экономической подсистемы заключается в производстве средств жизнедеятельности для образующих общество субъектов, функция политики состоит в консолидации общественных сил, а функция идеологии – в обеспечении интеграции членов общества на основе общности – осознаваемой или латентной – ценностей и норм поведения" [Кирдина, 2001: 55].

Эти функции государственной системы действуют взаимосвязано. Каждая из этих трех функций осуществляется соответствующими институтами: экономическими, политическими, идеологическими. С.Г. Кирдина также доказала, что каждый из этих институтов обязательно представлен двумя типами. Так в экономике сосуществуют тип рыночных институтов и тип нерыночных (редистрибутивных) институтов. В политике – тип унитарных и тип федеративных институтов. В идеологии – тип коммунитарных и тип субсидиарных институтов (более подробное пояснение типов будет приведено чуть ниже).

В зависимости от условий среды, в которых происходило объединение людей в конкретное государственное образование, могло, согласно теории С.Г. Кирдиной, возникнуть лишь два сочетания институтов, определяющих тип функционирования государства. При одном из них (Y-тип) ведущим экономическим институтом является рыночная экономика, ведущим политическим институтом – федеративное государственное устройство и управление, ведущим идеологическим институтом – субсидиарная идеология. При другом (Х-тип) – ведущим экономическим институтом является редистрибутивная экономика; ведущим институтом политики – унитарное государственное устройство; ведущим институтом идеологии – коммунитарная идеология. Другими словами, в основе любого государственного образования лежит матрица, представленная сочетанием доминирующих экономических, политических и идеологических институтов, или институциональная матрица.

"Институциональная матрица ...– это устойчивая исторически сложившаяся система базовых институтов, регулирующих взаимосвязанное функционирование основных общественных сфер – экономической, политической и идеологической" [Кирдина, 2001: 59].

Важно подчеркнуть, что институциональная матрица не может быть изменена без разрушения государства, в основе которого она находится. "Институциональная матрица лежит в основе меняющихся эмпирических состояний конкретного общества и постоянно воспроизводится. Она инвариантна относительной действий людей, хотя проявляется в различных, постоянно развиваемых в ходе человеческой деятельности, институциональных формах, обусловленных культурным и историческим контекстом" [Кирдина, 2001: 60].

Инвариантность институциональной матрицы определяется фундаментальным свойством материально-технологической среды формирования государства. Таким свойством является коммунальность/некоммунальность.

"Коммунальность означает такое свойство материально-технологической среды, которое предполагает ее использование как единой нерасчленимой системы, части которой не могут быть обособлены без угрозы распада всей системы... Изначально коммунальность производственной среды определяется хозяйственным ландшафтом – исторически первичным условием производства" [Кирдина, 2001: 78-79]. Примерами коммунальной среды современной России являются железнодорожный транспорт, системы электро-, газо-, водоснабжения населения и т.п.

Некоммунальность "означает технологическую разобщенность, возможность обособленности важнейших элементов материальной инфраструктуры и связанную с этим возможность их самостоятельного функционирования и частного использования" [Кирдина, 2001: 80].

"История показывает, что научно-технический прогресс и масштабная человеческая деятельность не в силах изменить анализируемое свойство материально-технологической среды, превратив его из коммунальной в некоммунальную или наоборот. Более того, можно видеть, что по мере развития государств, присущая им изначально среда все больше проявляет себя и приобретает более масштабный характер. Так, например, если на заре российской истории коммунальность была характерна лишь для системы речных путей и сельского хозяйства, то сегодня коммунальными являются энергообеспечение предприятий, жилищное хозяйство городов, железнодорожные сети, трубопроводный транспорт и т.д." [Кирдина, 2001: 81].

Не потому ли все попытки российских либерал-модернизаторов расчленить единые коммунальные системы страны, начиная с РАО ЕЭС России и кончая жилищно-хозяйственным комплексом, приводят не к декларируемому успеху, а к неизбежным потерям качества в экономике, актуализации чувства несправедливости в идеологии и потере управления в политике?

С.Г. Кирдина дала исчерпывающую характеристику институтов экономики, политики и идеологии в государствах, имеющих матрицы Х и Y-типов. Но поскольку данная статья посвящена идеологии, я ограничусь лишь описанием идеологических институтов в государствах с разными типами институциональных матриц.

"Базовый идеологический институт представляет собой устойчивые, сложившиеся на формальном и неформальном уровнях общественные ценности, которые определяют правила и характер взаимодействия людей. Базовый идеологический институт отражает и постоянно воспроизводит осознание членами общества его внутренней природы и определяет поведение людей, в том числе в экономической и политической сферах. В экономической сфере ...идеология служит, например, естественным критерием принятия решений о направлениях использования общественного продукта, создаваемого населением страны. В политической сфере доминирующая идеология является критерием справедливости того или иного государственного порядка и складывающейся системы властных отношений. В базовых идеологических институтах реализуется глобальное отражение в общественном сознании законов устройства общества в целом и его экономической и политической сфер. ...Итак, основная функция базовых идеологических институтов состоит в рационализации массовым сознанием природы общества в целом, а также специфики действующих политической и экономической структур, в формировании соответствующих систем ценностей, разделяемых большинством населения" [Кирдина, 2001: 163].

Базовым институтом идеологии в государствах, имеющих Y-матрицу, является идеология субсидиарности. Субсидиарность означает приоритет личности по отношению к любым социальным группам. Это выражается, прежде всего, в том, что в основе взаимодействия граждан лежит следование принципу индивидуализма: то, что выгодно мне лично, должно быть выгодно и государству. "Индивидуализм показывает, что в конкуренции индивидуальных и социальных интересов первые, как правило, побеждают" [Кирдина, 2001: 167].

Вторым свойством субсидиарной идеологии является признание социального неравенства как естественной и необходимой нормы. Либеральные идеологи объясняют, например, материальное неравенство граждан естественным различием способностей людей.

Третьим свойством идеологии субсидиарности является признание свободы в качестве основного принципа построения взаимоотношений человека с обществом. "Принцип свободы означает самостоятельность и независимость действий социальных субъектов от действий других лиц, невмешательство их в дела друг друга. ... Если институт индивидуализма акцентирует внимание на характере взаимодействия между людьми, их ориентацию на индивидуальный, а не на общественный интерес, то институт свободы подчеркивает невмешательство социума и общественных структур в действия индивида, какими бы интересами и ценностями он не руководствовался" [Кирдина, 2001: 170-171].

В государствах, основанных на Х-матрице, доминирует коммунитарная идеология. "Коммунитарная идеология выражает укоренившееся в обществе осознание того, что приоритетными являются права и интересы социального коллектива или общества в целом по сравнению с правами и интересами отдельной личности. Коммунитарная идеология реализуется в определенных социальных отношениях, или институтах, а также соответствующих им нормах поведения, признающих ценности достижения общего блага выше ценности достижения блага личного" [Кирдина, 2001: 173].

Коммунитарная идеология проявляется свойствами коллективизма, эгалитаризма и порядка.

"Коллективизм – это такое социальное отношение, при котором люди чаще руководствуются необходимостью следования общим, а не индивидуальным целям, поскольку осознают, принимают приоритет развития и сохранения общества как целого по сравнению с личным развитием. Коллективизм предполагает сплоченность, единство нормативных ценностных ориентаций, идентификаций и общую ответственность за результаты деятельности" [Кирдина, 2001: 173].

Эгалитаризм (от франц. egalite – равенство) "означает, что для всех членов общества действуют правила равной необходимости в исполнении общественных обязанностей и равного доступа к пользованию общественными благами. Эгалитаризм подразумевает, что получаемое вознаграждение пропорционально, прежде всего, доле ответственности социальных субъектов в решении общих задач" [Кирдина, 2001: 173].

Порядок как свойство коммунитарной идеологии "означает, что индивиды действуют не в "безвоздушном пространстве", особенности которого могут не приниматься ими во внимание, а в ограничивающей их действие социальной среде. ...Другими словами, порядок предопределяет ограниченность индивидуального выбора рамками социальных установлений, вытекающих из общности людей, обусловленной фактом их совместного проживания на единой территории и в общей системе социальных отношений. Люди в этом случае осознают, что они - часть чего-то большего, чем они сами, часть единой структуры, и поэтому не свобода, не независимость характеризуют их отношения с обществом, а признание общего порядка, "отношения идеальной зависимости" ..." [Кирдина, 2001: 176].

Поскольку основу всякого государства составляет институциональная матрица, постольку действующее государство не может не иметь своей идеологии.

И идеология эта не определяется каким-то "измом", будь то либерализм, коммунизм, сионизм и т.п. Государственная идеология определяется типом институциональной матрицы, лежащей в основе государства. А тип этой матрицы, в свою очередь, определяется коммунальным или некоммунальным характером материально-технологической среды.

Древнее российское государство формировалось в условиях некоммунальной материально-технологической среды и потому, положило в свою основу институциональную матрицу Х-типа. Для этой матрицы и во времена великих князей, и во времена царей, и во времена генеральных секретарей были свойственны доминирование редистрибутивной экономики, унитарной политики и коммунитарной (соборной) идеологии.

Редистрибутивная экономика всегда проявляла себя доминантой государственной, а не частной собственности на средства производства. Верховными управляющими этой государственной собственности в разные исторические периоды развития России были великий князь, царь, политбюро ЦК КПСС. Но суть от этого не менялась. Вначале весь произведенный продукт аккумулировался Центром в лице его исторического актора, а затем перераспределялся вниз по вертикали. Процедура "аккумуляция – согласование – распределение" главенствует над процедурой обмена в форме купли-продажи. Поэтому эффективность редистрибутивной экономики определялась не величиной полученной прибыли, а степенью согласования между произведенным и потребленным продуктом.

Унитарная политика и во времена князей, и в царской России, и в Советском Союзе характеризовалась доминантой вертикали власти. Решения принятые "наверху" (неважно в прихожей великого князя, или в дубовых кабинетах Политбюро ЦК КПСС) были обязательны для исполнения во всех уголках страны. Территориальное деление страны всегда осуществлялось по административному принципу. Замещение ведущих управленческих позиций осуществлялось назначениями на должность сверху, а не демократическим выбором масс. Доминирующим механизмом обратной связи всегда был механизм обращений граждан по инстанциям, а не механизм судебного решения споров.

Редистрибутивному институту экономики и унитарному институту политики всегда соответствовал коммунитарный институт идеологии. После крещения Руси и до октябрьской революции 1917 года, он проявлялся в форме соборности, а после 1917 года отвечал принципам Морального Кодекса строителя коммунизма.

Попытка в годы горбачевской перестройки целенаправленно изменить структуру институциональной матрицы привела к разрушению Советского Союза. Научных исследований С.Г. Кирдиной в то время еще не было, а "реформаторское крыло" партноменклатуры наивно полагало, что замена коммунитарной идеологии России на субсидиарную идеологию Запада автоматически приведет к изменению экономических и политических институтов.

Базовые институты институциональной матрицы государства нельзя изменить произвольно, без изменения материально-технологической среды. Поэтому провозглашение рынка в качестве базового института экономики, привело лишь к сосредочению собственности в руках неэффективных собственников; социальному расслоению с ростом люмпенизированного населения и прогрессирующим снижением социальной ответственности у формирующегося олигархического класса.

Введение института выборности, свойственного федеративному политическому управлению, при сохранении других институтов унитарной политики привело к коррупции эшелонов власти. Провозглашение приоритета личных ценностей над общественными интересами привело к коллективной безответственности, грубейшим нарушениям общественного порядка.

В настоящее время мы все переживаем период стихийной борьбы архетипа институциональной матрицы Х-типа, лежащей в основе многовековой российской государственности, с навязываемым стереотипом базовых институтов западной Y-матрицы.

В зависимости от усилий сторон, исходом такой борьбы может стать либо разрушение российского государства, либо восстановление частично нарушенной институциональной Х-матрицы. Третьего историей не дано.

Некоторые граждане, могут задать вопрос: "А разве не может существовать эффективное сочетание рыночной экономики с порядком, как, например, в Китае, или рыночной экономики с коллективной солидарностью граждан, как в Японии? "

Конечно же, может, и теория С.Г. Кирдиной этого не опровергает, а уточняет. Дело в том, что эффективное сосуществования рыночных и нерыночных институтов экономики, унитарных и федеративных основ политики, субсидиарной и коммунитарной идеологии не только достижимо, но и обязательно имеет место как в прогрессивных государствах с институциональной матрицей Х-типа, так и в прогрессивных государствах с институциональной матрицей Y-типа. Но дело в том, что в рамках институциональной матрицы невозможно изменение доминирующих институтов.

Иными словами, для государства матрицы Х-типа, базовым институтом экономики всегда должна оставаться редистрибутивная экономика. Рыночная же экономика должна играть роль вспомогательного, (или "комплементарного" в терминологии С.Г. Кирдиной) института.

Почему период НЭПа был периодом стремительного развития советской экономики? Да потому, что плановый характер ведения основных сфер экономического развития удачно дополнялся рыночным характером ведения производства во вспомогательных сферах.

Этот же опыт вспомогательного дополнения планового производства рыночными механизмами хозяйствования мы видим сегодня в Китае, Вьетнаме, Казахстане и т.п.

А вот попытка сделать базовым рыночный институт экономики в государстве Х-матрицы привела к дефолту 1998 года и отбрасыванию России в стан стран третьего мира. Кстати, взятый после этого курс на доминирование в экономике государственных монополий, как бы о нем плохо не отзывались, по факту привел к быстрой стабилизации экономической ситуации в стране. И если бы не было искусственно ослаблено (за счет коррупции) управление государственными монополиями, а порядок как сущностный элемент коммунитарной идеологии не был бы искусственно заменен принципом свободы, как невмешательства государства во взаимоотношения хозяйствующих субъектов, экономический успех был бы на уровне Китая.

Базовым институтом политики в России должен оставаться институт унитарной политики. Но он должен обязательно дополняться комплементарными институтами, присущими федеративному управлению. Такими, как выборность органов муниципального управления, многопартийность, использование судебных исков в качестве механизмов разрешения спора хозяйствующих субъектов.

Базовым институтом идеологии должен оставаться институт коммунитарности. Но он должен дополняться, институтом свободы в плане свободы творческого самовыражения и всестороннего развития.

Какова, на мой взгляд, характеристика сегодняшней ситуации в России?

1. В борьбе институтов экономического развития медленно, но верно происходит возвращение приоритета института редистрибутивной экономики. Рыночная экономика вытесняется из ведущих сфер воспроизводства товаров и услуг. Это хорошо. Но плохо то, что не создано защиты для сохранения рыночных институтов в неглавных сферах производства товаров и услуг. Необходимо в срочном порядке создать действенные механизмы защиты малого и среднего бизнеса. Без этого базовый институт российской экономики лишится восполняющей поддержки рынка. Наступит экономический кризис неравновесности производства и потребления.

2. В борьбе институтов политики уже с 2007 года осуществлен возврат к унитарному политическому правлению. Но при этом общество отброшено назад, поскольку были вытеснены комплементарные институты замещения выборных должностей назначениями и квази-назначениями (одобрением региональными парламентами кандидатов в губернаторы). В настоящее время необходимы более решительные меры по дополнению унитарных институтов политики комплементарными федеративными институтами управления (прямой выборностью глав муниципальных образований, сокращением числа служб, занимающихся работой с жалобами граждан с передачей разрешающих вопросов общего характера в суды общей юрисдикции). В то же время необходимо восстановить утраченный приоритет унитарного управления в части управления регионами. В этой связи первоочередной задачей является задача отмены ленинского деления страны по национально-территориальному принципу с переходом к чисто административному делению, основанному на экономическом принципе.

3. В борьбе идеологий в настоящее время, на мой взгляд, наблюдается наивысшее напряжение. Одни представители правящей элиты продолжают активно пропагандировать курс на приоритет личных ценностей над общественными, свободы над порядком. В предельном выражении, такие люди отождествляют действия группы "Пусси Райт" с проявлениями творческого самовыражения и личной свободы.

Другие считают необходимым наведение жесткого порядка, не считаясь с такими личными правами граждан, как, например, право на свободное высказывание, свободную критику любого должностного лица, и т.п.

На самом деле, необходимо действительно навести порядок, но это должно обязательно сопровождаться усилением комплементарного института свободы. Каким образом органично совместить два указанных требования? Во-первых, надо сделать прогрессирующую шкалу ответственности за любой состав правонарушения, совершенного рядовым гражданином и гражданином, облеченным властными полномочиями. Скажем, за совершение дорожно-транспортного происшествия, произошедшего по вине чиновника, давать кратно большее наказание, чем то, что получает за подобное деяние рядовой гражданин. Во-вторых, надо снять со средств массовой информации любые ограничения на критические разоблачения. СМИ должны иметь свободу публикации критических материалов, независимо от того, найдут или нет эти материалы дальнейшее подтверждение, в том числе в суде. Суд же необходимо избавить от любого политического давления. С этой целью следует освободить судейский корпус от необходимости утверждения Президентом страны. Федеральная Коллегия судей должна избираться съездом профессионального судейского сообщества. Судьи региональных судебных коллегий – назначаться Федеральной Коллегией, а мировые судьи – получать назначение в региональных судебных коллегиях.

К сожалению, в головах многих честных и уважаемых мной правозащитников до сих пор происходит отождествление идеологического института государства с аппаратом репрессивного подавления инакомыслия. Исходя из этого постулата, они делают ложный вывод о недопустимости государственной идеологии и приветствуют содержание статьи 13 Конституции РФ.

На самом деле, в основном законе любого государства отражается доминанта идеологического института. Так, Конституция США, столь часто приводимая правозащитниками в качестве образца добродетели, начинается с Билля о правах гражданина, устанавливающего приоритет личных ценностей над общегосударственными, т.е. субсидиарную идеологию.

Если мы желаем жить в суверенной, целостной России, мы должны убедить самих себя и избранных нами депутатов в необходимости защитить государственную идеологию, соответствующую базовому идеологическому институту матрицы нашего государства – матрицы Х-типа. И первым шагом на пути к этому должна быть отмена 13-й статьи Конституции РФ.

Цитированная литература:

Кирдина С.Г. Институциональные матрицы и развитие России. Новосибирск: ИЭиОПП СО РАН, 2001. – 308 с.

© 2003-2020, Независимое Аналитическое Обозрение
При любом использовании информации ссылка на polit.nnov.ru обязательна